Из донесения штаба ВСЮР генералу А.С. Лукомскому (6)

Из донесения штаба ВСЮР генералу А. С. Лукомскому об изменении положения в Терско-Дагестанском крае и Чечне в период с 1 по 15 ноября 1919 г.

г. Пятигорск До 14 декабря 1919 г.

№26126
Политическая сводка за период с 1 по 15 ноября Дагестан
Деятельность главарей восстания и внешних агентов, отмеченная в предыдущей отчетной сводке как основа продолжающегося возбуждения горцев, и в отчетном периоде продолжалась. Этими лицами при активном участии и поддержке членов меджлиса и правительств Азербайджана и Грузии и турок принимались все меры к продолжению восстания. Под их руководством повстанческие отряды были сведены в боевые организованные единицы: роты, сотни, в разных пунктах организованы интендантские склады. Внешняя поддержка движения устанавливается следующими фактами: в районе Дербента убит капитан грузинской службы Чечиа, в районе Камеха убит азербайджанский офицер, с которого сняты погоны, у Каякента повстанцами руководили пять грузинских офицеров в погонах и, наконец, перехвачены письма, идущие из Тифлиса в дагестанский отряд на имя германского лейтенанта и поручика.
В отчетном периоде, несмотря на все усилия главарей, горское движение все же шло на убыль.
При движении наших отрядов от Дербента население многих аулов встречало их с хлебом и солью и выражало полную покорность. Решительные действия наших войск вносили в повстанческие отряды полное разложение. Горцы расходились по домам, а наиболее упорные переходили в Азербайджан. Наступившие холода и приближение зимы, влекущей за собой перерыв сообщения между аулами в горах по два и более месяца, вносят еще большее разложение и усиливают стремление прекратить борьбу и разойтись по своим аулам.
Отмеченная в предыдущей сводке деятельность одного из главных вождей восстания из туземцев – Ибрагима Хаджи, направленная к умиротворению, к распространению среди горцев идеи отказа от борьбы, встретила сопротивление турецких офицеров. По имеющимся сведениям, распоряжением турок Ибрагим Хаджи арестован.
Отмеченное разложение среди горцев, стремление их разойтись по домам все же нельзя еще учитывать как полный отказ населения от враждебных выступлений против Добрармии и полную ликвидацию восстания. Главные силы повстанцев разгромлены, но наиболее упорные продолжают группироваться вокруг вождей и пришлого элемента, поддерживая возбуждение и выражая готовность продолжать борьбу. Этими бандами совершаются налеты на выразившие покорность аулы, ими предъявляются требования поставлять всадников и снабжать отряды продовольствием.
Население некоторых аулов, выражая покорность под влиянием силы, все же остается недоброжелательным Добрармии.
Работа агентов-агитаторов оставила в населении глубокие следы, и, кроме того, горцы считают, что причины, побудившие их выступить с оружием, не устранены. Пока можно установить с полной достоверностью, что большая часть населения вполне сознала невозможность борьбы с Добрармией и полный неуспех поднятого движения.
Работа по устранению причин восстания, не носящего характер сепаратистских стремлений дагестанских горцев и вызванного исключительно теми причинами, которые указывались в отчетных сводках, с полным успехом внесет подлинное умиротворение и решительно парализует работу внешних агентов, остающихся до сего времени главными руководителями и держащими крепко в своих руках все движение.
Сообщение, изложенное в предыдущей сводке, о том, что продолжению движения способствует неуверенность жителей в нашей силе, подтверждается вновь. Некоторые аулы продолжают оказывать помощь повстанческим отрядам только из опасения репрессивных мер с их стороны, не рассчитывая на помощь с нашей стороны.
Таким образом
Под влиянием действий войск и наступления зимних холодов дагестанское восстание идет на убыль. В повстанческих отрядах отмечается разложение и уход бойцов по своим аулам, несмотря на меры, принимаемые внешними агентами, которые продолжают держать все движение в своих руках и являются его вдохновителями.
Выражающее покорность население части аулов все же продолжает втайне оставаться недоброжелательным Добрармии вследствие неуверенности в том, что Добрармия все сделает, чтобы устранить причины восстания.
Надо практически показать выгоды, несомые с собой Добрармией, и наибольшую помощь в деле привлечения населения на сторону Добрармии; для успокоения населения и лучшей страховкой от влияния всякой пропаганды было бы оказание действительной продовольственной помощи путем образования продовольственного склада для населения в ведении правителя.
Чечня
После отпора, данного Узун-Хаджи, и полного успокоения плоскостной Чечни повстанческое движение в отчетном периоде продолжалось лишь в горной части Чечни.
Там среди части горцев держится упорная уверенность в скором приходе помощи из Турции и Азербайджана. Агенты Узун-Хаджи поддерживают эту уверенность, пропагандируя идею отделения всех горских народов от России. Они уверяют горцев, что мирная конференция распространила и на горцев право самоопределения, а Добрармия узурпирует это право и чинит над горцами насилия исключительно в своих интересах.
Дабы затруднить наступление полного умиротворения на плоскости и сорвать предполагавшийся к созыву на 15 ноября в Грозном съезд представителей Чечни, Узун-Хаджи распространяет слух о предстоящем аресте Добрармией тех избранных, которые прибудут на съезд в Грозный.
Видимо, в целях поддержания своего авторитета и еще не угасшего возбуждения повстанцев Узун-Хаджи оповестил население о предстоящем будто бы прибытии в Чечню из заграницы Топы Чермоева, которому население горной Чечни готовится устроить торжественную встречу.
В отрядах Узун-Хаджи, по агентурным сведениям, по-прежнему преобладает пришлый элемент: ингуши, осетины, кабардинцы, все в большей части дезертиры, и дагестанцы; незначительное количество чеченцев и черкесов.
Замечается, что чем ближе аулы расположены к Грозному, тем сильнее в населении этих аулов растет ненависть к Узун-Хаджи и главным образом к большевикам, и, наоборот, в ближайших к горам аулах заметно недружелюбное отношение к Добрармии.
Однако, как и в прошлом периоде, поступали сведения о начавшемся разложении и среди горских повстанцев. Тавлинцы, составляющие главную массу Узун-Хаджи, уходят в Дагестан. Ввиду угрозы распада своей армии Узун-Хаджи объявил набор добровольцев, обещая платить им за службу по 1000 рублей в месяц, но успеха этот набор не имеет. Под влияния блокады чеченцами освобожденных аулов проходов в горную Чечню и широко поставленной Чуликовым агитации в населении горной Чечни усиливается враждебное к повстанцам настроение. Аулы Макхеты, Элистанжи, Агашты прислали к Чуликову своих представителей, обещая не пускать в свои аулы большевиков и узун-хаджинцев. Рост противоболыневистского настроения в горной Чечне усиливается. По сведениям Национального комитета, некоторые аулы объявили Гикало и вообще большевиков кровниками.
Бежавший из плена от Узун-Хаджи привез письмо Гикало, написанное к Узун-Хаджи. В этом письме Гикало указывает, что чеченцы отказываются поступать к нему в отряд. В подтверждение этих данных может служить и речь Гикало, по агентурным сведениям, произнесенная им в собрании вождей повстанцев. Гикало говорил, что в плоскостной Чечне он встречал себе поддержку в населении, горные же аулы отказывают ему даже в продовольствии для отряда. Он грозил силой заставить аулы доставлять ему все необходимое.
По поводу ухода из Чечни грузин получены сведения, что грузины отказались от дальнейшей поддержки повстанцев вследствие обмана вождей, уверявших их, что все чеченцы борются за свои национальные идеалы, за свою самостоятельность.
Что касается плоскостной Чечни, то там население возвращается к мирной жизни. Противодобровольческая агитация ведется главным образом ингушами. Агитаторы стремятся вселить населению провокационную мысль, что чеченцы все равно никогда не могут рассчитывать на равное положение с другими народностями в обновленной России, ибо хозяевами на Кавказе будут их заклятые враги – казаки. Добрармия же, опираясь главным образом в деле воссоздания России на казаков, не сможет отказать в том, чтобы не предоставить в будущем казакам доминирующего положения. Агенты уверяют, что осетины, кубанцы и терцы в настоящее время объединяются, хотят установить сильную власть, дабы начать в будущем борьбу с ингушами и чеченцами.
Агитация эта имеет некоторое влияние на население, всегда питавшее вражду к казакам, но большого успеха не встречает.
В органе Чеченского комитета по очищению Чечни от банд большевиков и Узун-Хаджи «Вестник» была помещена статья под заглавием «Грехи системы», рисующая недочеты управления в Чечне. Основная мысль статьи сводится к тому, что местная власть не смогла подчинить своему влиянию то, что было передано ей высшей русской властью.
Вместо того чтобы употреблять все свои усилия к созданию сильной авторитетной власти на местах, главное внимание власти было направлено на создание административного центра, сложной административной машины, изолированной от чеченских масс.
«Если бы вообще на внутреннюю жизнь Чечни непосредственные распорядители ее судьбами обращали бы большее внимание, никакие происки политических авантюристов не могли бы увлечь народные массы, наглядно убедившиеся уже в прочности и устойчивости нового порядка».
Очередной задачей момента, заключает газета, является «перестроение управляющего Чечней административного аппарата, его объявления новыми лицами и идеями».
Таким образом, ликвидированное на плоскости движение еще продолжается в горной Чечне. По имеющимся сведениям, и среди горных чеченцев растет недовольство Узун-Хаджи и ненависть к большевикам.
Ингушетия
Под влиянием успеха наших войск в Чечне и Дагестане и неудачи УзунХаджи настроение плоскостной Ингушетии в отношении к Добрармии улучшилось. Население вполне сознало силу Добрармии и ее полную способность усмирить повстанцев.
Держащаяся до сего времени постоянная связь с Узун-Хаджи, вследствие неуспеха поднятого им восстания, прервалась. Население вполне ушло от мысли помочь Узуну или выступить самостоятельно.
В данный момент население заинтересовано только помыслами прокормиться до следующего урожая. Запасы хлеба и кукурузы истощаются, и вообще продовольственный вопрос принимает более и более острую форму, особенно в горной Ингушетии.
Работа агентов Узун-Хаджи и большевиков на плоскости продолжается, несмотря на полное несочувствие населения.
Отмеченное в предыдущей отчетной сводке усилившееся брожение в горной Ингушетии в отчетном периоде сказалось еще сильнее, но основой этого брожения являются главным образом абреки.
Поступают сведения о формировании отрядов, направляющихся частью к Узун-Хаджи, частью в Грузию.
Усиление брожения объясняется главным образом влиянием работы Горского меджлиса и агентов Грузии и большевиков. Горные ингуши поддерживают постоянную связь с братьями Джабагиевыми.
Грузия, по-видимому потеряв веру в успех чеченского восстания, обратила все свое внимание на горную Ингушетию, и имеются агентурные сведения, что в отчетном периоде Грузия снабжала ингушей оружием, патронами, пулеметами, переправляемыми через Казбек по горным проходам.
Агитаторы призывают к открытому выступлению ингушей. Агитация эта не вызывает сочувствия ингушей.
Восприимчивость горных ингушей к ведущейся авантюристической пропаганде в сильной степени находится в зависимости от того тяжелого продовольственного положения, в котором в данное время находится горная Ингушетия. Грозит голод. Урожай с засеянных горными ингушами казачьих земель снять не пришлось вследствие возвращения казаков в Сунженскую и Тарскую станицы. Всего было засеяно до 5 тыс. десятин.
Таким образом
Плоскостная Ингушетия спокойна. В горной же части под влиянием работы меджлиса, грузинских и большевистских агентов и надвигающегося голода брожение значительно усилилось [...]
Общий вывод
Дагестан – восстание идет на убыль, но в части населения все же остается тайная враждебность Добрармии.
Чечня – на плоскости наступило успокоение. В горной части возбуждение продолжается, хотя имеются сведения о начавшемся расколе среди повстанцев.
Ингушетия – под влиянием деятельности грузинских и большевистских агентов брожение в горной Ингушетии усиливается. Плоскость спокойная.
Кабарда – отмечается недовольство властью, что колеблет устойчивость симпатии населения к Добрармии.
Осетия – действия керменистов вносят в население недовольство властью и способствуют возникновению брожения, признаки которого начинают отмечаться.
Свято-Крестовский район – настроение недоброжелательное.
Терское войско – настроение устойчивое.
Азербайджан – настроение враждебное.
Грузия – враждебность к Добрармии вновь проявилась.
Начальник Штаба генерал-майор Масловский
Генерал-квартирмейстер Генерального штаба полковник Булгаков
За старшего адъютанта Военно-Политического отделения капитан
ГА РФ. Ф. P-446. On. 2. Д. 32. Л. 242-244 об., 249 об. Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.