Из донесения штаба ВСЮР генералу А.С. Лукомскому (5)

Из донесения штаба ВСЮР генералу А. С. Лукомскому об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 15 октября по 1 ноября 1919 г.

г. Пятигорск До 18 ноября 1919 г.

№ 25878
Политическая сводка за период с 15 октября по 1 ноября с. г.
Дагестан
Отмеченный в предыдущей сводке резкий перелом в настроении горцев в отчетном периоде обозначился еще резче.
Среди повстанцев наблюдалось утомление борьбой, стремление разойтись по домам и найти путь к мирному разрешению вопросов, послуживших причиной восстания. Горцы группами уходили из отрядов в свои аулы. Целый отряд повстанцев оставил позицию у Аркоза.
Бесцельность борьбы, по-видимому, начинает проникать и в сознание вожаков движения из коренных дагестанцев; так, в Гунибском округе Ибрагим Хаджи открыто стал против продолжения борьбы и призывал население к противодействию происходящей мобилизации повстанцев, указывая горцам, что все движение является большевистской затеей.
Жители районов, освобожденных от повстанческих отрядов, испытав все лишения, сопровождающие состояние войны, открыто сопротивляются новому занятию аулов повстанцами. Джелгутайская милиция своими силами разогнала отряд повстанцев, появившихся у аула.
С наступлением холодов и приближением зимы стремление прекратить борьбу усиливается, так как население горной части Дагестана лишено возможности перевести на плоскость свои стада, которым грозит гибель от бескормицы в горах.
В связи с наступившим кризисом движения поступили сведения о созываемом повстанцами совещании в Гунибе, на котором предполагалось, по-видимому, разрешить вопрос о дальнейшем поведении.
Главари же движения, главным образом пришедшие извне, продолжают принимать всякие меры к поддержанию восстания. Центральный штаб, находящийся в Левашах, пытается произвести новую мобилизацию горцев и вернуть в отряды горцев, ушедших по домам, но попытки пока безуспешны. Главари применяют репрессии против изменивших восстанию вплоть до казни их. С этой целью из-под Дербента в Леваши прибыл специальный карательный отряд Киазим-бея.
В отчетном периоде отметилось непосредственное участие членов Горского меджлиса в руководстве движением. Поступили сведения о прибытии в Дагестан части членов меджлиса с отрядом будто бы численностью до 1 тыс. человек.
Эта работа главарей служит главной причиной продолжения повстанцами борьбы и препятствием наступлению полного успокоения, несмотря на резко обозначившийся перелом в настроении горцев. Наиболее активное участие в продолжающемся движении проявляет население Кюринского и Самурского округов, экономически тесно связанное с Азербайджаном.
Наряду с работой внешних агентов, продолжению движения способствует и то, что население Дагестана не вполне уверено в нашей силе и в том, что они встретят надлежащую защиту себе с нашей стороны от повстанческих банд. Население плоскости, вполне сознавшее невыгодность борьбы, не только могло организовать самозащиту горцев, но оно бы легко нашло способы своими силами прекратить восстание в горах, если бы уверено было, что найдет надлежащую защиту и поддержку с нашей стороны.
Таким образом
Движение в Дагестане угасает. Проявляющаяся еще активность повстанцев и не наступивший еще полный отказ от продолжения борьбы находится в зависимости от усилившейся деятельности вождей движения, принимающих все меры, вплоть до казней, дабы вновь развить угасающее возбуждение горцев и заставить их продолжать восстания.
Чечня
Восстание, поднятое Узун-Хаджи против Добрармии, вполне утратило свою популярность в массах населения плоскостной Чечни, и за отчетный период оно быстро шло к ликвидации.
Отмеченный в предыдущем периоде раскол среди повстанцев под влиянием успехов наших частей и чеченских отрядов Ибрагима Чуликова усиливался и наконец проявил себя открытым выступлением населения против Узун-Хаджи и большевистских шаек.
В Шали восставшее население почти уже захватило штаб Узун-Хаджи и грузинских офицеров, но вмешательство стариков, призывавших мирным путем уйти вожаков движения из аула, спасло штаб от пленения, и он ушел в горную Чечню.
Необходимость мирного сожительства с Добрармией, по-видимому, вполне осознано населением, понявшим, что Узун-Хаджи не способен не только бороться с Добрармией, но и не способен наладить управление и вообще установить мир и порядок. Кроме того, в населении растет вполне основательное убеждение, что сама авантюра Узун-Хаджи предпринята им под влиянием большевиков и что большевики являются главными виновниками всех несчастий, переживаемых Чечней. Вследствие этого в отчетном периоде отмечалось стремление населения повести решительную борьбу с большевистскими бандами Гикало с целью окончательного изгнания их из пределов Чечни. Аулы всей плоскостной Чечни проявляли полную готовность принять участие в окончательном очищении своих районов от повстанческих отрядов и приняли на себя обязательства не пропускать в горную Чечню продовольственных продуктов и выдавать вожаков восстания и большевиков, если они появятся в аулах. Почетные старики и муллы аула Шали – чеченской столицы – от имени населения дали письменное обязательство генералу Драценко своими силами, без помощи Добрармии, очистить свой район вплоть до ущелий, ведущих в горную Чечню. Для этой цели аул обязался сформировать 4 сотни всадников. Население Шали и окрестных аулов уполномочило председателя Национального Совета Ибрагима Чуликова обратиться с приветственной телеграммой к командующему войсками, в которой указывается, что народ, собравшийся в Шали, благодарит Аллаха за избавление и за то, что он дал возможность чеченцам вместе с русским народом принять участие в борьбе за установление русской государственности, права и справедливости. Значительное успокоение внесла поездка правителя по освобожденным аулам.
Вполне ликвидированное на плоскости движение все же еще имеет место в горной части Чечни. В отчетном периоде поступали сведения о начавшемся расколе и среди горных чеченцев о том, что авторитет Узун-Хаджи меркнет, что и горные чеченцы начинают проникаться сознанием бесцельности борьбы. Но пока реальных результатов этого перелома не наблюдается. Пока власть Узун-Хаджи еще сильна в горной Чечне, и к тому же ему помогают шейхи, пользующиеся большим религиозным авторитетом среди населения. Главную опору Узун-Хаджи составляют дезертиры – кабардинцы, ингуши, тавлинцы и абреки.
Однако основательность этих сведений подтверждается данными о начавшемся расколе среди руководителей движения и приближенных УзунХаджи. Помощники его Куси и Шити выделились со своими шайками в партию, враждебную двум другим помощникам – Али Митаеву и Юсупу Хаджиеву, прибывшим из Азербайджана в качестве представителей. Причиной этой вражды является борьба из-за власти и должностей. Куси и Шити заявили Узун-Хаджи, что Митаев и Хаджиев куплены Добрармией, и требовали их казни. Когда же Узун отказал в этом, Куси взял свою шайку и ушел в Ведено. По-видимому, и сам Узун-Хаджи начинает сознавать предстоящую в ближайшем будущем полную неудачу созданного им и его присными дела. Им готовится уже план перехода со своими шайками в Гунибский округ к дагестанским повстанцам, а в случае неудачи и в Дагестане – прорваться в Грузию через Дадаевский участок и перейти в Баку.
Предстоящая полная ликвидация чеченского движения знаменуется еще одним крупным явлением, которое произошло в отчетном периоде. Грузия, оказывающая самую интенсивную поддержку восстанию, являющаяся в последнее время главной руководительницей через посредство своих офицеров всем движением, по-видимому, признает предстоящий провал предпринятой авантюры, уходит от участия в движении. По агентурным сведениям, все офицеры, прибывшие из Грузии, забрав остатки нерозданного еще оружия, ушли обратно в Грузию. Двое из них были задержаны Узун-Хаджи в качестве заложников, дабы заставить Грузию продолжать оказывать помощь повстанцам и даже усилить ее.
В последнее время, дабы удержать свой авторитет, Узун-Хаджи распространяет слух, что правитель Чечни согласился пойти вместе с ним против Добрармии.
Благоприятным обстоятельством самого последнего времени является уменьшение уголовных преступлений и абречества в плоскостной Чечне, что последовало в результате введения правителем нового административного деления Чечни, по которому линии соприкосновения аулов с казачьими поселениями и ближайшие железнодорожные участки находятся в ведении одного начальника участка.
Таким образом
Ликвидированное на плоскости движение еще продолжается в горах, поддерживаемое авторитетом имени Узун-Хаджи и имеющейся в его распоряжении силой, но есть основание признать и это движение идущим на убыль, изживающим себя. Уход грузинских офицеров и раздоры среди вождей свидетельствуют об утрате почвы для дальнейшего продолжения движения и веры в успех его.
Ингушетия
За отчетный период изменений в политическом настроении плоскостной Ингушетии не было.
По-прежнему замечается пропаганда идеи борьбы против Добрармии, ведущаяся агентами Узун-Хаджи и большевиками. Пропаганда эта не носит планомерного характера, появляясь в отдельных местах, и заметного сочувствия среди населения не вызывает. Большую угрозу установившемуся относительному спокойствию в Ингушетии представляют жители разрушенных в июне аулов Сурхохи и Экажевского, которые бродят по аулам, не имея своего пристанища и продовольственных запасов. Среди них нарастает враждебное отношение к своим соплеменникам, которых они считают виновными в разрушении своих аулов. Пострадавшие от наступления наших войск говорят, что они выступили против Добрармии по соглашению со всеми другими аулами и заручившись их поддержкой, когда же Добрармия пришла, то они оказались одинокими и вследствие этого были разгромлены за вину свою и других, изменивших им. С наступлением зимы этот элемент угрожает добывать себе средства к существованию грабежами в тех аулах, которые не приняли участия в выступлении против Добрармии вместе с сурхохинцами и экажевцами.
Благомыслящая часть населения этих аулов решила ждать помощи от Добрармии для восстановления сожженных и разрушенных артиллерией жилищ.
Среди культурной части Ингушетии вызывает негодование деятельность братьев Джабагиевых, производящих в Тифлисе сборы пожертвований для ведения агитации в Ингушетии против Добрармии. В скором времени в Тифлис предполагает выехать уполномоченная народом делегация для оповещения в Закавказье о том, что Джабагиевы отнюдь не уполномочены народом на какие-либо действия от имени народа и что производящиеся ими сборы делаются в своекорыстных целях.
Отмеченное в предыдущем периоде брожение в горной Ингушетии усилилось. Идут агентурные сведения о формировании отрядов, направляющихся к Узун-Хаджи, о предполагающемся нападении на Владикавказ. С Грузией поддерживается постоянная связь. Через горные проходы в Грузию перегоняется скот, закупаемый на плоскости и в Чечне. Были сведения, что горные ингуши посылали отдельную делегацию в Грузию. О целях посылки сведений получено не было. Враждебная Добрармии работа Джабагиевых главным образом распространяется на горную Ингушетию, где и встречает сочувствие среди населения. Распространяются слухи о предстоящем выступлении Грузии против Добрармии. Нужно ожидать, что брожение в ближайшее время может усилиться как результат работы членов Горского меджлиса, группами разъехавшихся по разным местам горской территории Терской области и Дагестана. Одновременно можно ожидать и усиления заметного в горной Ингушетии и в данное время влияния большевиков, которые вследствие репрессий со стороны грузинского правительства, по всей вероятности, уйдут из Грузии на время в Баку и в сопредельную с Грузией Ингушетию.
Таким образом
Плоскостная Ингушетия остается спокойной, в горной же части под влиянием агитации брожение усиливается [...]
Общие выводы
Дагестан – угасающее возбуждение горцев поддерживается влиянием главарей и внешних агентов.
Чечня – настроение горной Чечни остается враждебным Добрармии. В плоскостной части наступило успокоение.
Ингушетия – настроение плоскостной части спокойное; в горной части наблюдается некоторое возбуждение под влиянием деятельности агентов.
Кабарда – настроение устойчивое.
Осетия – усиливается деятельность керменистов и разбойных шаек.
Свято-Крестовский район – настроение населения, главным образом прифронтовой полосы, враждебное.
Терское войско – настроение казаков устойчивое. Среди иногородних наблюдаются симпатии к большевикам.
Азербайджан – настроение, враждебное Добрармии.
Грузия – настроение, враждебное Добрармии. Подавив первую вспышку восстания, правительство стоит перед новыми затруднениями в области внутренней политики, коренящимися в настроении крестьян.
Подлинную подписали
За начальника Штаба Генерального штаба полковник Булгаков
За генерал-квартирмейстера Генерального штаба полковник Калинин
За старшего адъютанта Военно-Политического отделения подпоручик
ГА РФ. Ф. P-446. On. 2. Д. 32. Л. 183-185 об., 188 об. Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.