Эвлия Челеби. Книга путешествия

ЭВЛИЯ ЧЕЛЕБИ
КНИГА ПУТЕШЕСТВИЯ
(Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века)

ПЕРЕВОД И КОММЕНТАРИИ. ВЫПУСК 2
ЗЕМЛИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, ПОВОЛЖЬЯ И ПОДОНЬЯ

Предисловие А. П. ГРИГОРЬЕВА
Примечания и комментарии А. П. ГРИГОРЬЕВА и А. Д. ЖЕЛТЯКОВА

Книга содержит извлечения из десятитомных путевых заметок видного турецкого географа и путешественника XVII в. Эвлии Челеби. Настоящий, второй, выпуск посвящен землям Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. Перевод на русский язык сопровождается комментариями и предисловием.
ВТОРОЙ ВЫПУСК ПЕРЕВОДА НА РУССКИЙ ЯЗЫК «КНИГИ ПУТЕШЕСТВИЯ»
Первый выпуск перевода на русский язык «Книги путешествия» Эвлии Челеби вышел в свет в 1961 г. В нем были помещены извлечения из многотомного сочинения турецкого путешественника, касающиеся в основном территории Молдавии и Украины. В настоящем, втором, выпуске вниманию читателя предлагаются извлечения из 2-го и 7-го томов десятитомного стамбульского издания труда Эвлии Челеби. В них содержится описание земель Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. Эти территории Эвлия Челеби посетил дважды – в 1641 – 1642 и в 1666 – 1667 гг.
Огромный фактический материал, содержащийся в труде Эвлии Челеби, продолжают использовать в своих исследованиях советские и зарубежные историки. Многие авторы пользуются при этом стамбульским изданием сочинения Эвлии Челеби.
Среди работ последних лет, имеющих непосредственное отношение к истории нашей страны, выделяется труд польских востоковедов З. Абрахамовича, Я. Рейхмана и др., в котором содержатся публикация отрывков из «Книги путешествия» в переводе на польский язык и комментарии к ним. Польское издание включает описание путешествий Эвлии Челеби по Крыму и Приазовью, не вошедшее в советское издание. В большой статье Я. Рейхмана «Эвлия Челеби и его труд», в частности, содержится библиографический обзор публикаций извлечении из «Книги» на различных языках и работ, основанных на ней (включая библиографии Эвлин Челеби). Обзор доведен до 1967 г. Дополнения к нему за 1960 – 1967 гг. опубликованы в рецензии на польское издание .
Из работ советских ученых, опубликованных в 70-х годах, особо отметим труды грузинских историков Г.В. Путуридзе и Г.З. Анчабадзе . Автор этих строк опубликовал две статьи о художественных особенностях «Книги» и ее достоинствах как исторического источника по истории Крыма XIII – XVII вв .
Однако большинство советских историков, занимающихся разработкой различных проблем истории нашей страны, турецким языком не владеют. Зная о большом фактическом материале по истории многих районов нашей страны, который содержится в землеописаниях Эвлии Челеби, и желая эти сведения использовать в своих исследованиях, они вынуждены обращаться к переводам из «Книги путешествия» на русский и европейские языки.
Австрийский востоковед Й. фон Хаммер перевел на английский язык первые два тома «Книги путешествия» за полстолетия до начала турецкого издания . Второй том перевода Хаммера содержит сведения Эвлии Челеби о Кавказе и о путешествиях его в Азов в 1641-1642 гг. В 1896 г. русский тюрколог В.Д. Смирнов ознакомился с турецкой рукописью, которой пользовался Хаммер, сличил ее с английским переводом и нашел последний «плохим и сокращенным» . Стамбульскими издателями «Книги путешествия» эта рукопись не была использована. В 1870 г., т. е. за четверть века до начала турецкого издания, русский ученый Ф.К. Брун приступил к изданию переводов на русский язык отрывков из второго тома перевода Хаммера. Все эти отрывки содержали описание путешествия Эвлии Челеби по территории нашей страны . Не будучи тюркологом, Ф.К. Брун транслитерировал по-русски турецкие и татарские имена, термины, географические – и этнические наименования зачастую неверно.
Английский перевод Хаммера, изданный более ста лет назад, всегда был у нас библиографической редкостью. Русскими и советскими историками он фактически не использовался. Русские же переводы с него Ф. К. Бруна привлекались нашими учеными очень широко. Начиная с 70-х годов XIX в. практически все исследователи истории Кавказа ссылались на сведения Эвлии Челеби, почерпнутые ими из переводов Ф. К. Бруна. Такое положение имеет место и в настоящее время . Однако переводы Ф. К. Бруна ныне также стали большой редкостью в библиотеках Советского Союза. Поэтому некоторые авторы при цитировании перевода Ф. К. Бруна вынуждены ссылаться на него по трудам других авторов . Так как к тому же переводы Ф. К. Бруна неточны, необходимость предлагаемого здесь перевода не вызывает сомнений.
Настоящий выпуск содержит описание двух путешествий Эвлии Челеби в Азов.
Первое путешествие Эвлии Челеби в Азов представлено в настоящем выпуске переводом из второго тома турецкого издания «Книги путешествия» (с. 111 – 127). В английском переводе Хаммера этот отрывок занимает с. 58 – 67 второго тома. Русский перевод Ф. К. Бруна помещен в 8-м (с. 161 – 170) и 9-м (с. 182 – 183) томах «Записок Одесского общества истории и древностей». Помимо того, что русский читатель получает возможность ознакомиться с новым переводом, выполненным на уровне современных требований, он может также сопоставить его с переводом Ф. К. Бруна, сделанным по другому списку «Книги путешествия». В ряде случаев один список уточняет или дополняет другой. Благодаря этому обстоятельству удается, например, ввести повествование Эвлии Челеби в хронологические рамки. Переведенный отрывок охватывает события с мая 1641 по август 1642 г.
Путешествию Эвлии Челеби в составе турецкого войска под Азов в 1641 г. и его появлению в Анапе предшествовали следующие события.
21 апреля 1637 г. донские казаки в союзе с запорожцами осадили Азов – турецкую крепость в устье Дона. Осадой и штурмом руководил донской атаман Михаил Татаринов.
18 июня крепость была взята, турецкий гарнизон перебит. Казаки отправили посольство в Москву, извещая царя Михаила Федоровича о взятии Азова и о своей готовности оборонять крепость от турок и татар. Русское правительство было заинтересовано в том, чтобы казаки продержались в Азове возможно дольше. Это обеспечивало Русскому государству мир на южных границах и давало возможность продвинуть вперед работы по строительству новой укрепленной линии. Казаки получали из Москвы денежное жалованье, хлебные запасы, порох и свинец. Не сомневаясь в предстоящей упорной борьбе за Азов, они неустанно восстанавливали и укрепляли город. Между тем Турция, занятая войной с Ираном, не смогла своевременно выделить военные силы на отвоевание Азова. Только в декабре 1638 г. турки захватили Багдад и в мае 1639 г. подписали мир с персами. Немедленно начались приготовления к войне за возвращение Азова. Поход был назначен на весну 1640 г. В феврале 1640 г. неожиданно скончался 28-летний султан Мурад IV.
На престол вступил его брат Ибрагим I. Напряженная обстановка, сложившаяся в стране в связи со сменой султана, вынудила турецкое правительство отложить поход на Азов до весны 1641 г.
21 июля 1640 г. (Хаммер, с. 34) вернулся в родной Стамбул из поездки в Измит Эвлия Челеби. Тогда ему било 29 лет. Прошло немного времени, и новый султан, Ибрагим I, назначил трабзонским вали Кетенджи Омер-пашу, который приходился приемным сыном отцу Эвлии Челеби. Дервиш Мехмед Зилли, отец Эвлии Челеби, послал в Трабзон и родного сына, с тем чтобы он был кетхудой при особе Омер-паши.
19 августа (или 18 сентября, – Хаммер, с. 35) 1640 г. Эвлия Челеби сел на корабль и отплыл по направлению к Трабзону. Следуя от Стамбула до Трабзона вдоль южного берега Черного моря, он посетил многие прибрежные крепости и города. Важнейшие из них: Эрегли, Бартын, Инеболу, Синоп, Бафра, Самсун и Гиресун.
Прибыв в Трабзон, Эвлия Челеби прожил там несколько месяцев и детально описал город. Когда Омер-паша снарядил в Мегрелию посольство, поставив во главе его кетхуду Омер-агу (или Хусейн-агу, – Хаммер, с. 50), неутомимому путешественнику удалось к нему присоединиться. Эвлия Челеби ничего не говорит о целях посольства. Можно предположить, что их поездка была связана с подготовкой к походу турок на Азов. Посольство состояло из 200 хорошо вооруженных людей, которые погрузились в трабзонской гавани на 20 небольших кораблей и поплыли вдоль Черноморского побережья. Миновав Ризе и Гонию, они прибыли к устью р. Чорох, затем, с трудом продвигаясь вверх по ее течению, вступили наконец в пределы Мегрелии. Мегрельские князья приняли посольство с большим почетом и радушием. Эвлия Челеби и его спутники осмотрели семьдесят, как он пишет, явно преувеличивая, мегрельских городов (ни одного из них автор «Книги путешествия» не называет) и вернулись в Гонию.
Из Гонии спутники Эвлии Челеби возвратились в Трабзон, а он, узнав о сборах гонийского янычарского аги в поход на Азов, присоединился к нему. Гонийский ага в сопровождении трехсот янычаров и Эвлия Челеби с пятью грузинскими гулямами на десяти судах отплыли из Гонии к месту сбора турецких войск – к крепости Анапа.
Описание пути от Стамбула до Анапы переведено на английский язык Й. фон Хаммером (с. 34-58). Перевод описания путешествия от Гонии до Анапы с английского языка на русский выполнен Ф.К. Бруном [«Кавказ», 5 (17), 7 (19) и 14 (26). VI. 1870; то же: ЗООИД. Т. 9. 1875, с. 167 – 182]. Этот перевод Ф. К. Брун снабдил примечаниями – своими и немецкого ученого О. Блау. Отдельно этот же отрывок прокомментировал А. Н. Введенский (ЗООИД. Т. 10. 1877, с. 501-503). В турецком десятитомном издании текста «Книги путешествия» этот отрывок находится на с. 69-111 второго тома.
После того как Эвлия Челеби совершил путешествие от Анапы до Азова (описание его переведено и прокомментировано в настоящем выпуске), а затем погостил в Бахчисарае, он испросил разрешение крымского хана вернуться в родной Стамбул. Дальнейший путь турецкого путешественника до Стамбула прослеживается по второму тому турецкого издания (с. 127-141) в такой последовательности.
Прибыв из Бахчисарая в Балаклаву, Эвлия Челеби вскоре нанял корабль, погрузился на него со всеми своими невольниками и морем отправился в Стамбул. В пути корабль настиг сильный шторм. Корабль потерял управление и трое суток носился по бурному морю. В бушующих волнах погибло много людей и имущества. Из восемнадцати невольников Эвлии Челеби в живых остались лишь четверо. Когда море успокоилось, корабль пристал к берегу в районе мыса Калиакра (в Болгарии). Эвлия Челеби нашел приют в крепости, которая, как и находившаяся здесь же дервишская обитель – текке, называлась Кильгра-султан.
Восемь месяцев Эвлия Челеби пролежал больным в Кильгра-султане, затем нанял небольшое судно и с четырьмя невольниками отправился вдоль берега на юг – к Стамбулу. Миновав многочисленные города и села, он сделал последнюю большую остановку у крепости Теркос (недалеко от Стамбула) и в первых числах месяца шабана прибыл в столицу. Год в оригинале не указан, но простой подсчет показывает, что Эвлия Челеби не мог прибыть в Стамбул ранее 1053 г. хиджры и нет никаких оснований считать, что он прибыл туда годом позже. В 1053 г. первое число месяца шабана приходилось на 15 октября 1643 г., по нашему летосчислению. Значит, Эвлия Челеби вернулся в родной город во второй половине октября 1643 г., т. е. через три с лишним года после выезда из него.
Описание второго путешествия Эвлии Челеби в Азов занимает остальные шесть глав настоящего выпуска. Турецкий текст его находится в 7-м томе «Книги путешествия» (с. 698 – 903). Русский перевод этого отрывка издается впервые. В нем описываются события с апреля 1666 по январь 1667 г.
Путешествие, приведшее Эвлию Челеби из Стамбула на Таманский полуостров, началось весной 1663 г. Тогда султан Мехмед IV двинул против австрийского императора Леопольда I армию под командованием великого везира Кёпрюлю Фазыл Ахмед-паши. Местом сбора турецких сил был назначен город Эдирне. Эвлия Челеби выехал из Стамбула 11 марта 1663 г.
Следует заметить, что во второй половине XVII в. власть турецкого султана в Европе простиралась на территории, которые ныне входят в состав суверенных государств Греции, Албании, Болгарии, Румынии, значительной части Югославии и Венгрии. Эти земли, в разное время захваченные турками, были превращены в турецкие провинции – пашалыки с турецкой администрацией во главе или же получили статус отдельных княжеств, находившихся в вассальной зависимости от султана (Валахия, Молдавия, Трансильвания).
Весну 1663 г. Эвлия Челеби провел в странствиях по Турции и Болгарии 15. Вначале, где сушей, где морем, он путешествовал по территории Турции (Стамбул, Теркос, оз. Деркос, Мидие, Айос-Паулос, Игнеада, – т. 6, с. 147 – 150 16), затем – Болгарии (Ахтопол, Василико [ныне Мичурин], Созопол, Василико, Ахтопол, – с. 150 – 151), потом снова по землям Турции (Игнеада, Айос-Паулос, горы Истранджа, Боялык, Чаталджа, Чорлу, Бююк-Карыштыран, Бабаэски, Хавса, Эдирне, – с. 151 – 156). От Эдирне Эвлия Челеби вместе с турецким войском дошел до Белграда через земли Болгарии (Голям-Дервент, Харманли, Узунджово, Чирпан, Казанлык, Ловеч, Плевен, Трыстеник, Оряхово, Вылчедрым, Видин, – с. 156 – 170) и Югославии (Велики Извор, Заечар, Княжевац, Соко-Баня, Парачин, Паланка, Белград, – с. 170 – 173).
Здесь и далее в предисловии при перечислении посещенных Эвлией Челеби земель европейские государства приводятся в современных границах, а населенные пункты – в их современном звучании. Таким образом, исследователь получает возможность проследить весь маршрут следования Эвлии Челеби по картам сегодняшнего дня.
Здесь и далее в круглых скобках приводятся номера томов и страницы стамбульского издания «Книги путешествия».
Венгрию (Будин, Эстергом, – с. 256 – 303) и Чехословакию. Последовала продолжительная осада турками Уйвара, во время которой устраивались многочисленные набеги турок и татар на окрестные села и города Чехословакии (Шурани, Нигра, Комарно, – с. 303 – 364). Во всех этих набегах, имевших место в сентябре – октябре 1663 г., участвовал и Эвлия Челеби.
Затем, на рассказе о военных действиях во второй половине октября 1663 г., последовательное изложение событий прерывается. Следует фантастическое описание «триумфального галопа» Эвлии Челеби по целому ряду европейских государств (т. 6, с. 364 – 377). Автор будто бы выезжает из Уйвара для того, чтобы принять участие в конном рейде по Европе сорока тысяч буджакских татар во главе с их прибрежным агой. Татары как вихрь проносятся по Центральной и Северной Европе, сжигая и разрушая на своем пути селения и города, получая с европейских столиц громадные выкупы, всюду захватывая огромное количество пленных и трофеев. Вот перечисление стран и земель, в которых Эвлия Челеби якобы побывал: Тут (Словакия, – с. 365), Холандия (юго-восточная часть Нидерландов, Корол (Украина, с. 366 – 367), берег Атлантического океана – город Гавр (с. 367), Чехия (с. 367 – 368), Швеция , крепость Клеве (на территории современной Федеративной Республики Германии, – с. 369), Холандия (с. 370), Голландия (с. 370 – 374), Бранденбургская земля , Германия (с. 375), Венгрия.
Эвлия Челеби не вводит этот рассказ ни в какие хронологические рамки. После того как татарская конница заканчивает свой сказочный поход и возвращается в Уйвар, повествование вновь обращается к событиям второй половины октября 1663 г., не оставляя ни одного дня времени для вышеописанного татарского рейда. Повествование Эвлии Челеби о государствах Центральной и Северной Европы интересно и ценно в плане осведомленности любознательного и много повидавшего на своем веку турка о странах, где ему не удалось побывать лично.
Осень и зиму 1663 г. Эвлия Челеби потратил на путешествие из Уйвара в Белград через земли Чехословакии (Уйвар, Левине, Рикинчице, – т. 6, с. 377 – 392), Венгрии (Ноград, Вац, Пешт, Будин, Эрд, Адонь, Дунапантеле, Дуна-фёльдвар, Пакш, Тольна, Сексард, Батасек, Дунасекчё, Мохач, – с. 392 – 403) и Югославии (Дарда, Осиек, Вуковар, Митровица, Белград, – с. 403 – 407). Ранней весной 1664 г.
Эвлия Челеби совершил путешествие по Югославии по маршруту: Белград – Рудник – Чачак – Пожега – Белград (с. 407 – 413). В апреле 1664 г. он отправился в длительное путешествие на юг страны (Белград, Ужине, Рудо, Прибой, Приеполе, Плевля, Фоча, Елеч, Калиновик, Улог, Невесине, Столац, Любине, Слано, Дубровник, Цавтат, Чилипи, Херцегнови, Дубровник, Слано, Билеча, Пераст, Котор, Рисан, Никшич, Боан, Рисан, – с. 413 – 467), откуда летом 1664 г. через Югославию (Рисан, Клобук, Невесине, Габела, Мостар, Кониц, Сараево, Зворник, Тузла, Биелина, Вуковар, Осиек, Дарда, Валпово, – с. 467 – 499) возвратился в Венгрию (Шиклош, Сигетвар, Бабоча, Берзенце, Надьканижа, Уйудвар, – с. 499 – 541), где принял участие в осаде крепости Уйудвар.
Под Уйудваром (называемом Эвлией Челеби Зринвар или Еникале) он долго не задерживается. В составе 20-тысячного татарского войска Эвлия Челеби участвует в набегах на целый ряд славянских областей, входящих ныне в состав Югославии. Пройдя Словению, татары дошли почти до Венеции. Они побывали в области Дудушка, расположенной на берегу Адриатического моря, где-то в районе Задара, в границах Венеции, но под властью австрийского императора. Затем они повернули на северо-восток и (через Бихач, Загреб, Копривницу и Леград) добрались до Которибы. Оттуда путь татарского войска лежал на юг, через Копривницу, Велику и Пожегу, до Осиека. От этой крепости татары доскакали (через Дарду, Валпово и Мославину) до венгерской границы и через Надьканижу вернулись в Уйудвар (т. 6, с. 541 – 550). Некоторое время Эвлия Челеби, выполняя различные поручения, часто ездил из Уйудвара в Надьканижу и обратно (с. 550 – 554; т. 7, с. 1 – 3). Затем он участвовал в новом татарском набеге. Татары прошли на север через венгерские крепости Надьканижа, Залаэгерсег, Шарвар, Шопрон. Затем они прошли через юго-восток Австрии (севернее оз. Нёйзидлер-Зё), миновали крепость Эйзенштадт и вышли к чехословацкому городу Братиславе. Оттуда они с большой добычей вернулись в Надьканижу (с. 3 – 28). С 27 июня по 10 июля 1664 г. Эвлия Челеби путешествовал по Венгрии в составе турецкого войска. Выйдя из Надьканижи, турки прошли крепости Кишкомаром, Залаэгерсег, Шарвар, Рабапатона, Кеменшмагаши, Вашвар и вернулись в Надьканижу (с. 28 – 39).
Проведя немного времени в Надьканиже, Эвлия Челеби покидает эту крепость, теперь уже навсегда. Вначале, через Капошвар и Сигетвар, он отправляется в Белград, а оттуда вновь попадает в Венгрию. Посетив окрестности оз. Балатон и побывав в бассейне р. Рабы, он приходит в Уйвар и зимой 1664 г. знакомой дорогой (через Эстергом, Будин, Пакш, Сексард, Батасек, Дунасекчё, Осиек, Вуковар, Митровицу) возвращается в Белград (т. 7, с. 39 – 139).
В Белграде Эвлия Челеби отдыхает четыре месяца. В середине марта 1665 г. к австрийскому императору в Вену снаряжается турецкое посольство во главе с Кара Мехмед-пашой. Великий везир включил в состав посольства и Эвлию Челеби. 21 марта 1665 г. посольство выступило из Белграда и, следуя по территории Югославии через Нови-Сланкамен, Петроварадин, Паланку, Илачу, Вуковар, Даль, Осиек и Дарду, достигло границы с Венгрией (т. 7, с. 141 – 154). Затем, через Мохач, Дунасекчё, Батасек, Сексард, Тольну, Пакш, Дунафёльдвар и Эрчи, турки пришли в Будин (с. 154 – 155). Здесь у турок возникла необходимость в военном походе в Северо-Восточную Венгрию. Турецкое войско возглавил посол Кара Мехмед-паша. Эвлия Челеби проделал в составе этого войска путь от Будина – через Пешт, Туру, Хатван, Чань и Надьфюгед – до Эгера. Из Эгера турки вернулись в Будин через Дьёндьёш (с. 155 – 194).
После этого следует описание пути следования турецкого посольства из Будина в Вену. Посольство прошло венгерские крепости Эстергом, Тату, Комаром, Ач, Дьёр и Мошонмадьяровар и вышло к австрийской границе. Оттуда через австрийские крепости Брук и Швехат 9 июня 1665 г. турки дошли до Вены (т. 7, с. 194 – 242). Эвлия Челеби подробно описал город Вену и переговоры Кара Мехмед-паши с австрийским императором (с. 242 – 327).
Эвлия Челеби пробыл в Вене 20 дней. Когда собрался на родину испанский посол, неутомимый путешественник будто бы присоединился к нему и отправился посмотреть на Испанию. Пространный заголовок, предпосланный этому путешествию, гласит о том, что Эвлия Челеби выехал из Вены 29 июня 1665 г. и посетил земли «семи королевств», объехав Испанию, расположенную на берегу Атлантического океана, Дюнкеркскую землю, Данию, город Амстердам, находящийся в Голландии, земли Лунчат (Англию?), Клевенскую и Рейнсжую, Холандию, Бранденбургскую землю и множество других земель и городов (т. 7, с. 327). После этого заголовка перечисляются участники путешествия: автор, его верные друзья и спутники Хинди Баба Мансур, Баба Ахмед Бекташи и Баба Тураб Сулейман, испанский везир и семь тысяч воинов для сопровождения. Затем следует описание путешествия. Эвлия Челеби и его спутники отправились из Вены на запад, проехали несколько австрийских крепостей (с. 327 – 333) и… текст обрывается.
Следует чистый лист (с. 334). Новая страница начинается с сообщения о том, что после путешествия по перечисленным странам, продолжавшегося два с половиной года, автор благополучно возвратился в Вену (с. 335). Здесь обращает на себя внимание перечень якобы посещенных Эвлией Челеби стран и городов. Если исключить Испанию, то он полностью совпадает с фантастическим описанием путешествия, якобы предпринятого автором в октябре 1663 г. из Уйвара (см. т. 6, с. 364 – 377). Не выдерживает критики и сообщение Эвлии Челеби о том, что путешествие его продолжалось два с половиной года. Действительно, для того чтобы объехать на лошадях чуть ли не всю Западную Европу, потребовалось бы по крайней мере не меньше двух с половиной лет. Но в распоряжении Эвлии Челеби этого времени не было. Он приехал в Вену в июне 1665 г. Потом, покинув Вену, Эвлия Челеби, если совсем не считать этого сомнительного путешествия, объехал и подробно описал огромное число городов, находящихся ныне на территории Чехословакии, Венгрии, Югославии, Румынии, Болгарии, Молдавской и Украинской ССР. В настоящем выпуске мы встречаем Эвлию Челеби уже на Таманском полуострове, куда он переправился из Крыма в конце марта – начале апреля 1666 г., т. е. на весь этот путь он затратил чуть меньше года. На его «испанский поход» просто не остается времени. Приходится признать этот поход вымышленным.
Если руководствоваться нашим выводом о том, что Эвлия Челеби выезжал из Вены не два, а только один раз, то остается принять 29 июня 1665 г. за дату отправления путешественника из Вены не на запад, а на северо-восток. Эвлия Челеби прошел вначале через территорию Чехословакии и, миновав крепости Яблоница, Глоговец, Нитра, Шурани, пришел в Уйвар (т. 7, с. 335 – 345). Затем он пересек Венгрию (Эстергом, Жамбек, Будин, Пешт, Хатван, Сольнок, Чонград, Кечкемет, Калоча, Байя, – с. 345 – 356) и Югославию (Сомбор, Сента, Суботица, – с. 356 – 365). Далее путь его, делая причудливые зигзаги, пролегал по территории современных Венгрии и Румынии: Венгрия (Сегед, – с. 365 – 369), Румыния (Ченадул-Маре, Бешенова-Веке, Фелнак, Арад, Липова, Радна, Селеуш, Шикула, Зеринд, – с. 369 – 377), Венгрия (Дьюла, – с. 377 – 387), Румыния (Салонта, Орадя, Сэкуени, Ходод, Чехул-Силванией, Шимлеул-Силванией, Сату-Маре, – с. 387 – 411), Венгрия (Шарошпатак, Котай, Хайдубёсёрмень, Дебрецен, Почай, – с. 411 – 417), Румыния (Пархида. Сомеш-Одорхей, Деж, Клуж, Турда, Жино, Себеш, Алба-Юлия, Вннцул-де-Жос, Симерия, Дева, Оршова, Железные Ворота, Турну-Северин, – с. 417 – 460).
Затем Эвлия Челеби отправился в Болгарию и, пройдя вдоль Дуная через крепости Видин, Оряхово и Никопол (с. 460 – 464), вновь переправился через Дунай в Румынию. Позади остались румынские крепости Олоджи, Бухарест, Тырговиште, Бузэу, Рымникул-Сэрат, Фокшаны, Текуч, Бырлад, Васлуй, Яссы (с. 464 – 493). Переправившись через р. Прут, путешественник оказался на территории нашей родины.
Здесь Эвлия Челеби вначале посетил города и села, входящие сейчас в состав Молдавской ССР (Кишинев, Сынжера, Бендеры, Копанка, Талмаз, Чобручи, Коркмазы, украинское село Удобное, Паланка, – т. 7, с. 493 – 500), затем переправился через Днестр и оказался на Украине. По землям, входящим ныне в состав Украинской ССР, Эвлия Челеби путешествовал много и долго. Путь его пролегал через Маяки, р. Березань, Очаков, Кинбурн, Перекоп, Каховку, Берислав, Кременчуг, Черкассы, Нежин, Бердичев, Брацлав, Ладыжин, Умань, Жаботин, Медведовку, Чигирин.
Многие из перечисленных городов и сел путешественник посетил по нескольку раз. Затем он испросил разрешение крымского хана Мухаммед-Гирея IV на подробное ознакомление с Крымским ханством и через Перекоп проехал на территорию Крыма. В Крыму Эвлия Челеби осмотрел и детально описал десятки сел и городов. Схематично маршруты его поездок выглядят так. Из Перекопа он проехал в Гёзлев (ныне Евпатория); из Гёзлева, через Альму (ныне Песчаное), Качу и Инкерман, – в Балаклаву; из Балаклавы, через Кадыкой (ныне Николаевка), Мангуп и Сирень, – в Бахчисарай; из Бахчисарая – в Ак-Мечеть (ныне Симферополь); из Ак-Мечети, через Карасубазар (ныне Белогорск), – в Судак; из Судака, через Старый Крым, – в Кафу (ныне Феодосия); из Кафы – в Арабат (ныне развалины к западу от села Каменского); из Арабата, через Геническ и полуостров Чонгар, – в Перекоп; из Перекопа, через р. Булганак, – в Бахчисарай (25 февраля 1666 г.). Весной 1666 г., когда турецкое правительство сместило крымского хана Мухаммед-Гирея IV, Эвлия Челеби вместе с опальным ханом выехал в Дагестан. Через Ак-Мечеть, Старый Крым, мимо Керчи, путники добрались до мыса Килиседжик. Там для них были приготовлены суда, на которых все благополучно переплыли Керченский пролив и оказались на Таманском полуострове (с. 500 – 698).
Два отрывка из описанного путешествия Эвлии Челеби переведены на сербский язык X. Шабановичем. Один из них содержит описание пути от Видина до Белграда и далее до границы с Венгрией, проделанного Эвлией Челеби весной 1663 г. , другой – описание пути в Венгрию (до Осиека), что имело место осенью 1663 – весной 1664 г. Сокращенный перевод на венгерский язык описания пути Эвлии Челеби от выезда его из Белграда в июне 1663 г. до того, какой посетил Железные Ворота на Дунае летом 1665 г., выполнил И. Карачон . Австрийский ученый Р. Ф. Крейтель перевел (с некоторыми сокращениями) на немецкий язык отрывок из «Книги путешествия», имеющий отношение к посольству Кара Мехмед-паши в Вену в июне 1665 г. Два отрывка из этого путешествия Эвлии Челеби переведены на русский язык в первом выпуске настоящего издания. Один из них повествует о пути из Румынии (от крепости Фокшаны) в Молдавию и Украину (до Перекопа) летом 1665 г. , другой – о татарском набеге на украинские земли и возвращении в Крым .
В турецком десятитомном издании текста «Книги путешествия» описание всего пути от Стамбула до Тамани помещено в шестом (с. 147 – 554) и седьмом (с. 1 – 698) томах.
В настоящем выпуске впервые публикуется перевод на русский язык второго путешествия Эвлии Челеби в Азов. С начала и до второй половины апреля 1666 г. путешественник прошел и детально описал путь от крепости Тамань до границ Кабарды. Перед читателем как бы развертывается топографическая карта Таманского полуострова середины XVII в., дается подробное описание его крепостей и селений и их обитателей. Автор «Книги путешествия» описывает крепости, на месте которых и ныне сохранились населенные пункты (Тамань); от которых сегодня осталось лишь название (Темрюк); упоминания о которых теперь можно отыскать лишь в старинных документах, а на прежнем месте от них ничего не осталось (Кызыл-таш). Перечисляются и живописуются встречи автора с адыгейскими и ногайскими племенами и их вождями. Эвлия Челеби приводит уникальные сведения об их истории, обычаях, жилищах, ремеслах, предметах домашнего обихода, оружии, одежде, пище, фольклоре и языке.
Затем Эвлия Челеби проходит (вторая половина апреля – качало мая 1666 г.) и так же подробно описывает земли Большой и Малой Кабарды до Дагестана. Весну, лето и осень 1666 г. путешественник проводит в странствиях по Дагестану, Азербайджану и Северному Ирану, а затем, переплыв Каспийское море, высаживается недалеко от русской крепости – Терской.
Далее следует обширное описание странствий Эвлии Челеби по землям, населенным русскими и татарами Поволжья (путешественник именует их хешдеками). Турецкий автор описывает Терскую крепость, Астрахань, Сарай-Бату и Сарай-Берке, Казань, Алатырь и даже Можайск, расположенный в непосредственной близости от Москвы. Живописание этих мест создает у сегодняшнего читателя впечатление о том, что это, скорее всего, не непосредственные зарисовки, а преломление в сознании Эвлии Челеби рассказов и россказней современных ему информаторов. В плане осведомленности любознательного турка о «русских делах» и положении народностей Поволжья эти его сообщения интересны и ценны.
С декабря 1666 до начала января 1667 г. Эвлия Челеби задерживается в калмыцких становищах, раскинувшихся по обе стороны Волги. Там он беседует с калмыцкими тайшами и простым народом, подробнейшим образом описывает места расселения, внешний вид, быт, говорит о религиозных верованиях и фольклоре калмыков.
В повествовании Эвлии Челеби о религиозных представлениях калмыков причудливо переплетаются элементы буддийской религии, шаманизма и целиком фантастические описания обрядов, которые никогда не были свойственны ни монголоязычным, ни каким бы то ни было другим народам нашей страны. Речь идет о ритуальном каннибализме. Видимо, описывая под этнонимом калмык различные народы, населявшие, в частности, Страну мрака, т. е. территории, расположенные за полярным кругом, турецкий путешественник использовал дошедшие до него баснословные сведения о самоедах.
Русские издревле называли самоедами народности, проживавшие на Европейском Севере и в Северо-Западной Сибири. Языки этих народностей ныне называются самодийскими (ненецкий, энецкий, нганасанский, селькупский). Этноним ошибочно этимологизировали из русского языка («самоеды» – сами себя едящие) и связывали с этим легенды об их прежнем якобы каннибализме. На самом деле этот термин отражал лопарское название «саамйедна», то есть «земля саамов (лопарей)». Очевидно, это название, относившееся первоначально к землям, заселенным лопарями, было перенесено русскими на появившихся там позже ненцев . Вымысел о самоедах широко бытовал в XVI – XVII вв., подхваченный английскими, французскими, немецкими и другими западными авторами .
Почти весь январь 1667 г. турецкий путешественник проводит в дороге от Переволоки (между Волгой и Доном) до захваченной турками крепости Азов, проезжая в самый разгар зимы многие казачьи городки-крепости, выстроенные по обоим берегам Дона. Эвлия Челеби красочно описывает свой путь: города и их население, непривычные ему морозы, диковинные способы передвижения донских казаков по льду реки. Много места он отводит описанию Азова и близлежащих крепостей и селений. Живо предстают перед читателем внешний вид и быт турецкого и татарского населения Азова, жилища, лавки и культовые сооружения, внутренние и внешние крепостные стены и башни, окрестные оборонительные сооружения. Здесь, как и всюду, Эвлия Челеби поминутно прерывает связное повествование обширными историческими экскурсами.
Приводимые автором «Книги путешествия» сведения о землях Северного Кавказа, Поволжья и Подонья зачастую единственны в своем роде, ибо ни в каких других ранее известных документах второй половины XVII в. не встречаются.
Каким маршрутом и когда Эвлия Челеби вернулся в Стамбул? Из Азова он пошел на юг, переправился через реки Кагальник, Мокрую Чубурку и Ею, а затем вновь посетил
ряд черкесских и ногайских областей. Он прошел через земли хатукайдев, жанеевцев и шегаков н вернулся в крепость Тамань. Пройдя оттуда на мыс Чочку, он дважды переправлялся со своими спутниками на конях через замерзший Керченский пролив (т. 8, с. 1 – 27). Очутившись на крымской стороне, путешественник двинулся от мыса Килиседжнк на запад. Пройдя крепости Керчь, Кафу, Старый Крым, Карасубазар, Ак-Мечеть, он пришел в Бахчисарай. Покинув Бахчисарай, Эвлия Челеби отправился в Перекоп (с. 27 – 51). Из Перекопа он выступил 19 марта 1667 г. и проехал по территории Украины (через Байдипи, Кёзкую, Бахшели, Колкую, Чургу, Кинбурн, Очаков, р. Березань, Кара-Яхши-дере, Дели-гёль, Уч-Аджылы, Бюкебулагы, Ходжабай, Уч-Даллык, От-ярык, Аккерман, р. Хаджидер, крепость Сарату, р. Кундук и крепость Татарбунары) до Измаила (с. 51 – 56).
Выступив из Измаила, Эвлия Челеби теперь уже навсегда покидает территорию нашей страны. По румынским землям он идет от Тулчи (через Бабадаг, Танриверди, Мюрювветли и Чираджи) до Алибея (т. 8, с. 56 – 57). Далее он движется по территории Болгарии от Хаджиоглу (через Нови-Пазар, Мадару, Смядово, р. Луда-Камчию, Добриново) до Ямбола (с. 57 – 63). В Турции Эвлия Челеби проходит Эдирне, Бабаэски, Бкжж-Карыштыран, Чорлу, Силиври, Бююк-Чекмедже, Кючюк-Чекмедже и 11 мая 1667 г. вступает наконец в родной Стамбул (с. 63 – 67). Так заканчивается это грандиозное путешествие Эвлии Челеби, продолжавшееся ровно четыре года и два месяца. Описание его занимает 1378 страниц турецкого текста, напечатанного убористым арабским шрифтом в шестом, седьмом и восьмом томах стамбульского издания «Книги путешествия».
Содержащиеся в «Книге путешествия» сведения различного характера раскрывают перед читателем личность ее автора – яркую и безусловно незаурядную. Конечно, Эвлия Челеби прежде всего был сыном своего времени. Часто в его речах сквозит пренебрежение турка-завоевателя и правоверного мусульманина к другим народам, их законам и обычаям. Но нередки в его записях и объективные, положительные оценки моральных качеств и культурных достижений русских, народов Северного Кавказа, калмыков и др. И все с лихвой перекрывает огромная любознательность Эвлии Челеби, масса подробностей, подчас мельчайших, в его описании стран и народов.
Наряду с большой, иногда фотографической точностью в бытописаниях Эвлии Челеби встречается и явный вымысел.
Однако, как правило, фантастические подробности в «Книге путешествия» имеют характер разглагольствований ее автора по поводу какого-либо события. Они не снабжены реалиями, которые могли бы дезориентировать современного читателя, а потому их легко можно разоблачить. Состояние дорог во времена Эвлии Челеби, подчас полное бездорожье, а также сотни поворотов и отклонений от первоначального маршрута, естественно, порой порождали у путешественника ложное представление о направлении его движения. Очень часто в «Книге путешествия» оно прямо противоположно истинному, что легко устанавливается при взгляде на современную географическую карту.
При отборе материалов для данного тома и в процессе их перевода на русский язык в основу были положены те же принципы, что и при издании первого выпуска перевода «Книги путешествия». Настоящий перевод также снабжен примечаниями по существу излагаемых Эвлией Челеби событий и отдельных фактов. При составлении примечаний были использованы публикации документов и работы русских и советских, а также турецких исследователей (Литературу, использованную для составления примечаний, см. в конце книги.). Терминологический комментарий, составленный А. Д. Желтяковым, в части повторяющихся терминов значительно сокращен по сравнению с терминологическим комментарием первого выпуска. Однако, поскольку этот выпуск, опубликованный в 1961 г., ныне уже недоступен широкому кругу читателей, было сочтено целесообразным и в данном издании прокомментировать всю специальную терминологию. Пропуски слов и дат в турецком издании отмечены в данном выпуске многоточием.
Перевод извлечений из «Книги путешествия» Эвлии Челеби, вошедших в настоящий том, был задуман еще при ныне покойной А. С. Тверитиновой, являвшейся редактором предыдущего (первого) выпуска «Книги», и осуществлен под руководством и при участии А. Д. Желтякова сотрудниками и воспитанниками Восточного факультета Ленинградского государственного университета и ЛО ИВАН СССР А. П. Векиловым, А. П. Григорьевым, Н. А. Дулиной, А. А. Зыриным, Р. Д. Ивановой, Ю. А. Петросяном и сотрудником Института языкознания АН СССР А. Н. Баскаковым (Москва). Все стихотворные переводы – как и в первом выпуске – выполнены С. Н. Ивановым. Отбор материала для тома осуществлен А. Д. Желтяковым, поглавные примечания и указатели составил автор этих строк. В ходе работы над выпуском мы пользовались консультациями сотрудников кафедр арабской и иранской филологии Восточного факультета ЛГУ О. Б. Фроловой и А. Т. Тагирджанова, которым выражаем свою благодарность.
А. П. Григорьев

КНИГА ПУТЕШЕСТВИЯ
Извлечения
ЗЕМЛИ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА, ПОВОЛЖЬЯ И ПОДОНЬЯ ПЕРЕВОД
I
ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ В АЗОВ. МОРСКОЙ ПУТЬ ОТ АНАПЫ ДО АЗОВА
ОПИСАНИЕ АНАПЫ
Искандер Зулькарнейн , отправившись по велению бога на строительство Стены яджудж и маджудж , посетил эти места. Насладившись их климатом и охотой, он воздвиг на обширном холме у берега Черного моря эту пятиугольную крепость из тесаного и отшлифованного камня. Так как пол в зале заседаний царского дворца был красиво выложен рубинами и яхонтами, изумрудами и хризолитами, перламутром и агатом, крепость назвали Гевхерпай анапай. Так значится в хрониках .
Впоследствии, став нечестивой столицей 6 генуэзского короля, она расцвела подобно райской обители . Потом, когда Тимур завоевал и опустошил Ирак и Дадиан , Хешдек , Казань и семьсот других городов и пошел на Тохтамыш-хана , сидевшего в Крыму, он разрушил также и пригород этой крепости Анапа. Однако сама крепость осталась как была. Затем, когда великий везир султана Баезида Вели , Гедик Ахмед-паша , с падишахским флотом двинулся на завоевание крепости Кафа, он с помощью подобного морю войска вырвал эту крепость из рук генуэзцев и оставил в ней гарнизон.
Анапа – очень прочная крепость, стоящая на крутой скале на берегу моря, на самой границе земель абхазов и черкесов . Однако в настоящее время в ней нет ни души. Несколько раз ее опустошали донские казаки. А в окрестностях ее имеется до полутора сотен домов из камыша. Эту деревню также называют кабак .
К северу от крепости находятся Анапские горы. Мимо этих гор проходят корабли, идущие Черным морем на Азов. Это большие горы. Крепость построена очень умело и является творением искусного инженера. Внутри ее пасутся на зимовках овцы и козы племени шегаке , живущего в окрестностях. Место это, согласно реестру Оздемир-заде Осман-паши , являлось воеводством, подчиненным Таманскому санджаку Кафинского эйялета. Население племени шегаке платит десятину, если его к тому принуждают. Насчитывается до трех тысяч покорных с виду мятежников.
Крепость имеет большую гавань с одним входом. В ней может поместиться тысяча судов, привязанных к одному канату. Гавань защитит их от восьми ветров. Нигде на Черном море нет подобной гавани. Разве что Балаклава… Издавна в этой гавани добывали один вид жемчуга, еще и теперь попадаются раковины. Поэтому-то крепость и называется Гев-херган. И ныне русы каждый год бросают в этой гавани якоря и без страха и боязни занимаются водолазным делом, добывают жемчужные раковины. Если бы, починив и исправив эту крепость, поместить в ней достаточный арсенал и войско, было бы легким делом превратить абхазские и черкесские земли в послушную и покорную область.
[Это нужно], потому что ногайцы, живущие в Черкесстане, привозят сюда свои товары и продают их. [И от этого] бывает высокая таможенная пошлина. Местом пристанища их служит большая гавань.
Когда я, ничтожный, с янычарским агой Гонии стоял тут на якоре, со стороны Черного моря показался падишахский флот. Гладь Черного моря украсилась парусными судами и пришла в движение. В полдень корабли вошли в Анапскую гавань и бросили якоря. Они стояли [тут] три дня, поджидая все отставшие суда. Три дня флот запасался водой.
Я, ничтожный, и гонийский ага встретились с каймакамом и преподнесли ему кое-какие подарки. Затем я один направился к главнокомандующему Дели Хусейн-паше и поцеловал ему руку. Он же соблаговолил выделить мне, ничтожному, палатку, ежедневное пропитание и бакшиш, взял меня в число своих приближенных муэззинов и поместил на галеру своего кетхуды Вели-аги. Поутру мы поставили паруса на главной падишахской галере, И а в полдень дали пушечный салют и двинулись в путь.
ПОХОД ИЗ АНАПСКОЙ ГАВАНИ НА ЗАВОЕВАНИЕ АЗОВА.
ПРИЧИНА ВОЙНЫ ЗА АЗОВ
Когда Мурад-хан IV отобрал у персов благоустроенный, как рай, Багдад и с победой возвратился к Порогу Благоденствия, кяфиры сильно обеспокоились. Со всех сторон [к султану] стали прибывать послы. Чтобы установить мир, они подносили ему обильные дары и делали богатые подношения. Никто не прибыл только от мальтийских рыцарей. Для похода на них была снаряжена тысяча судов и построены два десантных корабля с тремя сотнями пушек. Когда поход был подготовлен, султан Мурад-хан IV скончался, ибо сказано: «Раб предполагает, а Аллах располагает».
На этот раз все кяфиры подняли головы, подобно семиглавому дракону, и начали простирать свою власть на области османские. Прежде всего русы, именуемые московитами, стали грабить и разорять области Крыма и Азова. Хотя крымский хан доложил об этом султану Ибрагим-хану и великому везиру Кара Мустафа-паше , но они не обратили на это никакого внимания. Потому что после кончины султана Мурада начались мятежи в войсках, и они возымели полную власть над великим везиром. А тот был преисполнен желания начать поход в любом направлении, придерживаясь мнения, что «военный поход обламывает нос рабу» .
Когда русы-казаки напали на крепость Азов, 70 – 80 тысяч кяфиров было отправлено на тот свет, но из-за несчастной небрежности крымского хана и великого везира та прекрасная крепость была потеряна . В тот же год казаки снова выходили на веслах на 150 чайках в Черное море, грабили купеческие корабли, жгли и опустошали города и касаба на Черноморском побережье. И когда об этом положении общины Мухаммеда разнеслись вести по всей стране, во все эйялеты Румелии были назначены доверенные лица – капуджибаши и разосланы высочайшие рескрипты.
Мутесарриф Очаковского эйялета Коджа Гюрджу Кенан-паша и паша Румелии, [имея при себе] до 28 ливабеев, 40 тысяч буджакских татар, 40 тысяч молдавских и валашских всадников, 20 тысяч войска из сел Трансильвании и 80 тысяч быстрых как ветер крымских татар, выступили в поход и обложили крепость Азов.
В падишахском флоте, где находились мы, насчитывалось: 150 галер, калита и баштарда, 150 фыркат, 200 чаек и кара-мюрселей. Всего 400 судов, а на них 40 тысяч полностью вооруженных моряков во главе с капуданом Сиявуш-пашой.
Подгоняемые то мягким, то порывистым ветром, мы по совету кетхуды морского арсенала Пияле-кетхуды и янычарского аги миновали крепость Тамань, в семи милях от которой находится устье большой реки Кубани, и прибыли к мысу Килиседжик . Справа от нас, на острове Тамань , оказался мыс Чочка , а слева – этот мыс Крымского острова. Расстояние между двумя мысами равно одной миле. А за проливом находится море, называемое Азовским. Это мелкое море.
Мы прошли через этот пролив и при попутном ветре достигли гавани Балысыра. Бросив якорь, мы поставили корабли на прикол в этой гавани. Снаряжение, ахмуницию, боеприпасы, съестное, напитки и [разный] провиант погрузили на сандалы, фыркаты, чекелевы, зарбуны, тунбазы. Отсюда до крепости Азов – тридцать шесть миль. Однако, так как на пути от Балысыра до Азова глубина моря не более пяти аршин, до него такие суда, как галеры и чайки, пройти не могут, [для них] очень мелко ..
Эта гавань, именуемая Балысыра и расположенная на западной окраине степи Хейхат, близ земель Таманского острова, – место пустынное. Однако наше многочисленное, как море, войско выстроило [здесь] из камыша и тростника склады и лавки, и оно стало походить на большой город. Место это служит пристанью для Азова. Бейлербей Кафы Бекир-паша привел сюда до сорока тысяч отборного войска племен Черкесстана: шегаке, жане, мамшуг, такаку, бузудук, болоткай, хатукай, бесней, кабартай, таустан от правителя Дагестана шамхала Султан-Махмуда, а также семь тысяч повозок. На повозках он и отправил от этой пристани все припасы к Азову.
[НЕУДАЧНАЯ ОСАДА КРЕПОСТИ АЗОВ]
Все мусульманские газии вошли в окопы, [вырытые вокруг] крепости , и, не давая [кяфирам] открыть глаза, 115 осадили ее с семи сторон. Бои и сражения шли днем и ночью. Из Анатолии пришли на помощь семь везиров, восемнадцать мирмиранов, семьдесят мирлива . Велик господь, целый день пушки и ружья так палили, что, вероятно, разорвало в клочья облака на трех небесных сферах и они упали на землю.
Чтобы уберечь войско от нападения извне, татарскому хану было приказано в угрожаемых местах выставить караулы Его светлость хан выставил со всех четырех сторон мусульманского войска караулы из надежных и отборных отрядов крымского войска: улу-ногай, кечи-ногай, шейдяк-ногай, урмамбет-ногай, ширин, мансур, седжеут, манкыт, накшуван, дженишке, бат, ор, улан, бардак, от племен Арсланбека, Чобана, Деви, Навруза. Все они несли караульную службу .
В эту ночь мятежные казаки, осажденные в крепости, принялись так палить из ружей, что крепость Азов запылала, подобно птице саламандре в огне Немруда . И, ударив что есть мочи в свои барабаны, они наполнили крепость криками «Иисус! Иисус!». А все крепостные башни и стены они разукрасили крестами. Оказывается, в ту мрачную ночь по реке Тен-Дон в крепость прибыли на помощь десять тысяч кяфиров! И так как они с утра без передышки принялись бить из пушек и ружей, шестьсот человек [наших] пали шехидами.
На следующий день, поутру, татарский хан и паша Силистры Кенан-паша поставили в устье реки Дон караулы. Во все концы были разосланы летучие шайки, заготовители продовольствия и кормов. Всем мирмиранам было указано место для каждого их отряда. [Войска] снова отправились на [рытье] окопов, и было отрыто семь рядов окопов. Они были доведены до края рва, где ютилась тюрбе Йогуртчу-баба . Мусульманский лагерь находился вне досягаемости для пушек кяфиров.
Утром следующего дня почтенный главнокомандующий Хусейн-паша с войском, подобным морю, занял окопы со стороны тюрбе Йогуртчу-баба, а капудан Сиявуш-паша высадил на берег войско со ста фыркат и вступил [в окопы] со стороны Водяной башни. А суда они спрятали в Олю-Тене, Дири-Тене, Канлыдже и у острова Тимурленка . Выше Водяной башни, с южной стороны, в окопы вступил анатолийский паша со своим войском, восемью пушками бал-емез и десятью ода янычар. А паша Карамана и шесть ода [янычар] вошли в окопы напротив южной стены и приготовили к бою шесть пушек балемез. С западной стороны, со стороны пригорода Каратаяк, расположился в окопах силистровский паша Кенан-паша и с ним десять ода янычар, одна ода оружейников, одна ода пушкарей и десять пушек бал-емез. А паша Румелии укрепился в окопе с десятью пушками балемез со стороны Дозорной башни.
И вот подобное морю мусульманское войско, заняв семьдесят окопов с семьюдесятью пушками – кулевринами, шахи, зарбазанами, – с семи сторон обложило крепость. И тогда началась по всем правилам военного искусства битва между презренными кяфирами, что сидели внутри крепости, и знаменитыми победоносными войсками, стоявшими у ее стен. От грохота пушечной стрельбы с обеих сторон сотрясались земля и небо. Начавшись чуть свет, в течение семи часов шла такая драка и свалка, что битвы, подобной этой, еще не видело, вероятно, око судьбы. После того как на рассвете [обнаружилось, что] семьсот человек из семи отрядов войска испили чашу смерти, имущество [погибших] было передано в казну.
А утром с молитвами и восхвалениями [Аллаху] снова был открыт огонь из пушек. Ворота и стены крепости были разбиты и разрушены, а дома в ней разнесены в щепы. Но башни и укрепления, сооруженные генуэзцами, выстояли, так как были прочны и основательны. В тех же местах, которые были разрушены выстрелами наших пушек, кяфиры отправились на тот свет, чтобы гореть адским огнем. Но в следующую ночь кяфиры совершенно неожиданно наставили кабаньих капканов, щитов, заостренных кольев, окопались, и бой начался с новой силой.
И таким образом в течение семи дней беспрерывно в крепости возникали разрушения, открывались все новые и новые бреши. А главнокомандующий, красивый человек, с неподдельно веселым лицом и смехом, ходил от окопа к окопу, поддерживал мусульманское воинство и побуждал его к войне. Своими благодеяниями и милостью он являл войску благородство и ласку. Каждый раз он посылал [войску] необходимые припасы из государственного арсенала. Его собственное войско причинило ущерба крепости больше, чем все другие войска. За какое бы дело он ни брался, оно удавалось, так как он делал его, советуясь [с другими].
Наконец несколько газиев, бросившись в достаточно широкие бреши, пробитые в [стенах] крепости пушками, водрузили там знамена. Однако казаки увидели, что [те газии], которые сначала их преследовали, не подошли вплотную к проломам. Хитрые кяфиры, воспользовавшись создавшейся обстановкой, ударили по тем газиям перекрестным огнем, так что сразу же сотни их испили чашу смерти. Оставшиеся же, воскликнув: «Поворачивать назад не пристало чести мусульманской!» – три дня и три ночи вели бой с кяфирами на крепостных укреплениях, то беря верх, то терпя неудачу, и стояли против ударов пьяных кяфиров. Но, в конце концов, они с боями отошли назад, оставив на крепостных сооружениях множество знамен и шехидов.
Все газии выразили им свое уважение и утешение, говоря: «Этой победе предназначено свершиться в другой день».
И снова войска начали битву, и еще шесть дней, не давая кяфирам открыть глаза, они с усердием рыли окопы вокруг крепости.
Однажды четыре тысячи воинственных, храбрых, как быки, казаков пришли по реке Дон на сорока фыркатах, чтобы оказать подмогу крепости Азов. Тогда силистровский вали Кенан-паша двинул по реке на эти суда газиев-мусульман своего войска, которые стояли наготове в засаде вместе с пушками бал-емез. Всех их раненых они потопили и уничтожили , а тех, которые выбрались на берег, думая: «Ну, вот я и спасен!» – они забрали в плен, связанных и сокрушенных. Все войско захватило большую добычу. Тогда глашатаи принялись кричать: «Добыча – мусульманским газиям!»
В ту ночь все газии были счастливы; совершив полное омовение, они до утра оживляли [своим весельем] ночь. «Даст бог, утром пойдем на приступ!» – говорили они друг другу. Все они держали наготове свою [воинскую] справу и оружие.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.