Суд и правосудие у чеченцев. Диссертация. Сайдумов

КОМПЛЕКСНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ
ИМ. Х.И. ИБРАГИМОВА
РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Сайдумов Джамбулат Хамидович

СУД, ПРАВО И ПРАВОСУДИЕ
У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ
(ХVIII–ХХ ВВ.)

Диссертация на соискание ученой степени
доктора юридических наук

Специальность – 12.00.01 – теория и история права и государства;
история учений о праве и государстве

Грозный – 2014

СОДЕРЖАНИЕ
ВВЕДЕНИЕ ……………………………………………………………………………………………….. 3
Глава I. ИСТОРИЧЕСКИЙ ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ТРАДИЦИЙ ПРАВА И ПРАВОСУДИЯ У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ……………………………………………………………………………….. 20
§ 1. Проблемы методологии исследования категорий «адатное право», «кавказское право» в правоведении ……………………………………………………………………………………………… 20
§ 2. Природа преемственности исторических правовых ценностей у чеченского и ингушского этносов …………………………………………………………………………………………………….. 40
§ 3. Особенности социального строя и правового порядка у чеченцев и ингушей …………………. 62
§ 4. Этнические правовые принципы и судебные процедуры по адатам ……………………………. 81
Глава II. ВЛИЯНИЕ ИСЛАМА НА СОЦИУМ, ПРАВО И СУДЕБНЫЕ ИНСТИТУТЫ У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ…………………………………………………………………………………………………. 98
§ 1. Природа шариата и мусульманского права на Северном Кавказе ……………………………… 98
§ 2. Основные правовые отношения по шариату у чеченцев и ингушей …………………………….. 112
§ 3. Особенности рецепции мусульманского права у чеченского и ингушского этносов…………… 124
§ 4. Шариатские судебные органы и процесс …………………………………….…………………….. 139
Глава III. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ ПРАВА И СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ ПОСЛЕ ВКЛЮЧЕНИЯ В СОСТАВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ………………………………….. 157
§ 1. Особенности процесса взаимодействия российского законодательства, адатов и шариата…….. 157
§ 2. Организация имперского государственного управления и суда у чеченцев и ингушей……….. 167
§ 3. Систематизация и инкорпорация систем права и судебных органов чеченцев и ингушей в законодательство и имперскую юстицию России………………………………………………………. 197
Глава IV. ПРАВОВОЕ РАЗВИТИЕ И СУДЕБНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД…………………………………………………………………. 209
§ 1. Судебно-правовое строительство в Чечне и Ингушетии (1921–1936 гг.)………………………… 209
§ 2. Развитие права и судебная реформа в Чечено-Ингушской АССР……………………………….. 242
Глава V. ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ЧЕЧНЕ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ ХХI ВВ. ……………………………………………………………………………………………………. 267
§ 1. Слом позитивной правовой системы и федеральной юстиции в Чеченской Республике………. 267
§ 2. Трансплантация экзогенных религиозно-правовых форм и институтов в управление и судопроизводство………………………………………………………………………………………….. 291
§ 3. Введение шариата в общественную и государственную системы………………………………… 301
§ 4. Восстановление федерального конституционного правового порядка и юстиции в Чеченской Республике…………………………………………………………………………………………………. 326
ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………………………………. 359
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………… 375
ПРИЛОЖЕНИЯ……………………………………………………………………………………………. 411
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ……………………………………………………………………………….. 433

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования историко-правовых особенностей формирования и развития социального строя, суда, права и правосудия у чеченцев и ингушей в древности имеет важное теоретико-практическое значение. Оно обусловлено, по сути, преемственностью адатов и шариата в социокультурном пространстве этносов в качестве регулятора неформальных отношений в обществе.
Изучение опыта развития исторических векторов институтов права и суда с учетом ментальности, традиций, религий народов Российской Федерации в условиях мультикультурного российского социума является необходимой основой формирования развитых институтов гражданского общества.
Комплексное историко-правовое исследование процесса зарождения и развития права, суда и правосудия в Чечне и Ингушетии, развитие и обновление воззрений по этой проблеме на основе уже имеющихся данных, а также введение в научный оборот материалов по адатскому праву имеет важное политико-правовое значение.
Основу самобытности правовой культуры чеченцев и ингушей составляют формировавшиеся на протяжении исторически длительного времени правовые традиции, для которых идеалы справедливости являются определяющими. Отечественное наследие правовой культуры вбирает в себя правовую культуру чеченцев и ингушей, других народов России, отражает опыт правового развития многонациональной Российской Федерации. Решение проблем действенности судебной власти в стране в целом, в Чечне и Ингушетии в частности, предполагает необходимость современной интерпретации исторических судеб адата и шариата в этих регионах. Учитывая, что данные феномены остаются частью системы правовых ценностей, они во многом продолжают определять правосознание в мусульманских этнических социумах. Вопросы становления и развития судебной власти в России остаются предметом пристального внимания современных исследователей . Однако историко-правовых исследований в этой сфере все еще мало.
В условиях повышенной концентрации внимания к адату и шариату, попыткам определить их место и значение в многонациональной и многоконфессиональной России назрела необходимость исследования историко-правовой среды, где данные категории на протяжении столетий функционировали в ярко выраженном виде как самостоятельно, так и на смешанной основе. Предпринятая попытка исследования различных вопросов, связанных с правом и правосудием, на примере чеченцев и ингушей, может способствовать комплексному восполнению имеющихся пробелов в данном научном направлении.
Степень разработанности темы. Исследование суда, права и правосудия в Чечне и Ингушетии невозможно без осмысления предшествующих этапов правового развития. Уже в XIX в. многие известные российские ученые – юристы, этнографы, представители других гуманитарных наук – изучали проблемы правового мировоззрения чеченцев и ингушей.
Н.М. Агишев, В.Д. Бушен, М.М. Ковалевский, А.В. Комаров, Ф.И. Леонтович, Н.М. Рейнке и др. систематизировали и проанализировали сведения об адатах и шариате .
Важное и ценное значение в данной области сохраняют труды М.М. Ковалевского, который осуществлял сравнительное изучение правовых систем народов не только России, но и Европы. Посредством историко-сравнительного метода им выявлялись схожие и различные черты в правовых системах . Реконструкцию и глубинный анализ норм обычного права народов Кавказа, в том числе чеченцев и ингушей, осуществляли также: А.П. Берже, И. Бларамберг, Н.Ф. Грабовский, И.А. Гюльденштедт, Б. Далгат, А.В. Комаров, У. Лаудаев, А.В. Лилов, Л.Я. Люлье, Ф.В. Миллер, В.Б. Пфафф, К. Самойлов, Ю.И. Семенов, Н.Н. Харузин и др.
Ценную исследовательскую работу по изучению правовой культуры чеченцев и других народов Северного Кавказа в ХIХ в. осуществила Комиссия по изучению обычного права народов России, которая была создана при Этнографическом Отделении Русского Географического Общества .
Исследования, проведенные этой и аналогичными комиссиями, позволили внести в российскую юридическую науку много новых, ранее неизвестных терминов. Практически все выводы исследователей того периода сводятся к тому, что правовой плюрализм, свойственный Северному Кавказу, был обусловлен объективно-историческими, полиэтническими и поликонфессиональными особенностями данного региона. Характерные черты организации судопроизводства для горцев, а также вопросы его реформирования детально исследованы юристом А.А. Кануковым .
Высокую степень научной ценности представляют труды Г.А. Вертепова, И.С. Иваненкова, А.П. Ипполитова, Е.Д. Максимова, Н.П. Тульчинского , в которых исследуются суд и право в Чечне и Ингушетии в конце XIX – XX вв.
Следует выделить комплексный труд «Материалы по обозрению горских и народных судов Кавказского края», подготовленный юристами Н.М. Рейнке, Н.М. Агишевым, В.Д. Бушеном .
Особенностью дореволюционных исследований развития и реформирования судебно-правовых структур на Северном Кавказе была их многоаспектность – освещение правового быта и нравов горских народов.
В первые десятилетия советской власти (1920–1940 гг.) исследований о чеченцах и их правовой культуре было значительно меньше по сравнению с XIX – началом XX вв. Среди них необходимо отметить работы А.Г. Авторханова, А.М. Ладыженского, Х.Д. Ошаева . Авторы впервые предприняли анализ политики царизма в отношении чеченцев и ингушей, их общественного строя и правовой культуры.
С 1957 по 1990 г. частичное освещение судебно-правовой системы находит свое отображение в работе местных историков: Ш.Б. Ахмадова, Я.З. Ахмадова, Э.А. Исаева, А.И. Хасбулатова и др. В целом с 50-х гг. ХХ в. тема исследования правовых институтов народов Северного Кавказа становится объектом глубокого теоретического исследования таких ученых, как: А.Б. Венгеров, В.К. Гарданов, А.И. Першиц, М.А. Супатаев, Д.Ю. Шапсугов и др.
Проблемы и перспективы развития судебной власти Российской Федерации на современном этапе рассмотрены в работах А.В. Аверина, А.Д. Бойкова, Н.А. Колоколова, В.М. Лебедева, Г.Ю. Семигина, А.П. Фокова, Н.Ю. Хаманевой . Весомое значение также имеют труды таких исследователей, как: А.З. Бейтуганов, Л.Б. Гандарова, А.И. Ковлер, Л.Г. Свечникова, А. С. Смыкалин, А.К. Халифаева и др.
К сожалению, практически все труды ученых Чечни по данной теме представлены историками и носят локальный характер. Некоторые вопросы организации шариатских судов, существовавших в Чеченской Республике в конце 90-х гг., нашли освещение в исследовании Л.Э. Гумашвили , Т.М. Музаева , А.Д. Осмаева .
Отдельные вопросы права и суда чеченцев и ингушей были затронуты в научных работах М.С. Арсанукаевой , Ф.А. Гантемировой , Н.Д. Кодзоева , К.-С.А.-К. Кокурхаева .
Объектом исследования является историческая практика регулирования судебно-правовых отношений в ходе правовых, административных, судебных преобразований, проведенных в Чечне и Ингушетии в ХVIII–ХХ вв.
Предметом исследования является теоретический, историко-правовой, сравнительно-правовой анализ закономерностей и особенностей систем права и судов в Чечне и Ингушетии, формирующихся с учетом плюралистических и централистических тенденций правовой политики Российского государства.
Хронологические рамки исследования охватывают в основном период с ХVIII по ХХ в. (1700–1999 гг.). Также в работе проведен анализ процесса восстановления федерального конституционного правового порядка и судебной системы в Чеченской Республике, начиная с 2000 г.
Установленные рамки обусловлены необходимостью проведения комплексного изучения вопросов возникновения и развития права и суда чеченцев и ингушей, начиная от периода функционирования первого судебного органа чеченцев Мехк-Кхел (Суд страны) до современного состояния судебной системы в Чечне. Указанные хронологические масштабы выбраны с целью изучения трансформации институтов судебной власти как во времени, так и в пространстве.
Особое внимание в работе уделяется обобщению опыта работы правительственных комиссий по составлению свода мусульманских узаконений в 1865–1870 гг., основ союзного законодательства и проектов законов РСФСР о мусульманском праве и судах в 1920–1925 гг.
Условно процессы развития суда, права и правосудия чеченцев и ингушей можно разделить на пять периодов.
Первый – период до принятия ислама, когда у чеченцев и ингушей существовала оригинальная правовая система, основанная на адате, формировавшаяся еще с периода средневековья и являвшаяся основным нормативным регулятором на протяжении длительного времени.
Второй – период с VIII по XVIII в., когда на Северном Кавказе начинается распространение ислама; шариат оказывает существенное влияние на национальные и юридические институты чеченцев, ингушей и других народов Северного Кавказа.
Третий – период развития судебных институтов под влиянием Российской империи. Правовой плюрализм, ставший фундаментом новой модели судебно-правовой системы, вобрал в себя адат, шариат и право Российской империи.
Четвертый период, начавшийся после Октябрьской революции 1917 г., для Чечни и всего Северного Кавказа ознаменован хоть и не продолжительной, но формальной легализацией адатского и шариатского права и судов.
Пятый период охватывает развитие органов судебной власти по трем основным циклам:
– первый цикл – с 1924 по 1944 г., когда в Чечено-Ингушетии происходит процесс формирования судебной системы в соответствии с советским законодательством, который активно осуществлялся до февраля 1944 г. После чеченцы и ингуши были репрессированы, а сама Чечено-Ингушская АССР в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета от 7 марта 1944 г. была упразднена ;
– второй цикл – 1957–1991 гг. – время восстановления и развития Чечено-Ингушской АССР до распада СССР;
– третий цикл включает в себя конец ХХ столетия; это самый сложный, трагический отрезок в новейшей истории чеченцев и ингушей, время объявления Чечни независимым и суверенным государством . С 1991 по 1999 г. в республике происходит крушение сформированной на протяжении многих лет судебной системы и вводится шариатское судопроизводство.
Цели и задачи исследования. Целью исследования является анализ и обобщение опыта правового развития чеченцев и ингушей на различных исторических этапах.
Для достижения обозначенной цели автором решены следующие задачи:
– обозначены основные и наиболее значимые исторические этапы развития права и суда в Чечне и Ингушетии;
– в сравнительно-правовом плане проанализированы общетеоретические и историко-правовые аспекты становления и развития права, суда и судопроизводства в Чечне в дореволюционный, советский и современный периоды;
– определены понятие, структура и содержание феноменов права и правосудия у чеченцев и ингушей;
– выявлены векторы развития нормативной основы регулирования отношений в чеченском и ингушском этнических социумах;
– на основе обобщенных исторических закономерностей сформулированы предложения по совершенствованию судебной власти в Чеченской Республике на современном этапе.
Методологической основой диссертации являются присущие историко-правовой науке приемы, принципы и методы историзма, исторического детерминизма и объективности, а также диалектический метод познания, включающий в себя целый комплекс частнонаучных методов: сравнительного, структурного, формально-юридического.
Примененный историко-описательный метод позволил проанализировать некоторые теоретические положения, изложенные в работах дореволюционных исследователей. Все примененные в работе методы позволили сделать выводы, способствовавшие выявлению своеобразных особенностей формирования, законодательного закрепления и осуществления механизма функционирования суда, права и правосудия чеченцев и ингушей. Применяемый сравнительно-описательный метод позволил проанализировать большой круг исторических материалов и правовых документов с учетом их характера и целей составления. Тема исследуется в плане сравнения, сопоставления фактов, событий и явлений. Данное сравнение проводится во времени и в пространстве. В целях подробного изложения материала акцент автором сделан на проблемно-хронологическом подходе. Мировоззренческие и лингвистические аспекты, характерные традиционному обществу, рассматриваются через призму культурологических и социально-психологических принципов. Важная роль в исследовании отводится методам абстрактного мышления – анализу, реконструкции, сравнению.
Применение представленной методологии, по мнению автора, дает возможность детального осмысления особенностей возникновения и развития права и организации суда, в том числе и с позиции этноюридического наследия. Теоретической основой диссертации послужили труды известных исследователей различных эпох, в частности дореволюционных авторов: А.П. Берже, М.Ф. Владимирского-Буданова, Н.Ф. Грабовского, Б.К. Далгата, Н.Ф. Дубровина, Н.П. Загоскина, А.Л. Зиссермана, М.М. Ковалевского, У. Лаудаева, Ф.И. Леонтовича, Д.И. Мейера, С.В. Пахмана, В.А. Потто, К. Самойлова, В.И. Сергеевича, Н.Н. Харузина, С.С. Эсадзе; исследователей советского и современного периодов: И.Л. Бабич, М.А. Базарнова, В.О. Бобровникова, О.А Бондаревой, А.Б. Венгерова, Т.В. Кашаниной, З.С. Лусегеновой, Г.В. Мальцева, З.Х. Мисрокова, Н. М. Михайленко, Л.Х Сатушиевой, Л.Г. Свечниковой, О.И. Слюсаревой. М.А. Супатаева, Л.Р. Сюкияйнена, Д.Ю. Шапсугова, А.Э. Шавишвили.
Необходимо выделить также труды местных исследователей: В.Х. Акаева, Ш.М.-Х. Арсалиева, Ш.Б. Ахмадова, Я.З. Ахмадова, Ш.А. Гапурова, Л.М. Ильясова, Э.Д. Мужухоевой, И.М. Сигаури, С.-М.А. Хасиева и др.
Генезис и общее развитие судебной и государственно-административной системы Российской империи (в том числе и на Северном Кавказе) получили освещение в работах Н.П. Ерошкина, П.А. Зайончковского, Т.П. Коржихиной, А.Н. Медушевского, Д.И. Раскина.
Эмпирической базой исследования являются документальные материалы из архивохранилищ Москвы, Махачкалы, Владикавказа, Краснодара, Грозного, а также из Архивного управления Правительства Чеченской Республики, Центрального государственного архива Республики Дагестан, материалы практики работы судов Чеченской Республики, статистические показатели правоприменительной практики мировых судов Чеченской Республики, обобщенные автором материалы печатных и электронных средств массовой информации, отражающие проблемы функционирования судебной власти в Чеченской Республике на современном этапе. Ценные эмпирические материалы нашли свое отражение в теоретико-правовых исследованиях по обычному праву народов Северного Кавказа в исследовательских работах Р.М. Бегеулова, А.З. Бейтуганова, А.П. Волгиной, А.С. Гукова, X.М. Думанова, К.-С.А.-К. Кокурхаева, З.X. Мисрокова, Д.Ю. Шапсугова и др. Исследуемые вопросы в рамках данной работы потребовали использования обширного комплекса первоисточников.
В условиях утраты многих архивных документов в Чеченской Республике большую значимость представляют северокавказские региональные архивы, в которых содержатся материалы по судебной системе Чечни. Большое значение для исследования имел анализ некоторых судебных дел прошлого. В числе обобщенных и использованных материалов архивных фондов имеются статистические сведения по рассмотренным судами делам, а также составам судейского корпуса в прошлом.
Исследование базируется на обширном круге ценных и разнообразных источников, в том числе и ранее неизвестных.
Источниковедческая база исследования. В процессе исследования темы использовались материалы из таких источников, как: «Терский календарь», «Кавказский сборник», «Сборник сведений о кавказских горцах», «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа», «Акты Кавказской археографической комиссии», «Военный сборник», «Сборник сведений о Терской области», «Кавказский», «Терек», «Кавказ», энциклопедические словари и статистические ежегодники, «Материалы по истории Дагестана и Чечни», «Памятники обычного права народов Дагестана XVII–XIX вв.» и др. Ценный по своему содержанию комплекс источников составляют историко-этнографические сведения иностранных путешественников, в разное время посещавших Центральный Кавказ, в которых отражены наблюдения, касающиеся правовой культуры чеченцев и ингушей в древности.
Важное информационное значение имеют аналитические записки судебных деятелей о ходе судебной реформы в регионе, а также материалы ревизий, в ходе которых проанализировано отношение местного населения к суду, уровень профессионализма судей и судебных следователей, переводчиков и т. д.
Нормативную базу исследования составляют указы российских императоров, акты Государственной Думы, военного и других ведомств, Кавказского комитета, наместников Кавказа, Терской областной администрации, Положение о судоустройстве РСФСР (1926 г.), Закон о судоустройстве СССР (1938 г.), Конституция Российской Федерации (1993 г.), Конституция Чеченской Республики Ичкерия (1992 г.), Конституция Чеченской Республики (2003 г.), федеральные и республиканские законы и подзаконные акты, регулирующие деятельность судебной власти, а также нормативные акты, исторически регулировавшие судебную деятельность в Чечне и на Северном Кавказе.
Впервые в научный оборот вводятся малоизвестные нормативно-правовые акты, закрепляющие и регламентирующие деятельность судебной системы Чеченской Республики Ичкерия (Мэджеллэ – «Шариат и суд» ).
Основные положения, выносимые на защиту:
1. С древнейших времен адатная система правосудия вайнахов (самоназвание чеченцев и ингушей) являлась базой для всех последующих правовых систем, существовавших на территории проживания данных этносов. Адатное право, незначительно трансформируясь во времени и в пространстве, все же сохранило свое присутствие в вайнахском обществе не только после принятия ислама и внедрения шариата, но и в период установления на территории Чечни советской власти. Собранный и систематизированный автором материал иллюстрирует наличие древней судебной системы чеченцев и ингушей, основанной на адатском праве. Предпринимается попытка систематизации процессов развития суда, права и правосудия чеченцев и ингушей, с обозначением пяти основных периодов.
2. Правовые обычаи чеченцев и ингушей отличались единством принципов. Вместе с тем, существовали специфические особенности, в частности множественность субъектов, неразработанность видов доказательств. Изучение норм и принципов обычного права чеченцев приводит к выводу о том, что их лейтмотивом не была лишь идея «око за око», о которой высказываются многие исследователи. Обычно-правовая система чеченцев и ингушей носила упредительный характер и предостерегала от самого намерения совершения преступления, при этом право чеченцев и ингушей предполагало и процедуру примирения без осуществления наказания за некоторые преступления. Обозначена высокая роль адатно-шариатских норм при урегулировании конфликтов в Чечне и Ингушетии на различных исторических этапах, в том числе и на современном этапе.
3. Право чеченцев и ингушей не являлось неизменным в процессе эволюционного развития. Несмотря на отсутствие фиксированной письменной кодификации, оно сохранилось не только благодаря преемственности, но и умению адаптироваться в соответствии с тенденциями времени. Адаты, регламентировавшие правосудие, характеризовались преимущественно устным характером процесса, партикуляризмом, неразвитостью многих правовых институтов. Процесс носил обвинительно-состязательный характер. Полностью не сформировался институт подсудности. На каждом уровне общественно-политической организации чеченцев и ингушей действовали свои суды (тукхума, тайпа, некъи). В научный оборот вводятся национальные определения суда (кхел), права (бакъо), наказания (таIзар).
4. На примере мало изученного древнего чеченского и ингушского института Мехк-Кхел (Верховного Суда страны) обоснована существовавшая древняя судебно-правовая организация у данных народов. Исследована структура, состав и полномочия данного органа. Обозначена его принадлежность как верховного судебного органа.
5. В доисламский период развития Чечни и Ингушетии дела в Мехк-Кхеле рассматривались по обычному праву. После принятия ислама нормы обычного права и шариата тесно переплетаются и взаимодействуют между собой. Автором установлено, что после принятия ислама чеченцы и ингуши гражданско-правовые вопросы решали на основе шариата, а уголовные преступления – на основе адата. Обозначена специфическая модель традиционного ислама, которая прошла многовековую историю развития и укрепления в вайнахском обществе под воздействием суфизма, функционирующего в виде двух тарикатов – накшбандия и кадирия.
6. Основные правовые отношения по шариату у чеченцев и ингушей проявляются на примере регулирования брачно-семейных отношений, а также преступлений на почве кровной мести (чIир). Автором установлено, что по адатной правовой системе чеченцев и ингушей эти преступления не классифицировались на преднамеренные и неумышленные, до установления вины и наказания виновного ответственность за совершенное деяние (преступление) лежала на всех членах тайпа. Шариат, в отличие от адата, унифицировал систему отправления правосудия. Если же при адатной правовой системе в тех или иных областях Чечни и Ингушетии существовали партикулярные адаты, то с принятием ислама шариатское судопроизводство стало единым для всех представителей чеченского общества, поскольку не давало, в отличие от адатной системы судопроизводства, права широкого толкования.
7. Чеченцы стремились к скорейшему утверждению ислама, но при этом очень медленно переходили на шариатскую судебно-правовую систему, пытаясь оставить адат там, где это не противоречило бы шариату. С начала 30-х гг. XIX в. благодаря имаму Шамилю было создано единое государство Имамат, объединившее народы Чечни и Дагестана. В это время произошла унификация судебно-административного управления Чечни. Шариатская судебная система Имамата Шамиля в ХIХ в. способствовала консолидации горских обществ в единое государственное образование, привела к ликвидации правового партикуляризма, способствовала развитию гражданского и уголовного судопроизводства. Были усовершенствованы система и виды наказаний. Негативным результатом судебной реформы имама Шамиля было упразднение древнего чеченского суда Мехк-Кхела.
8. Взаимоотношение обычного и позитивного права в контексте соотношения политико-правовых систем России и вайнахов характеризуется, с одной стороны, унифицированием правовых обычаев и использованием их вместе с нормами позитивного права, с другой стороны – противостоянием двух правовых систем ввиду того, что адатное и шариатское право длительное время были господствующими системами права в Чечне и Ингушетии. По мере укрепления российской власти наблюдается существенное влияние российского права на правовую культуру чеченцев и ингушей. Наиболее ярким примером этого является учреждение в крепости Грозная специального управления и суда «Мехкеме Чачани» (1852 г.) по аналогии с Мехк-Кхелом.
9. Своеобразие судебной системы в период падения Имамата Шамиля заключается в том, что на территории Чечни смешанно функционировали три правовые системы – адатная, шариатская и российская. С укреплением позиций царской России на Северном Кавказе происходит процесс образования окружных судов, которые вобрали в себя как нормы обычного адата, так и шариатского права, но с учетом позиций российского законодательства. После разделения Терской области в военном и административном отношениях в 1862 г. произошли изменения как в целом в системе судопроизводства, так и в правилах выбора членов народных судов. Результаты Судебной реформы 1864 г. для Терской области (на территории которой проживали чеченцы и ингуши) не привели к введению таких институтов, как адвокатура и суд присяжных заседателей.
10. Систематизация и инкорпорация систем права и судебных органов чеченцев и ингушей в законодательство и имперскую юстицию России выражены следующим образом. Судебная система на Северном Кавказе в период конца XVIII в. носила, по сути, компромиссный характер. Первоначально вопрос институционализации был вынужденным фактором сдерживания, который входил в общую политику России в отношении горцев Северного Кавказа. Однако в конечном результате институционализация приобрела качественно иной характер, став из вынужденной меры достаточно эффективным и мощным регулятором общественно-правовых отношений в регионе. Таким образом, на Северном Кавказе проявляется плюрализм правовой системы.
11. В 60–70-х гг. XIX в. в Чечне царская администрация столкнулась с серьезными кадровыми проблемами – отсутствие профессиональных переводчиков, слабый профессиональный уровень судей. На этом фоне весьма жесткий характер носила система наказаний, в частности практиковалась смертная казнь через повешение, увеличилось общее число арестантов и каторжников.
12. После установления советской власти в 1918 г. шариатские суды открылись во всех крупных северокавказских городах с мусульманским населением – Владикавказе, Грозном, Нальчике, Темир-Хан-Шуре. Как и до революции, в 20-е гг. ХХ в. характерной особенностью Северного Кавказа являлся правовой плюрализм. Судебная система на территории современных Чечни и Ингушетии в рассматриваемый период носила двойственный характер, где шариатское судопроизводство на переходном этапе отчасти играло даже доминирующую роль, но позже эта тенденция начала стремительно меняться. Процесс национально-государственного строительства на Северном Кавказе условно можно разделить на 4 этапа. Образование Терской Автономной Советской Республики явилось первым этапом нового национально-государственного строительства; создание Горской АССР – второй этап данного строительства; образование отдельных национальных автономий (областей) – третий этап такого строительства; четвертый этап характеризуется созданием автономных республик, в частности Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики (ЧИАССР).
13. С восстановлением ЧИАССР в 1957 г. начался новый этап развития судебной системы республики, в частности активно формируются национальные кадры для судов республики. Структура судебной системы ЧИАССР соответствовала структуре других автономных республик. Наравне с советскими народными судами в республике практически в каждом районе Чечни и Ингушетии действовали кхелы (суды), в состав которых входили авторитетные представители тайпов, в основном люди преклонного возраста. В некоторых случаях на местах партийные руководители из лиц чеченской и ингушской национальности не препятствовали осуществлению адатского правосудия, если речь шла, к примеру, о примирении кровников, и сами, вопреки всему, участвовали в урегулировании данных конфликтов.
14. Конец ХX в. для Чечено-Ингушетии ознаменовался распадом на Чеченскую Республику, взявшую курс на суверенитет и независимость, и Республику Ингушетия, вошедшую в состав Российской Федерации. В начале 90-х гг. в Чечне происходит слом позитивной правовой системы и федеральной юстиции, Ингушетия развивается в соответствии с федеральным законодательством. Судебная система в годы правления генерала Д. Дудаева (1991–1995 гг.) носила лишь представительский характер, большинство решений по гражданским делам и приговоров по уголовным делам принималось под контролем режима. Нормативно-правовое регулирование на начальном этапе осуществлялось на основе принятых еще в советский период времени законов. Период характеризуется трансплантацией экзогенных религиозно-правовых форм и институтов в управление и судопроизводство. Слом и разрушение духовных ценностей под воздействием негативных процессов способствовали расширению сфер влияния маргинализированной части общества и снятию всех морально-волевых запретов, что неизбежно приводило к беззаконию и вседозволенности.
15. Руководством Ичкерии (1996–1999 гг.) был принят ряд нормативно-правовых актов, которые в корне изменили судебно-правовую систему Чеченской Республики Ичкерия, переведя ее светскую основу в шариатскую. Произведенный анализ и хронологическая реконструкция законодательства Ичкерии выявили противоречивость нормативно-правовой базы, регулировавшей деятельность шариатских судов. Шариатские судьи в большинстве своем не имели необходимого теологического образования. Шариатская судебная система характеризуется частой сменой судейского корпуса, процессуальной неразработанностью, сказывающейся на слаженности и общем профессионализме, что способствовало выработке устойчивого недоверия у населения к деятельности судебной системы в Чеченской Республике Ичкерия 1996–1999 гг.
16. Восстановление федерального конституционного правового порядка и судебной системы в Чеченской Республике проходило в сложных условиях боевых действий в рамках введенного режима контртеррористической операции. Несмотря на восстановление федеральной судебно-правовой системы, в Чеченской Республике наблюдается сильное влияние адата и шариата.
Научная новизна исследования. Данная работа представляет обстоятельное исследование суда и права чеченцев и ингушей на различных исторических этапах.
Новизна диссертационного исследования определяется в конкретных теоретических предложениях, в которых отмечается возможность эффективного использования опыта прошлого при осуществлении судебного реформирования на современном этапе не только в Чеченской Республике, но и в Северо-Кавказском федеральном округе. В результате проведенного анализа теоретических и нормативных источников, а также материалов эмпирического характера автором высказываются рекомендации, применение которых в правотворческой и правоприменительной деятельности будет способствовать дальнейшему положительному развитию судебной власти в Чеченской Республике. Высказываются практические предложения по использованию адатно-шариатских норм в третейском судопроизводстве как инструментов, направленных на взаимодействие с позитивной системой права и правосудия.
Данная работа носит междисциплинарный характер и учитывает, помимо юридических, исторические и этноправовые аспекты опыта правового развития чеченцев и ингушей.
Непосредственная научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:
– сформулированы теоретико-методологические характеристики права и суда у чеченцев и ингушей в контексте различных концепций правопонимания;
– представлены особенности системных параметров обычного права, шариата, российского (имперского) и советского права в правопонимании чеченцев и ингушей;
– выделены модели адатского и шариатского права и суда, существовавшие у чеченцев и ингушей, реконструированы процессы возникновения, функционирования и развития судебной системы на основе плюралистических правовых систем;
– определена структурно-функциональная основа адатной и шариатской системы права чеченцев и ингушей;
– выявлены закономерности и особенности векторов развития правовой культуры чеченцев и ингушей в различные исторические эпохи;
– осуществлен системный анализ источников обычного права чеченцев и ингушей, мусульманского права;
– установлены политико-правовые особенности функционирования органов судебной системы в советский период;
– на основе новейших источников представлен объективный анализ процессов и факторов, способствовавших слому федеральной судебно-правовой системы в Чеченской Республике в 1991-1999 гг. и последующему восстановлению судебно-правовой системы Чеченской Республики в рамках конституционно-правового пространства Российской Федерации.
Теоретическая значимость исследования проблем становления и развития судебной власти в Чечне обусловлена тем, что общие масштабы, а также сложность задач и целей судебной реформы в Российской Федерации объективно способствуют необходимости выявления общих тенденций и закономерностей исторического процесса становления и дальнейшего развития судопроизводства и судебной власти в Российской Федерации. Приводимые в работе выводы, основанные на ранее малоизвестных исторических материалах, будут способствовать дополнению имеющихся сведений по истории учений о праве и государстве, теории права и государства и истории правовых учений.
Практическая значимость исследования состоит в том, что обращение к истории становления и развития судебной системы в Чечне на различных исторических этапах позволит осмыслить пути развития, сделать выводы, которые могут быть эффективными для практической реализации в системе органов судебной власти. Формирование развитой судебной власти в Чеченской Республике с учетом исторического опыта позволит стабилизировать политическую и социальную обстановку, послужит основой для воспитания в обществе правовых идеалов и ценностей, повышению общего уровня правосознания и правовой культуры ее граждан.
Укрепление правовой системы Российской Федерации, развитие государственности и республиканского законодательства делают необходимым изучение недостаточно освещенных в науке правовых явлений прошлого, переосмысление историко-правового наследия народов России.
Обоснование соответствия диссертации паспорту научной специальности. Основные положения исследования, выносимые на защиту, соответствуют формуле специальности 12.00.01. – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве. Выполненное исследование имеет ярко выраженный историко-правовой характер, в методологическом плане наполнено знаниями многих гуманитарных наук и научных направлений. Историко-правовая направленность находит свое отражение в процессе исследования суда, права и правосудия чеченцев и ингушей через призму преемственности сохранения адата и шариата на протяжении многих веков у данных этносов. В результате исследования углубляются общие представления, расширяются научные познания о праве, суде, судебно-правовых отношениях, раскрываются историко-правовые закономерности и особенности развития суда, права и правосудия у чеченцев и ингушей.
Апробация и внедрение результатов исследования осуществляется в настоящее время в образовательном процессе Чеченского государственного университета на юридическом факультете при преподавании курсов: «История государства и права Чеченской Республики», «Теория государства и права», «История политических и правовых учений», специального курса «Обычное право». Основные положения исследования формировались в результате подготовки и опубликования выступлений на международных, всероссийских, региональных научно-практических конференциях: «Права человека в контексте модернизации российского общества: проблемы и перспективы развития» (апрель 2009 г., Махачкала); «Восточное партнерство» (сентябрь 2009 г., Перемышль); «Актуальные проблемы науки и практики» (июнь 2010 г., Кизляр); «Ключевые аспекты научной деятельности» (август 2010 г., Екатеринбург); «Теория и практика современной науки» (август 2010 г., Москва); «Научный потенциал мира» (сентябрь 2010 г., София); «Исламская цивилизация в Волго-Уральском регионе» (октябрь 2010 г., Уфа);
«Социокультурные и политические проблемы высокогорных районов Кавказа: прошлое, настоящее, будущее» (октябрь 2010 г., Карачаевск); «Российское законодательство в современных условиях» (октябрь 2010 г., Брянск);
«Этнопедагогика в современном обществе» (октябрь 2010 г., Грозный); «Наука и образование в Чеченской Республике: состояние и перспективы развития» (апрель 2011 г., Грозный).
Докладывались на научных семинарах, проходивших в Комплексном научно-исследовательском институте им. Х.И. Ибрагимова Российской академии наук и Институте гуманитарных исследований Академии наук Чеченской Республики, научном семинаре кафедры теории права и сравнительного анализа факультета права Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».
Публикации. Основные результаты исследования нашли отражение в 86 научных публикациях общим объемом 69,60 п.л., в том числе 2 монографии, 19 статей, опубликованных в изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России, 65 публикаций в иных изданиях.
Структура диссертации. Исследование состоит из введения, пяти глав, включающих семнадцать параграфов, заключения, списка источников и литературы, приложений и списка сокращений.
Глава I.
ИСТОРИЧЕСКИЙ ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ ТРАДИЦИЙ ПРАВА И ПРАВОСУДИЯ У ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ
§ 1. Проблемы методологии исследования категорий «адатное право»,
«кавказское право» в правоведении
Историко-правовая наука, будучи самостоятельным научным направлением, позволяет исследователям посредством применения методологических приемов изучить вопросы генезиса судебной власти в Чечне и Ингушетии. Цель настоящего исследования выражена в том, чтобы посредством имеющегося исторического материала определить реальность существования национальной чеченской системы права и правосудия, основанной на либертарном типе правопонимания и длительное время являвшейся свободной от внешнего фактора.
Правовая культура чеченцев и ингушей тесно связана с политической, нравственной, духовной и другими разнообразными видами культуры. Она является одним из важнейших элементов правовой системы общества, ее развитость – гарант нормального функционирования государства.
Необходимость поиска относительно единого интегрирующего подхода к проблеме правового сознания чеченцев и ингушей, исследование вопросов теоретико-правового возникновения и развития суда, права и правосудия у чеченцев и ингушей существенно осложняется терминологическим «хаосом» в определении таких ключевых понятий, как адат, шариат, кхел (суд), а также методологическими трудностями при исследовании обозначенной проблемы. Методологическая разработка правовой культуры является основополагающим стержнем исследования многих юридических вопросов, в том числе и вопросов исследования феномена суда, права и правосудия чеченцев и ингушей, заключающегося в том, что на протяжении столетий происходит сосуществование полиюридизма в таком исторически сложном регионе, как Северный Кавказ.
Своеобразная особенность понимания правовой культуры чеченцев и ингушей заключается в том, что она – не право или его последующая реализация, а скорее комплекс представлений общества о праве. Правовая культура чеченцев и ингушей неизбежно содержит в себе и мировоззренческий момент.
Чтобы понять значение правовой культуры и оценить ее роль в механизме становления и развития суда и правосудия в Чечне, а также показать основные этапы ее развития, необходимо комплексно проанализировать основные стадии ее формирования и становления как правового феномена.
Как справедливо отмечает исследователь М.М. Айбатов, «методология исследования истории политических и правовых учений привлекает внимание ученых с момента зарождения самой науки истории политических и правовых учений» . Исследуя правовое содержание памятников того или иного народа, представители научного сообщества вынуждены сталкиваться с методологическими трудностями. Одна из основных среди них носит гносеологический характер. Не является исключением и данная тема исследования.
Методологические трудности объясняются самим содержанием избранной нами темы. Ввиду того, что данная тема носит междисциплинарный характер и для ее разработки необходимы сведения из смежных дисциплин: правоведения, исторической географии, этнологии, этнографии и т. д., без этого невозможен анализ источников обычного права чеченцев и ингушей, анализ возникновения и дальнейшего развития суда и правосудия в Чечне и Ингушетии, выявление их тех или иных специфических особенностей. Кроме того, как уже отмечалось выше, исследование обозначенных вопросов затрудняется разрозненностью и неоднозначностью отдельных положений, содержащихся в изучаемых источниках. Высказанные в них политико-правовые идеи не образуют строгой и целостной системы и рассеяны по различным записям.
Не будучи политическими трактатами, памятники «обычного права», «кавказского права» народов Северного Кавказа являются зеркальным отражением правосознания своего времени. Основная задача при применении методологии в рамках данного диссертационного исследования – систематизировать разрозненные сведения об адате, шариате и правосудии у чеченцев и ингушей для получения о них целостного представления. Указанным методом можно реконструировать отражаемую ими политико-правовую концепцию, к примеру, основу тайпа, тайповых судов и т. д. Современная историко-правовая наука нуждается в более углубленном исследовании правовых систем, зафиксированных в некоторых локальных правовых материалах.
В рамках темы исследования были применены приемы, принципы и методы историзма, а также исторического детерминизма и юридической антропологии. Используемая в исследовании концепция социального детерминизма позволяет объективно раскрыть как закономерности, так и особенности развития традиционного общества.
В основе исследования применен также историко-описательный метод основ возникновения и эволюции права и суда. Все примененные в работе методы позволили сделать выводы историко-прикладного характера, что способствовало выявлению своеобразных особенностей формирования, законодательного закрепления и механизма функционирования суда в Чечне и Ингушетии. В работе анализируется большой круг исторических материалов и правовых документов с учетом их характера и целей составления, в том числе ранее неизвестных научным кругам архивных документов по деятельности судебной системы в Чечне в период с 1990 по 1999 г.
Тема диссертации исследуется в плане сравнения деятельности судебных органов в Чечне, сопоставляются факты, события, явления, а также роль отдельных личностей в развитии суда и судебной системы. Данное сравнение проводится во времени и в пространстве. Основной акцент при исследовании историко-правовых вопросов судебной системы делается на проблемно-хронологический подход. Использование представленной методологии способствует выявлению особенностей этноюридического наследия чеченского народа. При этом мы солидарны с мнением А.М. Бугаева, который совершенно справедливо отмечает, что «при изучении тех или иных проблем национальной истории трудно быть совершенно беспристрастным» .
Состояние правовой культуры любого государства является важным показателем степени зрелости конкретно-исторической правовой системы. Это в полной мере относится к современной России. В ее правовой системе, как в зеркале, отражается достигнутый на рубеже веков и тысячелетий уровень прогрессивно-правового развития общества. Правовая культура опосредует все основные сферы правовой жизни общества: законодательство, правотворчество, правореализацию, права и свободы граждан, механизм государства, принципы и методы его деятельности, правосознание во всех его видах и уровнях и таким образом является важным критерием качества правовой жизни обществ .
Говоря об источниках исследовательской деятельности, нельзя не учитывать факторы возможной фальсификации или некоторых неточностей в работах даже самых именитых ученых. Если же вторые являются следствием некоторого непреднамеренного заблуждения со стороны исследователей, то в отношении первых факторов, вызванных определенными убеждениями или другими специальными причинами, следует проводить работу по контраргументированию и опровержению посредством применения источникового аппарата по конкретно исследуемому вопросу.
Следует отметить, что некоторые положения, отраженные в таких работах, необходимо использовать, с одной стороны, осторожно, а с другой – критически, собственно говоря, что мы и предпринимаем в рамках настоящей работы.
Вопросы методологии «обычного права», «кавказского права» и суда были предметом интереса со стороны ученых и в советский период развития государства. Эта тема затрагивалась известным исследователем обычного права горцев А.М. Ладыженским .
В конце ХХ в. проблема методологии изучения правовой культуры народов Северного Кавказа актуализировалась. Однако стремительно возникший в конце XX в. интерес к изучению методологии обычно-правовых систем народов Северного Кавказа на современном этапе находится в состоянии стагнации. Лишь некоторые академические центры – ИАЭ РАН, ИГиП РАН, ГКНУ АН ЧР, ДНЦ РАН, в том числе и Научно-исследовательская лаборатории обычного права юридического факультета ДГУ – занимаются изучением методологии правовых систем народов Северного Кавказа.
Сам процесс методологии отбора и изучения этнографических источников и памятников права Чечни и Ингушетии имеет свою специфику.
Сформулировать общий подход к отбору источников для исследования данной темы несложно: сами по себе источники должны содержать высказывания о праве, справедливости, эффективности или неэффективности деятельности судебных институтов и других подобных ценностях. Сложнее обосновать принцип их отбора в пространстве и во времени. Географическая зона, из которой происходят упоминаемые нами источники, – вся территория Чечни, часть Дагестана. При обращении к такому обильному юридическому материалу невольно возникает вопрос: правомерно ли рассматривать в единстве развитие права народов и обществ, принадлежащих различным этносам? Нам представляется, что на этот вопрос следует ответить положительно, поскольку, несмотря на определенные отличия, в практике применения адатского права и осуществления сначала адатского, а затем и шариатского судопроизводства в Чечне, Ингушетии и Дагестане прослеживается определенное единство в понимании права.
Никто не может поставить под сомнение своеобразную специфику родоплеменных отношений, свойственных чеченцам и ингушам в виде тайпов, равно как и особенности образования феодальных владений в Дагестане, в этом и заключается некоторое своеобразие в развитии этих народов.
Вместе с тем, сходные условия жизни общин не могли не наложить отпечаток на формирование и содержание обычно-правового мировоззрения и правосознания, хотя многое, разумеется, зависело от конкретной расстановки политических сил в том или ином владении .
Как нам представляется, социокультурный подход наиболее перспективный в плане выявления связей этнического права и общества.
Поскольку право изучается в рамках различных научных дисциплин: правоведения, истории, психологии, культурологии, социальной философии, в каждом из названных направлений оно рассматривается через призму мировоззрения перечисленных наук.
Посредством осуществленного философско-культурологического анализа адатского права более полно раскрывается его роль и значение в традиционном обществе как эффективного регулятора общественных отношений, соотношения норм права с нормами морали.
Начиная работу по исследованию содержания обычного права чеченцев и ингушей в рамках дозволенной наукой этики, необходимо критически отнестись к источникам, из которых мы получаем сведения о его нормах, этапах становления и развития.
Нам представляется чрезвычайно важным выработать методы, позволяющие дать максимально объективную оценку сведениям об обычном праве чеченцев и ингушей, вопросах судоустройства на различных исторических этапах. Методология исследования обычного права носит межпарадигмальный характер, выраженный в применении комплекса методов, подходов и принципов познания права.
Исследование обычно-правовой системы чеченцев и ингушей посредством изучения социально-правовых процессов и явлений позволяет комплексно рассмотреть содержание обычно-правовой системы.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.