Из донесения штаба ВСЮР генералу А.С. Лукомскому (3)

Из донесения штаба ВСЮР генералу А. С. Лукомскому об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 сентября по 1 октября 1919 г.
31 октября 1919 г.

№ 25763
г. Пятигорск
Политическая сводка за период с 15 сентября по 1 октября 1919 г.
Чечня
Зародившееся в горной Чечне восстание, связанное с личностью Узун-Хаджи, как отмечалось в предыдущей сводке, стало перебрасываться и на плоскость. В отчетном периоде часть плоскости определенно стала на сторону Узун-Хаджи частью под влиянием угроз его и нашествия банд на аулы и опасения разрушения и грабежей, а частью добровольно, будучи искусственно возбуждена в связи с религиозными чувствами и верой, что происходящая борьба является газаватом. Главным же образом к бандам примкнули преступные элементы и дезертиры.
Остальная часть плоскостной Чечни не только оставалась по-прежнему лояльной нам, но и начала проявлять активность в оказании помощи частям Добрармии, внося этим разложение в среду приверженцев Узун-Хаджи, увидевшим, что затея Узун-Хаджи является не общим делом для всех чеченцев, а авантюрой небольшой кучки лиц и внешнего влияния.
Помощь извне и работа местных большевиков, оставшихся в Чечне с Гикало во главе, определенно сказалась в отчетном периоде.
Помощь эта шла главным образом из Грузии, через перевалы доставлялось оружие, патроны и снаряды. 22 сентября, по агентурным сведениям, в Чечню прибыла торжественно встреченная повстанцами делегация в числе 24 человек из представителей Грузии и Азербайджана, доставившая транспорт оружия и давшая обещание повстанцам о подходе в скором времени помощи войсками для изгнания русских и возмещения убытков, понесенных аулами от добровольцев и казаков. Член делегации полковник кн. Чавчавадзе на военном совете повстанцев будто бы говорил, что уже приняты меры к возбуждению восстания всех горцев Северного Кавказа до кубанских черкесов включительно с целью образования независимого государства наподобие Грузии и Азербайджана. Были сведения, что среди прибывших есть германские офицеры.
Интенсивность поддержки восстания Грузией объясняется стремлением создать буферное государство горцев Северного Кавказа и обеспечить этим свою независимость от угрозы наступательных действий Добрармии с севера. Эта ближайшая цель объединяет Грузию с Азербайджаном в поддержке горского восстания.
Азербайджан же помимо этой цели стремится распространить среди чеченцев панисламистские идеи, дабы в будущем использовать республику горских народов для объединения в одно целое мусульманское государство.
Пропаганда панисламизма ведется в Чечне муллами, призывающими население к борьбе против неверных и изгнанию Добрармии.
Большевики же, по-видимому имея связь с Астраханью, стремятся поддержать движение в целях создания затруднений в тылу Добрармии и установления единого фронта с астраханскими большевиками. Существование общего плана чеченцев и большевиков подтверждается усилившейся активностью камышан Кизлярского района.
В отчетном периоде отмечается попытка Узун-Хаджи поднять восстание кумыков Хасав-Юртовского округа. Отряды чеченцев появлялись в округе, и их действия сопровождались выступлениями камышан.
Как отмечалось выше, население горной Чечни всецело стоит на стороне Узун-Хаджи, составляя главный контингент его отряда, плоскостная же Чечня, не веря в успех восстания, очень неохотно подчинилась Узун-Хаджи. Восставшие аулы опасаются наказания их Добрармией и разрушения аулов. Настроение жителей подавленное.
Личность Узун-Хаджи весьма популярна во всей Чечне. Его стремление, по словам чеченцев, путем настоящего восстания создать независимое государство и, вытеснив Добрармию за Терек, во вновь образовавшееся государство не пускать ни добровольцев, ни большевиков. Хотя это не мешает ему быть в тесной связи с большевиками.
Культурными и сознательными группами чеченцев во главе с председателем Национального Совета Ибрагимом Чуликовым , понимающими все пагубные последствия для благополучия Чечни настоящего движения, принимаются меры к тому, чтобы собственными силами освободить Чечню от банд Узун-Хаджи и большевиков. Под председательством Чуликова организовался Комитет спасения Чечни , который приступил к усиленному набору отрядов и действиям против Узун-Хаджи.
Таким образом
Восстание в Чечне поддерживается агентами Закавказских республик и большевиками. Сознательный элемент населения организуется вокруг Ибрагима Чуликова для активной борьбы с повстанцами. Действия Чуликова вносят разложение в ряды повстанцев, начинающих смотреть на свое выступление как на авантюру – затею кучки лиц и внешнего влияния.
Дагестан
В прошлом отчетном периоде возбуждение горцев Дагестана дошло до высших пределов, движением было охвачено все население, за исключением Аварского округа. Волна движения угрожала увлечь за собой и эту здоровую часть.
В отчетном периоде под влиянием успехов наших войск под Шурой и Дербентом в настроении горцев стали отмечаться некоторые признаки раскола среди повстанцев и нежелание их продолжать борьбу; по всем дорогам, ведущим в горы, замечалось движение возвращавшихся домой насильно мобилизованных горцев.
Но еще нет других объективных признаков, чтобы считать это обстоятельство началом конца восстания. Восстание имеет глубокие корни в населении, имеет свои причины, чтобы дать возможность главарям движения и пришедшим извне, из Азербайджана и Турции, руководителям поддерживать возбуждение и удерживать горцев в рядах бойцов. Руководители стремятся влить движение в организованное русло, направить его по выработанному ими пути. Они зовут горцев на борьбу с Добрармией ради достижения обще-мусульманских идей. Эта работа разных агентов дает результаты, и пока движение не замирает.
Утомленность борьбой и стремление к мирному разрешению всех волнующих горцев вопросов, послуживших причиной восстания, имеются, но главари движения стремятся создать непримиримую обстановку.
Перед наступлением повстанцев на Шуру к ним выезжала делегация мирных горцев с помощником правителя по гражданской части полковником Моисеевым. Когда полковник Моисеев на совещании, на котором присутствовали представители штаба повстанцев и 8 турецких офицеров, указал на возможность мирного разрешения вопроса о мобилизации, об обеспечении горцев от насилия наших частей и вопроса о местной администрации, т. е. тех вопросов, которые послужили причинами восстания, муллы и главари движения из горцев готовы были пойти на уступки и прекратить борьбу. Но присутствовавшие турецкие офицеры, выйдя из совещания, заявили, что никаких уступок быть не может и предъявили следующие требования: 1) чтобы все казаки из Шуры были бы выведены и заменены солдатами, при этом казаки должны сдать оружие дагестанцам; 2) чтобы повстанцам было предоставлено ввести в Шуру столько своих войск, сколько, по их мнению, будет необходимо; 3) чтобы в Петровск было введено столько дагестанцев, сколько имеется там добровольцев, т. к. горцы, как и Добрармия, борются с большевиками и 4) дальнейшие условия должны быть выработаны по выполнении предыдущих трех пунктов.
Изложенный факт наряду с другими выясняет с несомненностью ту руководящую роль, которую играют турецкие офицеры в дагестанском восстании. Они мешают развитию умиротворяющих течений, они, пользуясь сознательной и организованной помощью правительства Азербайджана, вселяют в горцев уверенность в победе, поддерживают возбуждение и заставляют горцев продолжать борьбу.
Роль Азербайджана как вдохновителя восстания несомненна. Оттуда идет помощь, оттуда приводят агитаторы панисламистских идей , там формируются добровольческие отряды для отправки в Дагестан.
Большевики также принимают широкое участие в движении. Под Дербентом действует организованный большевистский отряд, под их влиянием горцами преследуются и избиваются местные беки. Повстанцами под Дербентом был выкинут красный флаг с полумесяцем .
Азербайджан хотя и стремится устранить большевиков от руководительства движением, но от их помощи отказаться не может, видя в них помощников своему делу. Были сведения, что турецкие офицеры, прибывшие в Дагестан, прошли через Бакинский комитет коммунистической партии.
Таким образом
Устанавливается главная руководящая роль в дагестанском восстании Азербайджана и панисламистских кругов, стремящихся придать движению лозунг отделения от России для соединения с обще-мусульманским миром. Вместе с этими кругами в восстании играют значительную роль и большевики.
Ингушетия
События, происходящие в Чечне и Дагестане, продолжают влиять на настроение Ингушетии, препятствуя наступлению полного успокоения и создавая благоприятную почву для провокационной агитации и большевистской пропаганды.
Воспитанные институтом кровной мести, стоящие на первых ступенях культуры, ингуши в душе под влиянием агитации большевиков и Грузии не могут примириться с понесенным ими жестоким поражением в июне и утратой того доминирующего положения, которое они занимали при большевистской власти. Будирующим началом является также бедность населения и отсутствие земли. Поэтому непрекращающаяся агитация прибывающих из Грузии большевиков и агентов Узун-Хаджи продолжает иметь успех среди обездоленного населения разрушенных аулов, среди дезертиров и преступного элемента, которым так богата Ингушетия. Перечисленный элемент поддерживает возбужденность населения и переходит к бандам повстанцев в Чечню или в большевистский отряд, формируемый бывшим комиссаром Чобиевым, платящим большие деньги. Та помощь, которую ингуши видят, и которая идет из Грузии в Чечню через Ингушетию, также возбуждает население и толкает его на авантюру. Но в остальной массе населения июньский урок не забыт еще, стремление к успокоению, по-видимому, имеет глубокие корни.
Узун-Хаджи, потерпев неудачу в своем расчете поднять восстание всей Ингушетии, не оставляет надежды достигнуть этой цели путем угроз. В своем воззвании, распространенном среди населения, он грозит наказать ингушей за их желание установить мирное отношение с Добрармией и обещает в непродолжительном времени начать наступление на Владикавказ.
Уроки недалекого прошлого и сильного переутомления народа событиями революционного периода укрепили, по-видимому, в сознании ингушской массы убеждение в трудности борьбы с Добрармией, а потому и необходимости мира и порядка. За отчетный период проступали достоверные данные о спокойном и благожелательном отношении к Добрармии большинства аулов на плоскости.
Это обстоятельство подтверждается результатом объезда дальних аулов членом Национального совета генералом Курневым и комиссией, командированной для обследования экономического положения Ингушетии.
Смешанная сотня, высланная для пресечения преступной агитации и для ареста деятелей минувшего июньского восстания и дезертиров, встретила в большинстве благожелательное отношение населения и сочувствие принятым мерам.
Устанавливается покойное настроение и благожелательность следующих аулов: Носыр-Корт, Гамурзиевского, Алтыевского, Назрани, Барсуковского и Плиевского. Настроение аулов Пседах, Сагопш и Кескем ненадежное, трех же Ачалуков враждебно.
В названных первых аулах, особенно тех, которые расположены вблизи железной дороги, агитация Узун-Хаджи не встречает никакого сочувствия, а наоборот, отмечается рост симпатии к идеям Добрармии, несущей закон и порядок.
Хотя осведомленность о лозунгах Добрармии, о достигнутых ею успехах проникает все больше и больше в население, но широкие круги о Добрармии имеют самое смутное представление или же не имеют никакого. Необходимость активной широкой агитации, при этом на ингушском языке и через посредство мулл, пользующихся доверием населения, подтверждается вновь.
Много препятствий создают для полного умиротворения внутренние условия жизни Ингушетии. Обострение продовольственного вопроса и усилившееся грабежи, чинимые самими же ингушами, главным образом жителями разрушенных аулов Сурхохи и Экажевского, беспокоят население. Местная администрация и стража из ингушей не могут надлежаще бороться с преступным элементом из опасения кровной мести. Поэтому администрация бездействует и не пользуется авторитетом у населения.
За истекший период отмечалось стремление населения горной Ингушетии установить мирные отношения с Владикавказом, чему препятствует закрытие прохода на плоскость с заселением казачьих станиц Тарской и др. В обход этим станицам ингушами наведено два моста через Терек между Джераховым и Балтой.
Таким образом: восстание Чечни и непрекращающаяся агитация различных агентов встречает себе сочувствие и поддержку некоторой части населения Ингушетии, особенно в отдаленных аулах. Эта часть поддерживает возбуждение и оказывает помощь Узун-Хаджи. В массах же населения наступает успокоение и отмечается рост сочувствия Добрармии, на которую возлагается надежда, что она водворит порядок и разрешит их тяжелое экономическое положение. Надлежащая агитация, радикальная борьба с разбойным элементом и закрепление возможности правильных торговых сношений с Владикавказом создадут полное спокойствие и доброжелательное отношение к Добрармии. Но некультурность и мстительность населения все же являются глубоким психологическим основанием к возможности вспышки движения против Добрармии в случае неблагоприятного оборота хода событий чеченского восстания [...]
Кизлярский и Хасав-Юртовский районы
За отчетный период связь между камышанами Кизлярского района и Узун-Хаджи упрочилась. Их соединенные действия втянули в охватившее Чечню движение и кумыков Хасав-Юртовского округа.
Пропаганда велась в двух направлениях: агенты Узун-Хаджи стремились возбудить кумыков агитацией против русских и призывали к войне с не верными, большевики же разжигали классовую рознь, возбуждая ненависть против князей и помещиков.
Объединяет же камышан и повстанцев общая цель – соединиться с астраханскими большевиками, дабы установить общий фронт и тем упрочить свое положение. Всякое активное выступление банд в округе сопровождалось слухами о дальнейшем движении на Кизляр, чтобы оттуда повести наступление в тыл астраханского отряда. Этой же целью объясняется появление чеченских отрядов у станиц Курдюковской и Старогладковской.
Движение против Добрармии, охватившее Хасав-Юртовский округ, возникло исключительно на почве агитации агентов Узун-Хаджи, призывавших к религиозной борьбе. Движение это, по-видимому, не выходит за пределы идейного сочувствия и угроз местным властям. За весь период не было сведений об активной со стороны кумыков помощи бандам или о самостоятельном вооруженном выступлении.
Аулы же Костек, Аксай, Бата-Юрт и Байрам-аул оставались спокойными и доброжелательными к нам и даже оказывали сопротивление бандам; так, на предложение большевиков пропустить их через аул сельский сход Костека ответил, что дорога свободна для тех, кто сильнее.
Таким образом
Движение, охватившее Хасав-Юртовский округ, пока, по-видимому, не выходит из пределов только идейного сочувствия повстанцам Чечни. Большевики же, временно объединившиеся с чеченцами, дабы воспользоваться их силами, стремятся направить действия повстанцев в сторону Кизляра, чтобы объединиться с астраханскими большевиками [...]
Общий вывод
Дагестан – восстание продолжается, но замечается падение воинственного настроения горцев и частичное разложение.
Чечня – восстание в Большой Чечне продолжается и поддерживается главным образом внешними главарями и агитаторами. В плоскостной части аулов настроение доброжелательное.
Ингушетия – настроение выжидательное. В Нагорной Ингушетии – сочувствие восстанию в Чечне; в плоскостной настроение более спокойное.
Осетия – настроение спокойное. Замечается рост большевистской (керменисты) агитации.
Кабарда – настроение спокойное и устойчивое.
Кизлярский и Хасав-Юртовский районы – сочувствие восстанию в Чечне и Дагестане.
Свято-Крестовский район – настроение неустойчивое, склонность к большевизму.
Терское войско – настроение среди казаков устойчивое. Среди иногородних – склонность к большевизму.
Союзники – местным представителем выпущено обращение к чеченцам и дагестанцам о прекращении восстания.
Азербайджан – настроение враждебное. Движение в Чечне и Дагестане поддерживается им для разрушения русской государственности и проведения идей панисламизма.
Грузия – настроение враждебное. Поддержка восстания в Чечне и Дагестане. Внутри тяжелое продовольственное положение, дающее благоприятную почву для большевистской агитации, ведущейся в открытую.
За начальника Штаба Генерального штаба
полковник Булгаков
За генерал-квартирмейстера Генерального штаба
полковник Мациевский
Старший адъютант Военно-Политического отделения
Генерального штаба полковник Калинин
ГАРФ. Ф.446. On.2.Д.32.Л. 154-157об., 158об., 159,163об., 164.Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.