Рапорт об осетинских кавдасарах

Рапорт начальника Осетинского округа от 21.VII.1866 г. начальнику Терской области
«Об осетинских кавдасардах и их отношениях к местным феодалам»
«Вопрос о правах и отношениях кавдасардов к их владельцам неоднократно обращал на себя внимание ближайшего начальства, но все попытки к удовлетворительному разрешению этого вопроса при предместниках моих [что можно усмотреть из дел, хранящихся в комиссии по разбору прав туземцев] не имели успеха отчасти, вероятно, по необыкновенной запутанности прав и отношений кавдасардов к их владельцам, отчасти же, по моему мнению, оттого, что единственный способ для уяснения сего вопроса, заключающегося в снятии показаний от самих туземцев, для приведения их к общему соглашению, не исполним по полному отсутствию искренности и правдивости их во всяком деле, где замешан их личный интерес, где к открытию истины не существует никаких документов и, как во всяком неправом деле, обе стороны стремятся только к тому, чтобы, пользуясь запутанностью обстоятельств, продлить существующий, но уже отживающий порядок вещей.
Однако, до настоящего времени, не находя другого способа для разъяснения кавдасардского вопроса, как вышеизложенный, т.е. отобрание показаний от самих владеющих кавдасардами, я еще раз обратился к нему, но и эта попытка не имела желательного успеха. По моему распоряжению выборные народом депутаты из сословий: алдар, фарсаглагов и кавдасардов, после продолжительных между собой толков и горячих споров, единогласно мне объявили, что они ни к какому соглашению не пришли и прийти не могут, при чем добавили, что вопрос, подобный кавдасардскому, отданный на обсуждение самих туземцев, только увеличивает старые и порождает новые между ними распри и неудовольствия и что, наконец, пусть лучше само начальство определит права их и отношения к кавдасардам.
Предположение мое отобрать показания депутатов под присягой тоже осталось безуспешно, так как сами же депутаты откровенно сознавали, что исходом дела неизбежно будет ложная присяга, и при таких доводах я не счел себя вправе настаивать на ней.
Чтобы, наконец, достичь какого-нибудь результата, я предложил депутатам дать показания свои, и таковые в копии при сем прилагаю.
Можно усмотреть из этих показаний, что алдары присваивают себе право владения кавдасардами в 3 поколениях, считая от первого владельца, приобретшего кавдасардов; депутаты кавдасардов право это ограничивают смертью первого владельца; по показаниям же фарсаглагов, продолжительность времени владения кавдасардами зависела от права сильного и от умения владельца подчинить своему влиянию живущее у него семейство кавдасардов.
Теперь же уничтожать совершенно кавдасардство невозможно, но поставить в более ясное отношение кавдасардских детей к их родителям, очеловечить право их, словом, принять участие в судьбе кавдасардов, есть, конечно, прямой долг правительства, долг тем более удобоисполнимый­ и легкий, что в данном случае власти нисколько не представится идти наперекор коренного народного права, так как долгосрочность владения кавдасардами порождена только правом сильного и общественной неурядицей прошлых времен.
Сообщая все вышеизложенное, я прихожу к твердому убеждению, что теперь же необходимо поставить правилом следующее:
Во-первых, чтоб кавдасарды со смертью своего первого владельца и с наступлением совершеннолетия своего получали бы право на полную свободу.
Во-вторых, чтобы, получив свободу, они пользовались бы землей на плоскости на общинном праве, а в горах наделом известной части бывших владельцев, из имуществ же своего владельца получали бы, по существующему уже обычаю, необходимую часть скота, домашней утвари и проч. по приговору медиаторов.
В-третьих, если за смертью владельца кавдасарды его остались малолетними, то до наступления их возмужалости назначить опеку, обязанность которой следить, чтобы наследники бывшего владельца содержали бы и кормили своих кавдасардов как следует.
В-четвертых, владелец, отдавая замуж свою кавдасардку, берет калым за нее себе, но в свою очередь обязан платить калым за невесту своего кавдасарда, которому при том не имеет права воспрещать жениться.
В-пятых, для прекращения распространения кавдасардства на будущее время воспретить всем туземцам вверенного мне округа отдавать дочерей в номилусы, а установить, чтобы дочери кавдасардов не выдавались опять в кавдасардки, а выходили замуж за свободных людей.
Наконец, в-шестых, отменить совершенно обычай, существующий в некоторых обществах, по которому заплативший за номилус двойной калым присваивает в холопство как ее, так и происшедшее от нее потомство.
Начальник округа полковник Эглау».
(Кокиев 1940, сс. 121-123).

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.