Донесение генерал-лейтенанта В.П. Ляхова А.М. Драгомирову

Донесение генерал-лейтенанта В. П. Ляхова А. М. Драгомирову об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 марта по 15 апреля 1919 г.
15 апреля 1919 г.

№ 24045 Секретно
г. Пятигорск
Политическая сводка
По-прежнему доминирующими вопросами в крае являются вопросы чеченский и ингушский, подогреваемые шовинизмом Горского правительства.
Чеченский вопрос, особенно остро назревший к половине минувшего марта, заставил приступить к решению его силою оружия.
Рядом боев с 16 по 27 марта аулы Грозненского и отчасти Веденского и Хасав-Юртского округов были принуждены изъявить покорность и приступить к исполнению наших требований.
В этом отношении весьма благоприятное впечатление произвело выпущенное в этот период воззвание к чеченцам Главноначальствующего, ознакомившее их с основами намечаемого для них самоуправления (Приложение № I) .
Не лишним будет при этом заметить, что представители Горского правительства, которые еще ранее были ознакомлены с этими основами, скрыли их от чеченского народа, как это обнаружилось впоследствии.
Наконец, казалось бы, чеченский вопрос должен быть окончательно разрешен 28 марта, на чеченском съезде, в присутствии Главнокомандующего, вполне определенно подтвердившего ранее предъявленные требования Добровольческой армией чеченцам, имеющие целью поставить их в ряды народов, борющихся с вандализмом большевиков.
На этом съезде чеченские представители изъявили готовность принять эти требования и приступить к их исполнению.
Однако есть основания полагать, что агитация Горского правительства может оказать на нагорную часть Чечни свое разрушающее влияние, чем и объясняется продолжающийся шовинизм некоторых аулов, выявившийся в первое же время после переговоров.
Подчинившись нашим требованиям, под влиянием силы и для сохранения своих аулов, чеченцы в то же время принимают меры к сохранению в горах оружия и, конечно, воспользуются им при удобном случае. Ясно, что таковым случаем может явиться ослабление наше в Грозненском районе или получение чеченцами помощи, по-видимому со стороны Горского правительства или Азербайджана.
При таком положении чеченский вопрос может затянуться на неопределенное время, и Чечня будет представлять собою тот тлеющий костер, который готов вновь и с новой силой вспыхнуть ежеминутно. Поэтому чеченский вопрос может считаться окончательно ликвидированным лишь в том случае, если Чечня действительно выдаст оружие и агитаторов и выставит в ряды Добровольческой армии в знак своей полной лояльности дивизию совершенно определенного числа шашек.
Формирование дивизии не может происходить в пределах Чечни, где чеченцы должны собираться лишь в отдельные сотни, в коем виде и направляться к пункту формирования. При этом полное разоружение или выставление дивизии должно быть точно выполнено к известному сроку, что от них и потребовано. Только по исполнении этих требований чеченский вопрос можно будет считать разрешенным.
Что касается Ингушетии, то положение в ней ничуть не лучше чеченского вопроса. Только наши успехи в Чечне, по-видимому, удержали Ингушетию от открытого выступления против Добрармии.
В Ингушетии (главным образом в Асинском ущелье) скрываются и по сие время видные большевистские деятели (Булле, Элердов, Елбакидзе, Габиев , Орджоникидзе, Фигатнер , Автономов и др.); никем не преследуемые, они ведут агитацию против Добрармии, причем результаты этой агитации выливаются в форму движения против русских вообще.
Обязавшись далее выставить в ряды Добровольческой армии одну бригаду, ингуши всемерно затягивают выполнение этого обязательства, причем в качестве официальных причин выставляют неготовность формирования этой бригады.
Между тем в Ингушетии повсеместно идет формирование каких-то отрядов, носящих добровольческий характер. Община или сходка предлагает кому-либо из местных лиц (в том числе и офицерам) принять командование формируемым отрядом.
Поступающие в отряды дают присягу сражаться с теми, против кого прикажет начальник.
Некоторые же села, организуя свои отряды, дают присягу «драться с гяурами». При этом все внимание ингушей обращено на события в Чечне.
В Назране существует Ингушский областной совет, который находится в явном сношении с Горским правительством и большевиками, и на одном из заседаний его даже вынесено постановление арестовать командующего войсками, когда он будет проезжать через Назрань.
Ко всему этому нужно прибавить, что ингуши в настоящее время богаты и все хорошо вооружены (по сведениям, они имеют артиллерию и пулеметы).
Таким образом, к Ингушетии нужно применить те же меры, как и к Чечне, именно теми или другими способами добиться: 1) выдачи скрывающихся большевиков; 2) неотложного исполнения в кратчайший срок выставления в ряды Добровольческой армии той бригады, которую они обязались выставить, не ожидая окончания ее формирования, которое закончено должно быть обязательно вне пределов Ингушетии.
Иначе при дальнейшей оттяжке возможно будет ожидать, что эта бригада в конце концов обратить свое оружие против нас же самих.
При решении чеченского и ингушского вопросов необходимо иметь в виду связь, имеющуюся между этими районами и Горским правительством.
Позиция Горского правительства по-прежнему остается более чем недоброжелательной к Добрармии, и на днях (25 марта) оно объявило мобилизацию для борьбы с Добровольческой армией.
Не пользуясь внутри никаким почти авторитетом, Горское правительство в своих стремлениях сохранить за собой власть стало на путь пропаганды борьбы горцев с Добровольческой армией в частности и с русской государственностью вообще. Не располагая, однако, никакими вооруженными силами, Горское правительство, по-видимому, с этой целью решило использовать мусульманский и национальный фанатизм среди горцев Кавказа, и в частности чеченцев и ингушей, а также вековую вражду чеченцев и ингушей с терскими казаками.
Вместе с тем, не имея средств противодействовать агитации скрывавшихся в Дагестане большевиков, оно, по-видимому, намерено открыто формирующиеся в Темир-Хан-Шуре большевистские части использовать для борьбы с Добрармией.
Вся же масса населения Дагестана к Добрармии, по имеющимся сведениям, пока относится доброжелательно, чем и можно объяснить неуспешность объявленной Горским правительством мобилизации. Но, конечно, с течением времени оно может быть обработано соответствующим образом большевиками и Горским правительством.
Что касается Осетии, то она настроена пока лояльно, хотя в настоящее время наблюдается под влиянием, с одной стороны, мобилизации, а с другой – угрозы со стороны ингушей, усиление керменизма, в особенности в районе магометанского и христианского, *где уже были случаи выступления против наших войск* .
Кабарда лояльна, но в восточной части находится под влиянием ингушей, в особенности в районе Исламово, Ахлово, которые к нам враждебны.
Терское казачество, безусловно, стоит на платформе единой России и оно главным образом несет в крае тяготы войны.
Последнее время, однако, наблюдается стремление войскового атамана и правительства к автономности, намерение выйти из состояния подчиненности Главно-начальствующему и заменить, по словам атамана, «систему приказов системой соглашений».
Что касается северного и северо-западного района, в частности долины реки Кумы, то отчасти вследствие тяжелых условий жизни и в связи с произведенной мобилизацией население этих районов по-прежнему настроено большевистски и в случае наступления противника будет всемерно ему содействовать вплоть до открытых восстаний, которые местами проявляются и в настоящие время.
Причиною этого отчасти является также результат нашей слабости в районе Св. Креста, почему в связи с распускаемыми противником слухами о готовящемся наступлении его на Св. Крест жители уверены, что мы в этом районе временные пришельцы.
К этому, конечно, нужно отнести и усиленную агитацию скрывающихся и по сие время в этом районе многочисленных большевиков.
Только этим обстоятельством можно объяснить то, что в районе Величавого, в сфере нашего влияния, противником взят на учет весь скот и производится реквизиция продовольствия и фуража.
Усилить же свято-крестовский отряд пока нет возможности, это усиление возможно будет лишь по ликвидации горских вопросов.
Таких образом, Горское правительство, не обладающее никаким авторитетом, но цепляющееся за власть, пользуясь услугами большевиков, агитирует против Добрармии как в Дагестане, так и в Чечне и Ингушетии.
Эта агитация, отвечая беспокойному характеру горцев последних двух районов, вызывает недоброжелательное и явно враждебное отношение их к Добрармии, что, в свою очередь, неблаготворно влияет на соседние горские племена, в сущности, расположенные к нам лояльно. Агитация эта препятствует как упорядочению здесь жизни, так и проявлению горцами того напряжения, которого требует настоящий момент тяжелой борьбы с большевиками.
Все вышеизложенное заставляет принять ряд крутых мер для приведения к повиновению непокорных и защиты здесь интересов Добрармии, что требует сосредоточения в районе Чечни и Ингушетии главной массы войск края.
Это же обстоятельство, ослабляя наши войска в северной части края, колеблет здесь наше положение в связи с большевистской пропагандой и прочими условиями, к числу коих относятся, главным образом, тяжелые условия жизни. Лишь положение в Западной Кабарде и в области Терского войска является вполне устойчивым.
Приложение: два обращения к чеченцам и постановление Чеченского национального совета .
Генерал-лейтенант Ляхов
Начальник Штаба генерал-майор Масловский
Резолюция: Генералу Эрдели. По ознакомлении прошу возвратить. Драгомиров. 18. IV.
ГАРФ. Ф.Р-446. On.2.Д.31.Л. 195-197об.Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.