Об отмене очных ставок 1697

1697 г., Февраля 21
Именный
ОБ ОТМЕНЕ В СУДНЫХ ДЕЛАХ ОЧНЫХ СТАВОК, О БЫТИИ ВМЕСТО ОНЫХ РАСПРОСУ И РОЗЫСКУ, О СВИДЕТЕЛЯХ, ОБ ОТВОДЕ ОНЫХ, ПРИСЯГЕ, О НАКАЗАНИИ ЛЖЕСВИДЕТЕЛЕЙ И О ПОШЛИННЫХ ДЕНЬГАХ
Великий Государь указал: в которых делах всяких чинов у людей бывают в приказех суды и очныя ставки, отставить для того, что в судех и в очных ставках от истцов и ответчиков бывает многая неправда и лукавство, и ищут многие истцы исков своих затевая напрасно, также и ответчики в прямых искех отвечают неправдою ж составными вымыслы своими и лукавством, хотя теми составными затейными ответы прямых исков напрасно отбыть, забыв страх Божий; а иные истцы и ответчики, для таких же своих коварств и неправды, нанимают за себя в суды и в очныя ставки свою братью и Боярских людей ябедников и составщиков же воров и душевредцов, и за теми их воровскими и ябедническими и составными вымыслы и лукавством в вершенье тех дел правым и маломочным людем во оправдание чинится многая волокита и напрасныя харчи и убытки и разоренье, а винным, что довелось по Его Великаго Государя указу и по Уложенью учинить указ, от того отбывательство и продолжение, а ябедникам и ворам поживки.
1. А вместо судов и очных ставок по челобитью всяких чинов людей в обидах и в разореньях чинить розыск в брании и в безчестье или в бою и в увечье и во всяких обидах и в разоренье.
2. Кто истец на свидетелей пошлется всяких чинов людей на одного человека или на двух или больше, а ответчик на тех людей пошлется же на всех безотводно или из них пошлется и на одного ж человека: и тех свидетелей против ссылок допрашивать в приказах перед судьями вправду по Евангельской заповеди Господни и вершить те дела по свидетелевой сказке.
3. А будет ответчик против истцовой ссылки свидетелей кого учнет отводить недружбою, или ссорою, или обидою какою и разореньем: и его допрашивать, какая у него недружба или ссора и сколь давно и где учинилась и челобитье его ответчиково на него свидетеля в котором приказе; и по тому его допросу и по справке с приказом про то, что у него ответчика с тем свидетелем явится в приказе дело в обидах, и того свидетеля не допрашивать.
4. А буде ответчик свидетеля учнет отводить недружбою, кроме приказнаго свидетельства, и про тое недружбу сыскивать вправду; и буде по сыску явится подлинно, что у него с тем свидетелем недружбы есть: и того свидетеля не допрашивать же.
5. А буде ответчик учнет свидетеля отводить такими вышеписанными отводы затеяв напрасно, хотя отбыть иску, а у него с ним свидетелем по справке с приказом или по сыску, недружбы и дела никакого не явится: и того, кто ложно отводит, тем обвинить, а свидетеля не допрашивать.
6. А будет в таких искех свидетеля ответчик отведет вышеписанными отводы по справке с приказы или по сыску, а истец в челобитье напишет или скажет, что его кто бранил и безчестил, или бил, или какую обиду и разоренье учинил, а про то никто не ведает, а ответчик в том иску запрется: и истцом и ответчиком в таких искех давать веру.
7. А у веры быть истцу и ответчику самим, а не детем и не свойственником и не людем их и крестьяном.
8. А приводить их к вере в соборной церкве Протопопу пред святым Евангелием по чиновной книге с великим прещением, и говорить Протопопом и претить истцом и ответчиком у крестоприводства накрепко, чтоб они, памятуя в себе страх Божий и праведной Его Суд, к крестному целованию приступали и целовали крест во всякой правде безо всякого душевредства, не желая себе каких либо маловременных прибытков, чтоб тою неправдою они истцы и ответчики душ своих напрасно не губили.
9. А буде кто к крестному целованию приступит в неправде, и про то сыщется, и такому лукавцу за лживое крестное целование учинить казнь смертная.
10. А буде же кто свидетель скажет во свидетельстве лживо, и про то сыщется ж: и за то его ложное свидетельство казнить смертью ж.
11. Да о беглых людех и о крестьянех и о землях и во всяких делах, в которых делах были суды и очныя ставки, отставить же.
12. А быть по вышеписанному, вместо судов и очных ставок, розыску ж в крепостных делах по крепостям, а в не крепостных делах по розыску.
13. А пошлины с исков с тех розыскных дел на виноватом имать по прежнему Великого Государя указу и по Уложенью.
14. А которыя судныя дела и очныя ставки до сего Государева указу в приказех и в городех вершены, а после того вершенья на те дела спору по се число не было: и тем быть так, как они вершены; а о невершенных и на которыя вершенныя дела челобитье принесено до сего Государева указу, и по тем делам Великаго Государя указ чинить по сему ж Своему Великаго Государя указу розыском.
ПСЗ, т. III, № 1572
Комментарий
Главным содержанием указа 21 февраля 1697 г. является полная замена «суда» розыском.
Кавелин считал этот закон вместе с указом «О форме суда» важнейшими нормативными актами в области процесса (во всяком случае – гражданского процесса) для своего и последующего времени. По его словам, эти «два узаконения и их применение в судебной практике произвели переворот в гражданском судопроизводстве, и лежат в основании ныне действующих законов…; все прочие законы, относящиеся к судопроизводству, служат пояснением или дополнением этих двух указов» (1).
Сам по себе указ 21 февраля 1697 г. не создает принципиально новых форм процесса. Он использует уже известные, сложившиеся на протяжении веков, выражаясь словами Владимирского-Буданова, «московские» формы розыска.
Закон очень краток, в нем записаны лишь основные, принципиальные положения. Следовательно, он не заменял предыдущее законодательство о розыске, а, наоборот, предполагал его использование в нужных пределах. Это хорошо видно из указа 16 марта 1697 г., изданного в дополнение и развитие комментируемого закона. Этот указ прямо говорит: «А которые статьи в Уложенье надлежат к розыску и по тем статьям разыскивать по прежнему» (ПСЗ, т. III, № 1576).
Закону предпослана вводная часть, которая раскрывает основную идею указа. Она посвящена двум тесно связанным вопросам.
Прежде всего, провозглашается отмена «судов и очных ставок».
Под «судом» здесь понимается форма процесса, носящая состязательный характер.
Понятие «очная ставка» имеет смысл, отличный от современного. Это не вид доказательства, а особая форма процесса, промежуточная между судом и розыском. Первоначально очные ставки были разновидностью суда, его упрощенной формой. Стороны ставились лицом к лицу и доказывали перед судьей свою правоту. Но затем судья перестает быть пассивным арбитром, и свободный спор сторон превращается в их допрос.
Кавелин предполагает, что очными ставками стали в первую очередь решаться поместные дела. Во всяком случае, такой порядок записан в Уложении. Позже он был распространен и на вотчинные дела. В мае 1683 года для поместных и вотчинных дел очные ставки заменены судом, но уже 13 июня того же года восстановлен прежний порядок, просуществовавший до 1697 года (2).
Таким образом, указ 21 февраля 1697 г. отменяет не только состязательную, но и полусостязательную форму процесса.
Поскольку законодательство XVII века еще не знает деления на уголовный и гражданский процесс, следует отметить, что отмена состязательности относится не только к уголовным, но и к гражданским делам (3).
Второй вопрос, которому посвящена вводная часть закона, – это обоснование отмены судов и очных ставок.
Законодатель пытается объяснить реформу необходимостью борьбы со злоупотреблением сторонами своими процессуальными правами. Кавелин склонен принять за истину это объяснение: «Видя жалкое состояние правосудия, вследствие ябед, волокит и бесчисленных неправд тяжущихся, он [Петр I, – О.Ч.] понимал, что словесное судопроизводство – суд и очные ставки воспитывали зло, отдавая весь ход процесса во власть тяжущихся и тем открывая поле их деятельности. Ему казалось лучшим средством против произвола тяжущихся, подчинить их и самое развитие процесса контролю судей, которые «уже по званию своему должны быть блюстителями правосудия» (4).
Логика, как видим, своеобразная: чтобы стороны не злоупотребляли своими процессуальными правами, нужно лишить их всяких прав, подобно тому, как избавить человека от болезней можно, убив его.
Истинная причина отмены состязательности показана выше, во введении к настоящему разделу.
Ст. 1. Эта статья является логическим продолжением вводной части. В ней говорится, что «суды» и «очные ставки» должны быть заменены «розыском».
Слово «розыск» (и его синоним «сыск») в XVII веке имело двоякий смысл. Прежде всего, оно означало установление истины, расследование обстоятельств. Отсюда формулировки в законах: «сыщется до пряма» (будет установлено доподлинно), «по сыску» (по расследовании дела), «сыскивати всякими сыски накрепко» (расследовать дело всеми способами) и т. п.
С другой стороны, под «розыском» или «сыском» понималась особая форма судопроизводства, следственный процесс.
В данной статье имеется в виду второе значение слова «розыск».
Розыскной процесс вводится для всех дел, как уголовных, так и гражданских. В соответствии с юридической традицией XVII века в статье сначала дается примерный список правонарушений, разбираемых розыском, а потом обобщение, распространяющее действие нормы на все дела.
Обида – древний термин, известный еще Русской Правде, и обозначавший и преступление, и гражданско-правовой деликт.
Под разореньем понимается, очевидно, нарушение имущественных прав.
Брань и бесчестье – оскорбление, второе – действием.
Бой – в данном случае: побои.
Ст. 2. Отменяя в целом суд, закон не может отказаться все же от отдельных типичных институтов этой формы процесса. В данной статье говорится, по существу, о так называемой общей ссылке, известной Соборному Уложению (ст. ст. 168-172, гл. X) и применявшейся в состязательном процессе. Если обе стороны ссылаются на одних и тех же свидетелей, показания этих свидетелей признаются решающими для дела. Впрочем, появление общей ссылки в суде было проявлением формализации процесса, тенденции к формальной оценке доказательств, свойственной и суду, и розыску, но достигающей своего расцвета именно в следственном процессе.
Ст. 3. Соборное Уложение в ст. ст. 158-159 гл. X запрещало отвод свидетельских показаний. Указ делает шаг назад в этом отношении, вводя новые формальные признаки для оценки доказательств, допуская отвод свидетелей. Поводом для отвода признаются враждебные отношения между свидетелем и ответчиком. Суд обязан проверить наличие этой вражды. Лучшим доказательством этого закон считает судебную тяжбу между свидетелем и ответчиком, имеющую место в каком-либо приказе.
Ст. 4. Здесь предусмотрен более сложный случай, когда вражда между ответчиком и свидетелем не связана с судебным спором между ними. В этом случае суд все равно должен установить наличие такой вражды для того, чтобы отвести свидетеля.
Ст. 5. Характерный случай наказания за ложные показания, известный в принципе и предшествующему законодательству и показывающий формализм феодального процесса: если будет установлено, что между ответчиком и свидетелем, которому заявлен отвод, нет никакой вражды, то ответчик проигрывает дело. При этом свидетель, которому заявлен отвод, даже не допрашивается.
Необходимо отметить, что ст.ст. 2-5 предусматривают отвод свидетеля только ответчиком. Отсюда видно, что закон не предполагает возможности выставления ответчиком свидетелей со своей стороны. Иначе возник бы вопрос об их отводе истцом. Таким образом, права истца и ответчика неравны.
Ст. 6. При отсутствии свидетелей приходится прибегать к столь сомнительному доказательству, как церковная присяга – приведение к вере. Этот институт существовал еще со времен Русской Правды и, очевидно, даже до нее.
Ст. 7. В силу специфики этого вида доказательства необходимо личное участие сторон в принесении присяги («у веры быть»).
Ст.ст. 8-9. Устанавливаются некоторые принципы приведения к вере. Присяга приносится не в суде, а в церкви. Приводит к ней не судья, а священник. Священник при этом обязан наставить присягающих, предупредить о большом грехе, который берет на свою душу клятвопреступник. Предполагалось, что все это должно психологически и морально воспрепятствовать ложной присяге. Не надеясь, однако, на господа бога, законодатель спешит своими средствами воспрепятствовать клятвопреступлению, устанавливая за него смертную казнь.
Ст. 10. Смертная казнь устанавливается и за лжесвидетельство.
Ст. 11. Эта статья дополняет ст. I, подчеркивая, что розыскной процесс должен применяться и по гражданским делам, в том числе по важнейшим для феодалов спорам о земле и крестьянах.
Ст. 12. Смысл этой статьи в результате неудачной редакции не совсем ясен.
Проф. Морошкин толковал ее в том смысле, что только некрепостные дела подлежали розыску, по крепостным же он не применялся. Но это явно противоречит всему духу указа. Представляется правильным мнение Кавелина, излагавшего данную статью следующим образом: «…Все дела, крепостные и некрепостные судить розыском; но первые по крепостям, а последние по некрепостным доказательствам, каковы свидетельство, общая правда, повальный обыск и т.д.» (5).
Крепость – это документ, оформленный соответствующим образом, зарегистрированный в том или ином приказе. Крепостным порядком оформлялись наиболее важные сделки о земле, о крестьянах и т. п. Естественно, что документы, оформленные в таком порядке, могли быть весьма серьезным, если не бесспорным, доказательством в тяжбе.
Ст. 13. Отмена очных ставок увеличивала доходы казны, ибо за них раньше не брались судебные пошлины (6). Поскольку теперь все дела разбираются розыском, то и пошлины взимаются со всех дел, вернее со всех лиц, проигравших дело.
Ст. 14. Статья определяет пределы действия указа во времени. Обратной силы он не имеет, что специально оговаривается, но применяется к незаконченным делам, в том числе и к пересматриваемым в силу обжалования.
(1) К.Д. Кавелин, Собрание сочинений, СПб., 1897-1898. т. 4, стлб. 401.
(2) См. К.Д. Кавелин, Собрание сочинений, СПб., 1897-1898. т. 4, стлб. 274-275.
(3) Кавелин в диссертации «Основные начала русского судоустройства и гражданского судопроизводства в период времени от Уложения до Учреждения о губерниях» («Собрание сочинений», т. 4, СПб., 1897-1898) пытался разграничить уголовное и гражданское судопроизводство XVII века. Однако его работа служит наилучшим подтверждением практической невозможности этого разграничения.
(4) К.Д. Кавелин, Собрание сочинений, СПб., 1897-1898. т. 4, стлб. 403-404.
(5) К.Д. Кавелин, Собрание сочинений, СПб., 1897-1898. т. 4, стлб. 404.
(6) К.Д. Кавелин, Собрание сочинений, СПб., 1897-1898. т. 4, стлб. 273-274.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.