Письменные памятники Тохтамыш-хана

ПИСЬМЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ ТОХТАМЫШ-ХАНА

Из письменных памятников Татарского владычества над Россией, весьма немногие дошли до нашего времени. Вся татарская письменность ограничивалась Ханскими ярлыками , разновременно данными в XIV веке нашему Духовенству. Но и сии немногие акты дошли до нас в списках, рассеянных по разным Летописям. Подлинники истреблены временем и пожарами, а может быть и умышленно, по ненависти к прежним властелинам. В списках известны нам только ярлыки, данные Ханами Всероссийским Митрополитам: Менгу-Тимуром – Русскому Духовенству, Узбеком – Св. Петру, Джанибеком – Феогносту, Бердибеком и Ханшею Тайдулою – Св. Алексию, Тюлюбеком, племянником Батыя – Митяю и др. Только из сих неточных копий, помещенных в Российской Библиотеке , а оттуда заимствованных Карамзиным в его Историю Государства Российского, любители Отечественной Истории могли удовлетворить свое любопытство. Не имея точных доказательств, многие сомневались: действительно ли включенные в разных летописных списках копии ярлыков, и оттуда заимствованные Новиковым в его Библиотеку, были верны. Это сомнение было так важно, что сам Историограф, выписывая Узбеков и другие ярлыки из Российской Библиотеки, оговорил себя так: «несколько ярлыков истинных или подложных напечатаны в Российской Библиотеке» . От чего же происходило это Недоверие? От неимения ни одного Татарского подлинного ярлыка. Как форма писания ярлыков затрудняла всех, так и упоминаемые в ярлыках «тамги», многих приводили в недоумение. Что такое были тамги (печати)? – вытиснутые ли печати на самом ярлыке, или привесные, металлические , или другой какой-либо особый знак.
Это историческое важное недоумение теперь, наконец, разрешается недавно отысканным Татарским ярлыком коварного опустошителя Москвы – Насир-эд-дин Махмут Тохтамыш Хана. Ярлык писанный в год разорения Москвы (1382), дан начальнику Шуракальского племени Беку Хаджи. Архив Таврического Дворянского Депутатского Собрания целый десяток лет, со многими другими, тоже любопытными ярлыками Крымских Ханов и Турецких Султанов, хранил у себя это сокровище. Ярлык, переданный для перевода на Русский язык в Канцелярию Г. Новороссийского и Бессарабского Генерал-Губернатора, а оттуда по затруднительности чтения старинного Татарского почерка, был отправлен с С. Петербург в Коллегию Иностранных Дел, и там уже разобранный и переведенный ученым и опытным Г. Статским Советником Ярцевым, сделался доступным для всех любителей Отечественной Истории.
Долгом считаем сообщить читателям Журнала Минист. Перевод этого достопримечательнейшего четырехсот-пятидесятисеми-летнего Татарского палеографического памятника.
«Надежда моя на Бога и упование на благость, милость Его».
«Тохтамыш, слово мое»
Начальнику Крымской Области Кутлу буге, Бекам, Дарогам, Кадиям, Муфтиям, Шейхам, Суфиям, Писцам Диванов, Начальникам таможен и Пошлинникам, Опричникам и содержащим караулы, людям ремесленным и всем. Представитель сего ярлыка Бек Хаджи, со всем зависящим от него племенем сделался достойным нашего благоволения. С его Шуракальского племени все различные подати взимались ежегодно в Государственное Казначейство. Но как прежде сего, на основании жалованной ему, со всеми кочующими при нем подвластными, Тимур Пуладом тарханной льготной грамоты, повелевалось: «чтобы на Шуракальцев сказанных податей не налагали, почтовых лошадей не брали, платы на хлебные магазины не требовали, чтобы как внутри, так и вне Крыма в кочевьях своих от Воеводы были свободны, и никаких чиновных лиц не знали, и наконец, чтобы всем им вместе кочующим различными податями не только зла не причиняли, но оказывали бы милость и защиту», – то в отвращение на будущее время раскладки (т.е. податей) на них, и в устрашение могущих причинить вред и обиды, обнародуется, что Хаджи Бек есть мой любимец, и кто преступит таковые ярлыки, тому весьма не хорошо будет. В удостоверение чего пожалован ему настоящий ярлык за алою тамгою . Орда кочевала в Ор-Тюбе. Писан 24 дня месяца Зюлькагида 784 года еджры. В лето Обезьяны (пичин) .
В приложенных двух местах, с правой стороны, в середине к боку и с левой внизу, тамге, алыми Куфическими буквами изображен Мусульманский символ веры: «Во имя всемилостивого, всемилосерднейшего Бога! Нет Бога кроме Бога, Которого Мухаммед есть поклонник и раб» . Тохтамыш-Хан. Далее стерлось от времени. Внутри самой тамги изображен герб Крымского Ханства.
Ярлык, вообще хорошо сохраненный, в трех местах украшен золотыми буквами; писан на шелковой бумаге; длинен и узок так, как наши старинные Русские столбцы. По замечанию Г. Статского Советника Ярцева, он писан превосходным почерком «джерри» на старинном Татарском наречии с особенными знаками орфографии.
Ярлык Тохтамыш-Хана, кроме палеографической важности, драгоценен еще тем, что, сохранив нам форму делового Татарского языка, дает еще понятие о Татарском чиносостоянии, народном быте и степени просвещения .
Другой тоже письменный памятник времени Тохтамыш Хана и поныне сохраняющийся в Крыму (внутри памятника (тюрбе), украшенного на входе Арабскими надписями из Корана) есть каменная гробница Ненекеджан Ханым, дочери Тохтамышевой, умершей в 841 году гиджры и в 1437-8 году нашего летоисчисления. Татарское предание оной гласит так: Красавец, Генуэзский Дворянин, а по другим Татарский Мурза, пленяясь красотою Ханым, уговорил ее бежать от отца, не согласившегося выдать ее за него замуж. Беглецы укрылись в неприступных стенах Генуэзской крепости Киркора (так назывался тогда Чуфут-Кале). Отряд Татар, посланный в погоню, не достиг беглецов, но, по прошествии некоторого времени, им удалось однако же схватить похитителя. Ненекеджан, предвидя, какая участь ожидает ее мужа и не желая его пережить, с отчаяния бросилась с крепостной стены. Горестный отец, оплакав любимую дочь, повелел тело погрести в Киркоре и соорудить над нею гробницу.
Не смотря на протекшие пятьсот девяносто восемь лет, гробница Ненекеджан-Ханым стоит и доселе мало поврежденною .
К разряду письменных памятников можно причислить и монеты Золотой Орды, битые во время владычества над нею Тохтамыш-хана. Места чеканки монет в то время были: самая Орда, Новый Сарай, Сарайчук, Харезм, Баки, Шамаха, Хаджитерхан (теперь Астрахань), Азак (теперь Азов) и Эски-Крым (теперь Старый Крым). Монеты этого Хана серебряные и медные, рассеянные по Крыму, степям по-Волжским и по-Донским, в числе прочих монет Золотой Орды, довольно часто попадаются .
Н. МУРЗАКЕВИЧ

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.