Указ о расквартировании полков 1724

УКАЗ О ПОРЯДКЕ РАСКВАРТИРОВАНИЯ ПОЛКОВ, СБОРА ПОДУШНЫХ
И ОБРОЧНЫХ ДЕНЕГ. 26 ИЮНЯ 1724 Г.
Хрестоматия по истории СССР. XVIII век. – М., 1963. – С. 72-77.

Этот указ известен под названием «Плаката 1724 г.». Его опубликование было связано с окончанием Северной войны и необходимостью содержать возвратившуюся на родину армию. Страна была разделена на полковые дистрикты, в каждом из которых насчитывалось столько налогоплательщиков, сколько было необходимо для сбора суммы, затрачиваемой на содержание пехотного или драгунского полка. На полковые дворы, фактически заменявшие гражданские учреждения, возлагались административно-полицейские и финансовые обязанности. Порядок взимания подушных и оброчных денег, равно как и административные и финансовые функции полковых дворов, вскоре был отменен (см. ПСЗ, т. VII, № 5010). Однако введенная Плакатом паспортная система, установленный им размер платы принудительно мобилизованным работникам, а также суммы оброка с государственных крестьян сохранились в течение длительного времени. Печатается с сокращениями по ПСЗ, т. VII, № 4533, стр. 310- 318.

Мы, Петр 1-й, император и самодержец всероссийский и проч. и проч. и проч. понеже указали мы все армейские и гарнизонные полки, как от кавалерии, так и инфантерии, расположить на число душ мужеского полу, и содержать оные сборными с тех душ деньгами, и для того сбора в земские комиссары выбирать самим помещикам меж себя из лучших людей по одному или по два. А каким образом полковникам и офицерам, также и комиссарам в сборе денег и в прочем поступать ведено, о том даны им инструкции; а для народного известия, чтоб от них никому никакой обиды и разорения чинено не было, и сверх указу ничего б не брали, о том сим нашим указом в народное известие объявить повелели.
I. О земском комиссаре
1. Почему положено подушных денег. – С каждой мужеска пола души, которые по нынешней переписке и по свидетельству штаб-офицеров явились, земскому комиссару велено собирать на год по семидесят по четыре копейки, а на треть года на первую и вторую по двадцати по пяти, а на третью по двадцати по четыре копейки, а больше того никаких денежных и хлебных податей и подвод не имать, и платить неповинны, разве то за деньги, как в последующем 7-м пункте объявлено, и для таких дел оные указы за нашею и. в. рукою, или за руками всего Сената подписаны, и в народ печатными указы публикованы будут.
2. В которое время те подушные деньги сбирать. – Собирать те деньги велено на три срока, а именно: первую треть в генваре и феврале, вторую в марте и в апреле, третью в октябре и в ноябре месяцах, не оставливая в доимку ничего, дабы в летние месяцы земледельцам в работе помешательства, а полкам в даче жалованья недостатка не было…
5. О взятии провианта натурою и о зачете в подушный сбор. – Когда полки будут стоять на квартирах и поведено будет брать провиант и фураж натурою, тогда за оный зачитать по настоящим в тех местах ценам, справясь с таможенною запискою, токмо выше положенной нижеписанной цены и в дорогое время не зачитать, а именно:
за муку по полтора рубли,
за крупу по 2 рубли за четверть,
за фураж овса по полтине за четверть,
за сено по 6 денег за пуд .
7. О подводах и работниках и о платеже за них денег. – Когда по указам за подписанием нашим и. в., или из Сената, для каких работ потребны будут люди и лошади, и будет расположение, и со скольких душ поведено будет собрать; а буде без расположения вскоре ведено будет взять работников, то брать с жителей по очереди, и оным работникам даваны будут деньги, а именно: в летнее время мужику с лошадью по 10, а без лошади по 5 копеек, а в зимнее с лошадью по 6, а без лошади по 4 копейки на день, и платить те деньги при той же работе поденно или понедельно; а когда требовать будут подвод под денежную казну, которая отправляться будет от полков в указные места, и под колодников, которых по указам из Сената и из коллегий и из Преображенского приказу в государственных делах, или винных на каторги послать надлежит, тогда брать уездные подводы до первых ямов, сбирая с тамошних жителей по очереди, дабы одним перед другими излишней тягости не было; а как до первого яма прибудут, тогда того ж дни, перемени ямскими, отпускать без всякого задержания; а за те уездные подводы давать прогонов на каждую лошадь зимою по одной деньге, а в летнее время по копейке на версту, а за простой сверх оных прогонов давать по вышеписанному, как определено о работниках, которые будут с лошадьми; а где ямы есть, тут уездных подвод брать не ведено, а возить на ямских; а времена счислять летнее апреля с 1 числа, а зимнее с октября по апрель месяцы; а кто сие преступит, на том в первые втрое доправить и отдать оби-димым, а ежели в другой раз учинит, то наказанием сослан будет в каторжную работу, а обидимым возвратить из его пожитков.
II. О полковнике с офицеры
…2. О невступании в помещиковы и крестьянские работы.-Ни в какие как помещицкие, так и крестьянские владенья, и в них управления и работы штаб, обер и унтер-офицерам и рядовым не вступать, и помешательства отнюдь не чинить…
5. О женитьбе на дворовых и крестьянских вдовах и девках. – Будучи на квартирах, на дворовых и крестьянских вдовах и девках никому без ведома помещиков и без отпускных писем не жениться; однакож помещик такой вдовы или девки, которая за кого похочет выйти замуж, ее не должен удержать, ежели тот, кто ее берет, заплатит вывод против того, как и с других обыкновенно в тех местах брать…
7.О держании офицерам и солдатам скота.-Ежели офицеры и рядовые, будучи на квартирах, похотят для нужд своих и пропитания, а не для заводов содержать какой скот, то им иметь, и в летнее время пасти в таких местах, как положено выше сего о лошадях; а в зимнее время на лошадей фуража и птицам корму от помещиков и от крестьян не спрашивать…
9. О удержании крестьян от побегу. – Полковнику ж и офицерам ведено смотреть того, чтоб из крестьян, которые на тот полк написаны, никто не бегал; а ежели проведают, что к побегу будут сбираться, тех от того удерживать, а которые побегут, за теми гнать в погоню и ловить, и как пойманных, так и удержанных велеть помещикам наказывать. Также помещикам и прочим владельцам объявляется, чтоб они для удержания крестьян от побегов имели такое смотрение, ежели кто не токмо о своих, но хотя и о посторонних крестьянах о намерении их к побегу уведают, те б о том немедленно сказывали владельцам их; будет же до того время не допустит, то собравшись, ловить и посторонним.
10. О неприеме беглых.-Также как ему, полковнику, так и всем офицерам накрепко запрещается, чтоб не токмо они сами беглых солдат и крестьян не принимали под нижеписанным штрафом, но и в том дистрикте, где их полк расположен, смотреть же, чтоб никакого беглого не было; и для того тем жителям объявить, ежели где какой беглой явится, чтоб немедленно объявили ему, и в городе; а ежели не объявят в месяц, а те беглые будут пойманы, и таких отсылать к воеводам; а на помещике, ежели он тогда будет дома, а в небытность его, кому деревня приказана, брать штрафа за всякого беглого за каждый месяц по пяти рублей, сверх пожилых денег.
11. О искоренении воров и разбойников.- Полковникам же с офицеры ведено смотреть и проведывать накрепко того, чтоб в тех их дистриктах разбойников не было, а где явятся, тем ловить и отсылать в указные места; также ежели и не в их дистриктах, а в близости, то посылать и чинить по тому ж. Того ради, кто где воров и разбойников проведает, о том тем людям объявлять полковнику с офицеры без всякого замедления, и в поимке всякое вспоможе-ние чинить; а ежели кто, увидав таких воров, не донесет, или в поимке не будет вспомогать, а сыщется про то подлинно, то конечно тем людям учинено будет жестокое наказание и сосланы будут на каторгу вечно, а движимое и недвижимое их имение взято будет на нас и. в.; а буде полковые командиры сами проведав, или от кого известись, в скорости за ворами и разбойниками посылок не учинят, и за то учинено им будет по военному артикулу.
12. О позволении крестьянам для прокормления в работу в ближних местах. – Каждому крестьянину в своем уезде работаю кормиться позволяется, с письменными отпусками за руками помещиков своих, а в небытность помещика за руками приказчиков их и приходского священника; токмо с такими отпусками в другие уезды и больше тридцати верст от двора не ходить, и никому их в работу не принимать; а кто примет, и держать будет больше тридцати верст, тот равно, как за беглого, штрафован будет.
13. О позволении в другие уезды, и чтобы оные явились прежде у земского комиссара.-А которым крестьянам нужда будет идти для прокормления работою в другой уезд, и в таких пропускных письмах, что он отпущен в другой уезд, писать именно, а тем отпущенным крестьянам с такими письмами прежде явиться в уезде своем земскому комиссару, который должен то письмо, записав (у себя), впредь для ведома в книгу, оставить у себя, а отпущенному для работы дать пропускное письмо от себя за рукою своею и за рукою ж и за печатью полковника, которого полк в том уезде имеет вечную квартиру, а в небытность полковника-за рукою оставшегося при полку офицера; однако ж оные имеют надзирать, чтоб рука у отпуску была подлинно того помещика, или попа приходского; а от письма и от записки таких писем в книгу, также за бумагу и за печать позволяется брать по две копейки с каждого пропускного письма; а больше того отнюдь ничего не требовать, и больше ж двух дней, под жестоким наказанием, крестьян не задерживать.
14. О определении в пропускных письмах сроку, и чтоб с женами и с детьми таких писем не давать. – В тех письмах помещикам и приказчикам их писать именно, на который срок тот отпущенной крестьянин в доме своем явиться должен, и для того сверх того сроку никому того крестьянина у себя не держать; а ежели кто удержит, за то имеет ответствовать равно, как за беглого. А с женами и с детьми таких покормежных писем никому отнюдь не давать, и хотя б который крестьянин такое письмо и явил, тем не верить, и как на заставах, так и на ночлегах их ловить и отсылать в прежние места к помещикам за провожатыми, которым повинен помещик заплатить каждому провожатому по копейке за версту: токмо чтоб тех провожатых числом больше того, как за одним двое, а за двумя трое, не было; а ежели пойманных будет числом больше, то и провожатым за ними быть против того по пропорции. Будет же таких с женами и с детьми кто чрез заставу пропустит, или к себе на ночлег пустит, а не поймают, и в прежние места не отведут, и на таких по подлинному свидетельству тому, чьи те крестьяне были, все происшедшие убытки и сверх того штраф против убытка доправлены будут; а тех, которые чрез заставы кого без пропуску пропустят, таких с наказанием ссылать на галеру.
15. О содержании работных людей на заводах.-На всех заводах, а особливо в Сибири, таковых работников жениться не допущать; а ежели женится, то должно его и с женою выслать на прежнее его жилище; ежели ж из таковых, быв при заводах, обучится какому-либо искусству, и промышленнику или на государевых заводах весьма нужен будет, то должен оный, не допущая показанного в отпускной сроку, заплатить помещику цену по указу 50 рублей; а ежели до сроку той цены не заплатит и удержит, за то, кто удержал, повинен будет ответственность равно, как за беглого, а именно: на партикулярных заводах промышленник, а на государственных управитель.
16. Чтоб в отпускных письмах больше трех лет сроков не писали. – Понеже не безсумнительно, чтоб и в гаких случаях какова подлогу не было, а особливо опасно, чтоб подьячие излишнего сверх помещикова изволения сроку не писали, того ради никому больше трех лет в пропускных письмах сроку не писать, и где такие явятся, оным не верить, и в работах никому не держать; а для предосторожности, в тех пропускных письмах описывать того, кто отпущен будет, рост, лице и непременные приметы, дабы кто другой, воровски получа оное, не волгался…
18. О четырех гривенном сборе с государственных крестьян. – Понеже на однодворцов, на черносошных крестьян, на татар и ясашных и на пашенных и на других им подобных государственных крестьян, которые не за помещики, на тех положено сверх настоящего подушного сбору, вместо помещичья доходу, еще по четыре гривны с души. Того ради оные 4-х-гривенные деньги с тех людей сбирать комиссару от земли обще на вышеозначенные ж сроки, а именно: на первую и вторую трети по 13 копеек на треть, а на третью по 14 копеек: токмо в приходную и расходную книги записывать, и в рапорты писать особо, а с настоящим подушным сбором не мешать, и отсылать оные, куда впредь указом повеленю будет; а с кого определено брать токмо одни по 74 копейки, и с которых сверх того по 4 гривны, тому при сем прилагается реестр…
Реестр, с кого по указам е.и.в. определено брать по 74 копейки, и с которых сверх того по 40 копеек, о том следует ниже сего:
1. С дворцовых, синодского ведения, с помещиковых и вотчинниковых всякого звания людей и крестьян, которые по переписке явились и в подушной сбор положены, по 74 копейки с души.
С государственных крестьян, то есть с однодворцов, с черносошных, с татар, с ясашных и Сибирской губернии пашенных, прежних служеб, копейщиков, рейтар, драгун, солдат, казаков, пушкарей, затинщиков и разсылыщиков и всякого звания людей, которые в поголовную перепись написаны и в раскладку на полки положены, не обходя никого, по 74 копейки с души, кроме астраханских и уфимских татар и баш-кирцов и сибирских ясашных иноверцов, которых переписывать и на полки раскладывать не ведено.
Да с них же сверх того, вместо тех доходов, что платят дворцовые во дворец, синодского ведения в Синод, помещиковы помещикам, по 40 копеек с души.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.