Исламская экономика

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

М.З. ГИБАДУЛЛИН, Т.М. ВАХИТОВА

ОСНОВЫ ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ
Допущено Учебно-методическим советом по реализации образовательных программ профессиональной подготовки специалистов с углубленным знанием истории и культуры ислама в качестве учебного пособия для студентов учреждений среднего профессионального религиозного мусульманского образования

КАЗАНЬ-2009

УДК 37.01
ББК 74.04
З 24

Рецензенты:
З 24 Гибадуллин М.З., Вахитова Т.М.
Основы исламской экономики: теория и практика хозяйствования. Учебное пособие / М.З. Гибадуллин. – Казань: ТГГПУ, 2009. – 195 с.

Аннотация: Учебное пособие подготовлено на кафедре Мировой экономики ТГГПУ. Цель пособия – помочь студентам в изучении рыночных процессов с учетом особенностей мусульманских стран. Помимо основных тем курса пособие содержит вопросы для самоконтроля, тесты, реферативные задания для самостоятельной работы студентов. Учебное пособие предназначено для студентов всех форм обучения, аспирантов, преподавателей.

Научный редактор: д-р пед. наук, профессор Р.М. Мухаметшин

© Зиннуров А.И., 2008
[Знак охраны авторского права авторов (создателей) издания, год]
© Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет, 2008
(Знак охраны правообладания Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета, год)

ВВЕДЕНИЕ
Современное социально-ориентированное рыночное хозяйство является величайшим достижением человеческой цивилизации. Разумеется, она сложилась не сразу. Человечеству пришлось проделать длительный путь эволюции хозяйственных отношений, прежде чем мировая экономическая наука пришла к выводу о том, что социальный прогресс возможен только на основе государственного регулирования экономики, при сохранении главнейших атрибутов рыночного хозяйства – неприкосновенности частной собственности, свободы конкуренции и возможности реализации предпринимательского потенциала личности. И сегодня большинство стран мира приходят к необходимости создать именно такую систему экономических отношений.
Теорию социально-ориентированного рыночного хозяйства, в строгом смысле, нельзя считать продуктом интеллектуального труда только западных ученых и философов. Многие принципы экономических отношений, которые сегодня оказались чрезвычайно актуальны, были заложены также в традиционном исламском мировоззрении. Правда, в силу имевших место до начала ХХ столетия закрытости исламских сообществ, эти воззрения были практически недоступны мировой экономической мысли. Но в условиях глобализации и интернационализации мирохозяйственных связей, когда страны мусульманского мира все более активно интегрируются в систему международных экономических отношений, становится очевидным, что в теоретическом плане они гораздо ближе к теории социального рыночного хозяйства, нежели страны Западной Европы и Северной Америки.
Цель данного курса лекций состоит в том, чтобы в сжатой форме изложить содержательную часть учебной дисциплины «Экономическая теория» для студентов религиозных учреждений, обучающихся по специальности «Шариатские науки».
В рамках поставленной цели решаются следующие задачи:
– изучить эволюцию исламской экономической мысли мусульманских народов;
– показать вклад российских мусульман в мировое экономическое наследие;
– выявить особенности исламской экономической модели;
– раскрыть основные этапы становления исламской экономической модели;
– дать анализ социально-экономического развития мусульманских стран на современном этапе исторического развития;
– показать место и роль мусульманского мира в системе Международных экономических отношений;
– выявить пути и перспективы интеграции исламских стран в Мировую экономическую систему.
Данный курс тесно связан с другими предметами и, прежде всего, с такими как экономическая теория, история экономической мысли и народного хозяйства, экономическая география, демография, статистика и др.
В то же время предлагаемый курс имеет свой специфический объект и предмет исследования. Объектом исследования является исламская экономическая модель. Предметом исследования выступают явления и процессы экономической действительности мусульманского мира и факторы, влияющие или способные оказать на них существенное воздействие.
В последнее время вопросам теории и практики хозяйствования на принципах ислама в отечественной научной литературе уделяется большое внимание. Обширный круг вопросов по данной проблематике рассматриваются в работах Р.И. Беккина, Н.В. Жданова, А. Журавлева, Н.А. Иванова, Н.М. Мамедовой, Л.Р. Сюкияйнена и др.
Особый интерес в научных кругах вызывают принципы функционирования и специфика деятельности исламских финансово-кредитных институтов. Среди авторов, в чьих трудах подробно рассматривается эта тематика, следует назвать А.С. Болджурову, В.А. Исаева, А.О. Филоник, А.В. Федорченко, М. Каменских, Е.Н. Мирошник, М. Мифтяхетдинову, А.А. Максимова, Т.П. Милославскую, В.В. Павлова, Ю. Прудникову, П. Трунина и др.
Развитие института предпринимательства в исламском мире, в том числе среди мусульман Российской империи, анализируются в работах М.З. Гибадуллина, А.И. Ионовой и др.
Экономическое развитие мусульманских стран и их роль в современной системе международных отношений стала предметом изучения в трудах А. Арабаждана, С.Б. Дмитриева, В. Мельянцева, Н.Ю. Ульченко.
В отличие от существующих учебных пособий, в данном пособии эволюция и основные принципы функционирования исламской экономической модели рассматриваются с учетом сложившегося в России исторического опыта использования исламских институтов и продуктов.
Учебное пособие подготовлено на кафедре мировой экономики Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета к.э.н., доцентом Т.М. Вахитовой (тема 1 и 6) и к.э.н., доцентом М.З. Гибадуллиным (тема 2-5).
Глава 1. Экономическая мысль в исламских странах и ее место в общемировом экономическом наследии.
1.1. Основные этапы становления экономической мысли.
1.2. Особенности исламской экономической мысли средневековья и нового времени.
1.3. Распространение экономических знаний среди мусульманских народов России.
Термины и понятия: экономические блага, экономические ресурсы, потребности, производительные силы, рыночная экономика, деньги, национальное богатство, налоги, собственность, макроэкономика, микроэкономика, протекционизм, воспроизводство, стоимость, ансары, мухаджиры, закят, ал-фитр, харадж, мукус, дар ал-ислам, танзимат, джадидизм.
1.1. Экономика – это часть повседневной жизни людей, принимающих активное участие в экономической деятельности, живущих в экономической среде, постоянно использующих термины, употребляемые экономистами (деньги, цены, заработная плата, доходы, расходы и т.д.). В становлении и развитии хозяйственной (экономической) сферы участвуют все члены общества. Главное назначение экономики состоит в создании богатства, способного удовлетворить материальные потребности людей.
Самые первые высказывания об экономике и экономических явлениях можно найти в учениях мыслителей древнего мира. В трудах ученых античного мира Ксенофонта, Платона, Аристотеля и др. берут начало многие теоретические положения современной экономической науки. Термин «Эконономия» принадлежит древнегреческим мыслителям: «Ойкос» – хозяйство, дом, «номос» – закон., т.е. законы ведения хозяйства, дома. В основе такого хозяйства лежит производство и потребление необходимых людям жизненных благ.
Техническая вооруженность первобытного общества была настолько низкой, что человек своим трудом мог прокормить только себя и свою семью. Потом произошла «железная революция», появились железные орудия труда. Производительность труда увеличилась, теперь человек мог производить больше пищи, чем потреблял, т.е. появился прибавочный продукт. Например, когда каменную мотыгу сменил железный плуг, земледелец мог обработать и засеять больше земли и получить больше зерна.
За счет этого прибавочного продукта теперь могли существовать люди, которые сами пищи не добывали. Их руки и головы были освобождены для других занятий: они могли изготавливать ремесленные изделия, заниматься наукой, искусством. С появлением этого нового слоя людей прогресс человечества резко ускорился. Однако необходимо было отобрать прибавочный продукт у тех, кто его производил. А это было возможно лишь при разделении общества на классы и рождении государства.
Первые государства на Земле, первые очаги цивилизации сложились в строго определенных местах, в странах с жарким климатом, в долинах рек с плодородными наносными почвами: в долине Нила (за 3000 лет до н.э.), затем в долинах Тигра и Евфрата, в долине Ганга, в лессовых долинах китайских рек. Эти государства и принято называть государствами Древнего Востока.
Особенности этих государств были следующие:
1) рабы не составляли главную производительную силу общества, т.е. производством материальных благ, сельским хозяйством и ремеслом занимались в основном люди, которые считались свободными;
2) земля находилась не в частной, а в государственной или в государственно-общинной собственности;
3) государства на Востоке постепенно приобретали форму «восточной деспотии», т.е. наблюдалось полное бесправие жителей перед лицом государства.
Общая черта экономической мысли Древнего мира состоит в стремлении сохранить приоритет натурального хозяйства, осудить с позиций нравов, морали и этики торгово-ростовщические операции, нарушающие эквивалентный и пропорциональный характер обмена товаров по их стоимости.
Из дошедших до нас письменных источников самым ранним считают «Поучение гераклеопольского царя своему сыну Мерикару», где речь идет о правилах государственного управления и хозяйствования (Древний Египет XXII в. до н.э.). Еще одним из ранних источников является «Речение Ипусера» (Древний Египет XVIII в. до н.э.), в котором описан социальный переворот, разрушение централизованной системы управления и последствия этого. Причины такого переворота: обширное взяточничество и коррупция чиновничества, рост масштабов домового рабства и ростовщичества.
Наиболее известным памятником экономической мысли является кодекс законов Вавилонии, принятый в XVIII в. царем Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.). Быстрое развитие товарно-денежных отношений в Месопотамии сопровождалось резким сокращением налоговых поступлений в казну и, следовательно, ослаблением государственных структур. Кодекс был направлен на то, чтобы «сильный не притеснял слабого».
Закрепленные в нем правовые нормы жестко регламентировали натурально-хозяйственные основы. В кодексе отражены защита прав собственности граждан, правила аренды, найма и ростовщичества. Кроме того, предусмотрены различные формы государственного регулирования и контроля над экономической деятельностью населения. Так, за покушение на частную собственность мерой пресечения могло стать обращение в рабство или смертная казнь. Попытки увести чужого раба (он приравнивался к имуществу) также сурово карались, вплоть до смертной казни. Была снижена тяжесть кабалы и рабства за долги. Граждане теперь не лишались своих земельных наделов за долги, отдавая в рабство свою жену, сына или дочь. Закон гарантировал отцу семейства, что по истечении 3-х лет члена его семьи освободят и аннулируют долг. Масштабы ростовщичества были упорядочены – 20 %.
Центральной фигурой древнекитайской экономической мысли являлся Конфуций (Кун Фу-Цзы) (551-479 гг. до н.э.). В его работах обоснована необходимость государственной защиты экономического благополучия родовой знати. Конфуций считал, что труд приумножает богатство народа и государя, поддерживается крестьянской общиной и патриархальной семьей. «Образованный правитель – отец народа, гарант правильного действия и более равномерного распределения богатства».
Регламентация патриархально-семейных отношений – основа стабильности общественного строя. Власть должна заботиться о равномерном распределении богатства, регламентации сельскохозяйственных работ, ограничении налогов и моральном совершенствовании людей. Этические нормы, провозглашенные Конфуцием, способствовали укреплению семьи и клана сородичей, а вместе с тем и общественного строя Китая.
В IV-III вв. до н.э. в Китае получили распространение идеи коллективного трактата «Гуань-цзы». В нем богатством признаются все материальные блага. С одной стороны, золоту отводится роль денег, а с другой стороны, золото провозглашается товаром, служащим мерой исчисления ресурсов государства. Проводится мысль о необходимости стабильного развития экономики: «Только там в селениях царит спокойствие, где цены на хлеб регулируются». Для регулирования экономики авторы рекомендуют создавать государственные запасы хлеба, ввести льготные кредиты землевладельцам.
Древнеиндийскую экономическую мысль IV-III вв. до н.э. представляет трактат «Артхашастра» (артха – польза, доход; шастра – наука). Автором считается Каутилья – советник царя Чандрагупты. Трактат посвящен материальной выгоде: приобретению земли, получению налогов, торговой прибыли, процентов. В нем выделена роль государя в выработке и реализации правильной экономической политики. Рабство признается естественным явлением для накопления богатства и достижения общественной пользы. Государственное богатство складывается из результатов труда населения, поэтому в вознаграждение ему оно должно расходоваться на нужды: охрану ирригационных сооружений, льготное землепользование, освоение источников руды, строительство дорог, борьбу с торговцами-спекулянтами.
Основной целью политики государства является пополнение казны с помощью налогов и борьба с хищениями казенного имущества.
Своих вершин экономическая мысль достигла в V-IV вв. до н.э.
Одним из мыслителей того времени был Ксенофонт (430-354 гг. до н.э.) – автор трактата «Домострой». Он предложил использовать термин «экономия» – наука о домоводстве, домашнем хозяйстве.
Ксенофонт одним из первых обратился к изучению проблем разделения труда в обществе. Также он одним из первых осмыслил 2 стороны любого товара, выраженные в его полезных свойствах (потребительная стоимость) и способности к обмену (меновая стоимость). Он признавал необходимость и полезность денег, указал на 2 их функции – средства обращения и средства накопления. Будучи сторонником натурального хозяйства, Ксенофонт не отрицал и выгодность торговли. В своих трудах он давал советы о наилучших методах эксплуатации рабов – использовании материальных и моральных стимулов.
Платон (428-347 гг. до н.э.) в своем труде «Государство» привел характеристику одного из проектов государственного устройства. В нем высоко оценивается роль аристократии в обеспечении общественных интересов. Это сословие вместе с воинами образует аппарат управления. Они не будут в идеальном государстве обременены собственностью. Их материальное обеспечение возьмет на себя государство. Частная собственность осуждается Платоном, все принадлежит государству. Всякое личное имущество, превышающее установленный минимум, государство отнимает.
Семья находится под контролем государства, которое определяет браки и рождение детей. По сути, Платон создал модель государства примитивного коммунизма. Это одна из первых утопий.
Другой проект предложен Платоном в работе «Законы». Он считает, что в идеальном государстве все граждане смогут получить по жребию дом и земельный надел. Ценность общего имущества граждан не должна разниться более чем в 4 раза.
Как и Ксенофонт, Платон важнейшей отраслью экономики считал земледелие.
Аристотель (384-322 гг. до н.э.) был воспитателем Александра Македонского. В своих трудах «Никомаховая этика», «Политика» разработал проект идеального государства, определив семью в качестве его основы. Сущность государства – стремление к всеобщему благу.
Рабство Аристотель считал естественным, а раба – говорящим орудием. Он говорит о необходимости деления общества на свободных и рабов, а их труда – на умственный и физический. Все виды хозяйства и жизнедеятельности людей рассматриваются Аристотелем с точки зрения используемых каждым сословием способов приобретения богатства и относятся либо к естественной сфере – экономии, либо к неестественной – хрематистике.
Экономия представлена деятельностью людей в земледелии, ремесле и мелкой торговле. Ее цель – удовлетворение насущных жизненных потребностей человека, поэтому она должна быть объектом заботы государства.
К хрематистике автор относит крупные торговые сделки и ростовщичество. Ее цель беспредельна, т.к. главное в этой сфере – обладание деньгами.
Экономические воззрения средневековья носят ярко выраженный богословский характер. Автором одной из значительных концепций является мыслитель арабского Востока Ибн-Халдун (1332-1406 гг.), который жил в североафриканских странах Магриба. К тому времени здесь распространились постулаты Корана (в начале VII в. зародился ислам). Более подробно об особенностях исламской экономической мысли средневековья – в следующем параграфе.
Как наука, т.е. систематизированное знание о сущности, целях и задачах экономической системы, экономическая теория возникла в 16-17 веках. Это период становления капитализма, зарождения мануфактуры, углубления общественного разделения труда, расширения рынков, интенсификации денежного обращения. На эти процессы экономическая наука откликнулась появлением меркантилизма – первой школы, характеризующей развитие экономической теории (политической экономии). Политическая экономия – новое понимание экономики уже не на уровне отдельного хозяйства, а на уровне всего общества, законы ведения общественного хозяйства. А. де Монкретьен, автор «Трактата политической экономии», изложил французскому королю Людовику XIII соображения по сбору налогов и таможенных пошлин, поощрению ремесел, торговли, по устройству государственного бюджета.
1.2. Уже с первых десятилетий существования ислама мусульманским теологам и правоведам (а также светским авторам произведений исторической и юридической литературы) приходилось сталкиваться с различными проблемами экономической деятельности общины (уммы) и экономической политики мусульманского государства (халифата). Это было обусловлено особенностями исторической судьбы ислама, ставшего уже во времена пророка Мухаммеда не только религией, но и официальной идеологией государства, осуществлявшего бурную внешнюю экспансию. Возникает острая необходимость идеологического (исламского) обоснования хозяйственной активности государства в условиях почти непрерывного расширения его территории.
Коран и сунна (у шиитов – ахбар) являются первоисточниками всех положений ислама. Школы мусульманского права окончательно сложились в IХ-Х веках. Таким образом, социально-экономическая доктрина в исламе сформировалась в ранний период и отражала социально-экономические условия именно этого этапа развития феодализма на Ближнем Востоке. В последующие столетия практическое применение канонизированных норм «экономического поведения» нередко выходило за рамки теории, однако сама социально-экономическая доктрина оставалась неизменной.
В ходе завоеваний, в особенности за пределами Аравийского полуострова, арабы-мусульмане столкнулись с новыми для них формами хозяйственной деятельности, которые также требовали определенного осмысления и интерпретации.
Потребности бурно развивавшейся торговли делали необходимой регламентацию взаимоотношений не только между самими торговцами, но и между ними и государством. В рамках государственного регулирования экономики особое место занимала строго разработанная налоговая система.
Несмотря на строгую регламентацию экономической деятельности шариатом, уже в средние века мусульманские правоведы признавали возможность выработки различных подходов к сложившимся установлениям. Такие известные авторы как Абу Ханифа и Абу Йусхф в практических вопросах отдавали предпочтение обычаю (урф, адат) перед предписаниями священных текстов.
Таким образом, в мусульманском праве при всей его догматичности сложилась практика достаточно свободного подхода к решению конкретных практических вопросов.
Особый интерес представляет приложение принципов исламской экономической доктрины в сфере кредитно-финансовой деятельности, широко развитой в странах мусульманского мира еще в средневековье. Специфика кредитно-финансовых институтов заключается в распространении на них шариатского запрета на выплату или получение процента (риба). В Коране неоднократно подчеркивается греховность риба. Однако этот запрет уже в первые века хиджры вошел в противоречие с экономической действительностью.
Быстрое развитие товарно-денежных отношений, рост спроса на деньги обусловили необходимость «творческого подхода» законоведов к вопросу о прибыли: основываясь на положениях Корана, они разграничили собственно ростовщичество (т.е. получение процента с капитала) и прибыль, в процессе получения которой участвует человеческий труд.
Риба становится законным в том случае, если доход получен в результате производственной деятельности, причем к последней относится также и торговля. Таким образом, с точки зрения классического мусульманского права создание торговых корпораций и финансовых предприятий не только не осуждается, но и является одобряемым действием, поскольку создание таких институтов позволяет пускать капитал в оборот (хранение капитала является действием, осуждаемым исламом[16]).
Экономическая политика арабо-мусульманского государства в рассматриваемый период (VII-Х вв.) осуществлялась по двум направлениям: регулирование хозяйственного механизма внутри халифата и организация внешнеэкономических связей. Внутриэкономическая политика строилась на общих принципах социально-экономической доктрины, главное внимание уделялось обеспечению функционирования налоговой системы и различным финансовым вопросам. О формах этой деятельности государства свидетельствует перечень ведомств, занимавшихся хозяйственными вопросами в халифате Аббасидов в IХ-Х вв.:
– казначейство – диван бейт аль-маль;
– ведомство конфискаций – дар аль-мусадарин;
– ведомство благотворительности – диван аль-бии ва-садака;
– государственный «банк» – диван аль-джихбаза;
– военное ведомство – диван аль-джейш;
– почтовое ведомство – диван аль-барид.
В средневековых мусульманских городах существовала категория специальных лиц, в функции которых входил контроль за соблюдением правил торговли и отчасти коммерческих операций. В восточных областях халифата Аббасидов этот чиновник назывался мухтасиб (осуществляющий хисбу). Мухтасиб имел право, не проводя специального разбирательства, вмешиваться в коммерческие дела, если они совершались в нарушение шариата.
Наиболее стройное изложение исламской социально-экономической доктрины можно найти у средневековых правоведов, а также историков и других светских авторов. Определенный итог развития этих взглядов средневекового ислама подводит Мухаммад Ибн Халдун ал-Хадрами (1332-1406 гг.) – Ибн Халдун. Он родился в Тунисе, служил при дворах султанов Туниса, Феса и амира Гранады. Кроме своей государственной деятельности, Ибн Халдун являлся убежденным последователем Шазилийского тариката, широко известного поощрением постижения законов развития этого мира через наблюдения, размышления, анализ и научный поиск. Ближе к концу своей жизни он поселился в Каире, где преподавал в знаменитом университете Аль-Азхар. Самым значительным из его произведений является «Большая история» или «Книга поучительных примеров и диван сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, обладавших властью великих размеров».
Особенно знаменито его «Введение» («Мукаддима») к «Большой истории», в котором Ибн Халдун охватил своими наблюдениями и анализом многие темы, касающиеся закономерностей становления и развития человеческих обществ, различных культур и цивилизаций, начал справедливого политического управления. Его труды по экономике, об экономическом прибавочном продукте, экономически ориентированной политике настолько же значимы и интересны сегодня, как и в его времена. Современный исследователь Джин Дэвид пишет в своей статье, опубликованной в «Journal of Political Economy», что Ибн Халдун «открыл огромное количество экономических законов за несколько столетий до их «официально принятого на Западе рождения». Он открыл необходимость разделения труда до Адама Смита, принцип трудовой стоимости до Рикардо и роль правительства в проведении стабилизационной политики до Кейнса». Поставторитарные общества современного мира, желающие войти в качестве полноправных членов в мировую экономику, сами того не осознавая следуют рекомендациям Ибн Халдуна о приватизационной политике и установлении личных прав собственности, ослаблении государственного контроля за ценами на товары и услуги, важном значении предпринимательства и частной инициативы, сокращении бюрократического аппарата и наемных армий, ограничении вмешательства государства в экономическую и торговую сферы. Ибн Хальдун был первым, кто занимался систематическим анализом функционирования экономики, важности развития технологий, производственной специализации, внешней торговли, роли избыточного продукта, роли государства и его стабилизационной политики в стимулировании производительности и занятости. Ибн Халдун, кроме того, занимался проблемой оптимального налогообложения, минимальных государственных услуг, экономических ожиданий и стимулов, институциональных рамок права и закона, производства и теории ценностей. Его рекомендации относительно государственной монетарной политики по сдерживанию инфляции и укреплению национальной валюты были реализованы Советом Федеральной резервной системы США, Банком Англии и германским Бундесбанком. Право собственности, которое начало активно разрабатываться и реализовываться в 60-х годах прошлого века многими западными, в первую очередь американскими экономистами, также за несколько столетий до этого было подробно разработано Ибн Халдуном. Причем важность охраны прав собственности Ибн Халдун возводил в степень вопроса о выживании цивилизации, говоря о том, что незащищенность прав собственности ведет к снижению экономической активности. Ибн Халдун, не претендуя на то, что он открыл некий «магический ключ» спасения народов и государств от закономерных кризисов и упадка, тем не менее, выводит целый ряд рекомендаций, призванных укрепить общественно-политическую и экономическую стабильность, обеспечить процветание нации и избежать преждевременного экономического краха и политической смерти государства и цивилизации:
1. Строгое установление и защита прав собственности и свободы предпринимательства;
2. Господство закона и надежность судебной системы для установления справедливости;
3. Общественная безопасность и безопасность торговых коммуникаций;
4. Снижение ставки налогообложения для повышения занятости, производительности и доходов;
5. Сокращение бюрократического аппарата и наемной армии при одновременном повышении их эффективности;
6. Ограничение государственного вмешательства в торговлю, производство и коммерческую деятельность;
7. Недопущение государственного установления цен;
8. Недопущение монополизации рынка при поддержке государства;
9. Независимая от власти последовательная монетарная политика, не допускающая заигрываний и спекуляций со стоимостью денег;
10. Рост населения и рост степени специализации рынка;
11. Система творческого образования, стимулирующая развитие независимой мысли и действия;
12. Коллективная ответственность и внутреннее чувство справедливости для установления справедливой общественной системы, поощряющей добрые деяния и предотвращающей пороки.
Как видно из данных рекомендаций, Ибн Халдун всячески старался оградить человеческую экономическую активность от несправедливого вмешательства как со стороны недобросовестных конкурентов, монополистов, так и со стороны государства, во главе которого зачастую могли вставать люди не только некомпетентные, но и нечестивые. Будучи верующим и богобоязненным мусульманином, Ибн Халдун уделял огромное внимание вопросам справедливости и общественного блага. Так, в своих строках относительно значения производственной специализации и последующей кооперации он писал, что это позволяет «удовлетворять нужды как можно большего количества людей…». Позднее по тому же самому вопросу один из отцов западной политэкономии Адам Смит, чьи идеи во многом определили облик современной западной экономической системы, произнес совершенно противоположное, заявив, что люди в своей экономической активности стремятся руководствоваться только «собственной выгодой».
Что касается справедливости в обществе, особенно в экономической сфере, Ибн Халдун утверждал, что единственный путь нации к развитию, процветанию и совершенствованию «лежит через справедливость». Понимание общественной справедливости Ибн Халдун вполне естественно раскрывает через коранические принципы о том, что «справедливость – это баланс, устанавливаемый между людьми».
Почти один в один повторяя коранические аяты и хадисы Посланника Аллаха (мир ему и благословение) о том, что те, кто отказывают людям в их правах, творят несправедливость, Ибн Халдун раскрывает этот принцип справедливости в экономической сфере: «Те, кто нарушают права собственности, творят несправедливость… Те, кто, овладевают чужой собственностью силой, творят несправедливость…Те, кто собирают несправедливые налоги, творят несправедливость…».
В завершение Ибн Халдун предельно четко формулирует один из основных общественных законов, утвержденных Аллахом на земле, подробно раскрытых им в своих трудах и сегодня, в силу ограниченности сознания, бездуховности и откровенного невежества, полностью игнорируемый лидерами западного мира – «несправедливость уничтожает цивилизацию».
Самой крупной работой Ибн Халдуна является «Большая история», или «Книга поучительных примеров и диван сообщений о днях арабов, персов и берберов и их современников, обладавших властью великих размеров» («Китаб ал-`ибар:»). Однако большую известность приобрело не само указанное сочинение в целом, а «Введение» («Мукаддима») к нему, где на основе экономических взглядов рассматривается родоплеменная организация кочевых и оседлых бедуинских племен, содержится информация о социально-экономической жизни эпохи, в которую жил Ибн Халдун. После смерти Ибн Халдуна «Мукаддима» оказалась временно забытой, и только спустя почти пять веков на нее обратили внимание исследователи. Долгое время оставалось в тени и имя самого Ибн Халдуна, хотя по мнению ряда исследователей (Р.И. Беккин и др.) этот великий ученый, заложивший краеугольные камни в основание современной экономической теории, не меньше чем Адам Смит заслуживает право называться «отцом экономики». Так, известный американский экономист и социолог Й. Шумпетер, которого нельзя заподозрить в симпатии к Ибн Халдуну, писал: «Я продолжаю считать Адама Смита одним из величайших философов, внесших значительный вклад в экономическую науку, несмотря на то, что он был скорее компилятором экономических идей своих предшественников. Он красноречиво представил эти идеи во всей полноте и облек их в новую форму, придав им новый стиль. Тем не менее, Ибн Халдун был более оригинален, чем Адам Смит, несмотря на то, что он опирался на переработанные им идеи предшественников, такие как разделение труда в «идеальном» государстве Платона, анализ сущности и природы денег у Аристотеля, идеи Тахира ибн ал-Хусайна об управлении государством. Однако именно Ибн Халдун был тем, кто привнес оригинальные идеи в некоторые области экономической мысли». У Ибн Халдуна много ценных выводов и соображений по экономическим вопросам, при этом важно, что многие вещи он вывел умозрительно. Одним из главных достоинств Ибн Халдуна как экономиста является то, что он впервые в экономической науке высказал мысль о прогрессивном развитии общества, независимо от каких-либо внешних воздействий. В основу взглядов Ибн Халдуна на ход исторического процесса положена не эволюция политического строя, а эволюция форм хозяйства от кочевого быта к городской жизни. Внутренним источником развития общества ученый считал трудовую деятельность людей. Ибн Халдун также как и его предшественники рассматривал экономические вопросы в контексте других проблем, используя междисциплинарный подход. Большое внимание ученый уделял географическому фактору и его влиянию на экономическую активность людей при добывании ими средств к существованию. Ибн Халдун полагал, что в зависимости от того, какие возможности предоставляет географическая среда человеку, развиваются его потребности, сначала в пище, жилье, а по мере их удовлетворения – духовные запросы в сфере науки, искусства. Таким образом, у человека, который живет в умеренном климате, климат стимулирует стремление к труду, а у тех, кто проживает вне данного пояса (к северу и к югу), такой стимул соответственно ослабевает. Однако в каком бы климате человек не проживал, он не может выжить и добыть средства к существованию в одиночку. «Человеку необходима во всем, – пишет Ибн Халдун, – помощь ему подобных; если не будет такой взаимной помощи, то человек не сможет добыть себе пропитание, и не сможет жить, ибо Бог предопределил ему необходимость в пище для жизни. Ему без оружия не удастся защитить свою жизнь. Его растерзают звери и настигнет его преждевременная гибель, и прекратится род человеческий. А если существует взаимная помощь, то добудет он пищу для пропитания и орудие для защиты. Тогда исполнится мудрое предначертание Аллаха о существовании человека и сохранении рода его. Таким образом, это объединение необходимо для рода человеческого».
Вместе с тем, по мнению Ибн Халдуна, «условия, в которых живут поколения, различаются в зависимости от того, как люди добывают средства к существованию». В соответствии с классификацией ученого, люди делятся на две категории: тех, кто добывает средства к существованию естественным путем (животноводство, земледелие), и тех, кто пребывает в состоянии цивилизации. Люди из первой группы не в состоянии добыть то, что превышает пределы их потребностей или, иными словами, находятся в состоянии примитивности. Но с появлением излишка, чей размер превышает объем человеческих потребностей, общество эволюционирует из состояния примитивности в состояние цивилизации, что, в конечном счете, может привести к кризису перепроизводства, пассивности, застою и гибели такого общества. При этом людям мало объединиться. Человечество объективно нуждается в институте государства. Основное предназначение государства, по Ибн Халдуну, – обеспечение нормальных условий для общественной жизни, обеспечение условий производства и товарообмена. Государству также принадлежит функция активизации экономической жизни, улучшения условий спроса на производство товаров. Кроме того, государство обеспечивает самый большой рынок, на котором находят сбыт все товары. При этом рост благосостояния людей находится в прямой зависимости от политического положения государства. Уподобляя государство человеческому организму, Ибн Халдун считал, что каждое государство обречено на гибель, переживая, как правило, пять фаз своего развития: от фазы победы до фазы растрат и расточительства. Само развитие цивилизации идет, по мнению Ибн Халдуна, от «умран бадави» (сельской жизни) к «умран хадари» (городской жизни), которая и является высшей и последней формой развития общества. Под термином «умран» Ибн Халдун понимает совокупность ряда социальных, экономических и демографических понятий.
На благосостояние государства и его граждан существенное влияние оказывает численность населения. Увеличение населения в государстве неизбежно приводит к увеличению спроса на продукты труда (то есть имеется в виду то, о чем писал Ибн Таймийа). Чем больше людей проживает в том или ином городе, тем больше материальных благ выпадает на душу населения. В свою очередь, рост благосостояния благоприятствует росту населения. (Последнее положение Ибн Халдуна отражает менталитет восточных народов и не всегда может быть применено к народам западным, особенно если речь идет о современности. На Западе в последние десятилетия наблюдается обратная тенденция: состоятельные семьи не спешат обзаводиться многочисленным потомством, многодетные семьи стали уделом бедных). Взаимопомощь и объединение между людьми напрямую связаны с разделением труда, проистекающим из нужд человека в разных орудиях. Разделение труда позволяет производить больше продуктов как для удовлетворения нужд производителя, так и для обмена. Разделение труда лежит в основе создания необходимых условий для производства прибавочного продукта, становящегося предметом обмена.
С.М. Бациева справедливо указывает, что Ибн Халдун был первым известным в настоящее время экономистом, разгадавшим тайну стоимости, он первый увидел в труде субстанцию стоимости. Человеческий труд, по Ибн Халдуну, является источником не только общественного развития, но и индивидуального существования. «Всякий доход, – пишет ученый, – из которого люди извлекают пользу, соответствует стоимости их труда. Если бы кто-нибудь совсем не работал, то он лишился бы всякого дохода. Стоимость дохода определяется затраченным трудом». Однако теория Ибн Халдуна наталкивалась на противоречие, проистекавшее из того, что знатные люди, не вкладывавшие практически никакого труда, имели больший доход, чем бедняки, посвящавшие труду большую часть своей жизни. Данное противоречие ученый объяснил тем, что доход знатного человека формируется за счет того, что на него работают другие, которые не получают взамен чего-либо эквивалентного их труду. Так, например, излишки продукта в сельском хозяйстве и ремесле представляют собой различные формы избыточного труда, который присваивается влиятельными людьми. Ибн Халдун разделил потребительные стоимости на «ризк» и «касб». Все, что человек приобрел благодаря своим способностям и вложенному труду, называется «касб», термин, который можно перевести как «достояние». Если все, что человек приобретает (касб) может быть использовано на удовлетворение его нужд, это называется «ризк», что можно перевести как «предметы потребления». Важно высказывание Ибн Халдуна о том, что труд овеществляется в продукте. Человек же приобретает результаты труда в ходе обмена равноценных стоимостей, а не самого труда, который не является объектом купли-продажи. В свою очередь, затраченный на производство товара труд реализуется в ценах. Существенное внимание Ибн Халдун уделял такому вопросу, как функции денег. Появление денег связано, по мнению ученого, с оживлением торгового обмена, расширением связей. Рассматривая природу и причины возникновения денег, Ибн Халдун полагал, что золото и серебро стали деньгами в силу того, что их цена не подвержена колебаниям на рынке. Редкость этих металлов и большие трудовые затраты на их добычу и обработку являются причиной их высокой стоимости. Однако следует помнить, что золото и серебро – это всего лишь инструменты, а не товар в силу выполняемых ими функций. Что касается количества находящихся в обращении денег, то оно находится в зависимости не только от определенного уровня развития общества, но и от возможности экспорта товара в другие страны. При этом, по мнению Ибн Халдуна, наличие золотых или серебряных запасов (или других природных ресурсов) в государстве еще само по себе не обеспечивает экономическое развитие. Последнее зависит от экономической деятельности и разделения труда, которое в свою очередь зависит от объемов рынка и орудий. При этом сами орудия могут быть созданы за счет дополнительных средств или излишка, который возникает после удовлетворения потребностей людей. Расширение же рынка повышает спрос на услуги и товары, что, в свою очередь, способствует росту производства, увеличивает доход людей, способствует развитию науки и образования, ускоряет процесс развития. Подобно другим мусульманским экономистам Ибн Халдун уделял значительное внимание вопросам налогообложения, считая, что «налоги и поборы образуют материю государства». Чрезмерные поборы с населения (тем более с применением насилия) лишают людей результатов их труда и тормозят прогресс в государстве. Если же налоги не растут, то у людей появляется заинтересованность в труде и производстве.
«Знай, – писал Ибн Халдун в «Мукаддиме», – что [статьи] налогов в начале существования государства невелики по своим долям, а сумма налогов велика, тогда как в конце существования государства доли велики, а сумма мала. Причина этого в том, что государство, если оно следует религиозным установлениям, не требует ничего, кроме установленных сборов – садаки, т.е. добровольных пожертвований; хараджа, т.е. поземельного налога; джизьи, т.е. подушной подати, а размер их невелик… Это касается и десятины, выплачиваемой зерном или скотом, и джизйи, и хараджа, и всех установленных сборов, ибо они имеют границу, которую нельзя преступать. Если государство следует законам преобладания и асабийи, то оно в своем начале является примитивным, как было сказано. А примитивность требует снисходительности, щедрости, отсутствия гордыни, воздержания от изъятия имущества людей, что порой может случаться по невнимательности. А если доли (статей налогов – Р.Б.) невелики и статьи немногочисленны, то поданные стремятся к труду и желают его, и увеличивают освоение мира, и умножается оно на радость людям по причине малого количества податей. А если увеличивается освоение людьми мира, увеличиваются количества, приходящиеся на каждую статью, и растет каждая доля, а из-за всего этого увеличивается сбор налогов и их сумма». Всем известно, какую роль играла и продолжает играть торговля в жизни мусульманского общества. Однако Ибн Халдун, выступая последовательным сторонником свободы предпринимательской деятельности, высказывается достаточно критично в отношении торговли как средства получения человеком средств к существованию. По его мнению, торговля, хотя и является естественным видом обретения средств к существованию, но ее методы и способы большей частью это уловки с целью получить разницу между стоимостями купленного и проданного. Кроме того, мусульманские правоведы уделяли значительное внимание вопросам налогообложения. До наших дней дошли, по меньшей мере, имена 19 авторов сочинений, озаглавленных как «Китаб ал-харадж» и «Рисала фи-л-харадж», т.е. посвященных мусульманским налогам. Всего же, по имеющимся источникам, в эпоху раннего ислама был известен 21 труд мусульманских авторов по вопросам налогообложения. Но до наших дней дошли только три работы: Абу Йусуфа (ум. 798), Йахйи б. Адама и (ум. 818) б. Джафара (ум. 932). Некоторые правители и чиновники, подобно везиру `Али б. `Исе, не хотели мириться с нарушением мусульманского порядка налогообложения и пытались отменить все не соответствовавшие шариату налоги. Так, например, поступил фатимидский халиф ал-Хаким (996-1021), отменивший все не предусмотренные мусульманским правом налоги, но государство нуждалось в деньгах, и его преемник вынужден был вновь ввести все прежние налоги и пошлины. В такой непростой ситуации мусульманским правоведам, лояльным правящему режиму, зачастую приходилось оправдывать введение новых налогов ссылками на шариат. К примеру, в соответствии с мусульманским правом все пошлины были запрещены, однако повсюду в халифате были учреждены таможни. Тогда мусульманские правоведы (факихи) предложили помещать пошлину в графу закята в пределах той суммы, которую полагалось выплатить верующим в пользу своих нуждающихся единоверцев. Подобный метод носит в мусульманском праве название «хийал». В соответствии с определением, данным крупным западным специалистом по мусульманскому праву И. Шахтом, хийал представляет собой «использование правовых средств для достижения чрезвычайных целей, которые, будь они законны или незаконны, не могут быть достигнуты путем прямого использования возможностей, которые предоставляет шариат». Определяющая тот или иной тип поведения система ценностей, в отличие от системы потребностей человека, носит объективный характер и определяется средой его существования; применительно к хозяйствующему субъекту – это среда хозяйствования. Под средой хозяйствования понимается внешняя по отношению к хозяйствующему субъекту среда, складывающаяся под воздействием прямых и косвенных факторов, среди которых выделяют общее состояние экономики, состояние рынков ресурсов и сбыта, политический режим, законодательный климат, социальную стратификацию, уровень образования и пр. Большинство этих факторов носят модифицирующий характер в среднесрочной перспективе и могут варьироваться в зависимости от отраслевой и региональной принадлежности, формы организации и размера деятельности хозяйствующего субъекта. По этой причине под средой хозяйствования, общей для различных хозяйствующих субъектов, целесообразнее понимать национальную среду той страны, в которой они осуществляют свою деятельность и наем персонала. Такое определение среды хозяйствования представляется целесообразным, т.к. национальная среда оказывает наиболее существенное влияние на поведение хозяйствующего субъекта, являясь главным источником ценностей и норм, регулирующих поведение рожденных и воспитанных в ней людей. Важно отметить, что система ценностей и норм, ориентирующая субъектов национальной среды на определенную поведенческую модель, является результатом воздействия со стороны не только национального мировоззрения, но и религиозного культа, лежащего в основе национального менталитета. Влияние географических, природно-климатических условий, территориальной протяженности страны определяет характер национальной составляющей системы ценностей. Религия, отвечая на ключевые мировоззренческие вопросы о том, что такое хорошо и плохо, прекрасно и уродливо, правильно и ошибочно, является смыслообразующим ядром системы ценностей. Религия формирует духовный уровень системы ценностей. Соотношение национального и религиозного в хозяйственной среде представляет собой соотношение внешней формы и внутреннего содержания. При этом национальное проявляется в форме, т.е. в структуре потребления определенного типа (утилитарного, досугового или аскетичного) и способах удовлетворения потребностей, а религиозное проявляется в содержании, т.е. в системе ценностей (иерархия ценностей и их смысловое наполнение). Опираясь на сделанные выводы в сочетании с содержательной трактовкой основных религиозных систем ценностей, можно построить систему определения типа потребления, предпочтительного для среды с определенными национально-религиозными характеристиками. В качестве критерия внесения характеристик той или иной хозяйственной среды в сводную таблицу целесообразно принять ее масштаб, значимость и легитимность в системе глобальных экономических отношений.
1.3. Наиболее плодотворным периодом формирования национальной экономической мысли были конец XIX и начало XX веков. Именно на рубеже двух столетий, когда в татарском обществе утверждаются товарно-денежные, рыночные отношения и когда формируется татарская буржуазная нация, происходит становление социально-экономической мысли татарского народа как нового направления общественной мысли.
Как отмечает известный исследователь истории татарской экономической мысли профессор Газизулиин Ф.Г., как самостоятельное направление общественной мысли, как новая отрасль научного знания, национальная экономическая мысль в Татарстане сложилась на рубеже XIX-XX вв. В этот период перед татарским народом, как и другими малыми народами России, стояли исторические задачи по преодолению отсталости и приобщению к достижениям мировой цивилизации; задачи материального и духовного возрождения нации.
Поиски путей решения этих судьбоносных задач становятся центральными в деятельности видных ученых и общественных деятелей татарского народа, определяют содержание, характер их выступлений на страницах периодической печати, в научных публикациях, художественных произведениях, в организуемых общественно-политических акциях.
Источниковедческая база национальной экономической мысли была представлена в монографиях Г. Фаизханова «Книга собеседований («Трактаты») о средствах к жизни и изобилию» (1892 г.), М. Акъегет «Экономика или наука о богатстве» (в 2-х частях, 1918 г.), крупным монографическим исследованием М. Сайфимулюкова «Проблема процента в экономической истории» (II-ХIХ вв.), опубликованном в 22-х номерах журнала «Шура» за 1915-1916 годы, специальными экономическими журналами «Икътисад» («Экономика», 1908-1913 гг., г. Самара) и «Руссия саудаси» («Торговля России», 1912-1917 гг., г. Казань).
Нельзя не упомянуть и о таком уникальном явлении в общественно-политической жизни татарского народа между революциями 1905-1907 гг. и 1917 года, как издание на родном языке в различных регионах России 54 газет и 46 журналов, включавших разделы по социально-экономическим вопросам. Их авторами были Ф. Муртазин, Ш. Шагидуллин, З. Бигиев, Г. Тукай, Г. Кулахметов, Ш. Муамедов, Х. Ямашев, Г. Сайфутдинов и многие другие. Прогрессивной для своего времени была просветительская деятельность ряда крупных представителей мусульманского духовенства (Г. Баязитов, М. Бигиев, Р. Фахретдинов и др.). Их заслуги многогранны; раньше многих в татарском обществе они осознали необходимость и значимость для его прогресса экономических знаний, экономической науки. Они участвовали в организации и издании социально-экономической и общественно-политической литературы, задавали рациональный тон в дискуссиях по социально-экономическим вопросам, непосредственно связанным с отдельными положениями Шариата; не противопоставляли религию и науку. Массовое издание газет и журналов на татарском языке в начале ХХ столетия явилось долгожданным ответом на интеллектуальные запросы татарского общества. Даже приведенный перечень источников свидетельствует о широте и основательности национальной социально-экономической мысли, отразившей интересы и поиски всех социальных слоев общества, национальный менталитет.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.