Отчет о продвижении походных групп на восток

ОТЧЕТ О ПРОДВИЖЕНИИ ПОХОДНЫХ ГРУПП ОУН НА ВОСТОК
После 27 июля 1941 года
ОТЧЕТ
Мик, Житомир – 20-27 июля 1941 г.
I
Состояние страны за бывшей польско-советской границей сильно отличается от более давних польских западноукраинских земель. Особенно теперь, после возвращения советских войск, сильно пострадали города (Новоград-Волынский, Житомир). Многие дома сожгли большевики уже после прихода немцев при помощи агентов, которых они оставили, как правило жидов. Все магазины в городах открыты и отданы на грабеж гражданскому населению. Это выполнено основательно. В Житомире нет ни единого магазина, в котором можно было найти что-нибудь целое.
При возвращении большевиков выехало из города очень много населения, в основном евреев, а также украинцев, которые были каким-либо образом связаны с властью. И так из Житомира выехало около 60% населения. По этой причине остались почти только одни украинцы, очень мало евреев и поляков. Население очень запугано и в первые дни вообще не показывалось на улицу. Только после выяснения положения нашими людьми и налаживания определенных контактов с местными можно было заметить возрождение жизни в городе. Например: возобновились собрания женщин, собрания рабочих, молодежи и т.д. Обсуждения на таких собраниях воспринимаются людьми необычайно эмоционально и реагируют они очень живо на всю информацию. Например, акция женщин, направленная на помощь госпиталям, регистрация профсоюзов и т.д.
В общем, следует отметить, что население совершенно иначе воспринимало изменение положения, чем когда-то они принимали большевиков. Никто не уверен в том, что большевики не вернутся, они запуганы властью и также послушно принимают распоряжения пришедших сейчас. Характерным является то, что они не проявляют никакой инициативы сами, пока не услышат чего-то от наших членов или не получат четкого поручения от немцев. И это происходит как в городе, так и в селе, хотя во втором случае заметно больше инициативы. Войско, которое идет теперь на восток, ведет себя довольно дико, невзирая на то, что имеют четкую команду – не грабить. Можно объяснить это тем, что ничего нельзя получить нормальным путем, и они стараются силой забрать все, что им необходимо: продукты, орудия, повозки и т.п. Население принимает это спокойно, потому что привыкли к большим репрессиям. Однако эти вещи не позволяют населению положительно относиться к немцам.
II
После прихода первых наших членов на территорию Житомира, назначено управление города (местное), главу милиции из Галичины и председателя областного управления, члена организации, который незадолго до войны, как подпольный агент, перешел на эти территории. Кроме того, старались они привлечь местное население, бывших чиновников городских и областных учреждений возвращать на свои места работы, которые были совсем уничтожены. В течение одной недели удалось распределить людей так, что можно было их представить немцам. От того и начинаются все хлопоты. Как позже выяснилось, немцы абсолютно враждебно относились к тому, чтобы на территории восточных и центральных земель действовали каким-либо образом члены организации. Это проявляется и в том, что они сразу ищут контакт с местными и стараются указать, давая им инструкции, как выполнять отдельные задачи по управлению и инспирируют их в том направлении, чтобы отстранять назначенных изначально наших людей. Итак: глава местного управления назначил уже другого коменданта милиции, какого-то местного. Также отставили в Ровно председателя областного управления и на его место избран местный, который правда достаточно хорошо относится к нам и прислушивается, но несамостоятелен и поэтому легко подпадет под влияние немцев.
Нынешнее состояние еще очень зыбкое. Главным образом потому, что из-за задержки взятия Киева поселились в Житомире три армейских штаба – все Сондербеауфтракте и другие специалисты по украинским делам, которые выбрались в Киев, они имеют соответствующие полномочия и стараются распоряжаться всем по своему усмотрению. В Житомире был Байер, Фербек (из группы Айкерн). Дольметчером 1-го является Андрусяк (ведет себя очень хорошо), а 2-го – Солятицкий, который на каждом шагу инспирирует соответственно Фербека.
III. Отношения немцев
Лучше всего относятся к нам (членам организации, которые туда приходят) фронтовые части. Как правило, помогают сильно в продвижении вперед, берут в телеги, спрашивают даже, почему нет ружей, и единогласно высказываются за независимость Украины. Это, конечно, вовсе не означает, что в населении они всегда видят представителей независимой Украины и ведут себя, как выше сказано. Таким же образом подходят к решению формальных дел отдельные правительства, назначенные фронтовыми отделами, как, например, Ортскомандатуры сразу после занятия городов. Как правило, после первых частей приходят более ориентированные на отношения с украинцами старшины, а особенно на отношения с организацией, на провозглашение независимости. Поэтому если сначала можно было писать на воротах, которые строят для приветствия немцев наши, неместные люди, все, что нам захочется, например: «Да здравствует организация ОУН, Степан Бандера, Независимая Украина» и т.п., то сейчас запрещают писать даже «Свободная Украина», а говорят писать «Освобожденная». Об организации или Степане Бандере нельзя писать ничего. Такое отношение отмечается у всех старшин, объяснения их смогу передать после разговора с Баером, а затем с Фербеком.
Баер встретил меня во дворе милиции и, деликатно спрашивая, как я добрался, просил прийти к нему после полудня. Я пришел вместе с Климишиным и с назначенным нами председателем областного управления. Его точка зрения на дела такова: самое главное сейчас – упорядочить жизнь на Украине. Потому что истреблена интеллигенция, просто физически невозможно построить государственный аппарат как административный, так и продуктивный теми силами, которыми мы – украинцы – располагаем. А тем более ни в коем случае не может себе представить, чтобы мы – группа Бандеры – имели столько людей, которые отвечали бы по формату этим постам. Например, он спрашивал, есть ли у нас кандидатура градоначальника для Киева, или вспоминал, что после его приблизительных подсчетов нам необходимо 80 000 чиновников на самые высокие посты. Откуда мы их возьмем? На западных землях это дело еще можно уладить, поэтому он, хотя и не может признать нашего правительства, а тем самым все назначения этого правительства, не отстранял людей, которые таким образом были назначены, если они профессионально соответствовали данному посту. Тем самым, – говорил он, – хотя ни правительства, ни революционного провода (на которые ссылались наши при назначении людей в Станиславовщине) не признает, фактически их признавал. Однако он уверен, что совсем иначе дело обстоит на восточных землях. Здесь мы не вели деятельность, люди, подходящие на данные посты, скрылись с большевиками, поэтому трудностей будет намного больше.
Что касается провозглашения независимости, то говорил, что это был обычный обман. Хуже всего было то, что он радостно сказал солдату по радиостанции, который был в карауле, что он должен прочитать по согласованию с немецкими властями какое-то объявление. Между тем никакого понимания в этом деле не было. Бандера даже не старался поговорить перед этим с Гитлером. Сам он Баер говорил с Митрополитом, и тот был возмущен составом правительства. В конце концов, как мы можем сделать нечто подобное, пока в нашей стране проливают немцы кровь. Кроме того, заявил он, немецкое правительство никогда не будет говорить с движением, в рядах которого есть такой человек, как сот. Ярый. Не передаю здесь наших ответов, потому что мне только хотелось передать в отчете его взгляды.
Фербек из группы Айкерна прибыл туда несколько позже, после того уже, как провел работу в Волыни. Он приехал с Солятицким, и первым их подвигом было то, что они задержали группу наших людей, которые ехали на нашем автомобиле в провинцию. Их было около 14, и ехали они в ближайшие села под прикрытием работы, которую ведет Климишин (майор Йост). Он сказал им всем вернуться в Житомир и там допрашивал Климишина, действительно ли эти люди назначены на ту работу, которую он указал. К сожалению, все они предоставили удостоверения от Ортскомендатур, подтвержденные добряком Фердфеблем, что идут они организовывать районные и сельские управления. Это противоречило тому, что говорил Климишин, и им была запрещена эта работа. В этой ситуации он говорил больше со мной, озвучивая следующие взгляды: если на западных землях несомненное управление почти находится в руках Бандеры, то уже на Волыни о нем мало кто слышал. Там – мол – бандеровцы отодвигают на второй план местных, забирая себе лучшие должности. И тем навязывают волю населению, настроение которого совершенно иное. На восточных землях не то, что о Бандере, но даже об организации никто ничего не слышал. Поэтому он действительно разрешил, чтобы наши люди теперь там работали, но отметил, что в пяти селах они вместо того, чтобы вести пропаганду по поводу обработки колхозов, ведут политическую работу и то, касающуюся Бандеры. Поэтому он вынужден утвердить отстранение всех украинцев родом из западных земель, из тех территорий. Заниматься политическими делами сейчас еще совершенно не время, кроме того, создали мы немецкой власти много хлопот в связи с провозглашением независимости. Тем более что все это мы прикрываем взаимопониманием с правительством, которого абсолютно не существует. Тем более – мол – в группе Айкерна упрекают нас в том, что они с нами сотрудничали, и теперь они должны все еще раз изучить.
В целом я заметил, что его аргументы были такими же, как и у Солятицкого. Солятицкий был несколько раз во дворе милиции и говорил несколько раз с Климишиным. Поэтому я знаком с его взглядами.
Распоряжения Фербека уже начинают выполняться. Поручение убраться с этих территорий получили 6-х наших ребят, которые шли в Харьков. Кроме того, Феник и я получили поручение сейчас же выехать из Житомира и встретиться в ратуше во Львове в комнате 33. Там должен был руководить когда-то Чучкевич, а теперь там Милянич. Я уехал из Житомира, но там не появился.

Копия. Машинопись
ЦГАВОВУ: Ф. 3833. – Оп. 1. – Д. 14. – Л. 45-47.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.