Из донесения И.И. Пастрюлина А.М. Еремину

Из донесения начальника тифлисского губернского жандармского управления полковника И. И. Пастрюлина заведующему Особым отделом Департамента полиции А. М. Еремину о панисламистском движении на Кавказе
Тифлис 18 декабря 1910 г.

Совершенно секретно
№ 17988
При представлении моем в феврале сего года в г. Петербурге заведующему Особым отделом Департамента полиции полковнику Еремину мною были получены лично от него указания на необходимость наблюдения за развивающимся на Кавказе панисламистским движением.
В исполнение этого преподанного указания до настоящего времени мною собраны следующие данные по означенному движению.
Лет 27-28 тому назад в Африке между Абиссинией и Суданом, в г. Мэтаэмэ (Матама) создалась идея панисламизма под названием «ИттигатИсламие», т. е. лига «Единения мусульман». Инициатором этой лиги является некто Шейх-Омер-Эджель-Рубины-Мэхди – француз-католик, алжирец по происхождению, с полным утонченным воспитанием и образованием западного европейца, владеющий в совершенстве иностранными языками, притом весьма талантливый; религиозно-политическо-военный шеф этот ныне стоит во главе и правит 500 тыс. населением кафров воинственного племени «Данакиль» […]
Переходя затем от общей характеристики нарождающегося панисламистского движения к проявлениям такового в пределах Кавказа и Закавказья, то, по полученным до настоящего времени Районом в разъяснение означенного вопроса данным, сущность всех сведений сводится к следующему.
4 июля сего года начальником Бакинского охранного отделения были получены указания о сильно развивающемся в настоящее время на Кавказе мусульманском движении, проникнутом идеями панисламизма и автономии для Кавказа, центром коего якобы надо считать г. Грозный, откуда означенное движение и распространяется. Мусульмане будто бы заняты возобновлением запасов своего оружия, так как считают, что народ уже готов принять участие в восстании. Зелимхан со своей шайкой служит интересам того же движения, поддерживаемого из Турции. Далее ротмистр Мартынов доносил:
«В Грозном имеется фабрика фальшивых денег, помещенная в аулах вблизи Грозного, получившая на днях от Зелимхана заказ на изготовление фальшивых кредитных билетов на сумму в 300 тыс. руб.; деньги эти предположено товарищами Зелимхана обменять на настоящие в Закаспийской области и Муганской степи и на них заказать в Финляндии оружие. С тою же целью Зелимхан хотел добыть денег, напав на Кизлярское казначейство.
Самая неуловимость Зелимхана объясняется сочувствием, питаемым к нему коренным населением, желающим видеть в нем второго Шамиля».
Несколько ранее, именно в конце июня сего года, в район поступили указания, что горское население по указаниям руководителей панисламистского движения избрало Зелимхана «Великим Имамом» на случай «хазавата» (священной войны с Россией) и что дело просвещения кавказских мусульман находится всецело в руках учителей, выходцев из Персии или Турции.
Проверкой приведенных сведений не удалось добыть данных, подтверждающих фабрикацию фальшивых кредитных билетов и возможность водворения на Кавказ транспортов оружия.
Что касается учительского персонала мусульманских школ Кавказа и Закавказья, то собранные районом сведения дают такую картину:
а) по Эриванской губ.
Во всех татарских школах обучение ведется на русском и татарском языках, турецкий язык не преподается, негласных учителей и учителей, выходцев из Турции и Персии нет.
б) по Карской обл.
В г. Карсе преподавателем татарского языка русско-мусульманской школы состоит Гарун-Ахмед-Ханов Эффенди – русскоподданный, уроженец селения Базат Карского округа; получил образование в г. Ван в Турции.
Преподавателем татарского языка Камарлинской правительственной русско-татарской школы состоит житель сел. Камарлу, русскоподданный Могбюб-Ахмед-Оглы, пробывший 7 лет в Турции, где изучал турецкий, греческий и французский языки.
в) по Кутаисской губ.
В Батумской обл. имеется до 300 школ при мечетях, которые никому не подчинены и преподавание в них никем не контролируется, причем, по имеющимся у начальника Кутаисского губернского жандармского управления сведениям, в означенных школах преподавание носит тенденцию укреплять привязанность учеников к Турции, как государству мусульманскому, но насколько эта пропаганда сильна, выяснить не представилось возможным. По сообщению полковника Галицинского, в мусульманском населении Батумской обл. замечается вообще тяготение к Турции, почему, при таких условиях, возможно допустить наличие пропаганды панисламизма. В остальных уездах Кутаисской губ. указаний на наличие пропаганды не имеется.
г) Тифлисская губ.
Указаний на существование мусульманских школ с преподавателями – выходцами из Персии и Турции не имеется.
д) по Елисаветпольской губ.
В г. Елисаветполь и губернии при мусульманских школах при мечетях состоят следующие турецкоподданные учителя:
1) Фал Эфенди; при обыске в 1906 г. в г. Тифлисе у старшего приходского муллы Мир Гейдар де Гаджи Мир Багира, подозревавшегося в принадлежности к партии «Дифай», был обнаружен список десяти лиц, в коих значился и Фал Эфенди из Елисаветполя.
2) В Арешском уезде, в мест. Агдаше, при мусульманской школе «Ахмедия» состоят два учителя: Ахмед Нури Адам, выходец из Турции, и Мамед Челяби Ахмед Челяби оглы, получивший образование в Турции. Оба они преподают на турецком и татарском языках.
3) В г. Нухе и Нухинском уезде имеется 6 учителей, выходцев из Персии и Турции.
ж) по Терской и Кубанской областям.
Указаний на панисламистскую пропаганду в мусульманских школах не имеется.
Таким образом, приведенное выше указание о том, что просвещение кавказских мусульман находится в руках учителей, выходцев из Персии и Турции, фактической проверкой нашло подтверждение лишь в незначительной своей части .
7 минувшего ноября было получено сообщение от помощника начальника Бакинского губернского жандармского управления в Дагестанской области от 4 того же ноября за № 630, содержащее в себе сведения о происходившем в октябре с. г. в г. Темир-Хан-Шуре сильном брожении умов среди мусульманской интеллигенции, вызванном двумя злободневными вопросами, близко касавшимися мусульманского населения и дебатировавшимися в клубах, частных домах и при случайных встречах: о якобы предстоящем разделе Персии и обсуждающемся в Государственной Думе законопроекте о всеобщем начальном образовании. Во всех этих дебатах русскому правительству приписывалось сознательное стремление к достижению раздела Персии, что якобы доказывается направлением всей политики правительства и нежеланием вывести войска из Персии. По второму же вопросу говорилось о намерении правительства, Государственной Думы и Государственного Совета вытеснить из мусульманских школ родной язык.
Обсуждение указанных вопросов приводило к выводам о необходимости тесного объединения русских мусульман с мусульманами всего мира для защиты своих прав.
Приподнятому настроению в Дагестанской области мусульман, по мнению ротмистра Ключарева, способствовали еще два следующие обстоятельства.
Член Государственной Думы от мусульманского населения Дагестанской обл. Гайдаров провел минувшее лето в городах Дербенте и Темир-Хан-Шуре и в течение этого времени вел пропаганду идей панисламизма среди мусульманской интеллигенции Дагестана .
Затем в Дагестане стали появляться проповедники из Турции, которые под видом певцов, рассказчиков и гусляров разъезжают по аулам в горах и проповедуют идею панисламизма, указывая на падение религии среди русских мусульман, на нарушение ими Св. Корана и Шариата и объясняя это пребыванием мусульман в подданстве Русского государства, враждебно относящегося к ним в лице своих правителей. Затем ротмистр Ключарев указал, что такая пропаганда несомненно имеет успех, тем более, что ей никто не препятствует, так как местная администрация в горах в большей своей части состоит из мусульман же, относящихся почти индифферентно к интересам правительства и с большим уважением к приезжим проповедникам, как к лицам мусульманского духовенства, учению коих она сочувствует. Что касается чинов русской администрации, то она слишком незначительна в сравнении с мусульманской; незнакомство же с языком лишает ее возможности наблюдать за пропагандой панисламизма и оказывать таковой какое-либо противодействие.
Приведенные сведения о составе администрации в Дагестанской области вполне отвечают действительности, так как из сведений, помещенных в «Кавказском календаре» за 1910 г., усматривается, что должности начальников округов и начальников участков заняты в большинстве мусульманами; если к этому добавить, что служащие в канцеляриях этих должностных лиц и переводчики, а также «народный» и «словесный» суды тоже из мусульман, то окажется, что самые близкие к населению органы власти, полиция и суд, обслуживающие жизненные интересы населения, находятся в руках мусульман.
Такое положение, несомненно, трудность наблюдения за пропагандой в Дагестане панисламистских идей только усугубляет.
Из представления начальника Уфимского губернского жандармского управления в Департамент полиции, по Особому отделу, от 15 октября за № 2320, препровожденного мне в копии, видно, что в г. Баку «заметно» национальное мусульманское движение и есть интеллигенты-националисты, руководителем коих является некий Тупчибашев; что «все» признают необходимость объединения всех мусульман в России, говорят хорошо по-турецки, с любовью читают «Сада» и «Куиши» («Голос» и «Рассвет» – национальные татарские песни на политические темы); что на рауте, устроенном мусульманской интеллигенцией в Баку минувшим летом по случаю пребывания там члена Государственной Думы Максудова , говорились понимавшиеся хорошо всеми присутствовавшими речи на турецком языке. Затем автором корреспонденции газеты «Вакт», описывавшим пребывание Максудова в г. Баку, высказывается сожаление по поводу малой сознательности и низкого развития духовенства и выражается надежда, что турецкие духовные школы несомненно окажут благотворное в этом отношении влияние .
В начале сего года помощник мой по Елисаветпольской губернии получил от Шушинского уездного начальника два отпечатанных на татарском языке от персидского комитета «Единение и прогресс» воззвания, озаглавленные: 1) «Во имя павших земляков на Кавказе» и 2) «Соотечественники». От кого эти воззвания были получены, установить не удалось, так как таковые воззвания были обнаружены в делах Шушинского уездного полицейского управления после убитого уездного начальника Лакатоша, который лично вел агентуру, причем никаких указаний на источник, из коего воззвания были получены, не имеется.
В первом воззвании, начинающемся обращением: «Товарищи, земляки, спасайте!» говорится о необходимости объединения «всех борцов за свободу» под знаменем «священной мусульманской партии» для борьбы с «отвратительным монархизмом» в целях оказания услуг «исламу и всему человечеству».
В воззвании «Соотечественники» персидский комитет «Единение и прогресс» призывает «население края, без различия национальностей и вероисповедания» к денежным пожертвованиям на поддержку персидской революции; в конце же воззвания сказано:
«В особенности же должны не жалеть своей поддержки материально и даже жизнью мы, мусульмане Кавказа, которые веками связаны во всем своем прошлом и настоящем с названным (персидским) народом. Это тем более необходимо нам, что главы нашего духовенства, великие Мучтаиды, заседающие в священном Неджафе, признали своим указом борьбу против нынешнего режима Персии святым делом… Так покажем же, что и мы понимаем свои права. Да здравствует обновляющийся во имя общего человечества мусульманский мир! Да здравствует революция! Да здравствует единение нации и народов!» Под текстом этого воззвания (копии воззваний при сем прилагаются ) напечатано: «Баку, 25 августа, № 1».
Ввиду этого последнего указания, запиской от 14 августа сего года за № 10982, я, препроводив подлинные воззвания и переводы их начальнику Бакинского охранного отделения, предложил ему выяснить состав персидского комитета «Единение и прогресс», печатавших воззвания, и место их печатания, на что ротмистр Мартынов, 2 октября с. г. за № 4136, донес, что указанное выяснение результатов не дало. От полковника Гамреклидзе, коему мною 7 октября за № 13768, было предложено принять меры к агентурному освещению деятельности партии «Единение и прогресс» на территории Елисаветпольской губернии, никаких дополнительных указаний не поступало.
Представлением своим от 12 ноября сего года за № 16018 я имел честь доложить Вашему Превосходительству о полученном мной отношении от чиновника Министерства иностранных дел для пограничных сношений при Наместнике Его Императорского Величества на Кавказе от 6 ноября за № 665, содержащем в себе сведения о необходимости командирования мусульманской молодежи Кавказа и других мест для получения образования в Константинополе в целях подготовки кадров будущих пропагандистов; в том же представлении я имел честь доложить Вашему Превосходительству о тех мерах, кои были приняты мною по району по существу сведений, изложенных в указанном выше сообщении действительного статского советника Кохановского за № 665 .
Очевидно, что призыв «Бухарского общества распространения знаний», составившего предмет означенной выше переписки, получил довольно широкую огласку во всем мусульманском мире, так как, по донесению моего помощника в Елисаветпольской губернии от 20 ноября за № 6148, Елисаветпольская мусульманская интеллигенция и мусульманское духовенство отправило в г. Константинополь еще в мае с. г. сына купца 1 гильдии Гаджи Мамед Суюна Рафиева – Машади Мирза Гаджи Мамед Союн оглы Рафиева к проживающим там и скрывшимся из г. Баку редактору газеты «Каспий», жителю г. Шуши, Ахмед-беку Агаеву, основателю мусульманской партии «Дифай», и врачу Карабекову; эти последние должны познакомить Мамед Союна с программой младотурецкого комитета и с мероприятиями, ведущимися для объединения всех мусульман.
На необходимость подобного рода поездок молодежи в Турцию указывает следующая телеграмма из Урмии, помещенная в № 84 от 5 декабря сего года татарской газеты «Гюнаш»:
«Приезд тавризского депутата Таги-заде в Урмию сильно обрадовал население. В беседе с корреспондентом Таги-заде сообщил ему, что, прожив несколько дней в Урмии, он едет через Россию и Турцию; цель его поездки заключается в ознакомлении с программой младотурок. Проживая в Урмии, он уговаривает местных богачей отправлять своих детей в Европу для получения образования, вследствие чего несколько юношей последуют с ним в Константинополь. Таги-заде говорит, что он уверен в улучшении положения Персии в недалеком будущем и что он не сомневается в том, что Персия и Турция отныне будут находиться в дружеских отношениях». Дальше было указано, что ограбление Кизлярского казначейства было совершено Зелимханом якобы из религиозных побуждений.
К такому заключению пришел и прокурор Владикавказского окружного суда, который в представлении своем от 25 июня с. г. за № 10967 на имя прокурора Тифлисской судебной палаты, донес следующее:
«В дополнение к представлению моему от 8 мая сего года за № 7412, имею честь донести Вашему Превосходительству, что путем агентуры и негласного дознания подтверждается предположение, что нападение на Кизлярское казначейство было произведено на почве религиозного фанатизма.
В Терской области среди магометанского населения, между чеченцами и ингушами распространена секта зикристов , по существу имеющая большое сходство с христианской сектой духоборов. Зикристы разбились на три толка, или, выражаясь точнее, на три партии, имеющие во главе каждой своего представителя. Сильнейшая партия гнездится в Чечне, и представитель ее – Бамат Гирей Хаджи проживает в сел. Автурах Грозненского округа и именуется “святым”. Бамат обладает капиталом, достигающим до полутораста тысяч руб., и постоянно охраняется шестью мюридами, совершенно ему преданными. Всех мюридов у него 12 или 18, последователей же вообще его учения – весьма большое количество.
Чечня, как я имел честь докладывать Вашему Превосходительству в одном из предыдущих представлений, была весьма недовольна действиями войскового старшины Вербицкого и его отряда, в особенности по избиению чеченцев в прошлом году в сел. Гудермес, при отобрании оружия, когда среди чеченцев, по словам Вербицкого, было убито более 30 чел., и стремилась отомстить русским. Уступая чувству своих единоверцев, “святой” Бамат благословил мюридов на расплату с русскими и послал с ними своего сына Али. К партии присоединились разбойники Зелимхан, Аюп Тамаев и Абубакар, а также и бывший поручик армии, ингуш Долгиев, сосланный в каторгу за убийство полкового командира и ныне вступивший в ряды абреков.
Эти сведения достаточно правдоподобны и делают понятной наличность той массы трупов, сопровождавших разгром казначейства и совершенно излишних на первый взгляд. Я помню показание очевидца, лично мною распрошенного, видевшего из окна своей квартиры того разбойника, стоявшего около казначейства и державшего лошадей, который после уже разгрома, когда обязанность его держать лошадей миновала, с особенным ожесточением произвел несколько десятков выстрелов вдоль улиц. Цель в данном случае уничтожить свидетелей должна быть отвергнута, так как далее, выехав из города, злоумышленники ехали открыто, не стесняясь посторонних, встречавшихся дорогой, и не скрываясь от крестьян Байбусовых хутора и промысла. Те же сведения подтверждаются и “намазом”, сделанным разбойниками около старой крепости, когда они благодарили небо за удачу предприятия, а также и тем, что намаз сопровождался “зикрой”. Внешний вид молитвы зикристов выражается в качании головой назад и вперед и в выкрикивании имени Бога “Алла”. По мере продолжительности молитвы, а вместе с тем и по мере потери сознания, слово “Алла” произносится уже “Алл, лой, аллалой”. Такая именно молитва замечена была свидетелем, когда он находился среди разбойников у старой крепости.
Должен при этом доложить, что фанатизм, в сильной степени присущий зикристам, разрешает им принятие ложной присяги в видах достижения целей партии и в тех же видах не останавливает их даже от убийства лиц, в той или другой мере препятствующих достижению тех же целей.
Поэтому борьба с этой партией путем судебных репрессий весьма затруднительна, а, обращаясь к данному преступному событию, все изложенное выше может быть установлено на предварительном следствии лишь в общих чертах, не коснувшись виновности кого-либо. По тем же соображениям я полагаю далее, что поимка Зелимхана, Аюпа, Абубакара или Долгиева не может изменить в корне враждебного отношения туземцев к русским, и у меня не составляется даже убеждения, чтобы поимка этих разбойников значительно уменьшила число убийств, грабежей и разбоев в Терской области, которые за последнее время выражаются в крупных цифрах – до 100 в месяц».
Что касается упомянутой секты зикристов, то, по полученным Районом от начальника Терского областного жандармского управления сведениям, существование и деятельность членов ее определяется следующими данными.
Родоначальником секты зикристов является бывший наиб Кунта-Хаджи, сосланный в Сибирь, где он и умер. О нем составилось у населения понятие, как о человеке-мученике, перенесшем со стороны администрации гонение и ссылку в Сибирь; в силу этого он причислен к святым, и среди зикристов до сего времени держится убеждение, что Кунта-Хаджи не умер, а ходит по небу. После ссылки Кунта-Хаджи в Сибирь на Кавказе остался заместитель, его же ученик, Омар-Хаджи, недавно умерший в Дагестанской области, где он и проживал. Как у Кунта-Хаджи, так и у Омара-Хаджи было много последователей, носивших название «мюридов». Святые пользовались у мюридов громадным авторитетом и беспредельной преданностью и получали от них часть их состояния в виде жертвоприношения; таким образом, у святых скоплялось большое состояние, наименьшую часть которого они употребляли в пользу беднейших мюридов, а наибольшую оставляли себе. Легкий способ наживы навел на мысль некоторых мюридов заняться этим делом самостоятельно, и вот более дальновидные из них стали проповедовать новое учение, разнящееся от учения Кунта-Хаджи тем, что, по учению последнего, обряд моления сопровождается прыганьем (пляской), а по учению первых – постоянным чтением молитв шепотом. Само население характерно отличает мюридов одного святого от мюридов другого названием «Шептун» и «Прыгун». Нужно заметить, что святые, так называемые шептуны, в свою очередь проповедуют не одно и то же учение, а учение одного всегда чем-нибудь разнится от учения другого. По имеющимся сведениям, среди горского населения сделаться святым не трудно: стоит лишь побывать в Мекке, молиться Богу и сделать два-три удачных предсказания; главная цель святых – это легкая нажива, и чем больше у святого мюридов, тем больше дохода. Последнее время святых появилось очень много, что, конечно, не в интересах старых святых, так как часто один святой привлекает к себе мюридов другого святого, и на этой почве у них происходит ссора, влекущая обыкновенно за собою со стороны потерявшего мюрида месть. Последняя выражается чаще всего тем, что обиженный святой посылает мюридов сделать какой-либо ущерб мюридам обидчика, как, например, выкрасть лошадь, скотину, сжечь хлеб и проч., а в 1909 г. мюриды святого Магамата, проживающие в сел. Ново-Юрт Грозненского округа (прыгун), дабы насолить мюридам святого Абдул-Азиса, проживающего в селении Старо-Юрт того же округа (шептун), зарезали на их земле казака станицы Николаевской с тем, чтобы ответственность за это преступление пала на общество селения Старо-Юрт. Немалую долю в причинах постоянного воровства и грабежей занимают поборы святых со своих мюридов, некоторые из которых, не имея по какой-либо причине возможности уплатить святому свою долю или просто не желая платить из своего кармана, идут воровать. Потерпевшим, конечно, является в большинстве случаев русское население. Последнее время поборы святых достигли таких размеров, что многие мюриды бросают своих святых и уходят из секты. Особенно это заметно на мюридах проживающего в селении Автуры Грозненского округа Бомат-Гирея-Хаджи. Этот святой имеет больше, чем другие, мюридов и, не довольствуясь приношениями натурой: зерном, мукой, маслом и проч., завел на средства же мюридов большую несгораемую кассу с трубой, выходящей из стены на улицу. В эту-то трубу и сыплются денежные жертвоприношения. Охрана его личности и имущества состоит из сотни мюридов. Вред от пребывания святых в данное время для государства сводится лишь к воровству и грабежам, причем заметное увеличение этих преступлений находится в связи с увеличением святых.
О том, чтобы ограбление Кизлярского казначейства было произведено на почве фанатизма, и о том, чтобы на это дело разбойники получили благословение от святого Бамат-Гирея-Хаджи, не может быть и речи. Ограбление это было произведено исключительно с корыстною целью – добыть побольше денег, в которых абрек Зелимхан очень нуждался; к тому же он присоединил месть бывшему атаману Кизлярского отдела войсковому старшине Вербицкому за его выступление против Зелимхана в газетах. Так гласило и письмо, оставленное в казначействе, где Зелимхан укорял войскового старшину Вербицкого в измене Государю Императору. Измена эта заключалась якобы в том, что войсковой старшина Вербицкий обещал поймать Зелимхана и не поймал. В том же письме он предлагал Вербицкому опять ловить его уже после ограбления. Большое количество жертв при ограблении вызвано опять-таки не местью, как говорил сам Зелимхан (достоверные агентурные сведения), а неожиданной встречей в казначействе с нижними чинами, оказавшими сопротивление. Появление же нижних чинов для разбойников было неожиданным ввиду того, что лицо, сообщившее сведения о казначействе, убедило их в отсутствии не только воинского, но и всякого караула. Встретившись с нижними чинами, разбойники, дабы не быть убитыми, убивали их. Это же самое, с целью произвести панику, было сделано по улицам во время ухода из Кизляра, где они ожидали встречи опять-таки с нижними чинами расквартированного там гарнизона, могущими каждый момент появиться на тревогу, вызванную стрельбой в казначействе. Выбравшись из г. Кизляра, они ехали уже покойней, так как знали наверное, что никто из обывателей разных селений, как то хутора Байбус и особенно чеченских, не решится на них напасть. Будучи заранее осведомленными, что скорой погони за ними быть не может за отсутствием кавалерии, они успели совершить намаз (моление), обязательный каждому мусульманину до 5 раз в день. О том, что в ограблении Кизлярского казначейства принимал участие сын Бамат-Гирея-Хаджи, поступали агентурные сведения, ввиду чего он и был арестован вместе с другими заподозренными лицами, но по предъявлении как он, так и никто из других задержанных по этому делу опознан не был.
Нет никакого сомнения, что с поимкой Зелимхана и других членов его шайки грабежи и разбои не прекратятся, ибо есть в данное время и будет еще масса разбойников, подобных Зелимхану. Причин к тому много, и, помимо упомянутых здесь, немалую роль сыграла разнузданность русского населения в период освободительного движения, послужившая примером горцам; да и не менее важную роль занимает в этом нерешительность и послабление чинов администрации. Со времени покорения народ этот привык видеть над собою твердую власть, и тогда, по заявлению самих горцев, не было никаких преступлений и такого количества преступников. Последнее же время и, особенно, со времени освободительного движения, власть совершенно подорвала всякий авторитет среди горского населения. Оно увидело, что большинство преступлений может пройти безнаказанно, для чего лишь стоит заплатить начальнику участка, нравственный уровень которых совершенно опустился… Особенно это заметно стало со времени вступления на должность начальника области генерала Колюбакина, когда начальниками участков назначались даже лица, не получившие достаточного образовательного ценза, как, например, бывший начальник 2-го участка Хасав-Юртовскош округа Абдул Кадыров, Шипшев, прапорщик запаса Цоголов и друг. Кроме того, безнаказанность убийства подполковника Добровольского дала повод надеяться на безнаказанность и других подобных убийств. Масса угроз со стороны администрации, включительно до уничтожения жителей со всем имуществом, никогда не приводилась в исполнение. После убийства начальника Веденского округа Галаева сами жители придумали себе наказание и были убеждены, что за укрывательство абреков они будут высланы, а имущество их конфисковано, но ничего подобного не случилось. Того же ожидали и жители селения Цорх после перестрелки с отрядом капитана Дудникова, когда два казака были убиты и два ранены, но тоже почти никакого наказания не понесли, причем начальник Терского областного жандармского управления высказывает уверенность, что если бы после убийства полковника Галаева было бы снесено лишь одно селение, как о том было объявлено, то другие не решились бы укрывать абреков и не было бы у нас такого количества разбойников и не пришлось бы нести такие громадные потери, как при аресте совершенно ненужной семьи абрека Зелимхана . Для уменьшения грабежей и разбоев необходимы в данное время репрессии для восстановления в первую очередь престижа русской власти (абрек Зелимхан пользуется благодаря тому, что всегда сдерживал свои обещания убить, якобы за притеснение народа, того или другого начальника, большим престижем, нежели русская власть, угрожающая и не приводящая в исполнение своих угроз). О необходимости репрессий можно судить еще и по тому, что сами горцы постоянно, на всех бывших съездах по выработке мер для уменьшения преступлений, усиленно просили о применении к ворам и разбойникам смертной казни, и не без основания. Дело в том, что выдаваемые обществом воры и разбойники, если не оправданы за недостаточностью данных, то по суду или в административном порядке высылаются в Сибирь, откуда в скором времени и возвращаются обратно. Вернувшись на родину и не имея возможности, как бежавшие с ссылки, проживать открыто, они уходят в абреки и в первую очередь мстят лицам, выдавшим их, причем месть выражается в краже, поджогах и до убийства включительно. После этого общества, видя бессилие власти, не могущей справиться с выданными, и постоянную месть со стороны выданных и их родственников, положительно прекратили выдачу и поимку вредных лиц, ибо пришли к заключению, что укрывать разбойников значительно выгоднее. Тем более что важные разбойники делают разные как денежные, так и другого рода подарки укрывателям .
Только твердая власть и защита со стороны администрации горского населения от вредных лиц, им выдаваемых, могут сократить количество грабежей, разбоев и положат предел абречеству.
Из вышеизложенных данных о секте зикристов и о разбоях Зелимхана видно, что приведенные выше указания, проводящие связь между этой сектой, разбоями Зелимхана и панисламистским движением на Кавказе, едва ли справедливы.
Докладывая об изложенном Вашему Превосходительству, имею честь присовокупить, что к дальнейшему наблюдению за развитием панисламистского движения на Кавказе и в Закавказье вверенным мне районным охранным отделением меры приняты.

Полковник Пастрюлин

Помета: Доложено 10 января. Г. директор приказал использовать эти сведения в докладе о панисламизме. Е[ремин]. 11/1.

ГА РФ. Ф. 102. ДО. 1910. Д. 74. Л. 162-176 об. Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.