Указания по освобождению Литвы

Инструкция Фронта литовских активистов
«Указания по освобождению Литвы», 24 марта 1941 г.

ВАЖНО: Содержание этой инструкции передается центрам восстания только на словах и через полностью проверенных связников, которые своей головой отвечают за выдачу тайны

Совершенно секретно

ФРОНТ ЛИТОВСКИХ АКТИВИСТОВ
УКАЗАНИЯ ПО ОСВОБОЖДЕНИЮ ЛИТВЫ

1. Об общем положении

Все симптомы показывают, что заявление Гитлера о том, что этот год будет решающим, непустые слова. Действительно, идет скорая подготовка к каким-то крупным действиям. К сожалению, никто, кроме самого германского военного руководства, не знает, в каком направлении будет нанесен решающий удар.
То, что произошло этой зимой и всё еще происходит на разных фронтах, является лишь второстепенными событиями. Они не связывают рук германскому военному руководству. Наоборот, они вписываются в общую ситуацию и способствуют выявлению взаимной несогласованности врагов Германии. После появления немецких военных частей в северной Африке наступление англичан в Ливии замерло.
Введение немецких войск в Италию гарантирует, что поведение Италии не изменится. Размещение немецких войск в Румынии обеспечивает Германии источники румынской нефти и закрывает путь Советской России к вторжению на Балканы. Размещение войск в Болгарии показывает, что Советская Россия боится Рейха, и что Турция всё еще беспокоится только о себе. Это, в свою очередь, дает немцам возможность заставить Грецию закончить войну с Италией и дает свободу оси Берлин – Рим для стабилизации положения на Балканах по своему вкусу.
Немецкая пропаганда все еще распространяет мнение, что идет подготовка к решающему удару по Англии. Но есть серьезные данные о том, что события могут повернуться совсем в другом направлении и что высказываемое мнение является всего лишь простым пропагандистским трюком, чтобы ввести в заблуждение врагов Германии о настоящих немецких планах…
Как поступят на самом деле, покажет только будущее. Но очень бросается в глаза тот факт, что десант, которым немецкая пропаганда запугивает Британские острова еще с осени прошлого года, до сих пор не совершен. Вместо этого немцы стали интенсивно строить подводные лодки. Якобы запланировано построить их аж несколько тысяч. Немалое их число было построено этой зимой и используется в боевых операциях. В результате уже сейчас выросло число потопленных английских кораблей.
Возникает законный вопрос, а не отказались ли немцы от такого замысла, считая, что десант с открытого моря на Британские острова, защищаемые большими английскими силами, был бы слишком рискованной операцией, — и стараются мучить англичан лишь техническими средствами: с воздуха – при помощи авиационных бомб, чтобы парализовать английскую военную промышленность и терроризуя города, и на море – при помощи торпед и мин подводных лодок, чтобы нарушить морскую связь Британских островов с заморьем и тем самым сделать невозможным снабжение островов питанием и оружием издалека.
Если этот диагноз правилен, то война с Англией может затянуться. Этому в значительной степени может способствовать решимость Америки поставлять Англии вооружение, амуницию, авиацию и даже военные корабли. При таких условиях война может продолжаться даже несколько лет…
Неизбежная затяжка войны заставляет Германию, не ожидая конца войны [с Великобританией], приняться за преобразование европейского континента (большая часть которого и сейчас под контролем немцев) чтобы быстрее стабилизировать положение и восстановить всюду производство, необходимое как для жителей самой Германии, так и занятых ею стран.
О том, что политика немцев повернулась в этом направлении, свидетельствуют всё чаще повторяемые заявления ответственных членов правительства Рейха, что в руководимой Германией Новой Европе всем народам будет предоставлено право управляться самостоятельно, но в экономическом сотрудничестве с другими странами под покровительством Германии.
Но преобразование Европы не было бы преобразованием, если бы Советская Россия была оставлена в стороне. Так что планы преобразовать Европу, без сомнения, коснуться и Советского Союза – может даже в первую очередь. [Это произойдет] по следующим причинам:
— во-первых, потому, что Советская Россия обладает большими площадями плодородных земель и многими полезными ископаемыми, но по причине своего теперешнего коммунистического строя неспособна развить в стране производство и снабдить западную Европу таким количеством товаров, особенно продуктов питания и сырья для промышленности, сколько в действительности могла бы;
— во вторых, потому, что Советская Россия, как источник коммунистической отравы, может своими действиями исподтишка со временем стать опасной для теперешнего режима Германии, особенно опасной в оккупированных немцами странах, где давление материальной нищеты и гнет оккупантов будет толкать жителей к коммунизму;
— в-третьих, уничтожение Советской России выбьет какую-либо надежду из голов тех, кто надеется на спасение или помощь от России в войне против Германии; в-четвертых, раздробление Советской России на ряд государств устранит опасность для Германии со стороны славянской восточной Европы не только сегодня, но и в будущем.
Преобразование Советской России и её включение в общее хозяйственное производство Европы необходимо ещё и потому, что из-за английской блокады европейский континент не сможет получать товары из-за моря и даже из африканских колоний. Своих же собственных запасов ему недостаточно, если Россия не сумеет восстановить роль, какую она играла для западной Европы в вопросе обеспечения продуктами питания и сырья до войны 1914 – 1918 гг.
Самым важным показателем того, что Германия поставила себе целью свести основные счеты в этом году со своими врагами, показывает тот факт, что всю эту зиму численность войск постоянно росла. Сколько солдат к этому времени призвали в армию – тайна немецкого штаба. Теоретически можно оценить, что могло быть призвано около 10 – 12 миллионов человек. Показательно и то, что мобилизация продолжается. Совершенно естественно возникает вопрос, для какой цели отмобилизовано столько войск. Даже невоенному ясно, что для десанта на британские острова такого количества сухопутных сил не нужно.
Вывод очевиден: готовятся к любой возможной ситуации. Имеющихся военных сил, как видно, полностью хватило бы для решительных действий не на одном направлении, а по нескольким, например, для десанта против англичан, удара на восток, вспомогательных операций на Балканах (если бы такая необходимость возникла), для действий в Африке и оккупации занятых областей…

2. Путь восстановления Литвы

При теперешних обстоятельствах восстановление Литвы исключительно собственными силами было бы безнадежным делом. Приходится искать помощи где-нибудь, или ждать, пока теперешние условия изменятся, и восстановление станет посильным для сил литовского народа.
С точки зрения восстановления Литвы для нас в настоящий момент не столько важно знать, какая из воюющих сторон окончательно победит в этой войне, а:
1) кто бы мог в ближайшее время выгнать русскую красную армию из нашей несчастной страны и
2) у кого был бы реальный интерес, чтоб Литва снова стала независимым государством.
На первый вопрос ответ дать легко: быстро выгнать русских из Литвы могла бы только одна Германия, как непосредственный сосед нашей страны, с военной точки зрения полностью к этому подготовленный. Кроме того, её режим является антиподом коммунизма.
На второй вопрос ответ найти труднее. Одна и другая воюющие стороны публично провозглашают, что признают принцип свободы народов и право на государственность. Германия представляет это в рамках Новой Европы, руководимой Германией. Англия же со своими сторонниками провозглашает принцип свободы народов без каких-либо условий. Кому верить?
Поверить на слово, каким бы красивым оно ни было, было бы неосторожно. Надо свою точку зрения основывать на жизненных фактах и правильном понимании и толковании интересов других государств по отношению к Литве.
Возьмем сначала Германию, она, кажется, смотря на вещи объективно и имеет серьезный интерес, чтобы Литва снова стала независимым государством по следующим мотивам: во-первых, Германия заинтересована получать из Литвы продукты питания и в ее рынке; во-вторых, Литва является заслоном для восточной Пруссии; в-третьих, литовский народ настроен антипольски, и в-четвертых, Литва, будучи независимой, доказала, что смогла жить как самостоятельное государство и развивать всяческое творчество, то есть показала, что могла бы и в Новой Европе стать её полноправным членом.
Чтобы Англия могла и имела какой-либо интерес помочь Литве вновь стать на ноги, следует сильно сомневаться, несмотря на красивые заявления английских государственных деятелей о свободе народов.
Во-первых, Англия географически находится далековато от Литвы.
Во-вторых, помощь англичан, стала бы возможной тогда, когда Англия выиграла бы эту войну, чего заранее отгадать никто не может. Кроме того, следовало бы ждать до конца войны, что невозможно, так как большевики в Литве всё рушат самым жестоким образом и без всякой оглядки и убивают людей.
В-третьих, выиграв войну, Англия сама была бы истощена, ей было бы трудно стабилизировать положение в западной Европе. В таких условиях она вряд ли имела желание и силы браться за новую задачу, т.е. заставить красных русских уйти из Прибалтики, что означало бы войну с Советской Россией. Тем более это выглядит невозможным, так как сама Англия сейчас стремится склонить Советскую Россию на свою сторону, пообещала признать включение прибалтийских государств в Советскую Россию и заранее гарантирует ей равное с другими государствами место в будущем конгрессе о мире.
Кроме того, можно даже предвидеть, что в случае победы англичан для нас может снова появиться опасность с стороны поляков. Англия считала бы своей обязанностью помочь Польше воскреснуть из мертвых, а воскресшая Польша снова стала бы неуправляемой, несговорчивой и вновь стремилась бы присоединить Литву или, как минимум, Вильнюсский край.
Имея всё это в виду, приходим к выводу, что восстановление Литовского государства было бы практически достижимо при использовании помощи Германии, конкретно говоря, при изменении текущих русско-германских отношений и возникновении военного конфликта между Германией и Советской Россией. Поэтому решено стремиться завязать с Германией политические связи и, когда созреет момент, браться самим за оружие для освобождения Литвы из большевистского рабства, когда немецкая армия нанесет сокрушающий удар русской красной армии.

3. О русско-германских отношениях

Русско-германские отношения основываются не на взаимной любви, а на временном совпадении интересов. Немцам было важно в прошлом и позапрошлом годах избежать войны на два фронта, когда на западе Европы все еще стояли крупные англо-французские военные силы. А Советская Россия стремиться избежать столкновения с немецким военным колоссом, опасаясь его. Она хотела бы подождать, пока Германия и её враги в междоусобной борьбе прольют больше крови своих солдат и подустанут.
В надежде, что тогда русская красная армия в общем соотношении сил в Европе получит больший вес и при затянувшейся войне могут создаться благоприятные условия для распространения коммунизма во всей Европе, а может и во всем мире. Эту мечту Советов немцы хорошо просматривали. Поэтому русско-германские отношения не являются и не могут быть устойчивыми. Каждый нацист понимает, что ему грозит, если в Германии (затянись война слишком надолго) возникнет коммунизм. Но сейчас такой опасности нет и пока еще даже слишком рано говорить о подобном исходе, поскольку внутреннее положение Германии совершенно прочно.
Русско-германские отношения можно сравнить с отношениями кошки с собакой. Советы стараются использовать в своих целях каждый случай, когда немецкие военные силы задействованы где-то в другом месте. Когда по окончании польско-германской войны немцам было жизненно важно освободить свои силы в Польше и скорее перебросить их на западный фронт, Советская Россия набросила на шею прибалтийских стран пакты о «взаимной помощи» и пыталась уничтожить Финляндию. Когда в прошлом году немецкие войска были глубоко задействованы во Франции, Советская Россия оторвала от Румынии Бессарабию и Буковину и оккупировала прибалтийские государства. Это очень возмутило немцев, хотя явно это и не было показано.
С осени прошлого года, кажется, страница перевернулась: уже не Советская Россия, а Германия начала диктовать Советской России. В июле прошлого года, когда немцы, разгромив Францию, перебросили в целях безопасности часть своих сил на восток, русско-германские отношения повисли на волоске. Уже не Риббентроп летел в Москву, а Молотов был вызван в Берлин. Во второй раз русско-германские отношения повисли на волоске в декабре прошлого года, когда сорвались переговоры о продлении договора о торговле.
Этот договор был продлен только тогда, когда немцы пригрозили советам силой, внезапно придвинув свои войска в польской губернии к границе зоны русско-германских интересов. Тогда московским палачам стало так жарко, что они решили отодвинуть значительную часть красной армии от этой границы (и частично из Литвы) и эшелонировать ее вглубь по всему фронту от Балтийского до Черного моря, чтобы избежать опасности потерять в первых же боях все свои силы, которые оценивались примерно в120 дивизий или 4 миллиона человек.
Эта стратегическая перегруппировка красной армии явно показывает, как Советская Россия боялась немцев и что она решила придерживаться обороны по рецепту Кутузова. Агрессивная пропаганда против немцев, проводимая среди красноармейцев и распространяемые слухи среди жителей о том, что Красная Армия готова дать отпор немцам, это обычный прием замаскировать свою слабость или, может, злостная провокация со стороны ГПУ для разоблачения среди красной армии и населения антисоветских элементов. Свою слабость Советская Россия показала, когда послала Болгарии ругательскую ноту вместо ультиматума Германии по поводу введения в Болгарию немецких войск.
Сейчас советско-германские отношения, кажется, начинают совсем разваливаться. Ответственные немецкие чиновники, ориентированные в германской политике, уже больше не скрывают своего остервенения по отношению к Советской России и в частных разговорах с нами выражали мнение, что столкновение с Советской Россией действительно зреет. Увы, никто не осмеливается сказать, когда. Этого, несомненно, они даже не знают, так как это глубочайшая тайна немецкого военного руководства. Одни выражают мнение, что русско-германская война начнется этой весной, другие считают, что это случится ближе к осени, некоторые говорят, что война может разразиться неожиданно, если только Советская Россия совершит какой-нибудь акт, который немцам покажется слишком горьким.
Самым верным показателем того, что русско-германский вооруженный конфликт назревает, является переброска войск в крупных масштабах со всех сторон на восток: в Восточней Пруссию, польскую губернию и в Румынию. Сколько их уже переброшено в эти районы – знает только само немецкое военное руководство. Кроме того, эта переброска постоянно происходит всё время, во многих местах за счет приостановки гражданского железнодорожного сообщения. Следует заметить, что войска выводятся из Франции и даже из областей, где происходила подготовка десанта на Британские острова. Является ли это подтверждением того, что от десанта вообще отказались или это простая перегруппировка сил?
Параллельно чрезвычайно повысилась активность скрытого наблюдения с немецкой стороны за красной армией. Похоже, что немецкие штабы спешно готовятся к действиям на востоке.
Вообще говоря, кажется, что упомянутые военные приготовления немцев не являются мерой простой безопасности против Советской России в предвидении решающих действий где-нибудь в другом месте. Наоборот, есть серьезная информация о том, что, возможно, на этот раз готовится решающий удар по самой Советской России. Как бы то ни было, в виду всего того, что происходит, нельзя считать, что немецкие приготовления на востоке делаются лишь для устрашения Советской России. Кстати, в последнее время замечено, что Советская Россия укрепляет свои силы против Германии. Такие сведения получены от литовских беженцев.
Вывод – следует очень серьезно рассматривать возможность русско-германского вооруженного конфликта и готовится к нему заранее.

4. О положении в Литве

С точки зрения международного права положение Литвы нельзя считать окончательным. Советизация Литвы и ее включение в Советскую Россию совершилось против воли литовского народа. Оно было навязано Литве путем насилия, Советская Россия применила против нашей страны свою Красную Армию и в одностороннем порядке нарушила подписанные с Литвой договоры. Литва через своих дипломатических представителей за границей против всего этого энергично протестовала. Ни одно государство мира не одобрило применения против Литвы насилия и до сих пор не признало включения Литвы в Советскую Россию. Этого не сделала и Германия, хотя и подписала договор с Советской Россией о проведении границы через Литву до Балтийского моря. Поэтому теперешнее положение нельзя считать ничем другим, кроме как простой оккупацией, которая может быть только временной.
Наша цель – освободить Литву – не является намерением создать какое-то новое государство, а только восстановить государство, которое еще совсем недавно существовало, было совершенно независимым и признанным всеми государствами как полноправный член семьи государств мира, с которыми Литва поддерживала нормальные отношения и подписала много договоров международного значения, которые действуют дальше, только, к сожалению, временно не исполняются. Они не исполняются потому, что одно из государств, именно, Сов. Россия нарушила суверенитет Литвы. После его восстановления Литва автоматически стала бы снова суверенным государством, полноправным по отношению к другим государствам.
При плетении политических связей с Германией в соответствии с концепцией п. 2 выяснились факты и данные, которые дают твердое основание считать, что Германия в отношении восстановления Литвы настроена положительно, исходя из своих интересов и считаясь с международным правовым положением Литвы и обстоятельствами войны. Похоже, что когда наступит решающий момент, Германия поддержит наше дело, что она уже теперь наглядно демонстрирует, хотя из-за ее отношений с Советской Россией публично этого не раскрывает.
Будет ли возможным сразу восстановить независимость Литвы или в военных условиях [мы] будем вынуждены временно удовлетвориться урезанной государственной свободой, покажет только будущее. В значительной степени это зависит от нас самих, от того, насколько покажем способность, решимость и стойкость в борьбе за свои идеалы: как в дипломатической борьбе, так и в борьбе с оружием в руках, когда пробьет решающий час.
В геополитическом отношении Литва находится в таком месте, что стратегия немцев в русско-германском вооруженном конфликте не обойдет нашей страны; наоборот, территория Литвы будет первым полем схватки между немецкими и русскими войсками. Но учитывая, с одной стороны – плохую организованность красной армии, с другой стороны – хорошую военную подготовку немцев и их живой стратегический интерес действовать с молниеносной быстротой (к чему и готовятся), можно без малейшего сомнения предвидеть, что военные действия в Литве надолго не затянутся.
Из этого можно сделать вывод, что военный пожар не нанесет нашей стране большого материального урона и не очень ее разорит. Нужно только очень позаботиться, чтоб нашу страну не очень разорили русские, когда будут вынуждены отступать из Литвы, т.е. чтобы не совершали массовых поджогов и не нанесли других материальных потерь из мести или нежелания оставить имущество немцам.
После вытеснения немцами красной армии из Литвы или ее пленения война на этой части Европы не закончится. Когда немецкая армия продвинется дальше вглубь Советской России, наша страна для немецкой армии станет транзитной областью. Это, хочешь, не хочешь, навлечет на нашу страну разные ограничения и обязанности. Но избежать их будет невозможно по чисто материальным соображениям. Можно и нужно только приложить усилия для их большего смягчения. Это будет возможно, только если наш народ и борцы за его освобождение смогут проявить необходимую дисциплину и смогут обеспечить в тылу немецких войск спокойствие, абсолютную безопасность на путях снабжения немцев и умение дружески уживаться с немцами.
От ограничений на путях снабжения можно будет освободиться только в конце войны. Это реальность, которую следует предусмотреть заранее и с ней тонко считаться.

5. Как добиться цели

Свободу народам даром никто не дает. Народы за нее борются, невзирая ни на какие жертвы. Хотя не всегда побеждают, но от своих идеалов не отказываются, несмотря на то, сколь долга будет та борьба и какие придется перенести удары на пути к освобождению.
Литовский народ потерял государственную свободу, но никто не может оспорить его право вернуть свободу и бороться за ее возвращение.
Оставшаяся за границей дипломатия Литвы и заграничные организации литовцев прилагают и будут прилагать в будущем все усилия для постоянной поддержки идеи восстановления Литвы всюду, где только возможно.
Но дипломатических усилий мало. Больше того, они являются лишь вспомогательными. Если сам народ не будет бороться за свою свободу, ее не будет. Решающим фактором в освобождении Литвы следует считать боевой фронт на родине.
Второе. Было бы также ошибочно считать, что свое государство можно восстановить лишь с чужой помощью и поэтому не имеет смысла жертвовать жизни лучших сыновей нашего народа в неравной борьбе с более могущественным врагом. Такой образ мышления является особенностью салонных политиков, которые никогда не могут решиться. Литва, восстановленная чужими руками, была бы нам не мила. Кроме того, ее нам никто не восстановит, если сами не возьмемся за ее восстановление. Помощь нам, маленькому народу, нужна и необходима, но только как помощь. Всю же ношу борьбы должны принять на свои плечи.
Чем больше сможем ее вынести, тем больший вес приобретем в отношении нашей цели и помощью, которой хотим воспользоваться. Эта помощь, благодаря складывающимся на востоке Европы обстоятельствам, приходит к нам совершенно естественно, только нужно суметь ею рационально воспользоваться в своих интересах. При складывающихся условиях ею лучше всего воспользоваться, если, когда придет решающий момент, сами возьмемся за оружие и сами возьмем власть в стране, а не будем ждать, пока кто-нибудь со стороны окажет нам такую милость…
Итак, активность, готовность к любым жертвам и стремление к вооруженной борьбе с врагом есть тот путь, на который следует повернуть, чтобы Литва снова получила государственную самостоятельность и свободу.
Обстоятельства, в которых нам придется идти по упомянутому пути, хотя и печальны, но политически в психологическом отношении благоприятны. Мучения, которые сейчас терпит наш народ и вся страна от большевистского террора, убеждают всех, что без борьбы от чужеземного рабства не освободимся. Все начинают все больше понимать, что легче бороться и, если суждено, умереть смертью героя от пули врага, чем быть замученным палачами Сталина в тюрьме или умереть от голода где-нибудь в русских далях…
Вооруженное столкновение между Германией и Советской Россией, как уже указывалось в п. 3, быстро зреет и становится неизбежным. Имеются очень серьезные данные, что оно может даже произойти в ближайшем будущем. Это означает, что приближается и для нас чрезвычайный случай освободиться от советской оккупации. К этому готовятся все народы, порабощенные русским красным империализмом, как, например, украинцы, белорусы, народы Кавказа и наши друзья по судьбе – латыши и эстонцы.
Германия, насколько известно, готовится представить себя на востоке Европы в качестве освободителя этих народов, т.е. поставила себе целью раздробить Советскую Россию на ряд государств под протекторатом Германии. Для народов, которые согласны на это, открываются перспективы создать себе лучшее будущее. А тем, которые вздумают сопротивляться, грозит немецкий меч. При таких условиях у всех упомянутых народов не будет другого выбора как идти по пути, который диктуют обстоятельства момента…
В отношении восстановления Литвы следует руководствоваться следующим возможностями:
1. Удается заранее договориться с Германией об образовании правительства Литвы и тем самым о хотя бы формальном восстановлении суверенитета Литвы;
2. Об образовании правительства договориться не удается, но удается захватить управление страной, точнее говоря, аппарат управления, воспользовавшись моментом безвластия, который на короткое время образуется в Литве, когда немецкие войска пойдут вперед, а Красная Армия будет отступать;
3. Правительство Литвы провозглашается революционным путем в результате происшедшего восстания;
4. Правительство Литвы образуется постфактум, договорившись с немцами, когда страна будет занята немецкими войсками и освобождена от большевиков.
Для осуществления первого варианта, для нас самого благоприятного, делается все, что только возможно. Есть основание надеяться, что может удастся договориться с определяющими немецкую политику лицами. Пока же этого гарантировать невозможно, так как немцы ведут себя очень осторожно. Разрешат ли нам, как нам было бы желательно, образовать правительство заранее, прояснится, скорее всего, в последний момент, т.е. перед самым наступлением немецких войск на Красную Армию или после его фактического начала.
Второй вариант уже прояснился и уже настолько, что можно утверждать, что сможем создать аппарат военного управления из своих людей. Даже сами немцы этого желают и не собираются препятствовать, чтобы мы сами, пользуясь переходным моментом безвластия, заняли все учреждения, предприятия и т.д., устранив из них советских чиновников и комиссаров.
Третий вариант появится, если только не удастся заранее договориться с немцами о создании правительства или если события застанут нас врасплох. Провозгласить создание революционным путем правительства, например, в Вильнюсе, не представляло бы особой опасности, имея в виду второй вариант, когда немцы согласны и одобряют наш замысел захватить аппарат управления страной в период безвластия. Провозглашение правительства, таким образом, вынудило бы немцев считаться с происшедшим фактом и это облегчило бы легализацию правительства.
Четвертый вариант для нас был бы наименее благоприятным. Заняв наше страну, немцы чувствовали бы себя в ней хозяевами и могли нам ставить разные условия по формированию правительства, если бы вообще разрешило его образовать. Кроме того, его образование могло бы затянуться и тем самым испортить общее настроение в стране. О создании правительства постфактум с немцами пока не говорили, поскольку все усилия направлены на то, чтобы договориться с немцами об образовании правительства заранее.
Как бы там ни было с образованием правительства, самой главной задачей, возникающей перед немцами при их продвижении вперед, является захват аппарата управления страной. Этот захват был бы первым реальным шагом к восстановлению суверенитета Литвы. Поэтому надо прилагать в Литве все усилия так скрытно сорганизоваться, чтобы после начала наступления немецких войск против красной армии по всей стране спонтанно вспыхнуло всеобщее восстание. Его цель взять аппарат управления страной в свои руки и поставить немцев перед свершившимся фактом, с которым они намеревались и должны будут позднее считаться.
Кроме того, энергичные действия, при любых жертвах, имели бы не только фактическое, но и морально политическое значение: Литва тем самым укрепила бы свое право требовать от немцев не препятствовать восстановлению Литовского государства до окончания войны.
Наконец, это имело бы большое международное значение, так как тогда весь мир убедился бы, что литовский народ действительно решительно настроен возвратить себе свободу, что дало бы нашей дипломатии очень веский аргумент всюду, где только можно представить, в защиту дела восстановления Литвы.

6. Вехи на пути к подготовке восстания

Вся подготовка ведется от имени движения литовских активистов, которое объединяет все наиболее деятельные элементы нашего народа, идейно нивелируя все бывшие наши партии.
Его основные цели: восстановить независимое государство Литва и построить его на новой основе, обеспечивающей возможность сохранения в народе реального единства, укрепления в народе национальной стойкости, рост моральной силы народа в соответствии с христианскими принципами морали, развитие хозяйства и культуры страны, постоянную работу и социальную справедливость для всех, которое с корнями вырвало бы любую халатность, коррупцию, беззаконие, коммунистическое вырождение и еврейскую эксплуатацию.
Немцы считаются с движением литовских активистов как с политическим фактором и опираются на него в установлении с Литвой политических связей.
При приближении часа освобождения от советского коммунистического террора и еврейской эксплуатации, надо всеми возможными средствами активизировать деятельность движения активистов в Литве, чтобы идейно и организационно подготовить литовский народ к решающему акту, от которого будет зависеть будущее Литвы.
Для идейного созревания литовского народа необходимо усилить антикоммунистические и антиеврейские акции и распространять мысль о неизбежности русско-германского военного столкновения, что красная русская армия скоро будет выгнана из Литвы и что Литва снова станет свободным независимым государством.
Очень важно по случаю избавиться и от евреев. Поэтому следует создать в стране такую тяжелую атмосферу против евреев, чтобы ни один еврей не мог осмелиться допустить и мысли, что в новой Литве он сможет еще иметь какие-либо права и вообще возможность жить. Цель – заставить всех евреев бежать из Литвы вместе с красными русскими. Чем больше их по этому случаю исчезнет из Литвы, тем легче после будет совсем от них избавиться. В свое время предоставленное Витаутасом Великим гостеприимство евреям в Литве отменяется навсегда за их постоянно повторяющиеся предательства литовского народа его угнетателям.
С точки зрения организации следует сделать следующее: в рамках движения активистов, как выразителя и исполнителя политической воли литовского народа, следует создать Национальную трудовую охрану как боевой орган этого движения. Она создается из совершенно верных людей, умеющих владеть оружием и готовых, в случае необходимости пожертвовать своей жизнью за литовские идеалы движения активистов.
Ячейки НТО следует создавать всюду, где только найдутся такие решительные люди: в национальных объединениях, в учреждениях среди чиновников, на предприятиях среди служащих и рабочих, среди студентов, в школах, среди сельской молодежи, крестьян и т.д. Особенно стараться завербовать офицеров и унтер-офицеров запаса, бывших добровольцев, бывших шаулистов.
Поскольку общее настроение жителей является резко антикоммунистическим и антиеврейским и поскольку советский террор сам просто толкает людей к применению оружия, то, кажется, нет необходимости иметь в боевых подразделениях много людей. Главное – иметь хорошую сеть организаций, которая охватила бы всю нашу страну, ветви которой достигали бы каждого уголка, т.е. не только города, но и деревни. В решающий момент эта сеть, если только она будет состоять из действительно решительных людей, сумеет спонтанно привлечь к себе все другие более активные элементы нашего народа, сначала не вовлеченные в организацию, но намеченные к вовлечению сразу, как только подойдет решающий час.
Чтобы лучше замаскировать организацию НТО от большевиков и выродков нашего народа, продавшихся оккупантам, следует рекомендовать назвать ее подразделения самыми различными, насколько хватит фантазии местных деятелей, именами. Таким образом, можно создать впечатление, что существует не одна организация, а несколько различных. Кроме того, это очень осложнило бы скрытую слежку за ними со стороны врага.
Другой необходимый совет – подготовка руководства восстанием. Это дело очень актуально, так как теперешняя схема, кажется, не очень спланирована и не согласована с окончательным ходом военных событий в Литве.
Чтобы понять, что в этом отношении следует поправить, надо выяснить, как будут развиваться русско-германские военные операции на нашей территории.
Что касается немецкой стороны, то, как уже упоминалось, следует ожидать, что наступление будет происходить молниеносно, с выбрасываем вперед и в тыл врага бронетанковых войск, задача которых будет немедленное подавление со стороны русских какое-либо планового сопротивления или методического отступления. По каким направлениям будут нанесены главные удары – тайна немецкого военного руководства. Об этом можно гадать лишь теоретически.
Можно допустить, что удары будут нанесены по следующим направлениям: первое – из Сувалкского треугольника с форсированием Немана с целью окружить Вильнюсский узел с юго-запада; второе – в направлении Тильзит – Шяуляй с целью обойти Неман и Каунасские укрепления с севера и устремиться к Латвии; между этими основными направлениями следует ожидать действий одной или нескольких колонн, например, в направлении Каунас-Алитус. После подавления обороны красной армии в треугольнике Каунас – Вильнюс – Гродно можно предположить, что операции разовьются одна в направлении Минска, другая – в направлении Даугавпилса.
Что касается сопротивления русских, то кажется, что более серьезного сопротивления следует ожидать на линии Дубиса – Неман, где строятся укрепления. Кроме того, кажется (но это надо бы проверить), русские предусматривают еще промежуточную позицию на линии Муша – Левуо – Аникшчяй. Предполагается, что это будет позиция для прикрытия отступления на линию Даугавы.
Направления немецкого наступления и линии русского сопротивления раскалывают территорию Литвы на следующие стратегические области:
1) Участок в Неманском углу, охватывающий нашу Сувалькию;
2) Участок между Дубисой и Клайпедской областью, охватывающий Жемайтию;
3) Участок севернее Дубисы, который примыкает к Жемайтии и достигает промежуточную позицию русских.
4) Участок между Неманом и Нерисом, на котором русская красная армия, окружаемая с юга и севера, должна будет сложить оружие.
5) Вильнюсский узел, если он не будет окружен заодно с Неманской позицией.
6) Участок на северо-востоке Литвы как подход к Даугавской позиции.
Первый и второй участки русские, похоже, не будут стараться защищать серьезно и будут отступать с них под прикрытием пограничной охраны. Более серьезное сопротивление попытаются оказать на линии Дубиса – Неман. После прорыва немцами этой линии решится судьба центра Каунаса. Силы красных будут отходить на промежуточную позицию Муша – Аникщчяй и Нерис. После скорого пересечения и этой линии Вильнюсский узел будет окружен, а силы красных, оставшиеся на северо-востоке Литвы, будут спешить отступить на позицию Даугавы. Такое видение стратегического раскола территории Литвы совершенно естественно побуждает приспособить к нему и скелет руководства восстанием. Кажется, что в этом отношении было бы целесообразно руководство поделить на следующие эшелоны.
От двойной сети следует отказаться, поскольку в решающий момент, когда поддержание связи станет невозможным, она может повредить проведению восстания;
Высшие органы проведения восстания, конкретно Вильнюсский и Каунасский центры, подчинить один другому, считая Вильнюсский центр высшим. Субординация должна быть такой, что при невозможности действовать одному, руководство мог бы перенять второй центр.
Каждый из указанных центров самостоятельно создает свою сеть и подчиняющиеся ему боевые подразделения в провинции, именно:
а) Вильнюсский центр – в восточной стороне Литвы;
б) Каунасский центр – в Сувалькие, Жемайтие и Аукштайтие.
Поскольку большая централизация вела бы к дешифровке деятельности, то необходимо безотлагательно создать еще следующие промежуточные центры в провинции:
а) Подчиненные Каунасскому центру:
1. Центр Каунасского района в самом Каунасе плюс Каунасский уезд;
2. Сувалькийский центр, например, в Мариамполе, которому подчинить следующие уезды: Мариямпольский, Алитусский, Сейнайский, Вилкавишкский и Шакяйский.
3. Жемайтийский центр, например, в Шяуляе, которому подчинить Шяуляйский, Тельшяйский, Мажейкяйский, Кретингский, Таурагский и Расейняйский уезды;
4. Аукштайтийский центр, например, в Паневежисе, с уездами Паневежским, Биржайским, Рокишкским и Кедайняйским;
б) Подчиненные Вильнюсскому центру:
1. Центр Вильнюсского района в самом Вильнюсе, которому подчинить Вильнюсский,Тракайский и Укмергский уезды;
2. Северо-восточный центр, например, в Швенченисе и Утене, с уездами Швенчениским, Утенским и Зарасайским.
3. Центр литовского национального корпуса.
Состав промежуточных центров определяют Вильнюсский и Каунасский центры каждый в своем районе примерно из 3 – 5 решительных людей, проживающих там, где создается центр. Таким образом, созданные центры в свою очередь определяет состав уездного центра приблизительно из 2 -3 лиц. Эти же последние назначают своих доверенных в волостях, городках, школах, предприятиях и т.д. Таким образом, создастся сеть руководства, которая придаст подготовке восстания больше плановости и на которую можно будет опереться в решающий момент.
Членами центров и доверенными на периферии должны подбираться, не столько учитывая, кто кем был раньше или какое у него образование, а какой у человека характер: твердость воли, решительность в принятии решений, наличие инициативы, способность руководить другими и пригодность к конспиративной работе.
Важнейшей задачей в этот подготовительный период является образование возможно большего числа боевых подразделений движения активистов Литвы. Было бы идеально, если бы удалось достичь такого положения, чтоб такие подразделения были образованы не только в центрах и городах, где больше нашей интеллигенции и патриотично настроенных учащихся, но и всюду в провинции: в городках и деревнях, не важно, будет ли у них оружие или нет, так как есть надежда, что оружие найдется для всех.
Каждому вновь созданному подразделению следует сразу поставить задачу, которую оно должно будет выполнить, когда придет час восстания. Например, занять электроцентраль или отключить электрические провода, создать где-нибудь панику путем взрыва бомбы, занять центральную почту, оборвать телеграфные, телефонные провода на участке Х, разобрать рельсы в районе Х, занять волостное управление, освободить политических заключенных из тюрьмы Х, арестовать правление организации коммунистов, обезоружить красных милиционеров Х отделения, собраться и быть в распоряжении командира Х и т.д.
Поскольку восстание должно произойти в момент наступления немецких войск, направлений и задач которого немцы нам заранее не раскроют, то невозможно предусмотреть общего для всей Литвы плана восстания. Поэтому каждое подразделение, получив задание, готовит для себя свой план: как лучше его выполнить, когда будет дан сигнал к восстанию. Главные центры готовят планы для достижения важнейших целей восстания. То же делают и промежуточные центры, каждый в своем районе, придерживаясь общих указаний, данных сверху. Вообще же вся подготовка происходит на основе широкой децентрализации, доверия инициативе и умению местных руководителей. Здесь отметим только самые общие задачи:
1) Разоружить по всей стране красную милицию и агентов ГПУ, арестовать их и ликвидировать, если кто осмелиться сопротивляться.
2) Арестовать всех комиссаров, политруков и других помощников советского режима.
3) Уничтожить центр коммунистической партии и отделы; кроме того схватить всех более или менее активных членов той партии и ее подразделений.
4) Вынудить евреев бежать из Литвы.
5) Освободить из тюрем политических заключенных и позаботиться, чтобы русские или наши коммунисты их не убили или не вывезли в Советскую Россию.
6) Занять важнейшие учреждения в центрах и провинции, предприятия, железнодорожные станции центральную почту и телеграф, наиболее крупные склады продовольствия и товаров и т.д.
7) Принять меры, чтобы большевики при отступлении из Литвы не уничтожали имущество или кто другой его не разграбил, особенно предусмотреть меры против поджогов и для гашения пожаров.
8) Разрушить имеющиеся в разных местах железнодорожные линии военного значения, оборвать телефонные, телеграфные, а также электрические провода в более важных пунктах, но не спиливать столбов.
9) Создавать все возможные препятствия для отступающих частей красной армии, обозами транспорту. Постараться эти подразделения разоружить или нападать на них из засад по-партизански.
10) Если соотношение сил позволит, попытаться при помощи литовского национального корпуса разоружить силы русской красной армии, если в них возникнет паника.
Создавая препятствия отступлению русской красной армии и транспорту, нужно избегать больших взрывов, особенно не уничтожать мосты. Наоборот, прилагать усилия для их защиты, чтобы их не уничтожили красные, потому что они будут очень нужны идущему вперед немецкому войску, особенно их моторизованным частям, чтобы они не нужно было тратить время на переправы через реки.
Связь с высшем руководством Фронта литовских активистов поддерживать через его связных в пограничье. Для этой цели в центрах пограничных уездов сейчас же войти в контакт с этими связными и связными с той стороны границы, чтобы не нужно было посылать агента далеко в глубину Литвы, что связано с большой опасностью агентам попасть в когти ГПУ.

7. Восстание

Сигналом к восстанию следует считать момент, когда немецкие войска перейдут границу и начнут нападение на русских.
Если руководству Фронта активистов удастся узнать об этом моменте хоть сколько-нибудь заранее, то оно немедленно постарается дать об этом знать через тайных агентов и связных по обе стороны границы, чтобы срочно передали дальше через промежуточные центры в Каунас и Вильнюс.
Кроме того, готовятся, в последний момент или когда наступление уже начнется, выбросить с самолетов парашютистов, которые передадут последние инструкции.
Но как бы там ни было, настоящим сигналом к восстанию нужно считать переход немцами границы Литвы. Пока это не произошло, не следует верить никаким кем-либо указанным срокам, чтобы не поддаться на провокацию.
Поскольку при спешном продвижении немцев плановое руководство восстанием невозможно, так как все связи между центрами и периферией прервутся, то нельзя надеяться ни на какие указания сверху. Восстание при таких условиях должно произойти автоматически и спонтанно по всей стране. Поэтому каждое подразделение должно ловить радиоинформацию или другим образом проследить, что немцы перешли границу.
Получив такую информацию и сообщив об этом соседним своим подразделениям и вышестоящему командиру и тем самым проверив информацию, следует тотчас браться за последние приготовления. Убедившись, что полученная информация правильная, а не запущена кем-нибудь в провокационных целях, принимают решение выполнять данное раньше задание.
Если удастся договориться с немцами заранее о создании правительства Литвы, то предусматривается в то время, когда немецкие войска пересекут границу и начнут наступление, распространить в Литве с самолетов публичное воззвание-листовку этого правительства к народу с подписями всех членов кабинета министров с призывом ко всем, кто только может, взяться за оружие и выгнать русских оккупантов вон из Литвы. Это воззвание было бы официальным и обязательным к выполнению для всех жителей страны.
В то же время вновь созданное правительство и руководство Фронта активистов, организовав соответствующее ударное вооруженное подразделение из находящихся в Германии литовцев и беженцев, постарались бы силой захватить в приграничье какой-нибудь пункт на литовской стороне и отсюда осуществляла общее руководство восстанием и согласовывало действия с продвижением немецких войск вперед.
Параллельно с самолетов был бы распространен по всей Литве призыв к восстанию от имени Фронта литовских активистов: к литовцам-активистам Фронта, к воинам литовского национального корпуса, к офицерам запаса и шаулистам, к бывшим добровольцам войска Литвы, к литовской интеллигенции, работникам культуры и чиновникам, к ученикам и сельской молодежи, к крестьянам, рабочим, предпринимателям, к воинам русской красной армии и против евреев.
Можно надеяться, что таким образом весь народ придет в движение и в стране создастся такая накаленная атмосфера против оккупантов, евреев и русских коммунистов, что среди них возникнет страх и паника, которая надломит всякое с их стороны более или менее серьезное сопротивление. Кроме того, это в значительной степени собьет настроение красноармейцев, что способствовало бы деморализации красной армии.
При таких условиях можно надеяться, что восстание по всей стране пройдет успешно. Только надо показать больше решительности, смелости и революционной дерзости, когда немцы наступают, красная армия, наше еврейство и все изменники нашего народа в панике побегут из Литвы или поспешат попрятаться где-нибудь по норам.
Заранее можно предусмотреть, что там, где нет больших сил красной армии, восстание может пройти быстро и без трудностей. В тех же местах, где сосредоточены большие силы красной армии, следует проявлять осторожность, сначала вести действия с целью выиграть время, пока не подойдет помощь немецкой армии.
Если с немцами не удастся договориться об образовании правительства, другими словами, если после начала немецкого наступления с самолетов не будут распространены воззвания правительства и Фронта активистов и по берлинскому радио не сообщено о создании правительства, то следует считать, что немцы по отношению к Литве имеют скрытые цели.
Однако от восстания и в таком случае не следует воздерживаться. Его нужно осуществлять, как и готовились, с целью захвата аппарата управления страной. Об образовании правительства в таком случае должен объявить Вильнюсский центр революционным путем, чтобы поставить немцев перед свершившемся фактом. Для лиц, создавших такое правительство, особой опасности со стороны немцев не должно бы быть, потому что, как уже упоминали, уже сейчас ясно, что сами немцы заинтересованы, чтобы в аппарате управления были свои люди.
Акт революционного провозглашения правительства должен быть подготовлен вовремя и надлежащим образом отредактирован, поскольку он будет иметь большое историческое, международно-правовое и морально-политическое значение не только сегодня, но и в будущем, он особенно важен и для легализации самого правительства и как неопровержимый аргумент для действий дипломатии Литвы по защите за границей дела восстановления Литвы.
Этот акт должен быть составлен и провозглашен от имени Фронта литовских активистов как единственного выразителя и исполнителя [чаяний] литовского народа. Главой правительства должен быть назначен руководитель этого движения, чтобы этим по возможности связать руки немцам, поскольку они возлагали свои надежды на это движение и его руководителя, и поэтому им политически и в моральном отношении было бы трудно не считаться с таким правительством и не признать его.
Поскольку, как уже упоминалось, в предполагаемых условиях централизованное управление восстанием невозможно, то восстание на местах будет проходить самостоятельно по инициативе местных деятелей и руководителей. Промежуточные и уездные центры должны будут согласовывать действия отдельных подразделений восставших, посылая при необходимости подкрепление от соседних подразделений или из резерва и давать необходимые указания, что делать тому или иному подразделению после выполнения начального задания.
Промежуточные и уездные центры во время восстания исполняют на местах функции власти, пока не установят связь с Вильнюсским центром, с высшем руководством движения активистов и пока не образуется правительство Литвы и оно не возьмет управление страной в свои руки.
О выполнении задач восстания и ходе борьбы и достигнутых результатах руководители низших подразделений восстания через надежных связных докладывают своему непосредственному руководителю и центру восстания, которые, в свою очередь, ориентируют своих подчиненных командиров и доверенных [лиц] об общем создавшемся положении в районе действий, что достигнуто в других областях восстания и что дальше делать подразделению и как ему держаться.
Всюду, где только восстание удалось, во главе публичных учреждений и предприятий надо поставить своих людей. Всюду, где только возможно, возвращать на старые места бывших начальников, т.е. назначенных в свое время законным правительством Литвы чиновников, например, начальников уездов, военных комендантов, начальников полиции, начальников полицейских участков, бурмистров городов, начальников волостей, начальников железнодорожных станций, начальников почты и т.д. Также следует возвратить всю полицию, а не создавать временную милицию из жителей.
Все упомянутые чиновники должны быть призваны сразу после восстания в том или ином месте вернуться на свои старые места и носить старую форму времен независимой Литвы. И вообще все государственные регалии и знаки власти должны быть немедленно восстановлены. Чиновники, возвращенные на свои старые места и вновь назначенные, немедленно широко распространяют объявления и публичные приказы, необходимые для поддержания порядка, безопасности жителей и общего спокойствия, чтобы жители знали, как им держаться и чтобы все почувствовали, что власть существует и действует.
Возвращение старых чиновников, реставрация формы и государственных знаков, быстрое издание и публичное объявление различных распоряжений власти — всё это акты, которые должны показать немцам, что аппарат управления страной уже восстановлен и действует, как полагается. Немцы, поставленные таким образом перед свершившимся фактом, не могли бы с этим не считаться.
Необходимые персональные изменения среди возвратившихся чиновников, если среди них окажутся неподходящие для дальнейшей службы, можно будет сделать позднее, когда после восстания все вернется в нормальное русло.

Pages: 1 2

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.