Теория публицистики (Скуленко)

М.И. СКУЛЕНКО

УБЕЖДАЮЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ПУБЛИЦИСТИКИ

(ОСНОВЫ ТЕОРИИ)

Киев, 1986

ВВЕДЕНИЕ

Прогресс человечества немыслим без человеческих убеждений. Объективные социально-экономические предпосылки развития общества реализуются организованными, целенаправленными действиями масс, действиями, в основе которых лежит убежденность людей в правоте их поступков.

Убеждения играют заметную роль в политической организации общества. Без социалистических убеждений рабочий класс не смог бы выполнить свою историческую миссию – свергнуть власть капиталистов и помещиков, построить новое общество.

На этапе совершенствования социалистического общества возрастает значение идейно-воспитательных, убеждающих факторов, более активным становится участие прессы, телевидения и радиовещания в формировании высоких духовных и моральных качеств личности.

В проекте новой редакции Программы Коммунистической партии Советского Союза подчеркивается, что «печать, телевидение и радиовещание призваны убеждать людей политической ясностью и целеустремленностью, глубиной содержания, оперативностью, информационной насыщенностью, яркостью и доступностью своих выступлений».

Особую актуальность в этой связи приобретают теоретические исследования, призванные повысить действенность убеждающего журналистского слова. В литературе по вопросам теории публицистики имеется ряд работ, в которых освещаются различные аспекты формирования убеждений средствами массовой информации и пропаганды. Среди них исследования В.М. Горохова, В.И. Здоровеги, Г.В. Колосова, Д.М. Прилюка, Е.И. Пронина, Е.П. Прохорова В.В. Ученовой, М.С. Черепахова.

Однако следует отметить, что теория убеждающего воздействия публицистики только начинает складываться. Фундаментальных разработок, связанных с этой проблемой, в нашей литературе еще нет. В исследованиях названных авторов вопросы формирования убеждений средствами публицистики рассматриваются как частные, в ряду многих других. Данная же работа посвящена изучению проблемы во всей ее полноте.

Прежде чем приступить непосредственно к рассмотрению убеждающего воздействия публицистики, представляется целесообразным выяснить основное содержание понятия убеждения. При всей своей кажущейся привычности это одна из наиболее сложных философских, идеологических и социально-психологических категорий. Своеобразие этого понятия состоит в том, что оно имеет различные аспекты. Рассмотрим основные из них.

Убеждение как состояние сознания. В этом аспекте убеждение представляет собой интериоризированную человеком мысль (взгляд, суждение, мнение). Иными словами, убеждение – это знание, воспринятое человеком как свое собственное. Ю.Г. Манышев, внесший заметный вклад в теорию убеждений, отмечает, что знание – «исходный пункт убеждений». Но далеко не все усваиваемые нами знания становятся убеждениями. Необходим определенный, весьма существенный фактор, способный превратить усвоенное человеком достоверное знание в убеждение. Таким фактором является соответствие знания материальным и духовным потребностям и интересам.

Люди, осознавая свои потребности, т.е. свои зависимости от внешнего мира, и вытекающие из этих потребностей интересы, формируют на основе знаний, оцениваемых ими как истинные, свои убеждения.

Убеждение как состояние сознания принимает различные формы. С одной стороны, оно выступает отдельным суждением по тому или иному вопросу, с другой – системой, совокупностью представлений и принципов. Убеждения связаны практически со всеми областями человеческой деятельности. Поэтому убеждение и как отдельное суждение, и как система принципов конкретизируется в многочисленных видовых группах. По признаку связи с классовыми отношениями и классовой борьбой убеждения делятся на идеологические и не идеологические.

Складываясь в систему представлений и взглядов личности, убеждения идеологического порядка превращаются в мировоззрение, прочное идеологическое образование, определяющее отношение к действительности (совокупность политических, философских, моральных и других принципов). Мировоззрение, в свою очередь, воздействует на формирование всех остальных убеждений отдельного человека, социальной группы, класса или общества в целом.

Любая разновидность убеждения может обладать более или менее высоким уровнем теоретического осмысления действительности. В этом отношении мы различаем убеждения научные и убеждения обыденного сознания. Термин «научные» в данном случае имеет широкое значение, предполагая не столько соотнесение с теми или другими областями науки (биологией, физикой, историей и др.), сколько соответствие убеждений истинным закономерностям объективной действительности, постигаемым путем ее научно-теоретического изучения. По степени охвата общественного сознания убеждения могут носить индивидуально-личностный и массовый характер. К индивидуально-личностным относятся убеждения, не выходящие за пределы сознания индивида, например, взгляды человека, связанные с бытом, личной жизнью, узкоспециализированной профессиональной деятельностью и т.п. К убеждениям массового сознания относятся представления, суждения, мнения, охватывающие большие массы людей. Коммунистическое сознание, ставшее принципом жизни и деятельности миллионов людей, может служить примером убеждений массового сознания.

Убеждение как психическое свойство. Связь убеждений с человеческой психикой обеспечивается наличием в них, помимо рационального знания, также эмоционального и волевого компонентов. Обращенность убеждений к эмоциям объясняется тем фактом, что в основе убеждений, как уже отмечалось, лежат потребности и интересы человека. Потребности и интересы, выражая запросы человека к внешнему миру, непосредственно вплетены в чувственно-эмоциональную ткань, в психику личности. Глубокое, признаваемое истинным знание, соотнесенное с потребностями и интересами, должно овладеть эмоциональной сферой человека, прежде чем оно станет его убеждением.

Убеждение – это не просто знание, это глубоко прочувствованное знание, знание-страсть. Для того, чтобы принять ту или иную точку зрения как свою собственную, человек должен полностью идентифицировать ее со своим внутренним «я», иными словами, прочно включить ее в психику, в свои чувства и эмоции.

Однако рационально осмысленная и эмоционально усвоенная информация еще не равнозначна убеждению. Этот уровень отражения действительности, с точки зрения психологии, соответствует категории уверенности, т.е. отсутствию сомнений, основанному на знании. Убеждение отличается от уверенности наличием не только рационального (познавательно-оценочного) и эмоционально-психологического компонентов, но и волевого. Речь идет не просто о признании и «прочувствовании» того или иного суждения как истинного, достоверного, но и субъективной готовности действовать на основе усвоенных знаний. Французский философ XVI в. Мишель Монтень заметил: «Всякое убеждение может быть достаточно сильным, чтобы заставить людей отстаивать его даже ценой жизни».

Чем же обусловлено столь сильное влияние убеждений на поведение человека, на его волю? Прежде всего, единством в убеждениях рационального и эмоционального компонентов. И.М. Сеченов определял волю как «деятельную сторону разума и морального чувства». Акты человеческой воли могут быть связаны и с рациональными, и с эмоциональными факторами Если же оба фактора действуют одновременно (что имеет место в механизме убеждения), воля получает наиболее могучий стимул для своего проявления. Не случайно именно на основе убежденности возникают и развиваются такие волевые свойства личности, как целеустремленность, решительность, настойчивость, смелость.

Итак, структура убеждения включает рациональный, эмоциональный и волевой компоненты. Однако они далеко не всегда являются равными величинами. При определенных обстоятельствах один из них может играть ведущую роль, быть своего рода доминантой убеждения, или же наоборот – занимать подчиненное положение по отношению к двум другим. Соподчиненность зависит от содержательных характеристик убеждения и от источников его формирования. Скажем, в убеждениях естественнонаучного характера на первый план выступает рациональный компонент, в убеждениях, связанных с духовным миром человека, превалирует эмоциональный. Если убеждение связано с существенными и непосредственными жизненными запросами личности, доминирующим может стать волевой фактор убеждения.

Преобладание в убеждении того или другого компонента не означает вытеснения других. В любом убеждении неизменно присутствуют (естественно, в определенном соотношении) все три его имманентные стороны. И каждая из них выполняет важную функциональную задачу. От рационального компонента зависит истинность или ложность убеждения, его научность и теоретическая глубина; эмоциональная характеристика определяет степень его оптимистичности или, наоборот, пессимистичности, его интенсивность; от волевого фактора зависит, перейдет ли убеждение в практическое действие или же останется умозрительным. Соединение трех компонентов, охватывающих разум, сердце и волю, которые, по определению Людвига Фейербаха, являются признаками истинно человеческого в человеке, делает убеждение свойством, присущим развитой личности, центральным идеологическим образованием индивида.

Единство убеждения как состояния сознания и убеждения как психического свойства личности представляет собой убежденность человека. Убежденность – это основательно осознанное и глубоко прочувствованное знание. Если в убеждении недостает одного из этих двух качеств (осознанности или прочувствованности), имеет место явление, которое принято называть поверхностным убеждением.

Убеждение – это не только определенное качественное образование мысли и эмоции. Это также процесс освоения человеком внешнего мира. В ходе всей жизнедеятельности человек формирует те или иные взгляды, суждения, оценки. Иными словами, происходит процесс убеждения, посредством которого человек познает действительность. Можно различить три основных пути этого процесса: практическая деятельность (освоение окружающей среды, трудовая деятельность и т.п.), межличностное общение и организованные влияния извне (школа, радио, телевидение, пресса и т.д.).

Вступая в контакт с предметами, вещами, явлениями, передавая полученную информацию другим людям и воспринимая усвоенные ими знания, человек участвует в процессе убеждения – убеждается сам и убеждает других. Без этого процесса разумная человеческая жизнедеятельность невозможна. Многочисленные, самые разнообразные влияния участвуют в формировании сознания личности в ходе освоения внешнего мира. Процесс убеждения превращается в совокупность этих воздействий, наслаивающихся друг на друга. Жизнь, практика выступают критерием истины и в то же время мерилом убежденности.

Прочная, глубокая убежденность, как правило, не возникает в результате «стихийного» познания окружающей действительности. Заметную, подчас решающую роль в ее формировании играет целенаправленное воздействие на сознание и поступки людей. В этом смысле убеждение можно рассматривать как метод организованного влияния на большие массы людей. Убеждение в данном значении выступает методом социального управления, противостоящим принуждению.

На практике убеждение как метод социального управления реализуется в функционировании системы средств массовой информации и пропаганды – печати, телевидения, радио, кино, центров лекционной пропаганды и т.п., воздействующих на общественное сознание с целью решения социально-экономических, политических и других задач, стоящих перед обществом.

Существует, однако, еще один аспект убеждения. Речь идет о методе убеждения как о выражении внутренних закономерностей деятельности в тех областях человеческой практики, которые связаны с формированием общественного сознания. В этом смысле мы можем говорить о методах убеждения, применяемых в педагогике (правовое, морально-эстетическое, атеистическое и т.д. воспитание в школе, вузе), в устной агитации и пропаганде (беседа, речь, выступление на митинге и т.п.), в журналистике и в такой сфере журналистской деятельности, как публицистика. Данный аспект представляет собой убеждение как метод воздействия на аудиторию специфическими средствами, применяемыми в различных видах массового общения.

Категория убеждения многопланова. Различные области знания исследуют убеждение, подходя к нему с разных сторон. Философия изучает убеждение как состояние сознания и процесс освоения человеком внешнего мира. Общая психология занимается анализом убеждения как психического свойства. Социальная психология и социология прослеживают закономерности реализации убеждения как метода социального управления. Основным полем деятельности более специализированных областей науки – педагогики, теории устной пропаганды, теории публицистики, становится исследование убеждения как специфических методов воздействия в соответствующих разновидностях общественно-политической практики.

ГЛАВА I. ОСНОВЫ МЕТОДА УБЕЖДЕНИЯ В ПУБЛИЦИСТИКЕ

В своем наиболее общем значении категория метода представляет собой определенным образом упорядоченную деятельность, путь к достижению цели. Общественная практика многообразна и многообразны используемые ею методы. В то же время в основе любой деятельности лежат объективные законы действительности. Поэтому мы можем говорить об общих и специальных методах. Все специальные методы, относящиеся к различным областям науки и конкретным видам практики, базируются на общем методе познания и преобразования мира – материалистической диалектике.

Специальные методы, обладая общностью основы, различаются между собой многими свойствами и качествами, которые формируются исторически, в ходе становления каждого конкретного вида деятельности. Различаются между собой методы, используемые в экономике, воспитании, науке, художественном творчестве и т. д. Публицистика как специализированный вид общественной практики имеет свой собственный метод. Говоря о своеобразии публицистического метода, В.И. Здоровега отмечает, что он «сочетает в себе приемы научно-теоретического, практически-духовного, в том числе обыденного познания, конкретно-образного мышления с большими или меньшими элементами художественного». Публицистическому методу присущи также такие свойства, как политический подход к осмыслению действительности, документализм, аналитичность и др.

Следует, однако, иметь в виду, что в тех видах деятельности, которые связаны не только с познанием и отражением действительности, но и с воздействием на общественное сознание, категория метода имеет два аспекта. Один из них выражает специфические закономерности освоения мира, другой – особенности передачи полученного знания, влияния на массовое сознание. Первый аспект составляет основу второго и выступает по отношению к нему более широким, родовым понятием. Поэтому наряду с публицистическим методом в широком значении этого слова выделяется метод, посредством которого публицистика осуществляет свое влияние на аудиторию. Он проявляется в ее убеждении. Журналистика, как вид общественно-политической деятельности, использует наряду с методом убеждения и другой метод социального влияния – метод информирования, оповещения аудитории об актуальных событиях и явлениях.

Мы не отождествляем понятия журналистика и публицистика, поскольку публицистика – это не просто отражение актуальной действительности, а постановка и обсуждение остросоциальных вопросов, проблем, волнующих общественность. Едва ли можно согласиться с теми исследователями, которые относят к публицистике любой жанровый компонент – информационную заметку, корреспонденцию, отчет и т. п. С нашей точки зрения, прав видный советский публицист Н. Грибачев, определяющий публицистику как «остропроблемное обращение к общественности, к людям в целях убеждения, разъяснения, полемики, агитации, пропаганды».

Наряду с публицистикой в журналистике существует еще одна не менее важная сфера – информационная. На газетной полосе с публицистической статьей соседствует подборка хроникальных заметок. Это, естественно, не означает, что для публициста исключен метод информирования, а для журналистов, готовящих выпуски новостей,– метод убеждения. На практике пути журналистского воздействия не разделены непреодолимой стеной, их переплетение и взаимопроникновение представляют вполне привычное явление. Но если говорить об определяющих, ведущих методах в каждой из двух сфер журналистской деятельности, то нельзя не увидеть, что в публицистике преобладает метод убеждения, а в информационных материалах – метод информирования.

1. Принципы, предмет и объект убеждающего воздействия

Метод как организованная, целенаправленная деятельность, выражающаяся в функционировании той или иной системы, опирается на принципы, основные правила освоения действительности данной системой. Принципы, лежащие в основе метода, предопределяют те конкретные средства и способы, которые используются для его реализации. В свою очередь, принципы зависят от базисных и надстроечных отношений, господствующих в обществе, от места, роли и назначения системы в структуре общественных связей.

Какие же принципы составляют основу убеждающего воздействия коммунистической публицистики?

Публицистика, как и вся журналистика в целом, относится к сфере политической деятельности, политического общения.

Для публициста решить стоящие перед ним политические задачи – значит убедить аудиторию в истинности и целесообразности своей позиции. Политика предполагает действие. Но осознанное действие, результат убеждений. Убеждая, публицистика становится «одним из средств воздействия политики на различные области человеческих отношений». В основе метода убеждения в публицистике лежит принцип политического подхода к оценке событий и явлений современности.

Политика является реализацией целей общественных классов. Это предопределяет классовый характер публицистики. Будучи инструментом классовых отношений, публицистика непосредственно связана с идеологией, концентрированным выражением классовых интересов. А отстаивание интересов определенных классов – суть партийность. Пользуясь своими специфическими средствами, публицист стремится привить аудитории взгляды и суждения, соответствующие определенной идеологической концепции, т.е. партийно-классовым интересам. Партийно-классовая направленность в формировании общественного сознания – следующий принцип, определяющий метод убеждения в публицистике.

Публицистика, отражающая интересы трудящихся, опирающаяся на научную идеологию, по своей природе направлена на воспроизведение реальной, объективной картины мира. Иными словами, такой публицистике присущ научный подход к освоению действительности. Соответственно взгляды и суждения, утверждаемые ею, отличаются научностью – высокой степенью истинности, соответствия объективным закономерностям общественного развития. В этом смысле мы можем говорить о научности убеждающего воздействия публицистики.

Но понятие научности имеет и более узкие значения. Одно из них предполагает достаточную глубину и теоретическую содержательность публицистических оценок и обобщений. Эти свойства обусловливаются информированностью, компетентностью и теоретической подготовленностью публициста. Научность выражается также в логической грамотности, четкости и проницательности публицистического анализа. Публицистика может дать истинное и глубокое знание, если методика исследования фактов общественного бытия отвечает требованиям науки. Наконец, понятие научности предполагает использование научно обоснованных способов и приемов воздействия, учитывающих социальные, психологические, биологические и прочие особенности личности. Принцип научного подхода к формированию убеждений требует от публициста знания и применения на практике выводов науки о закономерностях массового общения. Одним из принципов, лежащих в основе метода убеждения в публицистике, является научность во всех значениях этого понятия.

На характер и направленность убеждающего воздействия публицистики в значительной мере влияет ее связь с системой научного управления обществом. Мы далеки от механического отождествления публицистики с социальным управлением, поскольку выступление публициста существенно отличается и от управленческих постановлений, и от сообщений политинформатора. И, тем не менее, у них есть нечто общее – это нацеленность на решение проблем общественного развития. Известно, какую большую роль играла и продолжает играть публицистика в осуществлении планов коммунистического строительства, в мобилизации трудящихся на выполнение задач, поставленных партией. Участие в решении задач социального управления – один из принципов, составляющих основу метода убеждения в публицистике.

Целенаправленная деятельность характеризуется наличием не только определенных принципов, но также предмета и объекта, на которые она направлена. Своеобразие предмета и объекта во многом определяет специфику самой деятельности. В чем же состоит предмет убеждающего воздействия публицистики? В своем философском значении категория «предмет» выражает назначение деятельности. Если рассматривать назначение убеждающего воздействия публицистики в широком плане, то оно состоит в формировании взглядов и суждений человека. Но было бы ошибочно считать это предметом убеждающего влияния публицистики. Ведь формированием взглядов и суждений, иными словами, формированием убеждений, занимается не только публицистика, но и другие области общественной практики, например наука, художественная литература.

Специфичность предмета убеждающего воздействия публицистики состоит в характере убеждений, которые она формирует. Наука охватывает взгляды и суждения, связанные с новыми достоверными знаниями о природе, обществе и мышлении. Круг убеждений, формируемых художественной литературой, значительно шире, он включает практически все проявления общественного бытия. Но эти убеждения имеют одну существенную особенность – они относятся к сфере эстетического освоения действительности. Образное отражение мира в художественной литературе не дает предметно-конкретную оценку повседневным событиям с целью социального ориентирования общества. Иное дело публицистика. При всем многообразии формируемых ею убеждений они обладают одним общим свойством – высокой степенью социальной направленности. Под социальной направленностью мы имеем в виду непосредственную связь оценок и взглядов, утверждаемых публицистикой, с актуальными, сегодняшними потребностями и интересами общественного развития.

Публицистические произведения выполняют роль своеобразного компаса в океане событий и явлений окружающей действительности. Суждения и взгляды, высказываемые публицистом, призваны помочь человеку правильно оценить те или иные социальные ситуации, найти ответы на вопросы, выдвигаемые повседневной жизнью, а обществу в целом – решить проблемы и задачи, стоящие перед ним. Формирование убеждений актуальной социальной направленности составляет специфический предмет убеждающего воздействия публицистики.

Социальная направленность формируемых публицистикой убеждений выражается также в их нацеленности на действия. Действенность, проявляющаяся в поступках людей, – один из основополагающих критериев эффективности публицистики. Являясь средством оперативного влияния на общественное сознание, публицистика побуждает к действию, к принятию мер для исправления недостатков, улучшения положения и т. д.

Во многих случаях публицистические произведения предполагают немедленную реакцию аудитории в виде тех или иных практических акции. Но публицистике присущ также и замедленный механизм действия, когда деятельная активность может возникнуть не сегодня, не завтра, а в отдаленном будущем. Моральные, нравственные, эстетические и прочие взгляды, утверждаемые публицистикой, не дают себя знать тотчас же, не проявляются в виде импульсивных реакций. Но они также имеют прямое отношение к активной деятельности, выступая тем фундаментом, который лежит в основе человеческих поступков.

Если предмет целенаправленной деятельности является выражением ее назначения, то объект – это то, на что она направлена. Для того чтобы охарактеризовать объект убеждающего воздействия публицистики, необходимо определить, на какие именно сферы общественного и индивидуального сознания это воздействие направлено.

Одна из наиболее очевидных сфер убеждающего воздействия публицистики – формирование общественного мнения, т.е. оценочного отношения людей к явлениям социальной действительности. В.С. Коробейников определяет общественное мнение как «проявление общественного сознания (в виде суждений или актов поведения), в котором отражается оценка большими социальными группами, народом в целом актуальных явлений действительности через призму общественных отношений». Освещая все стороны социальной действительности, вынося суждение по актуальным вопросам современности, публицистика служит мощным средством влияния на общественное мнение.

Однако можно ли ограничить объект убеждающего воздействия публицистики только лишь формированием общественного мнения? Если следовать установившейся в теории публицистики тенденции, нужно было бы ответить на этот вопрос утвердительно. Взаимодействие публицистики с общественным мнением дало повод некоторым исследователям рассматривать это влияние в качестве основной функциональной задачи публицистики. Е.П. Прохоров, например, пишет: «специфическая функция, социальное назначение публицистики – формирование общественного мнения, третьего (вместе с мировоззрением и миросозерцанием) «блока» сознания».

Признавая важную роль, которую играет публицистика в формировании общественного мнения, иными словами, социальных оценок, отражающих классовую позицию людей, мы в то же время не склонны сводить убеждающее воздействие публицистики лишь к оценочным отношениям в обществе. С нашей точки зрения, такой подход абсолютизирует одну из сторон функциональной направленности публицистики – ее агитационную функцию.

Агитационный аспект публицистики проявляется, прежде всего, в ее связи с актуальными событиями и явлениями повседневной действительности. Функция агитации состоит в побуждении общественного отношения к этим событиям и примерам, иными словами, в воздействии на общественное мнение. Общественное мнение, будучи в своей основе нестабильным, являющимся образованием массового сознания, относится к сфере общественной психологии. И агитационная функция, предполагающая непосредственное воздействие на общественное мнение, обращена, таким образом, к общественной психологии, имея дело с чувствами, умонастроениями людей, а также несистематизированными идеями и представлениями. Однако этим имманентные функции публицистики не ограничиваются. Публицистика воздействует на весь комплекс сознания, и не менее специфичным для нее является обращенность к систематизированным взглядам и идеям, т.е. к общественной идеологии.

А.К. Уледов отмечает, что «общественное сознание как сфера духовной жизни общества подразделяется на две большие области: общественную психологию и общественную идеологию, различающиеся между собой по средствам отражения и уровню отражения». В отличие от общественной психологии, подчеркивает далее исследователь, общественная идеология «всегда выступает в виде определенной концепции и теории». Воздействие публицистики на идеологические аспекты сознания столь же характерно для нее, как и влияние на психологическую сферу, т.е. на общественное мнение. А связь публицистики с формированием идеологических взглядов и суждений есть не что иное, как осуществление ее пропагандистской функции. Эта функция проявляется не только в распространении системы идей – идеологии, но и в осмыслении действительности с определенных идейных позиций.

Не менее важной для публицистики является и организаторская функция. Она находит свое выражение, по крайней мере, в двух существенных свойствах публицистики. Во-первых, будучи связанной с системой социального управления, публицистика, по мнению В.В. Ученовой, «содержит действия по контролю, регулированию, нормированию, преобразованию общественных процессов». Роль социального регулятора, которую играет публицистика, приобретает особое значение в условиях социалистического общества, первого в истории человечества общества, которое развивается не стихийно, а на основе сознательных усилий широких народных масс. Свою роль социального регулятора публицистика осуществляет в значительной мере посредством поиска путей и средств решения проблем, стоящих перед обществом.

Во-вторых, организаторская функция публицистики проявляется в стремлении перевести сформированные убеждения (и в области общественной психологии – общественного мнения, и в области общественной идеологии – систематизированных идей и концепций) в конкретные практические действия. Публицистика не просто указывает пути и средства решения тех или иных социальных задач, она мобилизует массы на организованные, практические действия.

С нашей точки зрения, вычленение из ленинской триады – пропаганда, агитация, организация – одной ее составляющей и сведение специфических функций публицистики лишь к агитационной, иными словами, к формированию общественного мнения, неправомерно ограничивает поле публицистической деятельности. Как подчеркивает Е.И. Пронин, «общественное мнение формируется под влиянием всех форм общественного сознания (обыденного, включая общественную психологию, эмпирические знания, предрассудки и т.д.) и всех источников информации». Специфика публицистики выражается не в том, что она влияет на общественное мнение, а в том, что она воздействует на все сферы общественного сознания: и на оценки событий дня, и на идеологические, философские, правовые, эстетические и прочие систематизированные взгляды. Все многообразие сфер и форм общественного сознания входит в объект убеждающего воздействия публицистики. Этим, в частности, она отличается, с одной стороны, от науки, которая формирует убеждения в основном в сфере систематизированных взглядов и концепций, а с другой – от художественной литературы, воздействующей главным образом на сферу общественной психологии. Для публицистики в одинаковой мере важны и формирование идейной убежденности (пропагандистская функция), и влияние на общественное мнение (агитационная функция), и перевод достигнутых убеждений в практические действия (организаторская функция).

Убеждающее воздействие публицистики охватывает не только различные формы сознания, но и различные его уровни. Публицистика действует как в области научно-теоретического, так и обыденного сознания. В этой связи мы не разделяем точку зрения тех исследователей, которые считают, что задача публицистики неизменно состоит в том, чтобы поднимать обыденное сознание до уровня научно-теоретического. В этом случае публицистике отводится некое «промежуточное» положение между наукой и обыденным сознанием.

Перед публицистом порой возникает необходимость изменить бытующие в обществе взгляды, суждения, оценки. Потребность в таких изменениях, как правило, появляется тогда, когда представления обыденного сознания заметно отличаются от идеологических концепций, научных выводов. Но такой разрыв наблюдается далеко не всегда. В социалистическом обществе обыденное сознание вовсе не означает сознание ложное или искаженное. И далеко не всегда перед публицистом стоит задача изменить те или иные утвердившиеся в обществе суждения и установки. Нередко публицист стремится к закреплению их. Скажем, всегда ли фельетонисту нужно подниматься до уровня научно-теоретических обобщений? В обыденном сознании советских людей прочно утвердилось резко отрицательное отношение и к бюрократизму, и к взяточничеству, и к зажиму критики, и ко многим другим антиобщественным явлениям. Публицист стремится развить и закрепить эти убеждения.

В то же время автору научно-популярной или пропагандистской статьи не всегда необходимо выходить за рамки научно-систематизированных взглядов по тому или иному вопросу, противопоставлять их обыденному сознанию. Публицист может убеждать, не выступая против обыденного сознания, а используя его в качестве своего союзника. С нашей точки зрения, прав М.В. Масарский, утверждающий, что идейное воздействие тем сильнее, чем полнее оно учитывает человеческие помыслы, т.е. сферу обыденного сознания: «…у нас нет ровно никаких оснований третировать обыденные представления как заведомо незрелые. Как раз наоборот, они прекрасно ориентируют человека в среде его непосредственного окружения. И большинство наших научных, высоко теоретизированных конструкций, убеждения не могут включиться в рабочую систему повседневной ориентировки людей иначе, как будучи переведенными в плоскость индивидуальных представлений». Иными словами, «вписать» научно обоснованную установку в структуру повседневных представлений, «житейских» взглядов человека для публициста бывает не менее важно, чем поднимать эти представления до степени научной систематизации. Публицистика действует, таким образом, не только в «пограничной» сфере, стремясь соединить два уровня сознания, но и на каждом из этих уровней в отдельности.

Итак, специфической чертой убеждений, вырабатываемых публицистикой, является их всеохватывающий, разносторонний характер. Публицистика воздействует на убеждения и в сфере общественной идеологии, и в сфере общественной психологии, и в сфере организации общественной практики. Публицистика формирует убеждения, связанные с самой широкой совокупностью общественных, классовых отношений, различными областями знания и практической деятельности, охватывая при этом и научное, и обыденное сознание. Она затрагивает все виды убеждений – идеологические и неидеологические, политические, философские, моральные, эстетические, правовые, профессиональные и т. д. Объект убеждающего воздействия публицистики характеризуется широтой охвата. Он включает все формы и уровни сознания, все направления общественной практики. Это отличает убеждающее воздействие публицистики от других видов деятельности, связанных с формированием устойчивых взглядов и оценок, в частности от науки и от художественной литературы.

2. Цели и задачи убеждения

Соединение предмета деятельности (ее назначения) с определенным объектом, на который эта деятельность направлена, предполагает наличие четко обозначенных целей и задач воздействия. Какие же цели преследует публицистика в своем убеждающем воздействии? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть цели публицистики вообще, поскольку они определяют и цели ее убеждающего воздействия. Ведь для публициста добиться своих целей – значит, прежде всего, убедить аудиторию в истинности своих взглядов, в правильности своей позиции.

Вопрос о целях публицистики тесно связан с проблемой ее функций. Сужение функциональной направленности публицистики, неоправданное ограничение ее социального назначения лишь воздействием на общественное мнение, о чем уже шла речь, приводит к неадекватному обозначению ее целей в системе жизнедеятельности общества. Е.П. Прохоров называет две группы целей публицистики – социально-педагогическую и информационно-познавательную. Что касается информационно-познавательных целей, то они, с нашей точки зрения, не являются определяющими, ведущими для публицистики. Они соотносятся, выступая как специфические и существенные, с другой сферой журналистики – информационной. Публицистика же преследует цель не столько информирования, сколько анализа, толкования, оценки фактов.

Заметим, что социально-педагогические цели (воспитание, образование, обучение) достигаются не только публицистикой, но и многими другими текстами, рассчитанными на массовую аудиторию. Публицистике свойственны цели не столько сообщения знаний и просвещения вообще, сколько формирования активной жизненной позиции, готовности человека к действию, чаще всего действию безотлагательному. Действие же невозможно без четких социальных ориентиров. Помогая людям разобраться в потоке информации, в сложных проблемах современности, публицистика преследует цели социального ориентирования.

Было бы, однако, ошибочно, учитывая диапазон функций публицистики, сводить цели публицистического творчества лишь к социальному ориентированию, т.е. задачам, вытекающим из агитационной функции. Пропагандистская функция публицистики предполагает наличие не менее важной для развития общества группы целей – идейно-воспитательных. Публицистика не
только инструмент формирования взглядов общества на ту или иную социальную ситуацию, но и могучий фактор идейно-воспитательного влияния.

Наряду с целями социального ориентирования публицист преследует и цели идейно-воспитательные. Естественно, эти две группы целей тесно взаимосвязаны. Невозможно воздействовать на общественное мнение, не влияя на структуру мировоззрения, т.е. на систему идей и идеологических представлений. С другой стороны, невозможно эффективно оказывать идейно-мировоззренческое воздействие, не анализируя те или иные конкретные явления и события социальной действительности. Именно органической, нерасторжимой связью идеи и факта сильна публицистика. В ней соединены два начала – быстротечность сменяющихся социальных ситуаций и стабильность идейно-воспитательного действия. Второе начало, рассчитанное на длительную перспективу, более тесно связано с формированием глубоких убеждений. Ведь именно глубокая убежденность лежит в основе мировоззренческих взглядов.

С организаторской функцией публицистики соотносится группа целей, которые мы можем назвать регулятивными. Под регулятивными целями имеется в виду направленность публицистики на выполнение тех или иных непосредственных задач, стоящих в данный момент перед обществом. В этом отношении публицистика выступает не только орудием идейно-политического влияния, не только инструментом формирования массовых суждений по социально значимым вопросам, но и средством мобилизации общественных усилий на решение практических задач, связанных с различными сторонами общественного бытия – экономикой, культурой, сферой обслуживания и т.п.

Все три группы целей тесно связаны между собой, и, как правило, публицистика преследует их одновременно. В зависимости от конкретных обстоятельств та или иная целевая направленность может занимать ведущее место или отступать на второй план. При этом различные цели находятся в отношении соподчинения. Скажем, цель социального ориентирования (воздействие на общественное мнение) может быть подчинена идейно-воспитательным целям, а утверждение определенной мировоззренческой позиции – регулятивным потребностям в решении той или иной проблемы.

Указанные группы целей выражают основные направления убеждающего воздействия. Однако внутри каждого из этих направлений (социально ориентирующего, идейно-воспитательного и регулятивного) цель публицистического произведения конкретизируется в зависимости от уровня убеждающего влияния. Убеждая аудиторию, стремясь достигнуть конечной цели, публицист как бы поднимается по ступенькам, ставя перед собой ближайшие, промежуточные задачи.

Процесс убеждения начинается с привлечения внимания к обсуждаемому вопросу. Первая задача, которую может поставить перед собой публицист, – привлечь внимание аудитории к тому или иному событию, явлению, проблеме. Привлечение внимания включает два взаимосвязанных аспекта: создание «атмосферы» значительности и актуальности вокруг предлагаемого для рассмотрения вопроса; пробуждение интереса общественности к данному вопросу. Публицист не просто предлагает обсудить какую-то проблему. Он стремится показать, что тема его выступления в силу определенных причин особенно значительна и важна, что она заслуживает внимания. А закрепить «атмосферу» актуальности и срочности можно, увязывая выносимый на обсуждение вопрос с потребностями и интересами аудитории. Раскрывая значимость того или иного вопроса для жизнедеятельности общества, публицист тем самым привлекает к нему внимание.

Большую роль играет умение связать выносимый на обсуждение вопрос не только с интересами общества в целом, но и с интересами отдельного человека. «Дело в том, – пишет В.Г. Афанасьев, – что информация, кроме социальной ценности, ценности для общества, класса, имеет еще и индивидуальную ценность, ценность именно для данного человека. Эта последняя зависит главным образом от того, в каком отношении информация находится к потребностям и интересам именно данного человека. Информация наверняка привлечет этого последнего тогда, когда она отвечает его потребностям, интересам или возбуждает новые потребности и интересы». Чем полнее публицисту удается соединить общественный и личный интересы, тем в большей мере он может возбудить живую реакцию на поднимаемые им вопросы.

Одной из сильных сторон воздействия публицистики является способность одновременного сосредоточения различных ее каналов (пресса, телевидение, радиовещание) на каком-то одном вопросе. Это повышает эффективность привлечения к нему общественного внимания. При этом используется психологический механизм избирательной направленности внимания и его концентрации на конкретном объекте или ограниченном их количестве. Значительное расширение их числа ведет к рассеиванию внимания, а значит и к затруднению восприятия. В.В. Бойко и Л.В. Маркин отмечают: «Каждый человек способен воспринимать некоторое количество объектов или их элементов одновременно, которые могут быть осознаны примерно с одинаковой степенью ясности в данное время». Предлагая аудитории меньшее количество объектов внимания, публицистика в то же время выигрывает в ясности и глубине их восприятия.

Итак, публицистика предлагает вниманию общественности определенный круг вопросов, призывая к осознанию их важности для удовлетворения социальных потребностей и интересов. Уже на этом этапе аудитория формирует первичное отношение (положительное или отрицательное) к фактам, которые становятся объектом внимания. Однако, как правило, публицист этим не ограничивается. Для него важно, чтобы читатели, слушатели, зрители согласились с его суждениями по данному вопросу. Поэтому следующая задача, которую может поставить перед собой публицист, – принятие аудиторией оценки фактов.

Давая оценку тому или иному факту, публицист стремится раскрыть его суть, его главные, определяющие связи с другими фактами, его место в решении социальных задач.

В оценке отражаются идеологические, партийные позиции публициста, его умение видеть за частным проявлением действительности общие закономерности развития. Оценка может быть простой, по принципу «хорошо», «плохо», «положительно», «отрицательно», «полезно», «вредно» и т.п. Она может быть и сложной: «полезно, но опасно», «достижимо, но при определенных условиях», «выгодно, но требует значительных предварительных затрат» и т.п. В любых случаях оценка это не просто одобрение или осуждение. В ней всегда содержится элемент рационального знания. На этапе принятия аудиторией оценки публицисту важно, чтобы это знание было адекватно усвоено, чтобы было достигнуто согласие с его точкой зрения. Без этого согласия дальнейшее движение к убеждению невозможно.

В то же время принятие оценки еще не равнозначно убеждению. Принятие оценки означает усвоение некоего знания. Но ведь не каждое знание, даже глубокое, представляет собой убеждение. Для того чтобы проложить путь к убеждению, публицисту необходимо решить следующую задачу – создать прочное, устойчивое отношение к обсуждаемому явлению. Отношение – это эмоциональная сторона восприятия. Формируя отношение, публицист дополняет рациональную информацию, содержащуюся в оценке, разнообразными деталями, подробностями, иллюстративным материалом, документальными данными, способными соединить логику оценки с эмоционально насыщенной уверенностью в правоте определенного взгляда, суждения, позиции. На этапе формирования устойчивого отношения к обсуждаемому явлению публицист достигает соединения знания и чувства, соединения, столь необходимого для становления убеждений.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.