Из докладной записки Ш. Кабылбаева

Из докладной записки министра внутренних дел Казахской ССР Ш. Кабылбаева заместителю министра внутренних дел СССР В. П. Петушкову о ходе выполнения постановлений ЦК КПСС и Совета министров СССР «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев»
9 ноября 1954 г.
Совершенно секретно
Заместителю министра внутренних дел СССР полковнику т. Петушкову В. П.
Во исполнение постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР и приказов МВД Союза ССР № 00597 от 16 июля 1954 г. «О снятии некоторых ограничений в правовом положении спецпоселенцев» и № 00713 от 20 августа 1954 г. «Об освобождении из спецпоселения местных немцев и бывших кулаков, выселенных в 1929-1933 гг. из районов сплошной коллективизации» органами МВД Казахской ССР проделана следующая работа .
С получением названных приказов МВД Союза ССР и УМВД областей Казахской ССР были направлены руководящие и опытные оперативные работники Отдела «П» МВД Казахской ССР для организации работы по изучению этих приказов оперативно-комендантским составом и оказания им практической помощи по их выполнению. В этих же целях в районы расселения спецпоселенцев направлялись работники отделов «П» УМВД областей.
К практической работе по объявлению спецпоселенцам об их правах и обязанностях и об уголовной ответственности за побег с места обязательного поселения приступили 10 августа с. г., а 14 августа эту работу по указанию МВД СССР приостановили и возобновили ее только 8 сентября 1954 г.
По состоянию на 1 ноября 1954 г., из числа 633 069 спецпоселенцев, состоящих на учете в органах МВД Казахской ССР, новое правовое положение объявлено под расписку 570 425 спецпоселенцам.
Осталось 21 146 спецпоселенцев, которым новое правовое положение еще не объявлено. Эта работа продолжается и в ближайшие дни будет закончена.
Задержка с объявлением оставшемуся количеству спецпоселенцев объясняется тем, что в проведении этой части работы был 24-дневный перерыв, к тому же значительная часть спецпоселенцев находится на уборке хлопка, вывозке зерна из глубинных пунктов, в местах отгонного животноводства, в командировках, в отпуске и на учебе.
Состоявшие на учете в органах МВД дети спецпоселенцев, родившиеся после 31 декабря 1937 г., в количестве 295 023 чел., полностью сняты с учета спецпоселения, о чем объявлено их родителям.
К снятию с учета детей спецпоселенцев старше 16 лет, зачисленных в учебные заведения, приступили 22 августа с. г., т. е. после получения из МВД СССР разъяснения, на какие категории учащихся распространяется приказ МВД СССР № 00597.
По состоянию на 1 ноября с. г., снято с учета детей спецпоселенцев, обучающихся в учебных заведениях, 1437 чел. Однако эта работа не закончена, так как значительная часть из них обучается за пределами области и республики, в связи с чем документы, могущие служить основанием для снятия с учета, от них пока не получены. Таких лиц по республике учтено 312 чел.
Одновременно с объявлением спецпоселенцам их правового положения проводилась работа по выявлению из этой среды лиц, уклоняющихся от общественно полезного труда и нарушающих режим и общественный порядок в местах поселения, на которых не распространяется новое правовое положение.
В целом по республике учтено спецпоселенцев этой категории 410 чел. Всем им объявлено, что на них новое правовое положение не распространяется.
[...]
Подавляющее большинство спецпоселенцев после объявления им о снятии некоторых ограничений и освобождении из спецпоселения их детей, а также о снятии с учета местных немцев, выражают благодарность Коммунистической партии и советскому правительству за проявленную в отношении их заботу и обязуются ответить на это безупречным трудом в колхозах, совхозах и на предприятиях.
Спецпоселенец-ингуш Чагаров, проживающий в Джамбулской обл., касаясь вопроса снятия некоторых ограничений со спецпоселенцев, заявил: «…Наше советское государство все равно что родная мать, побьет, поругает и тут же пожалеет. Спасибо нашей родной партии и советскому правительству за проявленную заботу о нас. Своим честным трудом я оправдаю доверие партии и правительства».
[...]
Спецпоселенец-ингуш Гаудаханов, проживающий в Кзыл-Ординской обл., среди чеченцев говорил: «Мне уже 70 лет, но такого радостного дня в моей жизни, как сегодня, не было. Спасибо руководителям коммунистической партии за их заботу о нас».
Спецпоселенец-чеченец Магамадов Умар, проживающий в г. Кзыл-Орде, обращаясь к собравшейся молодежи из числа спецпоселенцев, заявил: «Когда нас выселяли, нам объявили Указ , что за побег наказание 20 лет каторжных работ. Прошло всего 10 лет нашего пребывания в Казахстане, и нам предоставили большие льготы. Это есть забота партии и правительства о нас. На это мы должны ответить честным трудом, не допускать пьянства, хулиганства. Если призовут в армию, нужно идти и показать пример защиты Родины».
Отдельные спецпоселенцы высказывают намерение использовать предоставленное право свободного передвижения в пределах республики для выезда к прежним местам жительства и, в частности, на Кавказ.
Спецпоселенец-ингуш Эдилов, проживающий в Чкаловской районе Кокчетавской обл., в беседе с группой спецпоселенцев о снятии некоторых ограничений со спецпоселенцев, заявил: «Теперь можно ехать и на Кавказ. Раньше был строгий режим, а теперь можно ездить везде, можно потихоньку уехать на Кавказ и там жить, а к концу года явиться на отметку».
Спецпоселенец-чеченец Сетитханов, проживающий в г. Кзыл-Орде, в беседе с группой чеченцев говорил: «Регистрация спецпоселенцев будет проводиться один раз в год, поэтому можно будет поехать на Кавказ, где пожить несколько месяцев, а ко времени регистрации возвратиться к месту поселения, после чего выехать обратно. Таким образом можно жить на Кавказе, пока нас всех не освободят из спецпоселения».
Спецпоселенец-ингуш Добриев, проживающий в Кокчетавской обл., говорил: «Это хорошо, что разрешили свободно ездить и жить в пределах Казахстана. Теперь все наши ингуши переедут на жительство в теплые края, на юг, а может, даже удастся выехать и на Кавказ».
Спецпоселенец-ингуш Папанов, проживающий в Восточно-Казахстанской обл., в беседе со спецпереселенцами о новом правовом положении заявил: «Это очень хорошо. Теперь под предлогом выезда в пределах Казахстана мы можем побывать в Москве и на Кавказе, и об этом никто не узнает».
Спецпоселенец-чеченец Цуров, проживающий в Кокчетавской обл., в беседе со спецпереселенцами о новом правовом положении заявил: «Теперь нам можно жить и ездить везде, в том числе и на Кавказ». На замечание одного из спецпереселенцев о том, что можно жить не везде, а только в пределах Казахстана, Цуров ответил: «Можно жить и на Кавказе. Туда лишь бы выехать временно, а потом в Казахстан больше не возвращаться».
Спецпоселенец-чеченец Сагаев, проживающий в Кзыл-Ординской обл., говорил: «Я знаю, что чеченцев освободили совсем, но нас не пускают. Это неправильно делают органы МВД. Мы можем ехать на Кавказ, и я обязательно уеду. В пределах Казахстана жить не буду, на Кавказе лучше жить. Кавказ наша Родина».
Спецпоселенец-чеченец Шахбулатов, проживающий в Кзыл-Орде, в беседе с группой чеченцев говорил: «Надо всем спецпоселенцам взяться за дело и писать в правительство, чтобы разрешили нам ездить и проживать на Кавказе. Одновременно нарушать режим, за что всех в тюрьму сажать не будут».
Спецпоселенцы, уклоняющиеся от общественно полезного труда, нарушающие режим и общественный порядок, на которых по этим причинам не распространено право свободного передвижения, высказывают мнение, что ограничить их в выезде с места поселения не смогут, так как коменданты в отношении их никаких административных прав не имеют.
Спецпоселенец-чеченец Сайдулаев, проживающий в г. Джамбуле, в беседе со спецпоселенцами о том, что на лиц неработающих не будет распространено новое положение, заявил: «Теперь коменданты нами командовать не будут, прав у них в отношении нас нет».
Спецпоселенец-чеченец Мусаев, проживающий в Южно-Казахстанской обл., говорил: «Теперь коменданты не хозяева над нами, будем делать как знаем».
Спецпоселенец-ингуш Яндиев, проживающий в Макинском районе Акмолинской обл., в присутствии других спецпоселенцев говорил: «Снятие ограничений меня не интересует. Я знаю, что время органов МВД отходит, и скоро наступит то время, когда работники МВД будут стоять у моих ног на коленях и просить, чтобы отпустил».
Спецпоселенец-чеченец Митаев, проживающий в Уджарском районе Семипалатинской обл., в беседе со спецпоселенцами заявил: «Все это чепуха, что могут лишить права передвижения, если не будешь работать. Раз сняли ограничения, то все имеют право ездить в пределах Казахстана, независимо от того, работают или нет. Я сейчас и спрашивать никого не буду, куда захочу, туда и поеду».
Отмечаются факты, когда отдельные спецпоселенцы, особенно спецпоселенцы с Северного Кавказа, после объявления им нового правового положения, *стали вести себя более развязно, не реагируют на замечания работников спецкомендатур, не являются по вызову в спецкомендатуру, даже в том случае, когда они приглашаются для объявления им результатов по заявлению, а в отдельных случаях проявляют дерзкие поступки *.
Проживающий в Чиликском районе Алма-Атинской обл. спецпоселенец Тагиров был неоднократно замечен в проявлении хулиганских поступков. С объявлением ему нового положения он стал вести себя еще более дерзко, в связи с чем был арестован органами милиции за хулиганство. Когда его доставили в Чиликский винсовхоз для сдачи числящегося за ним склада, Тагиров встретил во дворе директора совхоза, нанес ему несколько ударов и плюнул в лицо. В связи с этим в совхоз был приглашен комендант спецкомендатуры капитан Задорожный, который сделал Тагирову замечание. В ответ на это Тагиров набросился на коменданта, порвал ему гимнастерку и сорвал погоны. Тагиров привлечен к уголовной ответственности по ст. 73 и 74 УК РСФСР .
С объявлением спецпоселенцам нового правового положения отмечается значительное передвижение спецпоселенческих контингентов внутри республики, особенно спецпоселенцев с Северного Кавказа и «басмачей», которые проявляют особое стремление к выезду из северных областей, занимающихся освоением целинных и залежных земель, на жительство в южные области республики, а также из сельской местности в города и промышленные центры.
Только за два месяца с территории Кокчетавской обл. выехало на жительство в южные области республики 893 спецпоселенца, в том числе спецпоселенцев из Северного Кавказа – 573, «басмачей» – 182. Основная часть выехавших спецпоселенцев (525) работала в колхозах и во вновь организуемых совхозах области.
Из Акмолинской обл. выехало в южные области республики 306 чел., в том числе спецпоселенцев Северного Кавказа – 219 чел.; из них из Восточно-Казахстанской области – 338 чел.
Из районов Карагандинской обл. переехало на жительство в г. Караганду свыше тысячи человек и 600 чел. выехало на жительство в южные области республики.
В г. Чимкент Южно-Казахстанской обл. за 2 месяца прибыло 657 спецпоселенцев, в том числе из хлопководческих районов области – 357; из северных областей республики – 282 чел.
За это же время в города Талды-Курганской обл. прибыло из северных областей свыше 500 чел.
В г. Алма-Ату и его окрестности прибыло на постоянное жительство свыше 1000 спецпоселенцев, подавляющее большинство чеченцы и ингуши, в том числе 602 чел. из северных областей, занимающихся освоением целинных и залежных земель.
МВД Казахской ССР получен ряд агентурных материалов, свидетельствующих о том, что спецпоселенцы-чеченцы, проживающие в районах г. Алма-Аты, в том числе член КПСС Казалиев, рассылают спецпоселенцам других областей письма с приглашением переехать на жительство в АлмаАтинскую область.
Спецпоселенец-чеченец Мальгасов Азмет Галиматович, член КПСС, среди спецпоселенцев говорил: «В г. Алма-Ате с 1 января 1955 г. будет издаваться газета на чеченском и ингушском языках, кроме того, на чеченском языке будут открыты школа и театр. Правительство Казахстана вынуждено будет удовлетворить эти требования, так как большинство чеченцев и ингушей будут проживать компактно в центре республики».
Передвижение спецпоселенцев внутри республики в основном происходит по маршрутным листам с разрешения органов МВД, при наличии у спецпоселенцев документов, что они уволены или исключены из колхозов . Вместе с тем отмечаются факты, когда спецпоселенцы после объявления им нового правового положения самовольно бросают работу на предприятиях, в колхозах и совхозах и без разрешения органов МВД выезжают на жительство в другие области, а некоторая часть из них выезжает за пределы республики. Спецпоселенцы, выезжающие по маршрутным листам, во многих случаях к избранным местам не являются, в связи с чем вызывается необходимость проведения мероприятий по их розыску.
Из Кокчетавской обл. выехало 3 семьи спецпоселенцев по маршрутному листу в г. Алма-Ату, но фактически в Алма-Ату они не прибыли и только в конце октября были установлены на станции Чу Джамбулской обл.
Спецпоселенец-ингуш Адаев Алаудин, проживающий в Кзыл-Ординской обл., снялся с учета и получил маршрутный лист на выезд в Джамбульскую обл., но выехал с семьей в Таласскую обл. Киргизской ССР.
Спецпоселенка Хасиханова выехала по маршрутному листу из КзылОрдинской обл. в г. Ленгер Южно-Казахстанской обл. на соединение с родственниками. Проверкой через Ленгерский ТОМ МВД установлено, что она в Ленгер не прибыла и указанные ею родственники там не проживают.
Работавшие в колхозе в Чимкентском районе Южно-Казахстанской обл. спецпоселенцы Рымзанов, Сулейманов и другие после объявления им нового правового положения самовольно бросили работу в колхозе и переехали на жительство в г. Чимкент. Из Кокчетавской обл. только за последнее время выехало без разрешения 102 спецпоселенца.
Спецпоселенцы Дохкаев, Сулейманов, Хатуев и Индербиева, работавшие на кирпичном заводе г. Семипалатинска, самовольно бросили работу и без разрешения УМВД выехали из г. Семипалатинска. Место их нахождения не установлено.
[...]
Аналогичные факты имеют место в большинстве областей республики.
В вопросах закрепления спецпоселенцев по месту их прежнего жительства должны сыграть значительную роль руководители хозяйственных организаций и колхозов, однако отдельные из них беспрепятственно увольняют спецпоселенцев с работы, исключают из колхозов и выдают им документы, по которым органами МВД разрешается выезд на жительство в другие области.
В Кармакчинском районе Кзыл-Ординской обл., после объявления нового правового положения 14 семей – 32 чел. спецпоселенцев обратились с заявлениями к дирекции механического завода об увольнении их с работы в связи с выездом на жительство в другие области. Дирекция завода беспрепятственно всех их уволила с работы, после чего они выехали на жительство в Южно-Казахстанскую, Джамбулскую и Алма-Атинскую области.
На одном из собраний колхоза «Большевик» Зерендинского района Кокчетавской обл. исключено из колхоза сразу 7 семей ингушей.
Председатели колхозов им. Ленина и им. Сталина Затобольского района Кустанайской обл. без решения собрания выдали 25 спецпоселенцам справки об исключении их из колхоза. Директор Чагалинской МТС СевероКазахстанской обл. беспрепятственно увольняет с работы трактористов и комбайнеров-ингушей, когда в МТС ощущается недостаток в механизаторских кадрах.
Многие руководители колхозов и совхозов заявляют, что подавляющее большинство чеченцев и ингушей к работе относятся плохо, поэтому нет смысла удерживать их в колхозах и на предприятиях. Председатель колхоза им. Ленина Верхне-Убинского района Восточно-Казахстанской обл. заявил: «Я был бы рад, если бы у меня из колхоза уехали куда-нибудь все чеченцы».
Центральный Комитет Коммунистической партии Казахстана постановлением от 10 августа с. г. обязал местные советско-партийные органы республики проводить разъяснительную работу среди спецпоселенцев о значении постановления правительства с целью закрепления их в местах прежнего жительства.
Органы МВД Казахстана обо всех фактах беспрепятственного увольнения с работы спецпоселенцев и их самовольных выездах с места поселения немедленно информируют местные советско-партийные органы и вместе с ними принимают меры по предупреждению массовых переездов и закреплению в местах поселения. Кроме этого, нами регулярно направляется по этому вопросу информация в ЦК КП Казахстана и Совет Министров республики.
В процессе выполнения постановления правительства органы на местах встретились с определенными трудностями, а также имели место отдельные упущения и недостатки в работе.
Комендантский состав и работники районных аппаратов МВД, не имея достаточного опыта в новых условиях, выдавали маршрутные листы на выезд в другие области даже тем спецпоселенцам, которые не имели паспортов. В результате такие спецпоселенцы, прибыв в другие города или областные центры, длительное время не могли получить паспорта, прописаться по новому месту жительства и устроиться на работу.
Серьезным затруднением в работе по обслуживанию спецпоселенцев в новых условиях является тот факт, что многие спецпоселенцы, особенно с Северного Кавказа, нарушающие режим и общественный порядок в местах поселения, на которых не распространяется правовое положение, не чувствуя ответственности за свои поступки, самовольно меняют местожительство в пределах республики, выезжают за пределы района расселения, а спецпоселенцы, которым предоставлено право свободного передвижения в пределах республики, переезжают на жительство в другие области без оформления документов о снятии с учета и разрешения органов МВД, с прибытием к новому месту жительства не являются в спецкомендатуры для взятия их на учет, а также совершают самовольные отлучки за пределы республики.
Учитывая сложившиеся затруднения в работе по обслуживанию спецпоселенцев в новых условиях, МВД Казахской ССР вносит ряд предложений, направленных на улучшение работы среди спецконтингента, и представляет на Ваше рассмотрение специальной докладной запиской .
Министр внутренних дел Казахской ССР Ш. Кабылбаев
ГА РФ. Ф. P-9479. On. 1.Д. 842. Л. 41-56. Подлинник.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.