Поэмы. Сады благочестия

Благословенные жемчужины ислама,
как источники созревания сада благочестия

САДЫ БЛАГОЧЕСТИЯ

(В убедительных поэмах и удовлетворительных сочинениях бедного Шахаба Бамматского, служащего и писаря шейха Аль-Умми Аль-Мухаммада Божественного, да будет доволен Аллах им и всеми нами)

ГРОЗНЫЙ-2016

Отпечатано при содействии Мухаммада-Хусейна Асадоава, жителя Темир-Хан-Шуры в 1906 году.

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
Тебя мы восхваляем, о, Аллах, Тебя, который открыл правильные пути своим избранным приближенным и унаследовал им свет знания сокровенного от Своих праведных пророков, и Он же выбил из их сердец родники небесной благодати и мудрости, и заставил течь в их руки все блага и милости, и мы благословляем и приветствуем того, от кого снизошли знания сокровенного, и его потомков, и его сподвижников, побеждающих при посредстве избранного света.
Это говорит бедный раб, взывающий к милости Господа своего Всемогущего, который дает его страждущей душе все, что она пожелает, и он не достиг даже среднего уровня в арабском языке, не говоря уже о высшем, – Шихабуддин ибн Сугаиб Бамматский.
Когда я встретился с нашим святым угодником Аль-Умми Аль-Мухаммади, Мухаммадом ибн Назири Цацан-юртовским, он был последователем кадаритского тариката при полном следовании нормам шариата, установленным пророком.
Он воспринял святость от шейха Ибрагима Аль-Устаргади, а этот тарикат – от шейха Баматгирея Аль-Автури, и он воспринял его от шейха Хаджи Кунта Аль-Иласхани, который был жемчужиной своей эпохи и единственным в свое время, и он воспринял его от шейха Ташов-Хаджи Эндирейского, и он – от шейха Мухаммада Ярагского, и он – от шейха Хасмагомеда Ширванского, и он – от шейха Сираддина Суктийского, и он принял его от Суфьяна Сурийского, шейха, а он – от шейха Дауда Ат-Таъи, и он – от шейха Зиннуна Египетского, а он получил его от шейха Башира Аль-Хафи, и он – от шейха Ибрагима ибн Адхама, а он – от шейха Фадиля, а он – от шейха Атаба Аль-Гулами, и он – от шейха Хабиба-Аджами, а он – от шейха Хасана Басрийского, и он – от шейха Хатима Аль-Асамми, а он – от шейха Шакика Аль-Балхи, а он – от шейха Увайса Аль-Карни, а он – от шейха Ахмада Аль-Бадави, а он – от шейха Мусы Аль-Казима, и он – от шейха Джафара Ас-Садика, и он получил его от великого спасителя Абдиль-Кадира Гилянского, а он – от Мухаммада Аль-Бакира, шейха, и он – от шейха Али Зайнуль-Абидина, а он от шейха Хусейна, и он получил его от своего отца Асада Ар-Рахмани Али Аль-Муртада, а он воспринял его от господина сущего и посланника небес Мухаммада избранного, да благословит его Аллах и приветствует, и он принял его от архангела Джабраила, мир и благословение ему, и он получил его от Господа миров, Всемогущий Он и Великий, да будет доволен Аллах всеми ими.
И я замечал в нем, да будет доволен им Аллах, из познаний его Аллаха, Всемогущий Он и Великий, то, что неподвластно умам, и в его познаниях о посланнике Его то, чего не пишут о нем по традиции, с познанием людей, их несчастий и бед; соблазнов шайтана и его дурных замыслов, разъясняя, идущим по пути служения, его особенности, и в отношении адатов – их иллюзорность.
Служение ему я считал для себя лучшей верой, не внимая к порицаниям некоторых людей. Он, да будет доволен им Аллах, поил меня из чаши пития праведных и вел меня по пути идущих, и вывел меня из пропасти мрака, заставляя меня читать молитву, обращаясь к господину садов благочестия, беспрерывно и силой своего влечения. Потом, когда я прочитал некоторые из писаний людей и обнаружил, что все, что я замечал и слышал от него, да будет доволен им Аллах, упомянуто в них, мне захотелось изложить это в касыдах, и охватить ими преимущества изложения при запоминании части того, что забывается нами из обилия его щедрот, и того, что обнаружилось для жителей Дег1астана (Чечня, Дагестан, Ингушетия) из дуновений его благодати.
Сначала я сочинил касыду приблизительно в сто тридцать бейтов в стихотворном размере «тавиль» с рифмой на букву «даль» и упоминанием о делах нашего почтенного шейха Аль-Умми Аль-Мухаммади. Затем я сочинил касыду с рифмой на букву «та» в объеме около ста бейтов в том же стихотворном размере с упоминанием моих надежд на опубликование, которую шейх наш словно нанизанными жемчужинами наполнил разъяснениями по воспитанию характерных черт мюридов и простых людей.
Затем я сочинил касыду «Аль-Кафия» с рифмой на букву «Каф» в объеме около сорока семи бейтов в стихотворном размере «мутадарик». К примеру, эта касыда открывается упоминанием дел нашего благословенного шейха и сокровенного знающих святых угодников и истинных мюридов.
Затем я сочинил небольшие касыды, которые вы увидите в конце, и назвал их «Благословенные жемчужины ислама, как источники созревания сада благочестия», и прошу Аллаха Всевышнего, чтобы Он сделал их целебными для больных душ и достаточными от дурных мыслей. Поистине, Он лучший из отвечающих на просьбы и лучший из тех, на кого надеются!
Затем, просьба к арабским братьям и умным людям: если они увидят в этих (поэмах) касыдах ошибки в формулировках или странности, пусть они исправят их и напишут рядом с ошибкой правильное толкование, и пусть они завершат свои толкования. Возможно, это будет правильно, потому что сочинял я их при стесненных обстоятельствах, с любовью к хозяевам положения. Вместе с тем, будучи начинающим в арабских науках, я не был кем-либо направляемым по части исправления их, особенно в 26-м году четырнадцатого века, когда души людей наполнились мраком и бунтарством, а сердца безразличием и забвением. Тем не менее, я сочинял эти касыды в благоговении и смирении перед тем, Кто все слышит и видит, и, опасаясь, чтобы они не оказались перед лицом Аллаха прахом, развеянным по ветру, поскольку касыды сочинены мною самолично, с любовью. И я в процессе сочинения во время сна часто читал суры Корана. Чаще всего, я читал суру «Йасин», много раз. Я прочитал толкование имама Мухаммада ибн Сирин, да смилостивится Аллах Всевышний над ним, и обнаружил, что тот, кто читает ее, становится праведником, а также я прочитывал во сне до завершения касыды «Ад-далия» стих о благоприятных обстоятельствах из суры «Пещера». «Поистине, для тех, которые уверовали и делали добрые дела, для них будут жилищем сады райские. В них они будут пребывать вечно и не пожелают перемены их». Кроме того, (5) обнаружил в толковании этого имама, после его прочтения, что тот, кто прочтет его, у того продлится срок жизни, улучшатся его обстоятельства и будет ему дарована счастливая доля от людей, среди которых обитает.
Затем я прочитал во сне до завершения касыды «Ат-Таъия» о приличиях мюридов, стих из суры «Нух», мир и благословение ему: «Почему бы Вам не обратиться к Аллаху с благоговением, ведь Он создал вас в различных образах». Я нашел в толковании этого имама, после того, как я прочитал его, что тот, кто прочтет этот аят, станет надзирающим за нравами и запрещающим неподобающее, а также победителем над врагами.
Затем я прочитал аят из суры «Пчелы»: «Кто сотворит добро, будь то мужчина или женщина, будучи верующим, мы доставим ему блаженную жизнь, дадим им награды их, такие, которые будут лучше того, что сделали они». Однако я не знал, читал ли я его при сочинении касыды «Аль-кафия» или в толковании касыды «Аль-таъия». Я нашел в комментарии того же имама о том, что тот, кто прочтет этот аят во сне, тому Аллах постоянно будет давать средства к существованию, и он станет приверженцем Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, даже если бы он не был в общении с ними. Я считал чтение этих аятов во сне добрым предзнаменованием, благом перед Милостивым и радостной вестью для себя при сочинении касыд, т.к. их благосклонно примет Всемилостивый.
Бывало также, когда я сочинял и на меня находил сон, я обнаруживал нашего шейха, да будет доволен им Аллах, сидящим возле меня и, без сомнения, спящим. Он обучал меня во сне и разъяснял мне значения некоторых сур Корана, будучи сам неграмотным, а также давал свое общее представление и учил меня, что следует упоминать в касыдах из разнообразия оттенков значений. Когда я просыпался, ко мне приходило ясное понимание и здравый смысл, что даже умозрительные знания вытесняли традиционные.
Однако временами меня посещали смутные мысли и удивительные видения шайтана, затем их изгоняли славные образы ангела, и я плакал так, боясь наказания Аллаха, Всемогущий Он и Великий, что даже падал ниц, словно пораженный громом. Затем посетил меня образ Аллаха, Всемогущий Он и Великий, и напоил Он меня Своей милостью обильно из сокровенного Его высказывания: «Приведены они к тому, чему они следуют, и сердца их трепещут от страха». Аят. Да будет огонь страха в моем сердце прохладой и благополучием, поистине Он Прощающий и Милостивый. Господи наш, сделай нас Своими рабами, не свидетельствующими ложно. И когда проходят мимо пустословия, пусть проходят горделиво, а когда упоминаются знамения Господа их, пусть не падают ниц глухими и слепыми. Аминь.
ПРЕДИСЛОВИЕ
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, был сначала кузнецом искусным в своем ремесле, правдивым в любых обстоятельствах. С этим ремеслом он побывал в таких русских городах, как Грозный, Владикавказ, Наур и крепости Умахан. И я слышал, как он, да будет доволен им Аллах, говорил: «До того, как я стал на этот путь, я дружил в религиозном отношении с господином учителем моим Ибрагимом Устаргади, да будет доволен им Аллах, и я не знал о его угодничестве перед своим создателем и о его особенных отношениях к подателю благ». Между тем, я также наблюдал у него признаки, указывающие на его святость и благородство, указывающее на его особенность, на то, что он начинал говорить при совершении омовения, когда он мыл правую руку: «Если бы не сорок лет, то могло бы что-нибудь измениться в нашем положении». Он указывал этим на то, что он действительно умрет в сорок лет, и дело было так, как говорил наш шейх, да будет доволен им Аллах. Я спросил своего господина шейха Ибрагима Устаргади: «В каком из тарикатов ваш удел и счастье?» Он, да будет доволен им Аллах, сказал: «Нет различия между ними в отношении доли, и я поистине сейчас подобен человеку, стоящему на берегу моря и видящему обоими глазами все деревья, цветы и красивые растения на суше, который не знает, поднимается ли он от берега к суше, отрываясь, или же погружается в море к гибели своей». Этот пример указывает на отсутствие в нем совершенства в момент спрашивания. Затем он стал преемником шейха Кунта-Хаджи, да будет доволен Аллах ими обоими, с позволения истинного и света прекрасного. Однако он не претендовал на шейхство перед рабами божьими и на обучение зикру, на организацию ночных молитв, и когда было сказано ему: «Разве ты не призываешь людей к пути благоразумия обучением зикру и организацией ночных молитв?», он, да будет доволен им Аллах, сказал: «Нет, разве только после того, как я буду в состоянии оказать помощь взывающим о помощи непосредственно сам, без посредничества, что указало бы на особое позволение от самого пророка. Затем послал меня мой господин шейх Ибрагим Устаргади к господину шейху Баматгирею Автуринскому, который являлся преемником шейха Кунта-Хаджи Иласханского, да будет доволен ими Аллах, чтобы взять обет тариката от него. Я пошел и взял от него обет на сокровенную мудрость и явную пользу, однако я стал молочным братом моего господина шейха Ибрагима Устаргади, вступил под его крыло, пользуясь его богатой натурой и силой влечения. Затем сказал наш шейх, да будет доволен им Аллах: «И стал мой господин шейх Ибрагим Устаргади, да будет доволен им Аллах, ожидать откровения и позволения от господина посланника Всемилостивого». А мне говорит: «Если бы снизошли на меня откровение и позволение от господина рода человеческого и джиннов, то это не обнаружится никому другому раньше тебя». Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «Я бывал у господина моего шейха Ибрагима, да будет доволен им Аллах, иногда ночью. Когда наступало время сна, он стелил постель своими руками сначала для себя, а затем и для меня таким образом, что мои ноги были протянуты в сторону его ног, и он лег спать в свою постель, а я лег в свою постель по его повелению. Когда наступила последняя треть ночи, я увидел во сне, как будто я нахожусь в широкой пустыне и собралось в ней множество созданий, и мы гибнем от ветра, но Аллах, Всемогущий он и Великий, оказал милость Ибрагиму Устаргади, шейху, произнеся пятнадцать раз слова: «Лаилаха илаллах1 Мухьамади расулах1» и пять раз благословение пророку: «Аллох1ума солли1ала сайидина Мухьаммади ва1ала али сайидина Мухьаммади васалим». Он сделал их для него тарикатом и формулой краткой молитвы для тех, кто пожелает следовать его вирду мюридами. И снизошло на него там откровение и позволение от господина обоих миров и посланника людей и демонов. Когда я проснулся, я попросил у него позволения, чтоб Он рассказать об этом. Он, да будет доволен им Аллах, сказал: «Не рассказывай, это действительно так, как ты видел во сне». Затем я попросил у него позволения во второй раз и он сказал: «Это так, как ты видел». Затем я в третий раз сказал ему: «Я хочу рассказать это потому, что не знаю, чего недостает и что лишнее в том, что я видел». И он сказал: «Расскажи». И я рассказал ему. Он сказал: «Это так, как ты видел, и нам необходимо объявить это людям, и да будет благословение Аллаха Всевышнего в этом». И с того дня он призывал людей к правильному пути обучением зикру и организацией ночных молитв. Он начал назначать вирд шейха Кунта-Хаджи Иласханского, да будет доволен им Аллах, в силу заместительства для тех, кто этого желает, а также назначать особенный вирд тем, кто хотел иметь отношение к нему. Так говорил наш шейх, да будет доволен им Аллах.
Затем сказал мне мой господин шейх Ибрагим Устаргади, да будет доволен им Аллах, когда я был вместе с ним в его доме: «Поистине, я разрешил тебе объявить то, в чем оказал мне милость Аллах, Всемогущий он и Великий, в отношении обучения зикру и назначения вирда тем из рабов божьих, кто этого пожелает». Я сделал шаг к дверям и сказал ему: «Я не могу нести это бремя». Затем он сказал во второй раз то же, что и в первый раз. Я сделал второй шаг и сказал: «Не смогу нести это». Затем он в третий раз сказал: «Не возражай тому, что я говорю, ведь я уже разрешил тебе обнаружить то, что Аллах, Всемогущий Он и Великий, даровал мне, просто скажи: «Я согласен». И я сказал: «Я согласен».
Однако я ни при его жизни, ни после его смерти не претендовал на его шейхство над рабами божьими, а также на обучение зикру и назначение вирда. Я только желал окончательной борьбы с моими душевными муками, так как душа моя издыхала от любви и желания. Как сказал Аллах, Всемогущий Он и Великий: «И для вас в наказание жизнь, о, обладатели разума!».
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «И когда заболел господин мой шейх Ибрагим, да будет доволен им Аллах, смертельной для него болезнью, он постоянно сидел на своей постели, а болезнь его усиливалась, боли учащались. И когда кто-то из посетителей сказал ему: «Почему бы тебе не лечь в постель, ведь у тебя тяжелое положение и ты испытываешь душевные муки?», он, да будет доволен им Аллах, отвечал: «Как ты полагаешь, если бы ты был болен, и тебя посещали бы такой-то, такой-то и такой-то, указывая этим на величайших сынов человечества, а ты был бы в состоянии сидеть, то как бы ты пребывал в их присутствии, лежа или сидя?». Тот ответил: «Сидя». И он, да будет доволен им Аллах, сказал ему: «И пророки, да будет мир над ними, посещают меня непрестанно, и даже друг Всемилостивого Ибрагим, мир ему, а что касается пророка нашего Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, то он посещает меня каждый день и не раз, как я буду лежать среди этих благородных мужей и избранных пророков?».
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «Когда приблизилась смерть к моему господину шейху Ибрагиму, да будет доволен им Аллах, и оставалось ему жить пятнадцать дней, он сказал присутствующим друзьям своим: «Кто из отсутствующих друзей наших пожелает увидеть мое лицо, пока я еще жив, пусть придет в будущий второй понедельник до утра, а кто придет позже, тот найдет меня при смерти, скорее отвечающим в это время на призыв: «О, душа мирская, возвратись к своему Господу довольной и удовлетворительной, в сидячем положении, и мы отправимся в дом вечности с удовольствием». И дело его обстояло так, как он говорил. Он, да будет доволен им Аллах, приказал своим друзьям перед тем, как его покинула душа: «Оставьте меня одного в моей комнате после того, как меня покинет душа, в сидячем положении на некоторое время, затем войдите ко мне и уложите меня в мою постель с расслабленными руками».
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «И когда покинула душа его непорочное существо, мы оставили его в упомянутом положении. Затем мы вошли к нему, и нашли его с лицом прекрасным, сияющим светом, склонившим голову к правому плечу. И мы уложили его в постель, затем обмыли его тело и похоронили его на кладбище в Устаргади. Могила его там заметна, посещаема».
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «И стал я после его смерти думать решительно, что не следует никому заботиться о жизни мирской из-за сильной скорби при разлуке с этой «Луной», равной которой не было на горизонте для остальных людей; с моим сердцем, обожженным огнем печалей и погруженным в море скорбей. Затем я предпринял уединение в течение нескольких лет, предав забвению все, кроме Господа миров, и виделись мне во время этого уединения такие ужасы, что редкий человек сможет их вынести, и из козней и обольщений такие, что ими могли не соблазниться только люди истины и праведники. Мне даже представлялись в уединении вещи вроде больших змей, приходящих ко мне, чтобы проглотить меня, и маленьких змей, которые приходили ко мне и обвивались вокруг моей шеи, холодя ее; и представлялся ребенок, убитый за дверью, и представлялась жена, совершающая непристойный поступок, что весьма удивительно, и нечто другое из того, что желало портить состояние уединения, выводя меня из него к мраку уединения. И все это происходило из-за клятвы шайтана проклятого. Как сказал Аллах, Всемогущий он и Великий, о чем сказано в его мудрой книге в аяте: «За то, что Ты ввел меня в заблуждение, я буду из засады сбивать их спереди и сзади, и справа, и слева, и Ты обнаружишь большинство их неблагодарными».
Он, да будет доволен им Аллах, говорил: «Однако же Аллах, Всемогущий он и Великий, охранял меня бережно благодаря милости моего господина шейха Ибрагима Устаргади, да будет доволен им Аллах.
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «Во время моего уединения ко мне наяву пришло семнадцать человек из умнейших людей. Некоторых из них я знал, а других из них не знал. Они принесли перстень великого спасителя Абдул Кадыра Гилянского, да будет доволен им Аллах, и на этом перстне написаны имена четырех ангелов: Джабраила, Минкаила, Исрапила и Азраила. Они сказали мне: «Мы принесли тебе этот перстень, и мы считаем, что ты достоин его, возьми его». Я сказал им: «Нет, что я буду делать с этим перстнем?». Затем они повторили во второй и в третий раз то же самое, указывая этим на то, что люди получат благодать через этот перстень. Затем я сказал им: «Бросьте этот перстень в пустой сосуд и подождите год и два года, и если люди получат пользу из этого пустого сосуда благодаря этому перстню, то я возьму его, а если нет – то не возьму». И они сказали: «Как можно получить пользу из пустого сосуда?». Я сказал: «Точно также не будет этой пользы и от меня по причине этого перстня». И все они возвратились со своим перстнем.
Он, да будет доволен им Аллах, говорил: «Это один из величайших обманов и обольщений, который пересекает путь праведных, кроме тех разве, кого охраняет господь миров. Однако я не знаю в это время кого-либо, кто отказался бы от этого перстня из тех, кто стоял во главе шейхства, не говоря уже о тех, кто был отягощен любовью к главенству».
О, Аллах! Не бросай нас в иные руки, чем Твои, и дай нам средства к жизни, как и другим людям, и делай нам доброе, и на этом, и на том свете, и сохрани нас от наказания огнем! Аминь.
Шейх наш, да будет доволен им Аллах, говорил: «К концу срока уединения я ходил в гости в селение Устаргади и там случайно наткнулся на собрание братьев наших мюридов, совершавших зикр, и я вместе с ними в обществе совершил зикр господу миров. А когда братья возвращались со сходки, я пошел в степь, чтоб попасти свою лошадь, снял седло и уздечку с лошади, и отпустил ее, спутав ноги, пастись, и положил себе под голову седло, чтобы лечь спать. Между тем, как я пребывал в таком положении, раскрылись ворота семи небес, и я находился в состоянии бодрствования, а не сна, и на меня лился сверкающий свет небес, окружая меня самого. Я перешел от своего места на другое место, чтобы испытать, от шайтана ли идет этот свет или же от Милостивого, и сел там же, однако свет не отошел от меня и он оставался сияющим. Затем я перешел на другое место и сел там. Свет также не отходил от меня, но оставался спокойным для меня, и приятно было моей душе и сердцу, и с этой ночи люди подходили ко мне с объятиями и следовали за мной с одобрением, хотя я бегал от них и не искал их близости. Я стал заниматься их делами и наставлением их на путь благоразумия посредством обучения зикру и организации ночных молитв».
Он, да будет доволен им Аллах, говорил: «И вот мне выпало организовывать вирд моего господина шейха Ибрагима Устаргади по праву заместительства и вирд шейха Кунта-Хаджи Иласаханского по праву наследования, да будет доволен Аллах ими и всеми нами, хвала Аллаху, господу миров! Аминь».
Так знай же, о, брат мой, что Аллах в своей книге привел аят о совершенном наставнике и достойном шейхе со скрытым смыслом, который гласит: «И знамением для них земля мертвая, мы оживили ее и вывели из нее зерна, и они от них питаются, и устроили на ней сады из пальм и винограда, и выбили из нее источники воды, чтобы они питались от плодов их и из того, что сотворили их руки. Разве они не возблагодарят?!». И вот смысл упомянутого аята: «и знамением», то есть знамением шейха истинного, обладающего щедростью, обильною «для них», то есть для тех, кто бодрствует, а не спит; «земля мертвая», то есть земля – это его сердце, мертвое из-за беспечности созданий Господа; «мы оживили ее», то есть оживили светом мудрости и наблюдения; «и вывели из нее», то есть из земли, сердца после оживления от беспечности посредством света мудрости и наблюдения «Зерна», то есть с помощью тактичности и страсти к своим последователям с хорошими убеждениями, а не к подражателям с осуждением; «И они от них питаются», то есть от той тактичности и страсти кормятся как молоком матери, и им воспитываются; «и устроили на ней», то есть на ниве его сердца; «сады из пальм и винограда», то есть зикр и дума; «и выбили из нее источники воды», то есть источники приятных обстоятельств; «чтобы они питались», то есть кормились как молоком матери, имеются в виду мюриды, придерживающиеся хороших убеждений; «от плодов их», то есть от плодов, полученных от зикра и дум, и это любовь Аллаха и людей к нему; «и из того, что сотворили их руки», то есть из добрых дел, совершенных искренне, чистосердечно; «разве они не возблагодарят?!», то есть за это великое счастье и огромную милость, и хвала Аллаху – Господу миров.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
И я слышал, как наш шейх, да будет доволен им Аллах, говорил, что шариат и тарикат – это два крыла верующего, при помощи которых он летит, то есть идет к Аллаху, всемогущий он и великий. Это словно два крыла птицы, с помощью которых она летит к своей цели. И не довольствуется идущий к Аллаху шариатом вместо тариката и наоборот. И подобно тому, как птица, когда она летит над каким-либо морем и у нее сломается одно из крыльев, утонет в нем и не выберется из него, точно также идущий к Аллаху, если он будет идти с одним только шариатом или тарикатом без другого, не преодолеет свою мирскую жизнь, которая является глубоким морем. И большинство людей в нем тонут, не говоря уже о загробном мире и положении, что Аллах, Всемогущий Он и Великий, присутствует за ними обоими, и только с ними обоими можно пройти к истине и познанию.
Я сказал: «Ведь говорил Аллах, Всемогущий Он и Великий: «Два волнующихся моря соединяются», то есть шариат и тарикат; «между ними перешеек, на который они оба не покушаются», то есть не смешиваются различия их понятий; «из них обоих выходят жемчуг и кораллы», то есть истина и познание. Господи наш, делай нам доброе и на этом, и на том свете, и сохрани нас от наказания огнем.
Аминь.
КАСЫДА «АД-ДАЛИЯ»
Об удивительных обстоятельствах, начиная со святого Аль-Умми достойного и шейха праведного, совершенного Мухаммада Дег1астани Цацан-юртовского, его покорного слуги с больной душой Шахаба (Шихабуддина) Бамматского.
Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!
1. О, друг Аллаха, наследник Ахмада, разве нет? –
Ты мечом Аллаха завладел мечом Мухаммада,
2. Унаследовал благодеяния света сокровенного его знаний
И занял место соглядатая веры от него.
3. Собрал славные его качества, самые главные из них,
Занял в небесах степеней исключительных.
4. И ты достиг того, чего не достигли обладатели тарикатов
Приятной тебе доли, огромной, в поддержку.
5. Ты мог наблюдать святых и шейхов
И был ты для них помощью спасителя, облегчающей.
6. Да, Милостивый особо наделил тебя своей милостью
Как Он наделил Мухаммада среди посланников.
7. Ты взошел для нас словно полная луна, светом и великолепием,
И принес ты людям верующим веру обновленную.
8. Что дождем всеобщим охватило все создания
Словно дождь избранного пророка, дождь Ахмада.
9. Призывал ты весь род человеческий к вере в Господа нашего,
И стали люди двумя разобщенными родами, противостоящими.
10. И тот, кто приобрел этот мир вместо загробного, невежа,
Порочил тебя лживо, высмеивая, затем завидуя.
11. И тот, кто приобрел тот мир взамен этого, благоразумный,
Приходили к тебе непременно плача и раскаиваясь.
12. И тот, кто умер с неблагодарным сердцем и проявлял враждебность,
Застал его вечер в долине заблуждений и пал он.
13. И тот, кто жил с верой в сердце и следовал
Встретил утро в саду благочестия и запел он.
14. Ты очищал сердца всех последователей
И они совершали зикр Аллаху, Ему поклоняясь.
15. Ты наполнил им чаши обилия любви,
И пьянил их зикр, Аллаху отдавая поклоны.
16. Ты открыл им в вере ворота повиновения,
Они увидели, что были раньше во мраке густеющем.
17. И ты запер в ней перед ними ворота обычая,
И они увидели, как после стали на правильный путь.
18. И ты одарял их разного рода дарами, соответственно:
Малый ли, большой ли, скрытый ли от Тебя или видимый.
19. Зикром и думой взывающие к своему Господу,
И тактом, и страстью, препятствующие козням.
20. Когда все они как один придут к месту зикра,
Ты ускорял в них прекрасное состояние, покачивая.
21. Как будто ветер, посланный с радостной вестью,
Который раскачивает деревья малые и большие.
22. И из них вот некоторые встали, в обе стороны наклоняясь,
И вот многие состояния в них учащаются.
23. И из них также те, кто встал напротив него, склоняясь,
И от избытка страсти поклоняются к его пяткам.
24. И среди них, брат мой, кто встал, думу вспоминая,
И текут по его щекам слезы ручьем.
25. И среди них, брат мой, те, кто падает ниц от страсти,
Как будто он от смерти мучительной отбивается.
26. И некоторые из них, брат мой, те, у кого совесть кипит
От зикра, как кипение рока, что было заметно.
27. И сколько непокорных пришло наш зикр послушать,
И каялись они как мюрид, плача, присутствуя.
28. И сколько лилось слез из глаз вследствие этого
У слушающих, кто подвержен был дурным делам.
29. И сколько их отвернулось от непристойных дел,
И каялись они Аллаху, и получали пользу.
30. И этот экстаз, что обнаруживали простые люди,
И они ходили на зикры, и на мовлид в честь пророка.
31. И, однако, с теми особенностями, которых не приобретают,
Кроме тех из них, кто под защитой писания, тысячекратно.
32. О, тот, кто порицает, разве ты не обвиняешь нас,
Что у нас Господин, кто управляет над всеми.
33. И он воспитывает и заботится о нас всех,
И кормит нас грудью для познания Аллаха, не противясь.
34. Приходи к нам на зикр и увидишь чашу вращающуюся,
И столы, накрытые едой и различными яствами.
35. И в нас благодать, что не можем сосчитать,
И дома наполнились богатством обильным.
36. И это наша пища, и это – наше питье,
И мы счастливы, и не упрекнуть нас в плохом.
37. И сколько от него явилось знамений святости,
И в них знаки того, что он – наставник.
38. И сколько он правил случаев благородства,
И в них доказательства того, что он – предводитель.
39. И из совокупности знамений то, что он – зеркало
Для тех, кто приближается к нему с любовью.
40. Показывает, кто опустился, позор его души,
И плачет он о прошлом, боясь Аллаха.
41. И приходит к нему тогда состояние от него, взывая
К господу Аллаху великодушному, удерживаясь.
42. И сердце его является погруженным в его сияние,
Что же может быть приятнее и богаче этого?
43. Или влечет мурида к нему невольно,
Что было из этого сильнее и привычнее.
44. И если бы он не был рабом, угодным Господу,
И откуда это состояние, что приходит к нам так спешно.
45. И если бы даже тот был двуличен и славен,
И толпой мирской и невежеством застывшим.
46. Замечал приблизившийся к нему достоинство души его,
И возрастала совесть его, и терпеливо исполнял он долг.
47. И приходит к нему состояние от него тогда, взывая
К украшению мирскому, низменному положением.
48. И это мерило, достаточное для каждого,
Он видит, кто на пути к истине и кто сбился с пути.
49. Однако многие из людей не могут этого,
Потому что род человеческий в тайну облечен.
50. И потекли для Дег1астана реки милости,
И кто отведал от них глоток, стал поклоняющимся.
51. И тот, у кого правильные убеждения, пил беспрерывно,
Собирал перлы из морей веры, будучи набожным.
52. И благо тому, чья любовь к святому достойна доверия,
И горе тому, кто враждует с ним с ненавистью упорной.
53. А враги превзошли руганью и обидой,
И вызывали на дуэль могущественного войной, завистники.
54. И ходили они растерянные по задворкам тариката,
Радующиеся тайным беседам, сидя в местах сбора.
55. И разве тот не невежда, чье состояние безумно,
И не приводят ли это дальновидные в касыдах.
56. И они желают загасить огонь тариката,
Однако же он возрос истиной сверкающей.
57. И говорили, что состояния мюридов – помешательство,
И помешанный стремится к похвальным поступкам.
58. И не признает от утешения слабого для его болезни,
И солнечный свет не признает тот, чьи глаза посыпаны пеплом.
59. И говорили они последователям: разве это не порочно?
И ни один из них не богатей и не знатен.
60. Следуйте только за знатными и высокопоставленными
И едой, и питьем, и постельным режимом.
61. Возможно, врагам были неведомы лучшие доводы,
Чем их предшественникам, ни слухом, ни местом выбора.
62. И у богатых высокомерие и любовь к главенству,
И пренебрежение их от слухов иных укрепляется.
63. И ведь трудно освободиться от этих черт характера,
И удерживает их от всего, что делало счастливым.
64. И у них нет тех препятствий всех,
И они спешат к лучшему, как оно обнаружилось.
65. И соглашаются с ними самозванцы от науки, в горе
Берегут ножны, куда вложен меч.
66. Если бы они вкусили сущность шариата,
Сохранили бы остроту меча, чтоб вынуть в преследовании.
67. Однако он жив, они зиждутся на чистой оболочке его,
И отошли через него от знаний, что были правильны.
68. И, о, какой стыд для них, когда им скажет избранник:
«Вы удовлетворились от ислама лишь названием его.
69. Вы торговали соломой религии Господа созданий,
И вы предпочли этот мир тому, что вечно.
70. Удовлетворились вы платой людской, чем даром Господа,
И что же таким образом, о, верующие, украсится.
71. И вы измыслили ложь на речи святости,
На утверждения отсутствия знамений, от него идущих.
72. Разве не хватит вам, как знамение, его благонравность
На всех, заблудших и идущих по правильному пути.
73. Проявление великодушия и прощение послушникам,
И снятие страданий от каждого вредного, преследуемого.
74. И дружба его с богатыми, этим дорожа
И, наоборот, бедному доброжелательством в помощь.
75. И скорая слезливость его от смирения,
И страх перед Господом своим, будучи набожным.
76. И его влиятельность среди людей, когда он среди них
Его пугает бессердечный, щедро его угощающий.
77. Великодушие его как у Ибрагима, благожелательность –
Как у сына Исхака, который от него родился.
78. И терпение его как у Аюба, затем знак
Как у отца Яхьйи, пророка прославленного.
79. И жизнь на чужбине, как у Юсупа – сына Якуба,
И странствия его как у сына Марьям, набожные.
80. Конечно, много благ его, как у того, кто возвысился
Над пророками Аллаха, достоинством и главенством.
81. И это луч солнца перед его светом,
Однако правдивости шейха мы стали свидетелями.
82. И самые враждебные из обвинителей суфизма
Брали вирды от того, что главенствовал.
83. И тот, кто не различает от нечистот его питье
Для себя, не говоря уже о мюриде, что отстранился.
84. И тот, кто не ставил его, шейха своего, в степень шейха,
Однако он исправлял людей, главенствуя среди них.
85. Конечно, прельстили их кривотолки рассказов
О святых, что прежде ушли в могилу.
86. Разве присутствующие на собрании возьмут на себя
Беды врагов, с терпением вы получите жемчужины.
87. Когда вы услышите от них вздор, отвернитесь
В ответ на то, что забрасывали его руганью, отдаляясь.
88. И говорите: при нас наши поступки, и также
Мир вам, мы не желаем угасания.
89. И не смотрите на них, и оставьте их одних,
И лучшее богатство обоих миров в вас заключено.
90. И не посланы к их племени посланники благородные,
Кроме того, что часть людей погрязают в дурном.
91. И не бывает святых наставников по наследству,
Кроме того, что часть людей начали отдаляться.
92. И говорили они им то, что сказано о вас вдобавок,
И были последователи в бедности достойной.
93. И не наше дело, разве что Творца людского,
И возмещает Он по счету сердец обещаний.
94. Разве нет, так сейте доброе со смирением,
Пожнете завтра радость неподдельную от того.
95. И не сейте зло, следуя вспыльчивости,
Пожнете завтра скорбь мучительную, возобновляющуюся.
96. И продолжайте зикр в любом случае,
Пусть это для реального счастья ограничением.
97. Держитесь благодеяния с благодарностью всегда,
Пусть это будет для утраченного счастья ловцом.
98. Да буду я выкупом того, кто украсился благочестием, и набожно,
И кто покинул мир, совместно воюя.
99. И кто не расстегивая пуговицы своей обы в ночи,
И кто не протягивает свои ноги в ночь для сна.
100. И кто открывал покровителю самое сокровенное,
И извещал его о появлении света как наблюдатель.
101. И помогал ему искренне, и освещал душу его,
И дарил ему излишки из изобилия благополучия.
102. И усадил его на самом троне единобожия,
И приблизил его из места присутствия его к сейидам.
103. Знамение затем пришло после меня, и ему внушено,
И не было в моем владении излишка.
104. И, о, помощь, спасительная созданиям,
И стерегущий мир, постясь и бодрствуя.
105. И кто переносит беды, и довольный терпит
От короля могущего, любя и благодаря.
106. И кто устраняет болезни от сердца беспечного,
Защити раба слабого, Бамматского, расточителя.
107. И окажи мне щедрость, и избавь меня от всех забот,
И будь для меня заступником, доведя до цели.
108. И для всех последователей, просящих помощи,
И ходят они вокруг вас, и надеются на благосклонность.
109. Я уже во власти души, природы и страсти,
И я поистине стал пленником их, и стал связан.
110. И виденье создания Божьего под запретом, и дар,
И ущерба, и пользы. Господин мой, сохрани от гибели.
111. И я, поистине, раб творения, не раб творца,
Как далеко то, о чем прошу его, о, великодушнейший.
112. Помоги мне и присоедини меня к людям истины,
И одари меня от Милостивого светом объединяющим.
113. И стал я рабом его и независимым от всех, кроме него,
И это он – сущность, и приобрел я хризолит.
114. Божество мое, по праву избранника и его потомков,
Помоги ему в воскрешении веры твоей навечно.
115. И права шейхов наставников, что следуют друг за другом
К желанному, помоги ему, господь мой, направляя.
116. И добавь ему, о, господи, знаний и мудрости,
Ты охраняешь его в исламе от искривлений.
117. И надень на него свет поверх света святости,
И избавь его от несправедливости незаслуженной.
118. И избавь его от страха и несчастий,
И доведи его, о, Господь созданий, до цели.
119. И, о, Господи наш, распространи между всеми тварями
Его тарикат, что сияет светом зеленым.
120. И благослови нас среди них оживлением нашей веры
По шариату пророка избранного, лучшего предводителя.
121. Господь мой, веди звезду ислама при свете ее,
Да получит через нее каждый верующий пользу.
122. И соедини сердца всех народов
Через него, дай ему от них согласие, сникание любви.
123. И сделай глухими, немыми и затем слепыми врагов его,
И храни его, о, Хранитель, от зла того, кто враждебен.
124. И облегчи его дела при любых обстоятельствах,
Разве не развязаны узлы от них, о, мой благодетель.
125. И, о, Живой и вечно Существующий, помоги
И дай ему то, чего не дарил прежде знатнейшим.
126. И заступись, о, Милосердный, в день страшного суда
Для семьи и соседей, и тех, кто следует за ним.
127. А также для всех верующих неповинующихся
Взывают они: «О, Ахмад и, о, Мухаммад!»
128. И подари ему, о, Вседарящий, в тот день, всем им,
Когда падает он ниц под троном твоим, поклоняясь.
129. И благослови, и приветствуй, о, Бог творений
Солнцу правильного пути, лучшему созданию, Ахмаду.
130. Вместе с потомками и последователями их, укажи верный путь
И тем, кто следовал за ними и встал на правильный путь!
***
Мне захотелось упомянуть между этими поэмами о некоторых обстоятельствах нашего шейха Аль-Умми Мухаммади, Мухаммада Дег1астинского, Цацан-юртовского и Бамматского, да будет доволен им Аллах, в дополнение к пользе.
Ты знай, о, брат мой, что у святых бывают завесы, которые удерживают людей от их знаний и увеличивают их сомнения и подозрения в их святости. И важнейшая из них в нашем шейхе, да будет доволен им Аллах, это его редкое появление во множестве народа при промахах, сострадании и почете и частое появление при славе, власти и мщении, сообразно явлениям благодетеля благородного, искреннего. Даже скептики говорили о нем: «Он только высокомерен и надменен, а не добр и терпелив». И это в то время, как он, да будет доволен им Аллах, сердцем своим вместе с Аллахом, Всемогущий Он и Великий, и с народом душой и телом, терпелив при принятии им своих решений и нарушении ими его заповедей, и он же любит их, и он же ненавистен им. И если обнаруживается у людей ослушание Аллаха, Всемогущий Он и Великий, ложь и несправедливость, и лицемерие и распутство, они позволяют себе злословить насчет святых угодников и поносить его искренних друзей. Из-за неодобрения их капризов и противоречия их поступков предстанет Аллах, Всемогущий Он и Великий, в качестве гнева, откуда они не ожидают. За пребывание их в беззаконии они будут блуждать растерянно. И видит он, да будет доволен им Аллах, это явление благодаря близости его к своему Господу. И одобряет Аллах, Всемогущий Он и Великий, его гнев, и является он им в качестве славы, власти и мщения. Даже если они откажутся от этого, то он возвращается к ним с милостью, состраданием и почтением.
Как сказал великий спаситель, господин мой Абдул-Кадыр Гилани, да будет доволен им Аллах, при божественном откровении: «О, лицемеры, я согласен с Аллахом, Всемогущий Он и Великий, в его гневе на вас он сотворил меня огнем, горящим для вас, и если вы раскаетесь и будете верить тому, что я говорю вам, и будете терпеливо сносить грубость моих речей, то я стану для вас прохладой и благополучием».
И почему в наше время развелось так много людей разврата и лицемерия, людей порока, упрямства и раздора? И они одобряют свои поступки и следуют своим страстям, радуются тому, что у них есть и отворачиваются от благих поучений. (Будто они ослы, что бегут в испуге от грубости, однако же каждый их них хотел бы получить благосклонность при воскрешении. Увы, нет, не боятся они, однако же, дня воскрешения). Наш шейх, да будет доволен им Аллах, часто появлялся при славе, власти и мщении при соответствии его власти ангела всеведущего. Как сказал Аллах Всевышний, хвала Ему: «Остерегайтесь их! Аллах разразит их, когда бы они ни клеветали».
А еще его дружественные отношения, формально и внешне, с представителями мирской власти, по сути, не искренние, поэтому даже недоверчивые предполагали, что его дружба с ними из-за его стремления заполучить у них славу и почет в этом презренном мире. И они говорили: «Не может быть, чтобы он был пред Аллахом богоугоден и чист, и если бы он был угодником святым, то не стал бы искать славы и почета у тех, кто против Аллаха».
Как сказал Всевышний, хвала Ему: «Желают ли они себе славы, но ведь слава принадлежит Аллаху». Аят. И эта его дружба имеет целью улучшение жизни бедных, удовлетворение нужд слабых, чтобы развеять их скорбь и отразить беды, которые постигали их со стороны этих представителей власти, потому что они были могущественны, и власть их была сильной над людьми ислама в Дагестане. И ведь сказал Всевышний, хвала Ему: «Не берут верующие безбожников в покровители, а только верующих, а кто делает это, то это не от Аллаха, разве чтобы вы остерегались их бдительно». Аят. Главное, чтобы вы спасались, и ваша дружба была на языке только, а не в сердце. И сохраняется это опасение во всех случаях, когда люди мрака сильнее, чем люди имама и ислама. Чтобы развеять печаль и улучшить жизнь бедных, разъяснял наш шейх, да будет доволен им Аллах, известную караульную службу в Терском по распоряжению начальства. Этому свидетельство высказывания пророка, да благословит его Аллах и приветствует: «Кто развеет печаль брата своего в этом мире, того печаль Аллах развеет в день страшного суда», и к его, да будет над ним мир, слова: «Люди – это дети Аллаха, и для него самые любимые те из людей, которые больше пользы приносят его детям». У него, да будет доволен им Аллах, много доводов о правильности этой охранной службы с множеством ее выгод, о которых он упоминал нам, и у меня нет возможности приводить их здесь, а ты пойми, будь правдив и не осуждай.
ПОЭМА «АТТАХЬИЯТА»
При моих чаяниях опубликованная поэма о нравах мюридов, словно жемчужины нанизанные, покорного грешника с больной душой Шихабуддина Бамматского.
1. И появился он на свет при свете святости
Как соименник мечу Аллаха, лучшему созданию.
2. И был он сиротой, подобно ему, с малых лет,
И наделил его господин трона прекрасной душой.
3. И был он чужеземцем, подобно ему, будучи взрослым,
И пришел он, призывая нас, в лоно шариата.
4. Он обильно льет на нас из родников щедроты свои,
Он освещает нам истину светом тариката.
5. И воспитывает нас в нравах веры нашего бога,
И переносит нас истиной к роднику хакиката.
6. И скрепил он нас дружбой и любовью,
И вот вы к Милостивому с наилучшим повиновением.
7. И радость, и горе делил он с нами,
И заставил бить ключом реки водопоя величественные.
8. И воспевал он шейхов в лучшем виде,
И опьянял юношей страстью любви.
9. И это от Милостивого величайший дар –
Уменьшается наличие подобного со временем.
10. Разве не особые братья у Аллаха, так благодарите
За этот величайший и лучший дар.
11. И держитесь хороших убеждений при вашем шейхе,
Днем и ночью, затем отправляйте службу.
12. И отдавайте должное шейху, как самим себе,
И вы заметно украситесь всякой похвалой.
13. И считайте его лучшим из людей в его призыве к народу,
И самым совершенным из них в его век по признаку.
14. Чтобы не было интереса к другим, кроме него,
Ваш шейх отводит от вас свет материи.
15. И только с искренними намерениями сопровождайте его
С тем, чтобы дали плоды труды ваши при общении.
16. Вы обязаны соблюдать приличия к спасению, и вот они:
Рога изобилия для людей без сомнения.
17. Когда вы направляетесь к дому его, очиститесь
И не ходите иначе, чем при свете очищения.
18. И не входите к нему без его разрешения,
И не идите вперед, не выказав предварительно унижения.
19. И не произносите ни слова в присутствии шейха,
Выражая неуважение к нему в состоянии отдыха.
20. А если он захотел разговора с вами, то говорите
И соблюдайте меру, не до пресыщения, без лишнего.
21. И не повышайте голоса ваши выше его голоса,
И не ведите речь открыто, как с равным.
22. И не смейтесь, если только тот не пошутит,
И он во власти только шутить меж приятелями.
23. И не входите в дом его к его детям,
И не садитесь в доме без необходимости.
24. И если он читает проповедь и кто-то еще другой,
То не слушайте другого в общине.
25. И не верьте мягкости в его речах,
И не убегайте от его речей грубых.
26. Может быть его мягкая речь к мюриду
Из опасения его рассеянности.
27. И может быть его грубая речь, как он говорил,
Чтобы решительно отложить от него жалобы души.
28. И будьте все под его приказом и запретом,
Держитесь, как можете, его приказа решительно.
29. Не делайте предпочтение отцам своим и сыновьям своим
Перед шейхом, а также не имуществу своему и родственникам.
30. Соотносите желания свои с тем, что он желает,
И не будет успеха у вас в иных противных желаниях.
31. И если он привел порицаемое по шариату и по форме,
То прекрасный поучительный пример – история Мусы и Хизира.
32. И в каждом деле соглашайтесь с ним и, поистине,
Он покажет рассвет при огнях конца ночи,
33. Когда наслаждаются души без его повеления
Соблюдением поста и совершением поклонения.
34. И бросьте их причуды, как можете, и, возможно,
Вы соблазните их на лицемерие и славу.
35. И не принимайте наставлений людей, и они
Стараются обмануть вас, подобно миражу в пустыне.
36. И не смотрите на создание сразу,
И не владеют они добром с пылинку весом.
37. И не могут они навредить, а Аллах – владыка,
И благословляете их отпеванием.
38. И не удивляйтесь своим действиям, и будьте смиренны,
Унижение по ошибке лучше, чем величие при послушании.
39. И не уклоняйтесь от ответа ни на капельку,
И не радуйтесь от него ни на крылышко комара.
40. Но радость при Аллахе, который благодетелем,
И видение каждого деяния от него, как милость.
41. И рассказывайте ему все, что происходит,
И не требуйте от него ответа словесно.
42. И не таите ничего от шейха, он, поистине,
Врач, который видит больные сердца.
43. И это нравы знатных людей и, поистине, я
Начну также воспитание простого народа.
44. И, о, простите люди, братство, встаньте с вашим шейхом
С возвеличиванием его в каждом случае и почтением.
45. Вам следует вручить поводок своему шейху,
И это самое прекрасное условие намерения.
46. И соблюдайте при нем приличия при хорошем мнении вашем,
И не оставляйте их в присутствии и отсутствии.
47. И по разрешению входите, и по разрешению обращайтесь,
И по разрешению идите к важным делам.
48. И по приказанию работайте, и при запрещении заканчивайте,
И не ищите к его приказу хорошую отговорку.
49. И, поистине, у него аргумент для любого приказа –
По праву тайны Книги и Сунны.
50. И только по его разрешению занимайтесь делами,
И не отступайте от его приказа предательски.
51. Это для вас яд убийственный от ваших намерений.
И сопровождайте его только при свете верности.
52. Принимайте его приказ без возражения его словам.
Он прав, если бы вы даже были правдивы.
53. Для вас спасение во всем, что он выберет для вас,
И гибель ваша в вашем знании правды.
54. И если даже он привел вам проблему, то истолковывайте
По его разумению, не рассуждая и не думая.
55. И не смотрите на его поступки, обсуждая их,
И вам погибель с переменой намерений.
56. И не доверяйте в общении с шейхом его хитрости,
И не следуйте его мягкости обманчиво.
57. И не садитесь в то время, когда шейх стоит,
И не говорите много, если он этого не желает.
58. И не садитесь на ковер вашего шейха,
И не следует вам прославлять его так не в его присутствии.
59. И не подшучивайте над его имуществом и репутацией,
Потому что, братья мои, это признак разочарования.
60. И не извлекайте выгоду из его имущества ни на грош,
И это для вас убыток в вашем товаре.
61. И при ходьбе не ходите впереди него ни на шаг
И рядом с ним, разве что для охраны его.
62. В любом случае не пользуйте его своей тайной,
Дабы вы могли иметь от него большее благословение,
63. Самое предпочтительное для любого, кого полюбит шейх,
А кого нет, то не навязывайтесь ему дружбой.
64. И не водитесь с невеждами, кроме как внешне,
Будто это веление шариата, о, мыслящие трезво.
65. И ошибки братьев прощайте своим поощрением,
И не обсуждайте их в отношении хулы.
66. И не гасите свет души своей упоминанием о них,
И это для вас лишение – достижение счастья.
67. Но благословляйте их и просите прощения их грехов
У владыки всепрощающего благим призывом.
68. И это то, что одобряют наши шейхи,
И это лучшие из нравов между друзьями.
69. Разве вы не очищаете свою пищу, как можете,
Приобретением разрешения или торговлей прекрасной,
70. Чтобы очистилось законным действием основа пищи вашей
И не подпали под грех и под подозрение,
71. И очистили ее после того, как она замешана
Скверными руками женщин и мрака.
72. Прикажите им мягко, чтобы очистились
Водой от осквернения, а затем от грязи,
73. Чтобы лишать их покрывала без стыда
Перед тем, как им идти для наслаждения,
74. Чтобы подрезали ногти рук и ног
И скрыли бы также волосы покрывалом.
75. И пусть замешивают по омовении и при свете,
И будут они при замешивании радостны,
76. И не предстают перед вами непригожими
У стола с пищей с расставленной едой.
77. И это для вас свет над светом, и соблюдайте
Их, и вы станете как светящиеся звезды.
78. И если женщины обычно носят воду,
То пусть они носят ее для омовения и охотно.
79. И начинают любую работу в ваших домах
Со словами «бисмиллах1и», без скуки и небрежности.
80. И не пользуйте мирские блага в отношении суфизма,
И не ищите через религию мирские блага.
81. И не желайте сильно, ибо сильное желание во всем –
Пустое, как и сам жаждущий, о, братья мои!

Pages: 1 2

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.