Стратегия национальной безопасности США 2015

СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
ФЕВРАЛЬ 2015
БЕЛЫЙ ДОМ
ВАШИНГТОН
Сегодня Соединенные Штаты занимают более сильную и выгодную позицию, которая позволяет реализовать возможности нового столетия и защитить наши интересы от рисков нестабильного мира.
Растущая экономическая сила Америки является основой нашей национальной безопасности и чрезвычайно важным источником нашего влияния за границей. Со времен Великой рецессии мы создали около 11 миллионов рабочих мест и стали свидетелями самого длительного периода роста занятости в частном секторе за всю нашу историю. Уровень безработицы снизился до самого низкого показателя за последние 6 лет. Сегодня мы являемся мировым лидером производства нефти и газа. При этом мы продолжаем быть ориентиром в сфере науки, технологий и инноваций глобальной экономики.
Кроме того, мы пользуемся преимуществами молодых и развивающихся трудовых ресурсов, а также гибкой и диверсифицированной экономики. Предпринимательский дух наших рабочих и коммерческих предприятий поддерживает уровень нашего экономического развития. Наша система высшего образования самая лучшая в мире, каждый год она выпускает все больше студентов, которые являются первыми во всем мире. Мы продолжаем привлекать иммигрантов со всех уголков земли, которые обновляют нашу страну своей энергией и предпринимательскими талантами.
На мировом уровне мы вышли далеко за пределы масштабных наземных войн в Ираке и Афганистане, которые в значительной степени определяли американскую внешнюю политику в течение последнего десятилетия. По сравнению с 180,000 наших военнослужащих, дислоцированных в Ираке и Афганистане на момент моего вступления в должность, теперь у нас в указанных странах размещено менее 15,000 военнослужащих. Мощь, технологии и геостратегический размах наших войск не имеют себе равных в истории человечества. Мы обновили наши альянсы от Европы до Азии.
Сегодня, в этот поворотный момент, мы продолжаем сталкиваться с серьезными угрозами нашей национальной безопасности, несмотря на то, что мы работаем в направлении создания возможностей завтрашнего дня. Вооруженный экстремизм и развивающаяся террористическая угроза создают постоянный риск нападения на Америку и ее союзников. Растущие угрозы кибербезопасности, агрессия России, возрастающее воздействие изменений климата и вспышки инфекционных заболеваний – все это служит поводом для беспокойства за глобальную безопасность. Мы должны отчетливо осознать эти и другие проблемы и признать, что Соединенные Штаты обладают уникальными возможностями по мобилизации и координации международного сообщества для их решения.
Любая успешная стратегия по обеспечению безопасности американского народа и соблюдению интересов нашей национальной безопасности должна начинаться с неопровержимой истины —Америка должна играть руководящую роль. Сильное и непрерывное лидерство Америки является неотъемлемой предпосылкой обеспечения международного порядка, который гарантирует глобальную безопасность и процветание, а также уважение человеческого достоинства и соблюдение прав человека всех народов. Вопрос заключается не в том, должна ли Америка играть руководящую роль, а в том – как мы должны руководить.
За границей наша позиция заключается в следующем: несмотря на то, что мы самостоятельно боремся с угрозами нашим ключевым интересам, мы сильнее, когда мобилизуем совместные действия. Поэтому мы возглавляем международные коалиции в борьбе с серьезными угрозами, к которым относятся агрессия, терроризм и эпидемии. Мы ведем более 60 партнеров в глобальной кампании, направленной на уничтожение и окончательную победу над Исламским государством Ирака и Сирии (ИГИЛ) в Ираке и Сирии, в том числе работая в направлении прекращения потока иностранных боевиков в эти страны и оказания давления на аль-Каиду. Мы координируем глобальные усилия, направленные на борьбу с распространением смертельного вируса Эболы. Совместно с нашими европейскими партнерам мы ввели жесткие санкции в отношении России для увеличения ее расходов и сдерживания будущей агрессии.
Сталкиваясь с перечисленными актуальными проблемами, мы реализовываем исторические возможности. Наша перебалансировка отношений с Азией и Тихоокеанским регионом ведет к созданию более глубоких связей с разнообразным портфелем партнеров и союзников. После завершения процесса Транс-Тихоокеанское партнерство станет источником торговых и инвестиционных возможностей — и приведет к созданию высококвалифицированных рабочих мест — в регионе, на который приходится более 40 процентов мировой торговли. Мы нацелены развить потенциал наших отношений с Индией. Масштаб нашего сотрудничества с Китаем беспрецедентный, хотя мы сохраняем обеспокоенность военной модернизацией Китая и не признаем использование тактики устрашения при разрешении территориальных споров. Мы расширяем наши инвестиции в Африке, ускоряя доступ к энергии, здравоохранению и продовольственной безопасности в быстроразвивающемся регионе. Возобновление отношений с Кубой расширит наши обязательства в нашей части света, в которой присутствуют огромные возможности для закрепления успеха в стремлении к миру, процветанию, демократии и энергетической безопасности.
В мировом масштабе мы обязуемся соблюдать Пражский договор, в том числе посредством прекращения распространения ядерного оружия и безопасного использования ядерных материалов. В то время как Совместный план действий приостановил реализацию иранской программы, мы изучаем, возможно ли достижение комплексного решения по гарантированию мировому сообществу мирного характера ядерной программы Ирана. Мы строим собственную энергетическую безопасность — и взяли на себя с Китаем инновационное обязательство по сокращению выбросов парниковых газов — в целях закрепления международной договоренности по борьбе с изменениями климата. Мы разрабатываем мировые стандарты кибербезопасности и создаем международные возможности для предотвращения и расследования киберугроз.
Мы играем лидирующую роль в определении плана действий международного сообщества на период после 2015 года, направленного на преодоление крайних форм бедности и обеспечение устойчивого развития при приоритетном значении женщин и детей.
В качестве основы вышеизложенного мы подтверждаем наше неизменное обязательство по продвижению демократии и защите прав человека, а также построению новых коалиций для борьбы с коррупцией и поддержки открытых правительств и открытых обществ. В рамках данного курса мы работаем в направлении поддержания демократических изменений и пытаемся привлечь основные движущие силы изменений в настоящем столетии: молодежь и предпринимателей.
Наконец, я верю, что Америка лучше выполняет роль лидера, когда опирается на свои надежды, а не на свои страхи. Для достижения успеха мы должны черпать энергию из собственного примера— т.е. рассматривать наши обязательства по соблюдению наших ценностей и гарантированию верховенства закона как силу, а не как бремя. Поэтому я работал в направлении создания потенциала, который позволит Америке эффективно реагировать на угрозы за границей и одновременно соблюдать наши ценности — при этом мы предприняли следующие действия: запрет пыток; введение ограничений на использование новых технологий, таких как дроны; и соблюдение наших обязательств по обеспечению защиты частной жизни и гражданских свобод. Эти меры являются предпосылкой нашей стабильности внутри страны и источником нашего влияния за границей.
На всех этих фронтах Америка выступает с позиции силы. Но это не значит, что мы можем или должны пытаться диктовать направление развития всех возникающих в мире событий. Несмотря на нашу мощь, наши ресурсы и влияние не бесконечны. Кроме того, в сложном мире многие проблемы безопасности, с которыми мы сталкиваемся, не имеют быстрого и легкого решения. Соединенные Штаты всегда будут защищать свои интересы и выполнять свои обязательства перед союзниками и партнерами. Но мы должны делать сложный выбор среди конкурирующих приоритетов, и нам следует избегать переоценки своих возможностей, которая происходит, когда мы принимаем решения из страха. Кроме того, мы должны признать, что продуманная стратегия национальной безопасности опирается не только на военную мощь. На самом деле, в долгосрочной перспективе наши усилия по налаживанию сотрудничества с другими странами в рамках борьбы с идеологией и истинными причинами вооруженного экстремизма более важны, чем наша способность победить террористов на поле боя.
Проблемы, с которыми мы сталкиваемся, требуют стратегического терпения и настойчивости. Они требуют от нас серьезного отношения к нашим обязанностям и реализации продуманных мероприятий, направленных на поддержание основ нашей национальной мощи. Поэтому я и в дальнейшем буду реализовывать комплексную программу действий, которая опирается на все компоненты нашей национальной силы, разработана с учетом стратегических рисков и возможностей и основана на принципах и приоритетах, закрепленных настоящей стратегией. Кроме того, я буду поддерживать бюджеты, которые развивают нашу силу, и работать с Конгрессом для прекращения политики накопления, которая подрывает нашу национальную безопасность.
Это амбициозная программа действий, и не все будет завершено в течение моего президентства. Но я верю, что это достижимая цель, особенно, если мы будем действовать уверенно и восстановим двухпартийный центр, который был основой нашей силы при реализации американской внешней политики в прошлых десятилетиях. Как у американцев, у нас всегда будут разногласия, но нас объединяет национальный консенсус относительно того, что американское мировое лидерство является непреложным фактом. Мы принимаем нашу исключительную роль и обязательства в период, когда наши уникальные возможности и помощь нужны больше всего, и когда выбор, который мы делаем, означает большую безопасность и процветание нашей Нации в будущих десятилетиях.
I. Введение
В новом столетии для Америки существует много возможностей, но риски для нашей безопасности сохраняются. Данная новая Стратегия национальной безопасности предусматривает защиту Соединенными Штатами своих национальных интересов с позиции сильного и устойчивого лидерства. Она определяет ряд принципов и приоритетов использования американской власти и влияния в мире. Она продвигает модель американского лидерства, основанного на экономической и технологической силе Америки и ценностях американского народа. Она удваивает наши обязательства перед союзниками и партнерами и приветствует конструктивный вклад ответственных развивающихся государств. Она демонстрирует нашу решительность и готовность сдерживать и, при необходимости, побеждать потенциальных противников. Она утверждает лидирующую роль Америки в поддержании международного правопорядка, которая приносит максимальные результаты при наличии наделенных широкими правами граждан, ответственных государств и эффективной работе региональных и международных организаций. И она служит компасом для нынешней Администрации, которая совместно с Конгрессом в нестабильной ситуации безопасности поведет страны в направлении устойчивого мира и процветания.
Настоящая стратегия основана на прогрессе последних 6 лет, в течение которых наше активное руководство помогло миру восстановиться после глобального экономического кризиса и бороться с множеством возникающих угроз. Наши достижения включают укрепление беспрецедентной системы союзников, в основе которой лежит наше надежное партнерство с Европой при одновременном поддержании возникающих многосторонних форумов, таких как G-20 и Восточно-Азиатский саммит. Мы вернули большинство наших военных подразделений домой после более чем десятилетия почетной службы в двух войнах, корректируя при этом нашу стратегию по борьбе с терроризмом с учетом развивающейся террористической угрозы. Мы руководили многонациональной коалицией в направлении оказания помощи афганскому правительству в принятии ответственности за безопасность своей страны, поддерживая при этом в Афганистане мирную, демократическую передачу власти. Соединенные Штаты направляли международное сообщество в борьбе с природными катастрофами, включая землетрясение на Гаити, землетрясение и цунами в Японии и тайфун на Филлипинах, в целях сохранения человеческих жизней, предотвращения большего ущерба и поддержки усилий по восстановлению. Мы возглавили международные усилия по предотвращению распространения ядерного оружия, в том числе посредством разработки беспрецедентного режима международных санкций для привлечения Ирана к ответственности за несоблюдение международных обязательств, прилагая при этом дипломатические усилия, которые уже приостановили реализацию ядерной программы Ирана. Мы проводим перебалансировку отношений с Азией и Тихоокеанским регионом в поисках новых возможностей для партнерства и инвестиций в Африку и Америки, при этом мы стимулировали инвестиции в сельское хозяйство и энергетическую отрасль указанных регионов, которые достигли небывалого уровня. Как внутри страны, так и за рубежом, мы предпринимаем согласованные действия для борьбы с угрозами изменения климата и укрепления нашей энергетической безопасности.
Однако существует еще много других проблем, которые требуют от Америки выполнения руководящей роли. Потенциальное распространение оружия массового поражения, в частности, ядерного оружия, представляет собой серьезную опасность. Несмотря на то, что мы уничтожили основного лидера аль-Каиды, разбросанная сеть аль-Каиды, ИГИЛ и связанных групп таит в себе угрозу для граждан, интересов, союзников и партнеров США. Вооруженные экстремисты используют в своих интересах массовые волнения на Ближнем Востоке и Северной Африке. Уязвимые и переживающие внутренний конфликт страны и распространяющиеся инфекционные заболевания, незаконное оружие и распространители контрабанды наркотиков, а также дестабилизирующий поток беженцев. Слишком частые ошибки управления и повальная коррупция сдерживают потенциал развивающихся регионов. Возрастает угроза разрушительной кибератаки, и сохраняется риск еще одного глобального экономического кризиса. Способность международного сообщества эффективно реагировать на эти и другие риски повышается или снижается за счет действий ведущих держав. Самый большой прогресс был достигнут благодаря упорству наших союзников и сотрудничеству возникающих государств.
Настоящая сложная ситуация четко продемонстрировала силу и центральность непреложного лидерства Америки в мире. Мы мобилизованы и координируем глобальные мировые усилия в направлении борьбы с российской агрессией, уничтожения и окончательной победы над ИГИЛ, уничтожения вируса Эбола, предотвращения распространения материалов для ядерного оружия и преодоления опасной ситуации, связанной с выбросами углерода. И вопрос заключается не в том, должна ли Америка играть руководящую роль, а в том – как мы должны руководить на пути к будущему.
Первое и самое важное – мы будем выполнять руководящую роль с определенной целью. Американское лидерство – это глобальная сила добра, но она основана на соблюдении наших неизменных национальных интересов, закрепленных в Стратегии национальной безопасности 2010:
• безопасность Соединенных Штатов, граждан, союзников и партнеров США;
• сильная, инновационная и растущая экономика США в рамках открытой международной экономической системы, которая поддерживает возможности и процветание;
• уважение общепризнанных ценностей внутри страны и во всем мире; и
• международный порядок, достигнутый с помощью лидерства США, который гарантирует мир, безопасность и возможности посредством тесного сотрудничества при решении глобальных проблем.
Эти национальные интересы будут и в дальнейшем определять все наши действия в мировом масштабе, особенно в изменяющейся глобальной обстановке. Для наиболее эффективной защиты этих интересов мы должны следовать комплексной программе действий в сфере национальной безопасности, распределять ресурсы соответствующим образом и работать совместно с Конгрессом для прекращения накопления. И все же наши ресурсы никогда не будут неисчерпаемыми. Придется принимать тяжелые решения и идти на политические уступки. В таких случаях мы будет отдавать приоритет тем действиям, которые направлены на основные стратегические риски для наших интересов:
• внезапное нападение на территорию и ключевую инфраструктуру США;
• угрозы и нападения на американских граждан за границей и наших союзников;
• глобальный экономический кризис или масштабный экономический спад;
• распространение и/или использование оружия массового поражения;
• глобальные вспышки тяжелых инфекционных заболеваний;
• изменения климата;
• серьезные потрясения энергетического рынка; и
• существенные последствия для безопасности со стороны слабых или разрушающихся государств (в том числе массовые преступления, региональный дисбаланс и транснациональная организованная преступность).
Мы будем использовать стратегические возможности для установления экономического порядка и развития новых отношений с возникающими экономическими силами и странами, которые придерживаются курса мирных демократических изменений. Мы также будем использовать потенциал для преодоления крайних форм бедности и опираться на наши сравнительные преимущества в инновациях, науке и технологиях, предпринимательстве и высоком уровне энергетической безопасности.
Мы будем руководить с позиции силы. После сложного десятилетия Америка становится сильнее с каждым днем. Американская экономика остается одной из самых динамичных и жизнеспособных экономик мира. Мы оправились от мирового кризиса, создав в Соединенных Штатах больше рабочих мест, чем во всех других развитых экономиках. Наше военное могущество не имеет себе равных. И все-таки американская исключительность обусловлена не только силой нашего оружия или экономики. Прежде всего, это результат соблюдения наших основополагающих ценностей, включая верховенство закона и всеобщие права, а также упорство, одаренность и разнообразие американского народа.
Только за последние 6 лет мы преодолели самый сильный финансовый кризис со времен Великой депрессии и ускорили наступление новой эры экономического роста. Мы повысили нашу конкурентоспособность и умение руководить в сфере образования, энергетики, науки и технологий, исследований и развития и здравоохранения. Мы провели энергетическую трансформацию в Северной Америке. Мы защищаем нашу ключевую инфраструктуру от любых угроз, включая кибератаки и кибершпионаж. И мы усердно работаем для защиты своих гражданских свобод в процессе обеспечения нашей безопасности.
Стратегические принципы Америки сильны, но не стоит считать, что они достались нам даром. Мы должны быть инновационными и благоразумными в использовании наших ресурсов для построения нашей национальной мощи. В дальнейшем мы будем укреплять наши основы, обеспечивая развитие нашей экономики, модернизируя нашу систему обороны, соблюдая наши ценности, укрепляя устойчивость нашей Родины и поддерживая талант и разнообразие персонала, работающего в сфере национальной безопасности.
Мы будем руководить, исходя из собственного примера. Сила наших институтов и уважение нами верховенства закона демонстрирует пример демократического управления. Если мы защищаем наши ценности внутри страны, мы имеем больше возможностей продвигать их в мире. Это означает защиту гражданских прав и свобод наших граждан и развитие прозрачности и подотчетности. Кроме того, это значит соблюдение нами международных норм и стандартов, соблюдение которых мы ожидаем от других стран, и признание ситуаций, когда мы их не соблюдаем. Мы также должны продемонстрировать нашу способность развивать различные виды сотрудничества в рамках нашего политического спектра. Многие достижения последних лет стали возможны благодаря сотрудничеству демократов и республиканцев; федерального правительства, правительств штатов и местных органов власти; частного и государственного сектора. Но мы сталкиваемся с бесконечными проблемами, включая политические разногласия в Вашингтоне, которые подрывают национальное единство, сдерживают двухпартийное сотрудничество и, в конечном счете, подрывают принятие и силу нашего лидерства за границей. Американское лидерство всегда наиболее эффективно, когда мы можем поддерживать общую основу внутри страны с учетом ключевых национальных приоритетов.
Мы будем руководить вместе с сильными партнерами. Во взаимосвязанном мире нет глобальных проблем, которые можно было бы решить без Соединенных Штатов, и есть только несколько проблем, которые Соединенные Штаты могут решить самостоятельно. Американское лидерство необходимо для мобилизации коллективных усилий для борьбы с глобальными рисками и использования стратегических возможностей. Наши самые близкие партнеры и союзники являются основой выполнения наших международных обязательств. Но мы будем расширять масштабы сотрудничества, привлекая другие государства, неправительственных и частных игроков и международные институты — в частности, ООН, международные финансовые институты и основные региональные организации. Такие партнерства могут существенно помочь в разделении ответственности за поддержание глобальной безопасности и процветания и соблюдение норм, которые регулируют ответственное международное поведение. В то же время мы и наши партнеры должны провести реформы и инвестиции для обеспечения эффективного сотрудничества друг с другом, пока будут пополняться ряды ответственных и сильных государств. Соединенные Штаты становятся более безопасными и сильными, когда все меньше людей сталкиваются с нищетой, наши торговые партнеры процветают, а общества становятся более свободными.
Мы будем руководить, используя все инструменты власти США. Наше влияние максимально эффективно, когда мы соединяем все наши стратегические преимущества. Наши военные силы и в дальнейшем будут демонстрировать готовность защищать наши национальные интересы, являясь при этом эффективным рычагом нашей дипломатии. Однако использование силы – это не единственный инструмент, находящийся в нашем распоряжении, и это не основное средство исполнения обязательств США за границей, и не всегда самое эффективное средство для борьбы с угрозами, с которыми мы сталкиваемся. Наш самый важный инструмент – это принципиальная и дальновидная дипломатия, соединенная с центральной ролью развития в поддержании обороны и защите американских интересов. Мы будем продолжать реализацию мер, направленных на обеспечение безопасности наших дипломатов и подготовку профессионалов, способных безопасно выполнять свои обязанности в опасном окружении. Мы также будем использовать сильную и хорошо регулируемую экономику для стимулирования торговли и инвестиций, защищая при этом международную финансовую систему от махинаций. Адресные экономические санкции останутся эффективным инструментом привлечения к ответственности безответственных игроков на мировой арене и уничтожения преступных и террористических сетей. Эффективность всех наших инструментов повышается за счет квалификации наших специалистов разведки и качества разведывательной информации, которую они собирают, анализируют и предоставляют. Наконец, мы будем использовать наши явные преимущества в обеспечении правопорядка, науке и технологиях и человеческих отношениях для максимизации стратегических результатов применения нашей национальной власти.
Мы будем руководить, исходя из долгосрочной перспективы. Во всем мире происходят исторические трансформации, которые растягиваются на десятилетия. Настоящая стратегия предусматривает, что Америка должна влиять на направление их развития, использовать возможности, которые они создают, и управлять связанными с ними рисками. В частности, пять недавних трансформаций существенно изменили ситуацию безопасности, в том числе с момента разработки нашей последней стратегии 2010 года.
Во-первых, сила государств – явление динамичное. Активное использование G-20 в решении глобальных экономических вопросов отражает эволюцию экономической силы, что демонстрирует подъем Азии, Латинской Америки и Африки. По мере изменения баланса экономической силы меняются ожидания от влияния на международные дела. Динамика изменений расстановки сил создает для сотрудничества, как возможности, так и риски, поскольку одни государства готовы больше других взять на себя обязательства, обусловленные их экономическим ростом. В частности, потенциал Индии, подъем Китая и агрессия России существенно повлияли на будущее соотношение основных сил.
Во-вторых, сила сдвигается на уровень ниже государства-нации. Правительства, действующие когда-то с небольшим количеством сдержек и противовесов, должны подчиняться cубгосударствам и негосударственным игрокам—от мэров крупных городов до руководителей частной промышленности. Им также приходится считаться с гражданами, вооруженными современными технологиями, молодежью, которая представляет большинство во многих обществах, и растущим мировым средним классом с его более высокими ожиданиями от управления и экономических возможностей. Будучи, в основном, положительными, эти тенденции могут стимулировать появление агрессивных негосударственных игроков и распространение нестабильности — особенно, в слабых государствах с неустойчивым или свергнутым правлением — либо стимулировать неблагоприятную реакцию авторитарных режимов, нацеленных на сохранение власти государства.
В-третьих, увеличивающаяся взаимозависимость глобальной экономики и стремительное развитие технологий связывают людей, группы и правительства как никогда ранее. Это стимулирует развитие новых форм сотрудничества в целях создания динамических сетей безопасности, расширения международной торговли и инвестиций и трансформации глобальных коммуникаций. Однако это создает и коллективную уязвимость, поскольку взаимосвязанные системы и сектора подвержены риску климатических изменений, кибератак, эпидемий и международного терроризма и преступности.
В-четвертых, борьба за власть – тенденция, которая наблюдается внутри и между многими государствами Ближнего Востока и Северной Африки. Эта зарождающаяся борьба, которая является следствием иракской войны 2003 года и арабских восстаний 2011 года, изменит облик региона, а также отношения между обществами и между гражданами и их правительствами. Этот процесс будет и в дальнейшем развиваться, особенно, в обществах, в которых процветает религиозный экстремизм, либо в которых правители отрицают демократические реформы, эксплуатируют экономику и разрушают гражданское общество.
В-пятых, глобальный энергетический рынок существенно изменился. Сегодня Соединенные Штаты являются самым крупным производителем природного газа и нефти. Наша зависимость от иностранной нефти продолжает снижаться, и мы развиваем новую чистую энергетическую экономику. В то время, как Ближний Восток и другие страны остаются жизненно необходимыми для глобального рынка, повышенное производство США помогает обеспечить насыщенность рынков и цены, ведущие к экономическому росту. С другой стороны, обеспокоенность энергетической безопасностью была вызвана европейской зависимостью от российского природного газа и стремлением России использовать поставки энергоносителей в политических целях. В то же время, сегодня развивающиеся страны потребляют больше энергии, чем развитые, что изменяет распределение энергоресурсов и влияет на потребительские отношения.
На сегодняшний день стратегическая обстановка очень нестабильная. Подобно тому, как Соединенные Штаты направляли развитие событий в последнее столетие, так и мы должны влиять на них сегодня, совершенствуя способ реализации американского лидерства. Настоящая стратегия выделяет приоритеты, основанные на реалистической оценке рисков для наших ключевых национальных интересов и возможностей для их реализации. Данная стратегия избегает концентрации всей нашей внешней политики вокруг одной угрозы или региона. Вместо этого она определяет сбалансированный набор приоритетов, подходящий для мировой лидирующей глобальной державы, имеющей интересы в каждой части все более взаимосвязанного мира.
II. Безопасность
Самая главная обязанность правительства Соединенных Штатов – защита американского народа. Но наши обязательства не заканчиваются на нашей границе. Мы принимаем на себя обязательства по гарантированию международной безопасности, поскольку это совпадает с нашими интересами, соответствует нашим обязательствам перед союзниками и партнерами и направлено на борьбу с угрозами, которые, по сути, являются глобальными. Альтернативы американскому лидерству не существует ни для борьбы с агрессией, ни в целях соблюдения всеобщих ценностей или обеспечения более безопасной Америки. Выполнение наших обязанностей зависит от сильной обороны и защищенной территории. Для этого также необходима ситуация глобальной безопасности, при которой наши уникальные возможности будут применяться в рамках различных международных коалиций и с целью поддержки местных партнеров. Такие изменения возможны после периода длительной борьбы. Шесть лет назад в Ираке и Афганистане было размещено около 180,000 американских военных. Сегодня их менее 15,000. Такой переход существенно снизил наши потери и позволяет нам перегруппировать наши силы и ресурсы для борьбы с возникающими угрозами, при этом защищая наши стратегические цели.
Реализуя указанные цели, мы будем отдавать предпочтение коллективным действиям, направленным на борьбу с постоянной угрозой терроризма, особенно исходящей от аль-Каиды, ИГИЛ и их подразделений. В дополнение к решительным действиям в борьбе с прямыми угрозами, мы сфокусируемся на создании возможностей других стран для предотвращения причин и последствий конфликтов и в борьбе с экстремистскими и опасными идеологиями. Высокими приоритетами остаются предотвращение попадания ядерных материалов в руки террористов и предотвращение распространения ядерного оружия, также как и мобилизация международного сообщества для решения срочных проблем, связанных с изменениями климата и инфекционными заболеваниями. Для доступа в общие пространства – киберпространство, космос, воздух и океаны — необходимы коллективные действия, при этом опасное поведение в таких пространствах отдельных стран угрожает нам всем.
Наши союзники сохраняют свою центральную роль в реализации всех этих усилий. Организация Североатлантического договора (НАТО) – это известный мировой многосторонний альянс, усиленный нашими историческими тесными связями с Соединённым Королевством, Францией, Германией, Италией и Канадой. Сегодня НАТО сильнее и сплоченнее, чем когда-либо в своей истории, особенно благодаря вкладу скандинавских стран и новых членов, таких как Польша и Прибалтийские страны. Наши альянсы в Азии направлены на поддержание безопасности и обеспечивают процветание Азии и Тихоокеанского региона. Мы будем и дальше совершенствовать работу этих ключевых двусторонних альянсов, при этом укрепляя связи по обеспечению безопасности среди наших союзников. Япония, Южная Корея и Австралия, а также наш близкий партнер Новая Зеландия остаются моделью взаимодействия, в то время как мы возобновляем наши связи с Филиппинами и работаем в направлении развития связей с Таиландом. А наши союзники и партнеры в других регионах, в том числе партнерство в сфере безопасности и личностные связи с Израилем, имеют ключевое значение для защиты наших интересов.
Усиление нашей национальной обороны
Сильные войска – это основа нашей национальной безопасности. В течение более десяти лет войны наемная армия удовлетворила потребности нашей нации. В целях поддержания нашего военного превосходства и готовности мы будем и в дальнейшем продвигать реформы и необходимые инвестиции в военный персонал и их семьи. Наши войска будут сохранять готовность сдерживать и преодолевать угрозы Родине, в том числе ракетные, кибер и террористические атаки, смягчая при этом последствия потенциальных атак и природных катастроф. Наши войска размещены по всему миру для защиты наших граждан и интересов, поддержания региональной стабильности, оказания гуманитарной помощи и преодоления последствий катастроф, а также для создания возможностей наших партнеров в решении проблем безопасности.
Американские войска продолжат защищать Родину, проводить глобальные операции по борьбе с терроризмом, защищать союзников и сдерживать агрессию посредством передового присутствия и участия. В случае провала сдерживания американские войска будут готовы защищать власть глобально и побеждать агрессию в нескольких районах военных действий.
По мере модернизации мы будем применять уроки прошлых сокращений сил. Хотя наши войска будут малочисленны, они должны сохранять превосходство на каждой территории. Совместно с Конгрессом мы должны положить конец политике накопления и принять важнейшие реформы для создания универсальных и быстро реагирующих сил, подготовленных к более разнообразному набору ситуаций. Мы будем защищать наши инвестиции в основной потенциал, такой как ядерные средства устрашения, и будем наращивать инвестиции в стратегически важный потенциал, такой как киберпространство; космос; разведка, наблюдение и сбор данных. Мы будем защищать нашу научную и технологическую базу, на которой основывается наш потенциал, необходимый для превалирования над любым соперником. Прежде всего, мы будем заботиться о нашем народе. Мы будем привлекать и удерживать лучших специалистов и готовить командующих, нацеленных на этическое и компетентное использование оружия. Мы будем осуществлять святое попечительство над ветеранами и семьями и обществами, которые поддерживают их, обеспечивая тем, кто служил, все необходимые льготы, образование и возможности, которые они заслужили.
Мы будем принципиальны и избирательны в вопросе использования оружия. Использование силы не должно быть нашим первым выбором, но иногда это может быть необходимым выбором. Соединенные Штаты будут использовать военную силу, при необходимости, в одностороннем порядке, если этого требуют наши основные интересы: когда нашему народу грозит опасность; когда на кону наши средства к существованию; и когда под угрозой находится безопасность наших союзников. При таких обстоятельствах мы предпочитаем действовать совместно с союзниками и партнерами. Порог военных действий выше, когда наши интересы находятся под прямой угрозой. В таких случаях мы будем стремиться мобилизовать союзников и партнеров для разделения бремени и достижения устойчивых результатов. В любом случае решение об использовании силы должно отражать четкие полномочия и осуществимые цели, и мы должны гарантировать эффективность, справедливость и соблюдение верховенства закона при осуществлении таких действий. Оно должно основываться на серьезной оценке риска для нашей миссии, наших глобальных обязательств и альтернативной стоимости внутри страны и за границей. В случае принятия решения об использовании оружия, мы будем его реализовывать таким способом, который будет отражать наши ценности и гарантировать законность.
Усиление внутренней безопасности
Наша Родина более защищена. Но мы должны продолжать учиться и приспосабливаться к возникающим угрозам и рискам. Мы можем эффективнее бороться с терроризмом — основная задача внутренней безопасности — а также с незаконными сетями и другими рисками и угрозами с помощью обмена информацией, международного сотрудничества, а также обеспечения безопасности авиации и границы. Мы акцентировали внимание на реализации местных мероприятий и местных правоохранительных программ для борьбы с внутренним экстремизмом и защиты уязвимых лиц от экстремистской идеологии, которая может привести к их участию в зарубежных конфликтах или проведению атак внутри страны. Используя подходы, основанные на оценке риска, мы победили терроризм и транснациональную организованную преступность, укрепив при этом торговлю, путешествие и туризм и что самое главное сохранив наши гражданские свободы. Мы стали более быстро и гибко реагировать в случае бесполезности предупредительных мер или развития природной катастрофы, о чем свидетельствует бомбардировка Бостонского марафона и ураган Сэнди.
Жизненно необходимые службы, которые лежат в основе американского общества, должны оставаться защищенными и функционировать перед лицом различных угроз и рисков. Поэтому мы используем комплексный подход, который объединяет все элементы нашего общества — отдельные лица, местные сообщества, частный и некоммерческий сектора, религиозные организации и уровни правительства — для обеспечения стойкости Америки перед лицом опасности.
Мы работаем с собственниками и операторами ключевой кибер и физической инфраструктуры нашей страны в каждом секторе — финансовом, энергетическом, транспортном, здравоохранения, информационных технологий — для снижения уязвимости и повышения стойкости. Мы сотрудничаем с государствами и местными сообществами в целях лучшего планирования, принятия, восстановления и адаптации к различным событиям, возникающим в результате изменения климата. Кроме того, мы продолжим усиление всеобщей готовности страны к решению проблем, связанных с новыми микробами и бактериологическими возбудителями болезни, устойчивыми к лекарственным препаратам.
Борьба с постоянной угрозой терроризма
Угроза разрушительных нападений террористов на нашу страну была уменьшена, но все еще существует. Ряд террористических угроз получили развитие в форме нестабильности, ограниченных возможностей и нарушенном управлении. Наши противники не привязаны к определенной стране или региону. Наоборот, они находятся на всей территории от Южной Азии до Ближнего Востока и Африки. К ним относятся международные группы, такие как аль-Каида и ее филиалы, а также растущее количество региональных и связанных на международном уровне групп — многие из них связаны с аль-Каидой, такие как ИГИЛ, которые могут представлять угрозу для нашей страны.
Мы воспользовались опытом последнего десятилетия и существенно изменили свои действия, направленные на борьбу с терроризмом, при этом сохранив и укрепив важные инструменты, разработанные после 11 сентября. В частности, мы отошли от модели затратной борьбы, поскольку полномасштабные войны в Ираке и Афганистане принесли Соединенным Штатам — а именно, нашим вооруженным силам — огромные потери. Вместо этого сегодня мы используем более рациональный подход, нацеленный на проведение целевых антитеррористических операций, коллективные действия с ответственными партнерами и расширенные мероприятия по преодолению развития агрессивного экстремизма и радикализации, которые стимулируют рост угроз. Наше лидерство останется неотъемлемым условием для пресечения беспрецедентного потока иностранных террористических боевиков в зоны конфликта и из них. Мы будем работать в направлении искоренения условий, которые могут стимулировать развитие агрессивного экстремизма, таких как бедность, неравенство и репрессии. Это означает поддержку альтернатив экстремистским сообщениям и создание широких экономических возможностей для женщин и нелояльной молодежи. Мы будем помогать в развитии потенциала наиболее уязвимых государств для борьбы с террористами на местном уровне. Совместно с Конгрессом мы будем обучать и предоставлять местным партнерам средства и оперативное обеспечение для создания основы борьбы с террористическими группами. Это предусматривает лучшее распространение и обмен информацией и технологиями, а также поддержку более комплексного и подотчетного управления.
Во всех наших действиях мы нацелены на сокращение разительного контраста между тем, за что мы боремся, и ужасными деяниями террористов. Мы отказываемся признавать ложь о том, что Америка и ее союзники ведут войну с исламом. Мы продолжим действовать в рамках закона. За пределами регионов активных военных действий мы стремимся задерживать, допрашивать и привлекать к террористов ответственности с помощью правоохранительных мер. Однако в случае постоянной неминуемой угрозы, и когда захват в плен или другие действия для устранения угрозы невозможны, мы без сомнений будем прибегать к решительным действиям. Мы всегда будем делать это в рамках закона, селективно, соразмерно и в рамках строгой подотчетности и контроля. Соединенные Штаты — а не наши противники — будут определять природу и масштабы этой борьбы.
Наш подход к борьбе с терроризмом предусматривает сотрудничество с несколькими государствами, включая Сомали, Афганистан и Ирак. В Афганистане мы выполнили нашу военную миссию и перешли к использованию значительно меньшего количества сил, которые направлены на становление Афганистана в качестве суверенного и стабильного партнера, который не является убежищем для международных террористов. Это стало возможно благодаря огромным жертвам наших американских военных и гражданских лиц, посредничеству и усилиям наших международных партнеров. Они отправили правосудие над Осама Бен Ладеном и существенно сократили количество лидеров аль-Каиды. Они помогли увеличить продолжительность жизни, открыть доступ к образованию и возможности для женщин и девушек. В дальнейшем мы будем сотрудничать с партнерами для реализации ограниченной миссии борьбы с терроризмом против остальных лидеров аль-Каиды и поддержки Афганских Национальных Сил Безопасности (ANSF). Мы сотрудничаем с НАТО и другими нашими партнерами в сфере обучения, консультирования и оказания содействия ANSF после того, как новое правительство возьмет на себя ответственность за безопасность и благосостояние граждан Афганистана. Мы будем продолжать оказывать помощь в улучшении управления, направленного на расширение возможностей для всех афганцев, в том числе женщин и девушек. Мы также будем работать со странами региона, включая Пакистан, для предотвращения угрозы терроризма и поддержания эффективного процесса мирного урегулирования, направленного на прекращение насилия в Афганистане и улучшение региональной стабильности.
Мы предприняли комплексные усилия для окончательной победы над ИГИЛ. Мы продолжим поддерживать Ирак, поскольку он стремится освободиться от межконфессионального конфликта и наказать экстремистов. Наша поддержка зависит от желания правительства эффективно и комплексно руководить и предотвратить превращение иракской территории в убежище для ИГИЛ. Для этого необходимы профессиональные и подотчетные Иракские Силы Безопасности, которые способны преодолеть межконфессиональные конфликты и защитить всех иракских граждан. Для этого также необходима международная поддержка, поэтому мы возглавляем беспрецедентную международную коалицию в сотрудничестве с иракским правительством и укреплении его военной силы для восстановления суверенитета. Совместно с нашими союзниками и партнерами, в том числе с многочисленными странами региона, мы применили наш уникальный военный потенциал для сдерживания развития ИГИЛ и ограничения его возможностей в Ираке и Сирии. В то же время мы работаем с нашими партнерами в сфере обучения и обмундирования умеренной сирийской оппозиции для создания противовеса террористам и жестокости режима Ассада. И все же единственным правильным решением ситуации с гражданской войной в Сирии остается политическое решение— всеобщий политический переход, который соответствует законным стремлениям всех сирийских граждан.
Создание потенциала для преодоления конфликтов
Мы будем укреплять американский и международный потенциал для предотвращения конфликта в государствах и между ними. В рамках межгосударственного конфликта нарушение Россией суверенитета и территориальной целостности Украины — а также ее враждебная позиция в отношении других государств — угрожают международным нормам, которые были приняты большинством стран после окончания Холодной войны. В то же время северокорейские провокации и напряженные ситуации на Восточно-китайском и Южно-китайском морях напоминают о риске эскалации. Американская дипломатия и лидерство, подкрепленные сильными военными подразделениями, остаются неотъемлемыми факторами для сдерживания межгосударственной агрессии и провокаций, а также утверждают наши обязательства в сфере безопасности перед союзниками и партнерами посредством инвестиций в их потенциал по противостоянию принуждению и введению санкций против тех, кто угрожает своим соседям или нарушает общепринятые международные нормы.
В рамках государств слабое управление и масштабные недовольства стимулируют развитие экстремизма, возникновение агрессивных негосударственных игроков и захват государственных структур. Для противостояния этим трудностям мы продолжим сотрудничество с партнерами, и через многосторонние организации будем устранять основные причины конфликтов, а также сдерживать их развитие и разрешать их в случае возникновения. Мы предпочитаем сотрудничать с теми нестабильными государствами, которые взяли на себя истинные политические обязательства по установлению законного управления и обеспечению своих народов. Наши усилия будут направлены на признанные потребности и сферы влияния, такие как комплексная политика, нацеленная на эффективное предоставление услуг, реформирование сферы безопасности и правоохранительных органов, борьбу с коррупцией и организованной преступностью и продвижение экономических возможностей, в частности, для молодежи и женщин. Мы продолжим координацию мероприятий, направленных на использование женщин в качестве посредников конфликта и усилий по укреплению мира, и на их защиту от насилия по половому принципу.
Мы будем продолжать развитие потенциала ООН и региональных организаций для помощи в разрешении споров, развития устойчивости к кризисам и потрясениям, улучшения управления, искоренения крайних форм бедности и повышения благосостояния, таким образом чтобы нестабильные государства могли обеспечивать основные потребности своих граждан и не превращаться в убежище для экстремизма и терроризма. Мы будем выполнять свои финансовые обязательства перед ООН, продвигать реформы для поддержания мира и стимулирования инвестиций в развитие современных военных средств. Мы будем укреплять операционный потенциал региональных организаций, таких как Африканский союз (СAU), и расширять ряды стран, способных к борьбе с вооруженными группам, в том числе через Африканское партнерство по поддержанию мира, которые помогут африканским странам быстро реагировать на возникающие кризисы.
Предотвращение распространения и использования оружия массового поражения
Нет более серьезной угрозы нашей безопасности и благосостоянию, чем угроза потенциального использования ядерного оружия и материалов безответственными государствами или террористами. Поэтому мы призываем к миру и безопасности на земле без ядерного оружия. Пока будет существовать ядерное оружие, Соединенные Штаты должны инвестировать ресурсы, необходимые для содержания — без проведения испытаний — безопасных и эффективных средств устрашения, которые обеспечивают стратегическую стабильность. Тем не менее, для уменьшения угрозы необходимо постоянно соблюдать основную договоренность, закрепленную Договором о нераспространении ядерного оружия, которая предусматривает обязательство ядерных держав сокращать свои запасы и обязательство неядерных государств использовать ядерную энергию только в мирных целях. Со своей стороны мы уменьшаем роль и количество ядерного оружия посредством инициативы «Перезагрузка» и нашей стратегии. Мы будем продолжать работу в направлении вступления в силу важных многосторонних соглашений, таких как Всеобщее соглашение о запрете ядерных испытаний, и различных региональных протоколов об отказе от ядерного оружия, а также прилагать усилия для разработки Договора о прекращении производства расщепляющихся материалов.
Необходимо проявить особую бдительность для предотвращения покупки или разработки странами или негосударственными игроками ядерного, химического и биологического оружия либо материалов для их создания. Процесс Саммита ядерной безопасности катализировал глобальные усилия, направленные на устранение необходимости в уязвимых ядерных материалах и институционализацию лучшей практики ядерной безопасности. Наша нацеленность на создание безъядерной зоны на Корейском полуострове обусловлена высокими рисками разработки и распространения оружия Северной Кореей. Наши усилия, направленные на уничтожение химического оружия в Ливии и Сирии, отражают наше лидерство в работе, связанной с универсализацией Конвенции о запрещении химического оружия.
Мы четко определили, что Иран должен выполнить свои международные обязательства и доказать мирный характер своей ядерной программы. Наш режим санкций продемонстрировал, что международное сообщество может — и будет — привлекать к ответственности те страны, которые не выполняют свои обязательства, а также открывать возможности для дипломатического разрешения проблем. Достигнув первичной договоренности о приостановке ядерной программы Ирана в обмен на небольшие послабления, наша цель – заключить всеобщий и объективный договор, который будет гарантировать мирный характер ядерной программы Ирана. Это лучший способ поддержать наши интересы, укрепить глобальный режим нераспространения и открыть Ирану доступ к мирной ядерной энергии. Однако мы рассматриваем разные варианты по достижению цели предотвращения производства Ираном ядерного оружия.
Борьба с изменениями климата
Изменения климата – это срочная и растущая угроза нашей национальной безопасности, которая проявляется в природных катастрофах, притоке беженцев и конфликтах относительно основных ресурсов, таких как вода и еда. Текущие последствия изменений климата ощутимы на территории от Арктики до Среднего Запада. Повышенный уровень моря и штормовые волны опасны для прибрежных районов, инфраструктуры и имущества. В свою очередь, мировая экономика страдает от растущих расходов подготовки и восстановления инфраструктуры.

Pages: 1 2 3

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.