Взгляд консерватора

Взгляд консерватора. Как нам всё-таки обустроить Россию

ОТ РЕДАКЦИИ.
Составить своё вариант ответов на «семнадцать вопросов Данилина» стали в этом декабре среди национально настроенных интеллектуалов чем-то вроде доброй традиции: каждый хочет сказать своё.

Редакции известно около двадцати вариантов ответов на пресловутые вопросы, и, кажется, это ещё не конец.

Мы публикуем текст Михаила Петрова по следующим причинам.

Во-первых, автор нам известен как твёрдый и последовательный правый консерватор: православный, монархист etc.

Во-вторых, в тексте содержится развёрнутая полемика с ответами Константина Крылова, и мы посчитали невежливым не дать слова оппоненту.

Наконец, ответы интересны сами по себе: в отличие от иных полемистов, автор дал себе труд разобраться в вопросе.

1. Что общего между русским национализмом, нацизмом и расизмом, в том числе и с фанатами Гитлера?

Очень мало. Не больше, чем, например, между нацизмом и «скандинавским социализмом». И русские националисты, и немецкие нацисты имели и имеют одну цель — освобождение, сбережение и развитие своей нации. Но идти к ней русские националисты и немецкие нацисты планировали и планируют принципиально различными средствами. Отсюда и разница в результатах, промежуточных и окончательных.

Собственно, что есть нацизм? Это «национализм» плюс «социализм» плюс «агрессивный империализм» плюс «расизм». Среди русских националистов легко найти индивидов, сочетающих в себе максимум два из этих четырёх убеждений, но не три и, тем более, не четыре.

О немецком национал-социализме лучше всего судить по его конкретным плодам для немецкого народа: Германия оказалась в рабстве много хуже «веймарского», миллионы немцев были убиты, вместо них ввезены миллионы агрессивных инорасовых и иноверных мигрантов, страна разорена дотла, на сто с лишним лет введено внешнее управление. Спрашивается, нам оно всё надо? «В топку». Это ответ на вопрос, какое отношение может быть у русских националистов к современным русским же «фанатам Гитлера». Заимствовать отдельные достижения, может, и нужно, но важно при этом следить, чтобы и всё остальное не получилось «как у Гитлера».

Другое дело, что подлинный национализм невозможен без социальной справедливости. Но глубоко ошибочно ставить знак тождества между «социальной справедливостью» и «социальным равенством», на коем как раз настаивает классический социализм. Социальное равенство, как остроумно доказал Иван Ильин и подтвердила сама жизнь в СССР и «странах соцлага» — абсолютно не совместимо с социальной справедливостью. Вместо справедливости получается уравниловка для большинства и привилегии для избранных. Поэтому националистам, настаивающим на стремлении к социальной справедливости, лучше не называть себя национал-социалистами. Во-вторых, потому что сие название исторически скомпрометировано, во-первых, потому что применительно к ним оно будет просто неверно.

2. Почему в среде русских националистов своими считают, в том числе, и тех, кто активно и агрессивно выступает против Русской Православной Церкви?

Прежде всего, заметим, что у «русского националиста» Данилина слова «Православная Церковь» написаны с маленькой буквы. Как в том печальном еврейском анекдоте — «вот за это они нас и не любят».

Ответить на вопрос Данилина можно либо в двух словах, либо в двух томах. Постараемся ближе к первому варианту.

На сегодня раскол в среде русских националистов по религиозному признаку является, увы, давно свершившимся фактом. Дальнейшее развитие событий возможно, как минимум, по двум вариантам. Назовём их условно «украинским» и «белорусским».

Первый вариант заключается в ожесточённой грызне «всех против всех». Абсолютно самопальные «автокефальники» грызутся за «свидомость» с чуть менее самопальным «киевским патриархатом», вместе они грызутся против каноничной, но не особенно политически активной УПЦ МП, униаты вообще считают единственными нормальными украинцами лишь самих себя, а всех остальных — «клятыми москалями». В общем, получается именно то, что нужно врагам Украины и инославным миссионерам, типа чернокожих харизматов под руководством Сандея Аделаджи, сделавшего грустной реальностью старые анекдоты про украинцев и негров.

Второй вариант, напротив, сводится к максимальному сглаживанию межрелигиозных противоречий и подчёркиванию национального единства. Иначе говоря, на земле у белорусского националиста нет ничего более ценного, нежели Белоруссия и белорусская нация. Католик ты, православный или униат — не суть важно до тех пор, пока ты остаёшься белорусским националистом и не помогаешь врагам Беларуси, прикрываясь своим вероисповеданием. Другое дело, что многие ценности белорусской нации, как и многие враги оной, субъективны и определённо находятся в прямой зависимости от вероисповедания того или иного субъекта. Но куда мудрее — констатировать очевидные ценности и очевидных врагов, обсуждая всё остальное в спокойной и конструктивной общенациональной дискуссии.

На данный момент можно выделить примерно четыре основных вероисповедных направления в среде русских националистов:

  1. Каноническое Православие (РПЦ МП & РПЦЗ);
  2. «Альтернативное Православие» (РПАЦ, всякие ИПЦ, неединоверческое старообрядчество и т.д).;
  3. Родноверие во всех его разновидностях, до самых экзотических, включая и откровенные новоделы;
  4. Атеизм. Бывает «православный» (когда человек не верит в Бога сам, но признаёт позитивное значение Православия в русской истории и русской культуре, не мешает верить своим родным, а то и отдаёт своих детей в православную гимназию), близкий к агностицизму «общечеловеческий», когда человек просто «не заморачивается» подобными вопросами и, наконец, воинствующий.

Поехали по порядку.

Очевидно, что подавляющее большинство канонических православных против РПЦ не выступали и не выступят. Проект «Диомид» провалился с треском, хотя, поставь его авторы на более вменяемого архиерея, оный проект вместо вреда мог бы принести много пользы русскому народу и РПЦ.

«Альтернативные православные» делятся на два подвида. Первый, более или менее адекватный, стоит на позиции «Это наш личный выбор, не лезьте в наши дела, и мы не будем лезть в ваши». Второй подвид, действительно, активно и агрессивно выступает против РПЦ, критикуя Её, в большинстве случаев, за то, что вообще не имеет отношения к прямым обязанностям Церкви. Какая, к чёрту, «Великая криминальная революция»? Печаловаться Церковь за своих чад обязана, это да. А вот революционного обличительства от Её иерархов, даст Бог, мы никогда не дождёмся. «Каждый должен быть наказываем смертью за своё преступление». Впрочем, большинство представителей второго подвида — либо несчастные обманутые люди советской закваски, понятия не имеющие о православной экклезиологии, либо те, кто, по словам известного современного поэта, «в надежде на гранты шакалят у скрипучих посольских дверей».

Примерно на те же два подвида делятся и родноверы. Тот родновер, который хочет верить так, как его предки-язычники и у которого есть «за душой» нечто, помимо воинствующего антихристианства, скорее всего, легко найдёт общий язык с православным националистом в большинстве вопросов, касающихся мира сего. «Не лезьте в наши дела, и мы не полезем в ваши». Второй подвид, как и в случае с «альтернативным Православием» — либо одержимые в прямом смысле люди, либо «засланные казачки». Похоже, до всё большего числа православных и родноверов это в последнее время доходит.

Из атеистов против РПЦ чаще всего выступают воинствующие. Именно воинствующих атеистов среди тех, кто называет себя русскими националистами, не так уж и много. Это, скорее, к «демократической общественности». Потому что если из русскости вынуть Православие — не только и не столько как веру, сколько как морально-этическую систему, как нравственный фундамент, лежащий в основе совести даже нормальных русских атеистов, у которых «душа по природе своей православная» — останется непонятно что. Ни искусства, ни литературы, ни некогда русской и некогда великой Империи… Русским предложат стать либо англичанами, либо чеченцами, либо евреями. «Ad libitum».

Подбиваем бабки. Проблема негативного отношения к РПЦ — решаемая. И националисты её понемногу, но последовательно решают.

3. Как намерены русские националисты взаимодействовать со сторонниками генерала Власова?

Здесь следует чётко разделять два вида «сторонников генерала Власова». Первый — это исторические власовцы и их потомки, в большинстве случаев живущие за океаном. Второй — это «власовское» течение среди тех, кто называет себя русскими националистами и живёт в России.

К первому виду, с русской консервативной точки зрения, надо относиться нормально. Они оправдывают выбор своих отцов и дедов, который, в любом случае, едва ли возможно назвать предательством, если только он не был сделан по шкурным соображениям. Вот с самого Власова спрос совсем другой, нежели с его «паствы».

«Наприклад». Тот факт, что основатель Добровольческой армии генерал Алексеев был предателем Царя, а также основателем пагубной идеологии «непредрешенчества», вовсе не отменяет ни жертвенного подвига, ни идейного монархизма большинства офицеров-добровольцев. Тот же самый подход должен быть и к власовцам. Тем более, что их потомки в массе своей преодолели роковые заблуждения своего «шефа».

Другой вопрос — для настоящего русского националиста немыслимо говорить, что Россия всегда была тюрьмой русского народа, националистов в ней сроду не было, а мы, мол, «начинаем отсчёт с нуля!». Преемственность в деле русского национально-освободительной борьбы, пожалуй что, и необходима. Вот тут-то нам и ратники Минина и Пожарского, и добровольцы, и казаки, и те власовцы, которые покаялись в заблуждениях своего «шефа» и сражались не за революцию, а за русскую Россию, вполне пригодятся. Как и русские бойцы РККА, которые в Великую Отечественную сражались не за Совдепию и не за усатую нерусь, а за Россию и русский народ. И при объединении на такой русоцентричной идейной платформе лупить морды на основании того, что «не на той стороне воевал», почему-то сдаётся нам, никто никому не будет. Подлинное общенациональное примирение, понимаемое как единство всех людей, воевавших за русскую Россию, много важнее идейных фантомов.

Вон украинские националисты ведь имеют преемственность с ОУН-УПА — и сколь же выигрывают! Хотя их реальная «преемственность» и замешана, большей частью, на зоологической русофобии, а не на антикоммунизме, как они пытаются представить. Заметим, то, что пытаются — совершенно правильно. Хорошего почвенного антикоммунизма, как денег, патронов и т.д., много не бывает принципиально.

Второй вид, то есть современные российские «власовцы» — запутавшиеся люди, которые буквально поняли лозунг «Хоть с чёртом, но против большевиков» (Библия — священная книга, но младенцев об камень разбивать не надо, хотя в ней написано, что блажен будет всяк, сие сделавший) и которые считают, что можно одновременно защищать русский народ и «великую и бескровную» революцию с её «завоеваниями». Это, однако, невозможно. «Либо туда — либо сюда». Надо переубеждать, приводить цитаты из русских национальных мыслителей, аргументировать, доказывать и так далее.

4. Почему русские националисты полагают возможным выступать рядом с нацистами и национал-социалистами?

Какая, кстати, разница между нацистами и национал-социалистами, кто бы пояснил? J На их мероприятия националисты «просто поучаствовать» не ходят. Ходят поговорить, переубедить, перековать. То же самое и в том случае, когда национал-социалисты приходят к националистам.

Националисты — не элитный закрытый клуб. Приходи, поговорим, переубедим.

5. Являются ли русские националисты антисемитами?

В общем случае — нет. То есть, некоторое небольшое количество, наверное, имеется, но антисемиты есть и среди (о, ужас!) самих евреев. И с антисемитизмом, конечно же, надо бороться.

Давайте определимся. Антисемит — это человек, который ненавидит евреев просто за то, что они евреи и, шире, семитов за то, что они семиты. Св. Иоанн Златоуст, непрестанно боровшийся своими драгоценными устами и пером против иудеев, антисемитом никак не может быть назван. Хотя под «разжигание» его тексты, конечно, подходят идеально. Сидеть бы ему в наше время — не пересидеть! Не спасло бы его ни семитское происхождение (отец его был сирийцем), ни блестящее красноречие, ни выдающаяся святость. Впрочем, и умер он на самом деле, как сейчас принято говорить, в «колонии-поселении».

Следовательно, видовым признаком русского национализма антисемитизм быть не может ни в коем случае. Есть, впрочем, небольшая группа евреев, закономерно вызывающая неприязнь у русских националистов — но никак не своим происхождением, а своими «разжигающими» словами и делами. То понапишут всякие «священные книги» и начнут распространять среди простых евреев «премудрости» вроде «Лучшего из гоев убей, самой красивой змее размозжи голову», то покрестятся и присвоят себе право говорить от имени Православной Церкви, то и вовсе полезут в русские (!!!) и/или попытаются давать русским команды…

Нормальный же православный еврей, чётко себя идентифицирующий в этом качестве и не совершающий вышеуказанных действий, у адекватного русского националиста может вызывать лишь глубокое уважение, как человек, преодолевший застарелые заблуждения и вернувшийся к истинной вере своих предков.

6. Почему русскими националистами называют, в том числе и сепаратистов, сторонников Новгородской республики и подобных им носителей сепаратистской идеологии?

Как и в вопросе № 2, постараемся ответить в двух словах. Отделяться от какой-нибудь антирусской империи зла и тюрьмы русского народа, вроде Совдепии, конечно, можно и нужно — но лишь для собирания земель под русским национальным знаменем. Отделяться от русского национального государства не придёт в голову ни одному адекватному русскому националисту.

«Новгородская республика», по меткому замечанию Костомарова, была самими же новгородцами пропита. Тем не менее, это не отменяет полезности и необходимости самого принципа соборного вечевого самоуправления во всей России — и на всех уровнях, кроме высшего, где должно быть эффективное народное представительство в сочетании с русским национальным единоначалием. Как гласит русская пословица, «Царю — власть, а народу — совет».

7. Почему русские националисты в штыки встречают любые инициативы системных партий, направленные на поддержку националистического дискурса, в частности, речь идет о русском клубе Единой России и последних инициативах КПРФ?

Как правильно заметил Константин Крылов, «Покажите же нам эти штыки!»

Есть, однако, и другая сторона вопроса, им не раскрытая. До тех пор, пока ни одна из «системных» партий не объявила открыто о своём идейном русизме и о своём идейном консерватизме, да не подкрепила слов делами — ожидать от них чего-то хорошего для России и русских проблематично в принципе.

При «проклятом царизме» численность русских постоянно и неуклонно увеличивалась. При власти революционеров, будь то «красные» как в СССР, или «синие», как сейчас — неуклонно уменьшается, с того самого момента, как закончилась «царская» демографическая инерция. Вывод отсюда, наверное, очевиден.

8. Почему русские националисты постоянно ссорятся, и не могут создать единого националистического движения?

Это единое движение создаётся лишь в последние несколько лет, так как до этого, начиная с самой Февральской революции, подлинному русскому национализму была объявлена война на уничтожение. Как только перечитали настоящих русских мыслителей, как только выветрилась советская и либеральная муть — сразу же дело и пошло.

Провокаторы оперативно выявляются и отсекаются, неудачные шаги самих националистов кое-как исправляются, последствия этих шагов постепенно минимизируются. «Кремлёвские», «фофудья» и прочая дребедень — давно выброшены на политическую помойку русского национализма.

В общем, «дело пойдёт на лад» и уже идёт.

9. Как именно русские националисты намерены решать вопрос исторического примирения поколений, учитывая наличие как красного, так и белого дискурсов в националистическом движении и непримиримые разногласия между ними?

Решать намерены, исходя из последовательного русского консерватизма, последовательного преодоления революции и последовательного сбережения русской нации (из этого последнего постулата и следуют два первых).

Собственно «красных» среди националистов не так уж и много. Нацболы во главе с Лимоновым показали своё антирусское нутро и «слиты». Остальную часть «красных» составляют сталинисты. Их надо переубеждать, давать всякие умные русские книжки вроде Шаламова и Солоухина, в общем, доказывать, что русский националист не может чтить представителя неруси (а принадлежность к неруси подтверждается множеством конкретных и неоспоримых фактов, против которых — только прагматичный запрет на аборты и символический «тост за русский народ»). Миллионы русских, при Сталине замученных в лагерях, расказаченных, убитых голодомором, расстрелянных — это вовсе не выдумка Солженицына, Новодворской и «Голоса Америки», а, увы, объективная реальность.

«Белых» и сочувствующих им значительно больше. Правда, надо сначала определиться с терминологией, приведя её к общеевропейскому знаменателю. Настоящий «белый» — это консерватор и, скорее всего, сторонник Реставрации. Тот, кто за либерализм и «Учредилку» — «синий». Тот, кто за «Советы без коммунистов» — «розовый». Гибельность либерализма для русских мы видим сегодня собственными глазами. История также доказала полную несостоятельность «непредрешенчества» и негодной импровизации «добровольчества», закончившего, как и печально известная «атаманщина», повальным пьянством и грабежами.

В остальном упрекнуть настоящих белых за их отношение к русскому народу трудно. Они как раз и сражались за Россию и русский народ против погромщиков, насильников и убийц, убивавших русских именно за то, что они русские и хотят жить так, как веками жили их предки.

Отметим, кстати, лукавство уважаемого Константина Крылова, называющего Гражданскую с обеих сторон простым «братоубийством» во имя неких «идеалов». Неужели с каждой стороны сражались сознательные, коренные русские люди, вдруг, ни с того ни с сего, начавшие убивать друг друга за какие-то смутные «идеалы»?!! «Ни, никакоже!» © Аввакум Петров. Картина несколько иная. По крайней мере, с точки зрения консервативного русоцентризма.

Если двое-трое из братьев, которым чужой дядя запудрил мозги этими «идеалами», срывают с себя крест, напяливают себе на лоб перевёрнутую пентаграмму (да-да, в Гражданскую её носили именно так — посмотрите на орден боевого Красного Знамени) и идут убивать других братьев, виноватых лишь в том, что живут, как жили их предки, да ещё позволяют этому чужому дядесхватить и замучить родного отца, а другие братья, само собой, дают отпор тем — неужели все братья «равно виноваты» и «у каждого была своя правда»? Конечно, нет! Вот и вся недолга.

10. Что именно русские националисты думают о собственности в России, в том числе, об итогах приватизации, и намерены ли они в случае прихода к власти предпринимать какие либо действия в отношении пересмотра итогов приватизации?

Всё будет в соответствии с интересами русского народа и с римским правом. Если кто забыл — общая польза превыше частной пользы, а одна незаконная сделка в цепи сделок делает незаконной и все остальные, будь потом хоть десять Рублёвок и частные армии в придачу. Русские промышленники и купцы необходимы русской нации. Олигархи и биржевые магнаты — едва ли. Всё остальное по этому вопросу написал Константин Крылов.

11. Каким образом русские националисты собираются заниматься сбережением нации?

Прежде всего, как верно заметил Константин Крылов, немедленным прекращением русоцида. Последовательным проведением русоцентричной консервативной политики. Скорее всего, запретом на аборты по немедицинским показаниям и абортивную контрацепцию. Борьбой с алкоголизмом и наркоманией (последняя беда, впрочем, по мере опамятования народа от угара 1990-х постепенно проходит сама, а пройдёт ещё быстрее, если ввести квалифицированную смертную казнь для заезжих наркоторговцев). Воцерковлением нации. По всей видимости, Реставрацией — не как самоцелью, а именно как средством и поэтому, в этой мере, как целью.

12. Какая политика, по мнению русских националистов, должна проводиться в отношении стран СНГ?

Всё очень просто.

Начнём с того, что Россия, стань она снова национальным государством русского народа, вообще не обязана признавать какие бы то ни было постсоветские границы. Да и советские, честно говоря, тоже. Единственной легитимной границей надо признать границу Российской империи на 1913 год (возможно, за вычетом Польши и Финляндии) плюс Южный Сахалин и Курилы. Это и будет, так сказать, прожиточный минимум, то, с чего надо начинать собирание русских земель.

Режимы в «странах СНГ» не пользуются поддержкой большинства населения, поэтому сместить их силой или подковёрными интригами, при наличии минимальной политической воли, проблемой не будет ни в малейшей степени. Но есть важный вопрос, который надо задать себе и остальным русским задолго до момента, когда «кони пьяны, хлопцы запряжены»: для чего это делать и с какими конкретными перспективами?

Консерватор-русоцентрист может предложить три аргумента в пользу того, почему неславянские страны СНГ всё-таки имеет смысл включать в свою зону влияния, а, возможно, и присоединять (почему надо присоединять славянские — и так понятно):

  1. Чтобы не иметь проблем с геополитикой (базы там всякие, проливы и т.п).;
  2. Чтобы свободно пользоваться природными и, если понадобится, человеческими ресурсами этих стран;
  3. Чтобы иметь возможность спокойно репатриировать туда миллионные орды мигрантов и не получить под боком кровавой резни, могущей задеть и русских.

Заодно покритикуем сторонников т.н. «национал-сепаратизма». Они настаивают на том, что все нерусские и враждебные к русским территории, независимо от имеющихся там ресурсов, от их геополитической важности и т.д., надо срочно отделять и в дальнейшем наплевать на всё, что там творится. Мы их спросим:

«А собираетесь ли вы репатриировать туда их диаспору в России? Если нет, то будет только хуже, потому что земли мы потеряем, доить они нас будут по-прежнему, а мы даже и поделать ничего не сможем».

«Само собой, будем репатриировать» — скажут они.

«Стало быть, если русская власть будет сильна достаточно, чтобы репатриировать враждебные диаспоры на их историческую Родину, то, может, их лучше и не отделять? Просто репатриировать, и дело с концом!»

«Нет, надо непременно отделять! Не дадим им пользоваться нашими гражданскими правами!» — закричат «национал-сепаратисты», не понимая, на какую глупую уловку они ведутся.

Дорогие «национал-сепаратисты»! Кто вам сказал, что каждый подданный России, независимо от национальности, будет иметь все права российского гражданина? То, что сейчас это так — понятно, сейчас у нас «империя наоборот». А в настоящей русской Империи будет, как и в Римской, три вида подданства и три вида права: римское, оно же гражданское, союзническое и варварское.

Если какой-либо нерусский народ однозначно приносит пользу русским — производим их в союзники (но не в граждане!). Если дружить не хочет — обходимся, как с варварами. А вы ещё говорите, что всякая империя есть зло в любом случае! Нет, зло — как раз все эти масонские бумажки, якобы, наделяющие «правами» любого человека, независимо от его национальности, подданства и заслуг. Всего-то надо иметь мужество от них отказаться…

Однако вернёмся к делу. Надо чётко выделить в метрополию русско-славянское ядро: Великороссия, Малороссия, Белоруссия, часть Прибалтики, север современного «Казахстана». Возможно, в будущем, даже Польша, если поляки в массе своей вдруг станут идейными русофилами и панславистами. При Царях таких было много, особенно среди знати и офицерства, они доблестно сражались и умирали за «русских братьев и великую славянскую Россию». Не захотят — неволить не будем, лишь бы не дружили с врагами России.

13. Как русский националист относится к понятию «империя», ее культурной и цивилизаторской функции?

Замечательно. Только империя должна быть для русской нации, а не наоборот.

Представляется наиболее целесообразным возрождение Российской империи в виде славянской метрополии, окружённой дружественными вассальными неславянскими государствами.

Этим достигается троякая выгода. Затыкается рот неславянским «самостийникам», вопящим, чуть что, об отсутствии собственной государственности. Россия и русские могут спокойно пользоваться природными и человеческими ресурсами вассалов. Наконец, все неславяне сидят в своих государствах и в Россию не едут, розни всяческой не разжигают. Вассалитет и русское подданство неславян, собственно, и должны выражаться не в ассимиляции (это было бы гибельно для русской нации, да и нереально), а именно в русофильской аккультурации и водворении в их странах русского порядка.

Допустим, некое отсталое среднеазиатское государство, вроде Таджикистана, становится вассалом русского Царя. Сразу прекращается торговля рабами и наркотиками (рабы, которые есть, освобождаются, немедицинские плантации снотворного мака и индийской конопли сжигаются). В стратегических точках ставятся русские гарнизоны, строятся дороги к месторождениям и прочим «вкусностям». Местная элита получает возможность приносить пользу России и русским, в первую очередь, и своему народу, своей стране, в очередь вторую.

Всякий антирусский сепаратизм, всякие попытки «рыпаться» и повернуть на старый лад немедленно пресекаются железом и кровью. Причём кровью с обеих сторон нерусской: если говорить в понятиях того же Таджикистана, «юрчики» убивают «вовчиков», а Россия помогает «юрчикам» оружием, патронами, советниками, артиллерийской и воздушной поддержкой и т.д.

Одним словом, как и при любой травме, останавливаем кровь, убираем грязь, и, наведя первичную чистоту, стерилизуем (какое хорошее словечко-то!) всё, что «движется и не движется». Вот и культура, вот и цивилизация. «Клич культуртрегера — всегда будь готов!».

14. Может ли российское государство оставаться в тех же географических границах, если встанет на путь национализма, в какую сторону должно проходить изменение границ, если должно и каким образом?

Нет, не может. Потому что границы «Россиянии» проведены по живой ткани русского народа. Национальная Россия сначала будет включать в себя Малороссию до Закарпатья, Белоруссию и русский север «Казахстана» Как только в России установится русская власть и станет возможным нормально жить, к нам потянутся и белорусы, и украинцы.

Вопрос об агрессивных этнократиях (Тува, Якутия) с позиции русского консервативного национализма решается быстро и однозначно. Этнократии низводятся до первобытного уровня и обезглавливаются посредством изничтожения криминальных «элит». На сопротивляющихся бросаются недовольные соседи (а они у агрессивных этнократий всегда имеются). Русским остаётся только пройтись церемониальным маршем с закатанными рукавами и дочистить то, что останется после этого. В итоге получаем крайне мирное туземное население, сильно поумерившее, к тому же, не только свои амбиции, но и своё поголовье.

Ситуация на Кавказе тоже вполне разрешима. Но не сепарацией, а реконструкцией, как завещал консервативный русский националист М.О. Меньшиков: «Кавказ — для кавказцев, русский Кавказ — для русских». Вводим в регионе варварское право для врагов и союзническое для друзей, заселяем в старые станицы по Кубани, Сунже и Тереку вооружённых терских и кубанских казаков, придаём им артиллерию и авиацию, перекрываем идущий этнократам поток «барашков в бумажках», наконец, разъясняем, что произвол кончился и начинается русская национальная законность… Через десять-пятнадцать лет Кавказ будет превращён буквально в цветущий сад. Казаки и сами по себе народ трудолюбивый, а уж с помощью горцев точно превратят Кавказ в рай на земле. Это если по-хорошему.

А так будет, если по-плохому. Каждая деревня, каждый аул получают в своё распоряжение зону безопасности, которую жители обязаны патрулировать истребительными отрядами, выявляя и ликвидируя боевиков, религиозных радикалов и сепаратистов. На эти зоны нарезается весь Кавказ, кроме казачьих станиц и выделенных казакам земель. Если в зоне безопасности всё-таки произойдёт что-то плохое, причём при бездействии или с одобрения самих горцев, то деревня или аул сжигаются дотла, женщины отправляются за семидесятую параллель, дети — в «малолетку», а все взрослые мужчины принимаются, как говорили братья Гримм, «давать пинки ветру». Коллективная ответственность является как раз тем самым, что на Кавказе понимают лучше всего.

Дальнейшее изменение границ должно начаться с восстановления правопреемства современной России и Российской империи. Потом надо поставить резонный вопрос о территориях, обещанных Российской империи «союзниками» после победы в Первой мировой войне — то же Закарпатье, где живут русины, вся Восточная Анатолия до Средиземного моря и Константинополь с проливами. Но это уже, как говорится, дальний прицел. В котором, тем не менее, видна возможность среди межэтнического и криминального хаоса, куда лет через 20-30 впадут Штаты, вернуть себе Русскую Америку. Это и будет закономерным завершением строительства Российской империи, которая вернёт себе наследие Второго и Третьего Рима, занимая невиданное в истории пространство от Закарпатья до Калифорнии и от Северного полюса до Палестины.

15. Какие народы являются агрессивными и враждебными по отношению к русскому народу?

Очевидно, все народы, которые, в массе своей, относились к русским враждебно и действовали аналогичным образом. Самая простая проба, уже позволяющая выстроить нехилую очередь народов в конюшню на порку — посмотреть, где во время развала Российской империи и СССР русских грабили, выгоняли и/или убивали.

Бывает, конечно, интересная ситуация, когда часть народа оказывается за русских, а другая часть — против, и на этой основе начинается гражданская война. Точнее, так было раньше, когда дружбой с русскими гордились и дорожили ею. В этом случае нужно, само собой, поддерживать «русофильскую партию». Как и во всех остальных случаях, поддерживать не русской кровью, а оружием, патронами, советниками и т.д.

16. Что именно хотят построить в России русские националисты в случае прихода к власти?

Русское национальное государство. Автор, как консерватор, выступает за строительство метрополии как содружества самоуправляемых русских регионов, соединённых общностью крови, языка, веры и общей верховной властью, как было в изначальной Руси.

В этом смысле, конечно, камлания Константина Крылова, который видит Россию как государство с «последовательно проведенным разделением властей, реальной многопартийностью» и тому подобными абсолютно не русскими приблудами масонского происхождения, относящимися ещё к эпохе Французской революции, могут вызвать лишь тягостное недоумение. Лишь постольку, поскольку Крылов называет себя… русским консерватором. То же самое впечатление возникает и от этого крыловского пассажа: «…то, что народ не должен отдавать власть в руки автократов, какими бы лозунгами они не прикрывались, понимают, кажется, все». Автократ — это же в переводе с греческого «Самодержец»! А верховная власть, которая, по отчасти верной идее республиканцев, непосредственно принадлежит народу, де-факто ему не принадлежит, потому что народ в принципе не может столь же непосредственно ею воспользоваться.

И ещё одна закавыка. Русским, действительно, даром не нужна всякая азиатская дрянь, из которой предлагают выбирать не только евразийцы, но и… сам Крылов: «сапог и плетка, царь на троне и опричнина в уездах». Русским нужны такие монархи, как Олег, Ольга, Святослав, Владимир Красное Солнышко или Александр Невский, вопреки известной русофобской концепции «тюрьмы народов» заключивший в 1260 году союз с Тевтонским Орденом против татар, но не успевший воплотить его в жизнь. Монархи вполне европейские и при этом стопроцентно русские по крови, по духу и по делам.

В завершение ответа на этот вопрос хочется процитировать (выборочно!) прекрасные строки из раннего Широпаева: «Россия должна снова стать Русью — разумеется не в смысле идиотской идеи “республики Русь” или возврата к рубежам ХIII века. Россия должна стать Империей Русь, т.е. великой северно-арийской страной, главной частью Европы и Белого мира в целом. Европа оканчивается не на Урале, а на Тихом океане».

17. Как именно русские националисты намерены строить отношения с гражданами России другой национальности, в случае прихода к власти?

Если речь идёт о тех, кто получил гражданство РФ после 1985 года — первым делом проверять и перепроверять четыре простых вещи:

  1. Легально ли этот человек его получил?
  2. Целесообразна ли для России и русского народа была его натурализация?
  3. Принадлежит ли оный человек к коренным народам России, т.е. традиционно живущим в РФ и не имеющим своего государства за пределами русской метрополии?
  4. Абсолютно ли чиста история его слов и дел по отношению к русскому народу до и после получения гражданства? Есть ли доказательства того, что этот человек не является какой-нибудь «Таджикской девочкой™-2»? И есть ли гарантия от совершения этим человеком любых антирусских поступков в будущем?

В том случае, если ответ хотя бы на один из этих четырёх вопросов будет отрицательным — то «Ciao, bambino, sorry!», как пелось в старой песенке. Это просто для начала, этакое sine qua non, чтобы упростить и сократить дальнейшую работу.

Если речь идёт о нерусских представителях коренных народов России, то, разумеется, надо относиться к ним так, как они этого заслуживают и как к ним относились раньше, когда Россия была национальным государством русского народа. Вряд ли кто-то из нерусских граждан русской метрополии будет возмущаться тем, что им сохраняют все их гражданские права, кроме права избирать и быть избранными в общерусские органы власти. Особенно если объяснить ему, что именно так его предки и входили в состав России, и это ещё в лучшем случае. «Скажи спасибо, что ясак соболями и куницами платить не просим, а облагаем общегражданским налогом». Впрочем, для желающих жить, как жили их предки — можно организовать и соболей с куницами, России и русским от этого точно хуже не будет.

Если же говорить о нерусских, представляющих некоренные народы России, то гражданство и аналогичные «почти полные» гражданские права надо давать лишь тем из них, кто заработал это право ценной службой России и русскому народу — как, скажем, заработал римское гражданство отец ап. Павла, поставлявший палатки для римской армии.

Про всякие же там суверенные республики и этнократии в составе русской метрополии, ясное дело, «маленькие, но гордые народцы» могут забыть навсегда.

Заметим, что это вовсе не значит какой-то там дискриминации нерусских по национальному признаку. Напротив, сами нерусские народы, ныне входящие в состав России, некогда просили принять их, как говорил попугай из старого диссидентского анекдота, «хоть тушкой, хоть чучелом».

Более того, такой подход — это высочайший кредит доверия, который большинство представителей этих народов заслужили и который они с избытком отработают в будущем.

ЛИГА ЗАЩИТЫ НАЦИОНАЛЬНОГО ДОСТОЯНИЯ

РУССКИЙ ПРОЕКТ

Вниманию читателей предлагаются два наиболее актуальных документа из числа разработанных Лигой защиты национального достояния: проект новой “Конституции России” и законопроект “О разделенном положении русской нации”. Эпоха перестройки и буржуазно-демократической революции в России породила множество самых различных концепций, деклараций и партийных программ. Не утихают идейные баталии, участие в которых принимают то маститые ученые-обществоведы, то профессиональные политики, то уличные горлопаны, толкующие каждый на свой лад наше прошлое и будущее. Ясно всем, что из российской сумятицы последнего десятилетия вот-вот готово вылупиться, как птенец из разбитой скорлупы, новое общество. И жить ему предстоит не по декларациям и партийным программам, а по новой же Конституции, которая неизбежно должна придти на смену ныне действующей. Какой она будет? Мы предлагаем для обсуждения свой вариант, который кажется нам лучшим. Проект Конституции, предлагаемый читателю, был по заказу Лиги защиты национального достояния разработан квалифицированными юристами Института государства и права РАН и юрфака МГУ, фамилии которых по понятным причинам не раскрываются. Он был рассмотрен в 1997 г. на политологическом семинаре “Национальная доктрина России” в Российском общественно-политическом центре, а также на семинаре “Нация и государство” в Государственной Думе России и одобрен в целом. Поправки, не вызвавшие возражений, внесены. Впервые Проект выпущен в свет “Национальной газетой” (спецвыпуск № 2/97). Предваряющая его в настоящем издании статья (вариант) была опубликована в газете “НГ-Сценарии” (14.08.97 г.) под заголовком “Национализм с человеческим лицом. Создан проект “Русской Конституции”. Законопроект “О разделенном положении русской нации”, также разработанный по заказу ЛЗНД, впервые опубликован в “Национальной газете” № 3/98. Сопровождающая его статья подготовлена на основе выступления ее автора в Государственной Думе на конференции “Проблемы разделенности и утверждения международно-правовой субъектности русского народа в интересах защиты соотечественников за рубежом”, проведенной Комитетом по делам СНГ и связям с соотечественниками Госдумы России 21.04.98 г. Мы ждем от читателей замечаний, пожеланий и конкретных предложений по реализации русского проекта “Конституции России”. Наши координаты: 115142, Москва, а/я № 1, А.Н.Севастьянову. Тел./факс: 115-03-35.

РУССКОМУ НАРОДУ – РУССКУЮ КОНСТИТУЦИЮ

ИЛИ
НАЦИОНАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЛИЦОМ

“Россия – государство русского народа” (Иоанн, митрополит Санкт- Петербургский и Ладожский).

ЧЕТЫРЕ ГОДА российское общество молча довольствовалось “Ельцинской” Конституцией, принятой при известных обстоятельствах в декабре 1993 г. Почему проголосовала за нее расстрелянная, подмятая под себя одной из политических группировок Россия? Кому-то мысли сковывал страх, кому-то – привычное недомыслие и некомпетентность, кому-то – надежда на общественное примирение, на успех реформ в условиях жесткого автократического режима. Хотя всем с самого начала было видно: Конституция тщательно продумана только в отношении президентской власти, во всем же остальном – аморфна, подражательна, напоминает неуклюжую одежду из магазина готового платья, а не ладно сшитый по фигуре костюм. Иными словами, Основной Закон России сделан не для ее народа, а для одного человека и для тех, кто стоит в его тени. (Не говоря о том, что он попросту нелегитимен, поскольку был вынесен на референдум законно отрешенным от должности, а значит уже не имевшим на это права президентом.)

За эти годы всем, независимо от компетентности, отчетливо стало ясно, что собой представляют те, кто правит нами. И страх сменился брезгливым отвращением, а от надежд не осталось и следа. Пересмотр ныне действующей Конституции естественным образом стал на повестку дня.

Сегодня о внесении поправок и поправочек в сей документ говорят со всех сторон: “справа” и “слева”, “сверху” и “снизу”. То оттуда щипнут, то отсюда эту “священную”, еще недавно, “корову”. А защищает бедное животное от покушений, кажется, один только ее соавтор, да и тот – Шейнис. Ну, и еще президент Ельцин, для которого, собственно, она и была написана.

Однако все частичные изменения, предлагаемые сегодня политиками из разных лагерей, – суть лишь полумеры, не связанные общим концептуальным видением предмета. Так обстоит дело потому, что целостной концепции Новой России сегодня нет ни у одного из наличных политических лидеров, ни у одной из наличных политических сил, кроме нас, русских националистов.

Понятно, почему подобной концепции нет у других. Для того, чтобы она была, нужна некая единая “призма” интересов значимого
большинства,
сквозь которую следует рассматривать каждую статью.

Верная призма “классового подхода” была когда-то у большевиков – но она давно утратила свою силу в результате изменения социальных пропорций нашего общества, в результате утраты рабоче-крестьянской массой положения и роли того самого значимого большинства. А также в результате развития и роста национальных противоречий, выдвинувших на первый план совсем иные приоритеты. Попытки прогнившей КПСС сконструировать, игнорируя сословно-классовые и национальные противоречия, новую такую призму – призму интересов мифического “единого советского народа”, мифического “общества социальной однородности” - окончились впечатляющим и очень поучительным крахом. Но сегодня на смену им пришли аналогичные попытки сконструировать призму интересов некоей “российской нации”, попытки, над которыми тщетно бьется мысль властей и оппозиции, в особенности демократической. Эти попытки бесплодны и нелепы по определению: ведь никакой “российской нации” в природе нет и не предвидится. Призма какой бы то ни было “общенародности” – иллюзорна, фальшива, ибо народ России – показательно неоднороден. Эти попытки так ничего и не понявших номенклатурщиков советской выучки – давних и полных идейных банкротов – тоже ничего, кроме очередного краха, принести нашей стране не могут.

Вместе с тем все, желающие видеть, – видят, что распад Советского Союза обеспечил России новый статус и новое значимое большинство населения. Это статус мононациональной державы и большинство русской нации. Россия – страна русского народа. Это положение соответствует историческому факту. Но оно соответствует также и современному фактическому положению вещей. Прошлое и настоящее, таким образом, сходятся в этом пункте.

Именно такова определяющая все и вся реальность, из которой не может не исходить любой здравомыслящий политолог, конструирующий наше будущее. Если считаться с этой реальностью, а не только с возвышенными мечтами, то единственной современной и актуальной призмой общественных интересов, глядя сквозь которую, можно написать Конституцию, ориентированную на устойчивое развитие России, – следует признать призму интересов русского большинства. Именно такая попытка воплощена в представляемом Проекте. Раскроем его основные особенности.

РУССКИМ – РАВНОПРАВИЕ, СУВЕРЕНИТЕТ И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ

Действующая Конституция (далее: ДК) не выражает интересов русского народа и не соответствует им. Более того, она грубо попирает его естественные права. Это вполне очевидно.

Во-первых, русский народ лишен своей государственности и суверенности. Фактически лишен права на самоопределение.

Во-вторых, в отличие от малых, коренных, репрессированных и т.п. народов, русский народ даже не упоминается в ДК, то есть не является ее субъектом.

В-третьих, русские люди не равноправны в целом ряде субъектов Российской Федерации. Права “титульных” народов в этих субъектах ущемляют общегражданские права русских в своей стране России, в частности, право быть избранным в органы власти (примеры чему мы видели в Калмыкии, Марий-Эл и проч.)

В-четвертых, ДК вообще никак не учитывает русских людей, оказавшихся за пределами нынешних границ России, не констатирует факт разделенности русского народа, а значит не ставит и задачи его воссоединения.

В-пятых, провозгласив абсурдную и антинаучную формулу “многонациональный народ России”, ДК ставит на одну доску государствообразующую нацию – говоря строго научно, единственно заслуживающую названия “нации” – и сотню этносов, малых народов и национальных меньшинств, сподобившихся этого названия по явному недоразумению.

В-шестых, ДК не выражает интересов никаких коренных народов России вообще и русских в частности, поскольку не дает им никаких преимуществ перед народами, имеющими свою государственность вне России и оказавшимися у нас в силу разных обстоятельств (как вьетнамцы, курды, афганцы и мн. др.).

В-седьмых, ДК дискриминирует русских в органах высшей власти, в частности, в Совете Федерации, где русские – 82 % населения – представлены непропорционально малым количеством “сенаторов”.

Таковы основные, хотя и не исчерпывающие, соображения, по которым, с точки зрения русского человека, Конституцию следует менять.

Что же предлагает Проект новой Конституции (далее: ПК)?

Первое.
Преамбула “Мы – Русский Народ… создаем свое независимое национальное государство Россия и принимаем его Конституцию”, возвращает русским как суверенность, так и субъектность, естественно соответствующие действительному положению вещей в нашей, по всем мировым стандартам, мононациональной стране. Она же устанавливает и закрепляет де-юре существующую де-факто роль русских как государствообразующей нации.

Эти положения закреплены также в главе 1-й “Основы конституционного строя Русского Государства” в следующих статьях:

статья 1: “Россия (Русское Государство) является национальной, демократической, социальной, правовой республикой…”;

статья 2 п. 1: “Россия – национальное государство. Основной задачей Русского государства является защита безопасности и содействие всестороннему развитию Русской Нации и каждого гражданина России”.

Второе. ПК не допускает возможности нарушения общегражданских прав русских людей в областях, где они представляют меньшинство. Такое положение закреплено в главе 2-й “Права и свободы человека и гражданина”, устанавливающей полное равенство всех граждан Росии в отношении прав и свобод, а также в главе 3-й “Административно-территориальное устройство”, согласно статьям 79, 82, 87, 88 которой в автономиях помимо выборного Главы и Автономного Совета существует также Наместник, назначаемый Президентом России, представляющий Президента в автономии и имеющий своей задачей защиту и представительство интересов “русского населения и национальных меньшинств”, для чего Наместник обладает рядом существенных полномочий.

Pages: 1 2

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.