Заключение Г.М. Шваюка

Заключение старшего помощника прокурора Чечено-Ингушской АССР Носкова по делу Г. М. Шваюка, обвиняемого в подстрекательстве к массовым беспорядкам на национальной почве
5 марта 1959 г.
Секретно

«Утверждаю»
Зам. прокурора Чечено-Ингушской АССР
Советник юстиции А. Осипов
16 марта 1959 г.
Заключение
Старший помощник прокурора Чечено-Ингушской АССР по надзору за следствием в органах госбезопасности младший советник юстиции Носков, рассмотрев архивно-следственное дело № 7472 по обвинению ШВАЮК Георгия Максимовича в связи с поручением прокуратуры РСФСР, УСТАНОВИЛ:
По приговору судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 15 декабря 1958 г.
Шваюк Георгий Максимович, 1914 г. рождения, уроженец г. Махачкала, ДагАССР, по национальности русский, из служащих, до ареста (1 октября 1958 г.) работал ст. инженером-гидротехником Гудермесского совхоза Чечено-Ингушской АССР, образование высшее, беспартийный, семейный, 9-10 марта 1948 г. был осужден нарсудом 1-го участка г. Краснокамска Молотовской обл. по ст. 109 УК РСФСР на 6 лет ИТЛ;
осужден по ст. 59-2, ч. 1 п. «а» и ст. 59-7, ч. 2 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы (по каждой статье УК), без поражения в правах, но с конфискацией имущества (л. д. 202-234) .
Шваюк судом признан виновным в том, что 27 августа 1958 г. во время массовых беспорядков, спровоцированных враждебными и хулиганскими элементами в г. Грозном, сопровождавшихся разжиганием национальной вражды, погромами, а в отдельных случаях и убийствами , принял в них активное участие, которое заключалось в том, что осужденный:
а) 27 августа 1958 г., прибыв из г. Гудермеса в г. Грозный, зная о беспорядках, у себя на квартире составил от имени участников массовых беспорядков так называемый проект резолюции, с которым в девятом часу вечера явился в здание Чечено-Ингушского обкома КПСС, где хулиганы чинили произвол, и передал проект участникам беспорядков, и «проект» этот был немедленно размножен на пишущих машинках и оглашен участникам беспорядков, собравшимся около здания обкома КПСС. «Проект резолюции», написанный Шваюк, по своему содержанию носил провокационный характер и был направлен на разжигание национальной вражды, в нем выдвигались требования, направленные на ущемление национальных прав чеченского и ингушского народов.
б) В этот же вечер, 27 августа 1958 г., осужденный вместе с бесчинствующими хулиганами направлялся к зданию Главпочтамта, где явился инициатором разговора по телефону с приемной секретариата ЦК КПСС, в процессе которого от имени бесчинствующих предъявил требования шовинистического характера (л. д. 232-233).
Определением коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР от 9 февраля 1959 г. *приговор оставлен в силе* (л. д. 246-247). Обвинение осужденного основано на показаниях свидетелей Пинчука и Пекарского, допрошенных в судебном заседании, а также подтверждено вещественным доказательством по делу (в дело приобщен т[ак] Называемый] проект резолюции), актом и заключением графической экспертизы, установившей авторство ШВАЮК (л. д. 76-78,81-83,86-87,155-157,164-166).
Осужденный виновным себя не признал и показал: «…Свои действия не отрицаю и считаю их не преступными…
…В автобусе я услышал разговор. Говорили о том, что назначается митинг по поводу зверского убийства работника химзавода.., в порыве гнева по поводу услышанного я дома написал проект резолюции митинга и поехал на площадь. Прибыв на площадь, я зашел в обком партии, где этот проект резолюции отдал двум комсомольцам…
…В обкоме я находился примерно 5 минут, но видя, что мне здесь делать нечего, вышел снова на площадь. Я все же надеялся, что будет митинг… Находясь на площади, я увидел, как одного мужчину окровавленного окружила толпа, в числе которой очутился и я. Толпа прижала ко мне потерпевшего, и я, боясь испачкаться в крови, оттолкнул его от себя, но все равно я испачкался в крови. Я выбрался из этой толпы и зашел снова в обком партии, где встретил Пекарского. Пройдя с ним на 3-й этаж, мы зашли с ним в приемную первого секретаря, где увидел генерала, который просил освободить кабинет… я поддержал требование генерала, но меня назвали провокатором… Когда ко мне подошел Пекарский и предложил уйти из обкома, то я с ним согласился, и мы ушли из здания, снова на площадь. Там мы увидели, как толпа со знаменем пошла на почту. Мы с Пекарским пошли не с толпой, а одни. На Главпочтамте я Пекарского потерял, меня толпа прижала к кабине. Телефонистка соединила нас с Москвой, но т. к. по телефону некому было говорить, то мне передали трубку. Я стал разговаривать с Москвой, с приемной первого секретаря ЦК партии. Я у него спросил: “Знаете ли Вы о том, что творится в Грозном, что народ ждет представителей из Москвы, что нужно положить конец зверским убийствам, дело дошло до того, что некоторые требовали возвращения Грозненской области и выселения чеченцев…”
…Содержание резолюции имеется в тексте, лично написанном мною (л. д. 164). Я считаю, что мой проект не направлен на разжигание национальной вражды. Когда я подошел к обкому, было уже около 8 часов вечера. Я не обратил внимания на разбитую вывеску, стекла. Войдя внутрь, не заметил, что творилось внутри здания… До передачи проекта я ничего не видел, а когда уже передал проект, то заметил творившиеся беспорядки… Проект резолюции меня никто не уполномочивал писать, а также разговаривать с приемной первого секретаря ЦК партии, разговаривать я стал по своей инициативе…» (л. д. 222-226).
Свидетели в суде показали:
Пинчук: «Шваюк говорил мне, что он сознательно принимал участие в демонстрации жителей г. Грозного и свои требования признавал справедливыми» (л. д. 227).
Пекарский: «…27 августа 1958 г. в 9 часов вечера я встретился со Шваюком в обкоме партии, пошли с ним в приемную первого секретаря, оттуда мы пошли на площадь.., мы пошли с Шваюком на Главпочту, где я его в толпе потерял. Вторично я его встретил в трамвае. Он мне рассказывал, что звонил в Москву и разговаривал с приемной первого секретаря, он сказал, что творится в Грозном, на что из Москвы ответили, что им ничего не известно. Шваюк мне рассказывал, что по телефону он при разговоре назвал свою фамилию… Потом рассказал, как на площади избивали чеченца, и говорил, что он написал и передал проект резолюции. Когда я был в обкоме партии, то кто-то мне рассказывал, не помню кто, что с балкона обкома партии зачитывался какой-то документ, т. е. проект, в котором указывались требования о переименовании республики в Грозненскую область, выселении чеченцев, и этот проект был принят и одобрен толпой…» (л. д. 226,226 об.).
В «проекте резолюции митинга трудящихся г. Грозного 27 августа 1958 г.», написанном осужденным Шваюком, указывается: «Учитывая проявление со стороны чечено-ингушского населения зверского отношения к народам других национальностей, выражающихся в резне, убийстве, насиловании и издевательствах, трудящиеся города Грозного от имени большинства населения республики предлагают:
1. С 27 августа переименовать ЧИАССР в Грозненскую область или же многонациональную советскую социалистическую республику.
2. Чечено-ингушскому населению разрешить проживать в Грозненской области не более 10 % от общего количества населения…
4. Лишить всех преимуществ чечено-ингушское население по сравнению с другими национальностями с 27 августа 1958 г.» (л. д. 164).
Указанный «проект резолюции» был обнаружен в здании Чечено-Ингушского обкома КПСС 28 августа 1958 г. в 2 часа ночи вместе с копиями этого «проекта» на бланках обкома КПСС (л. д. 177).
Амбулаторной судебно-психиатрической экспертизой осужденный Шваюк Г. М. признан вменяемым (л. д. 171).
Не усматривая оснований для принесения протеста в порядке надзора на приговор Верховного суда ЧИАССР, учитывая, что вина осужденного доказана, осужден он обоснованно, а мера наказания определена с учетом содеянного,
Руководствуясь ст. 428 УПК РСФСР,
ПОЛАГАЛ БЫ:
В принесении протеста в порядке надзора на приговор Верховного суда ЧИАССР по делу Шваюк Г. М. отказать.
Жалобу осужденного Шваюк и настоящее постановление (в 2-х эгсз.) направить в Отдел по надзору за рассмотрением в судах уголовных дел Прокуратуры РСФСР, по принадлежности.
Дело по обвинению] Шваюк Г. М. направить в УАО КГБ при Совете Министров ЧИАССР для дальнейшего хранения.
Ст. помощник прокурора Чечено-Ингушской АССР по надзору за следствием в органах госбезопасности мл. советник юстиции Носков

ГА РФ. Ф. P-8131. On. 31. Д. 84695. Л. 7-10. Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.