Чеченские повстанцы в 1941-1944 гг.

ЧЕЧЕНСКИЕ ПОВСТАНЦЫ В 1941-1944 гг.: ПРАВДА И ВЫМЫСЕЛ.
В. ГАЛИЦКИЙ,
капитан 1 ранга,
действительный член Академии военных наук,
доктор юридических наук, профессор
Результаты исследования архивных материалов показывают, что с началом Великой Отечественной войны не только в Прибалтике, Западной Украине, но и на Северном Кавказе развернулось бандповстанческое движение. Его лидеры стремились установить контакт с немецким командованием и при его помощи достичь преследуемые политические цели. В свою очередь, немецкое командование и спецслужбы Германии ставили своей задачей не только установить контакт с этим движением и отдельными бандформированиями, но и использовать их в диверсионно-террористической и разведывательной деятельности в тылу Красной Армии. В этой связи забрасываемые в тыл Красной Армии немецкие диверсионно-разведывательные группы имели задачу установить контакт с бандповстанческими группами, организовать и возглавить их. Следует сказать, что основания для таких планов у немецкого командования были.
С началом Великой Отечественной войны подавляющее большинство чеченцев участвовало в отражении немецко-фашистской агрессии, защите Отечества и разгроме фашистов. Но определенная часть жителей Чечни, преследуя свои националистические, сепаратистские и другие преступные цели заняли противоположную позицию. Окрыленные временными успехами гитлеровской Германии, они активизировали свою враждебную деятельность против СССР на Северном Кавказе, рассчитывая таким образом ликвидировать советскую власть в Чечне и создать свое суверенное государство. Фашистская Германия также была заинтересована в использовании горских сепаратистов для быстрой оккупации Северного Кавказа с его нефтепромыслами и другими ископаемыми.
Ставка Германии на сепаратистов.
Быстрое продвижение немецких войск к Северному Кавказу активизировало сепаратистские настроения националистических и враждебных элементов. Опираясь на оставшихся с еще довоенного времени кадровых бандповстанцев и экстремистски настроенных религиозных авторитетов Чечни, сепаратисты стали собирать повстанческие кадры, организовывать террористические акты над партийно-советским активом, призывать население к уклонению от службы в Красной Армии, дезертирству, повели широкую пораженческую агитацию.
Для проведения вербовки людей в повстанческие организации они использовали родовые пережитки и культурную осталось значительной части населения Чечни, а также действовавшие уже бандгруппы.
Только на территории Чечено-Ингушетии с 1 января 1941 г. по 22 июня 1941 г. был зарегистрирован 31 факт бандповстанческих проявлений, а в период с 22 июня 1941 г. по 3 сентября 1941 г. – 40 аналогичных фактов.
В период с 10 июля 1941 г. по 10 октября 1941 г. на территории Чечено-Ингушетии было ликвидировано 5 политбанд (26 чел.), арестовано 411 чел. (6 бандитов; 51 бандпособник; 32 ското-конокрада; 140 бежавших из мест заключения; 145 дезертиров; 11 за уклонение от мобилизации в армию.
На 20 октября 1941 г. продолжали активно действовать более 10 политбанд (Асуева-Хатуева; Магомадова; Исмаилова; Цоголаева-Тарамова; Максудова; Бадаева; Муртазалиева; Аслаханова, Нальгиева и др.); в розыске было 705 дезертиров (195 чел. бежавших из воинских частей, 355 – бежавших в пути следования и 158 – уклонившихся от явки на призывные пункты).
Под влиянием пропаганды дезертирство чеченцев и ингушей из рядов Красной Армии и переход их на нелегальное положение был достаточно значительным (по отношению к численности чеченцев и ингушей в то время).
Так, на 25 марта 1942 г. было арестовано 1500 и находилось в розыске 1515 чел. дезертиров из воинских частей, кроме того, из 2986 чел., призванных в формировавшуюся в 1942 г. Чечено-Ингушскую национальную кавдивизию, дезертировало 1772 чел.
В эти цифры не входят дезертиры из рабочих команд, которых насчитывалось несколько тысяч, и уклонившиеся от призыва в Красную Армию.
Естественно, немецкие спецслужбы были осведомлены об этом и стремились при благоприятно складывающейся обстановке поднять восстание против СССР на Северном Кавказе и, прежде всего, в Чечено-Ингушетии, поскольку на ее территории осуществлялась нефтедобыча и переработка нефтепродуктов. Учитывалось также и то, что из грозненской нефти вырабатываются наиболее качественные авиационные и танковые масла.
Поэтому не случайно, что при приближении немецких войск к Северному Кавказу германское командование в отдельные районы стало забрасывать своих разведчиков, диверсантов и пропагандистов. Среди них имелись военнопленные-предатели, прошедшие соответствующую школу германской разведки. Обычно эти группы возглавлялись кадровыми германскими разведчиками и офицерами германской армии.
Перед забрасываемыми агентами-парашютистами, кадровыми разведчиками и пропагандистами немецким военным командованием и разведывательными органами были поставлены следующие задачи:
• создать и максимально усилить бандповстанческие формирования и этим отвлечь некоторые части действующей Красной Армии;
• провести ряд существенных диверсий;
• перекрыть наиболее важные для Красной Армии дороги;
• совершать террористические акты и т. п.
Во время войны различными германскими разведывательными органами и, в частности, военно-морской разведкой и специальным разведотделом Верховного командования вооруженных сил Германии было заброшено на территорию Чечено-Ингушетии только воздушным способом 8 диверсионно-разведывательных групп общей численностью 77 чел. Из них 5 групп с общим количеством 57 чел. были выброшены в июле-августе 1942 г. и 3 группы общей численностью в 20 чел. – заброшены в августе 1943 г. Все разведчики-диверсанты, входившие в состав групп, были одеты в немецкую военную форму. Некоторые из них, кроме того, имели на свои фамилии немецкие удостоверения, скрепленные печатями, где указывалась цель их засылки в Чечено-Ингушетию.
Как подтверждается оперативными и следственными материалами, задачей диверсионно-разведывательных групп являлось:
• установление связи с бандповстанческими группами;
• подготовка вооруженного восстания в ближайшем тылу Красной Армии;
• нарушение прифронтовых коммуникаций;
• захват нефтяных предприятий Грозного и др.
Немецкие разведчики-диверсанты умело использовали создавшуюся ситуацию, собирая вокруг себя разрозненные бандповстанческие группы, с их помощью пытались поднять вооруженное восстание и тем самым облегчить немецкому командованию захват г. Грозного с его нефтепромыслами и заводами.
Органы госбезопасности в борьбе с сепаратизмом.
Задача органов НКГБ и НКВД в тот период заключалась в борьбе с националистическим сепаратистским подпольем и организованным им бандповстанческим движением в горных районах республики, а также с немецкими разведчиками-парашютистами, заброшенными немецким командованием на территорию Чечено-Ингушетии в 1942-1943 гг.
Необходимо отметить, что хотя органы госбезопасности из-за отсутствия достаточного количества войск и допущенных оперативных ошибок не сумели предотвратить восстаний, ими все же была проделана большая работа по разгрому бандповстанческого подполья.
Так, в период с 22 июня 1941 г. по 3 ноября 1943 г. было арестовано за антиправительственную деятельность и убито в ходе борьбы с вооруженными выступлениями 3665 чел., из них только чеченцев и ингушей 2690. За это время оперативно-чекистскими и войсковыми методами ликвидированы две крупные подпольные националистические сепаратистские организации – “Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация” (ЧГНСПО) и “Национал-социалистическая партия кавказских братьев” (НСПКБ), возглавляемые Исраиловым Хасаном и Шериповым Майрбеком, а также 46 повстанческих групп с количеством участников 980 чел.
ЧГНСПО. Возникновение подпольной сепаратистской организации ЧГНСПО относится к ноябрю 1941 г. с переходом на нелегальное положение Шерипова Майрбека3, который за националистические взгляды еще в 1938 г. арестовывался, но ввиду не доказанности состава преступления в 1939 г. из-под стражи был освобожден. По поводу перехода на нелегальное положение Шерипов Майрбек среди своих приверженцев говорил: “…Мой брат Шерипов Асламбек в 1917 г. предвидел свержение царя, поэтому стал бороться на стороне большевиков, я тоже знаю, что советской власти пришел конец, поэтому хочу идти навстречу Германии”.
Перейдя на нелегальное положение, Шерипов объединил вокруг себя бандглаварей, дезертиров, беглых уголовников, скрывавшихся на территории Шатоевского, Чеберлоевского и части Итум-Калинского района, а также установил связи с религиозными и тейповыми авторитетами сел, пытаясь с их помощью склонить население на вооруженное выступление против советской власти. Основная база Шерипова находилась в Шатоевском районе, где у него были большие родственные связи.
Для своего начавшегося складываться повстанческого формирования Шерипов искал наиболее подходящие организационные формы, в связи с чем несколько раз менял название организации: “Общество спасения горцев”, “Союз освобожденных горцев”, “Чечено-ингушский союз горских националистов” и, наконец, “Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация”. В первом полугодии 1942 г. он написал программу организации, в которой отразил мировоззрение, цели и задачи организации.
В августе 1942 г. Шерипов сумел установить связь с вдохновителем ряда прошлых восстаний, муллой – сподвижником имама Гоцинского – Муртазалиевым Джавотханом, находившимся на нелегальном положении со всей семьей с 1925 г. и, воспользовавшись его авторитетом среди бандповстанческих групп, а также экстремистски и религиозно настроенной части населения селения Дзумской Итум-Калинского района, спровоцировал их на вооруженное выступление, во время которого разгромили сельсовет и колхоз. Окрыленный успехом, Шерипов повел собравшихся вокруг себя бандповстанцев на райцентр Шатоевского района, селение Химой. Ворвавшись в Химой, повстанцы разгромили партийно-советские учреждения, а местное население разграбило колхоз и растащило имущество этих учреждений.
Завершив разгром райцентра, около 150 повстанцев во главе с Шериповым направились на разгром райцентра Итум-Кале, присоединяя по пути повстанческий и уголовный элемент. 20 августа 1942 г. село Итум-Кале окружили 1500 чел. повстанцев и местного населения, решившегося поживиться при разгроме райцентра, но ввиду сопротивления, оказанного небольшим гарнизоном, повстанцам занять его не удалось, а подоспевшее подкрепление из двух рот разорвало кольцо окружения и обратило повстанцев в бегство.
В процессе дальнейшей разработки Шерипова было установлено, что он после неудачного вооруженного выступления снова ищет пути для встречи с руководителем другой бандповстанческой группы Исраиловым Хасаном для продолжения совместной борьбы против советской власти. Учитывая опасность подобных действий Шерипова, органами госбезопасности была проведена специальная операция, в результате которой 7 ноября 1942 г. Шерипов Майрбек был убит.
НСПКБ. Другой достаточно мощной подпольной организацией, разоблаченной органами госбезопасности в период Великой Отечественной войны, была НСПКБ. Как впоследствии было установлено, повстанческой организацией НСПКБ на осень 1941 г. готовилось всеобщее вооруженное выступление, которое, в силу постоянно наносимых НКВД оперударов, отсутствия должной дисциплины, единого плана действий и четкой связи между повстанческими ячейками, не состоялось, а вылилось в неорганизованные выступления отдельных групп, которые быстро ликвидировались. Возглавлял националистическую повстанческую организацию националист Исраилов Хасан.
Зарождение организации относится к середине 1941 г. после перехода Исраилова на нелегальное положение и началу его деятельности по сколачиванию повстанческих кадров для вооруженной борьбы против советской власти. Исраилов вначале именовал свою организацию как “Особая партия кавказских братьев”, а затем переименовал ее в “Национал-социалистическую партию кавказских братьев” (НСПКБ), пытался разработать программу и устав организации, положив в ее основу задачу свержения местной власти и установления фашистского строя на Кавказе.
После разгрома разрозненных выступлений в октябре 1941 г. Исраилов продолжал активную работу по расширению деятельности организации, вербуя в свои ряды дезертиров, участников действующих банд, бандодиночек и других антисоветских элементов, доведя число участников организации до 1000 чел. Организация была построена по принципу вооруженных отрядов, а по существу политбанд, охвативших своей деятельностью определенный район или группу населенных пунктов. Основным звеном организации были аулкомы или тройки-пятерки, проводившие антисоветскую и повстанческую работу на местах.
В сентябре 1942 г. Исраилов установил контакт с руководителями немецких парашютных групп – обер-лейтенантом Ланге и полковником Османом Губе, с которыми вел переговоры о совместных действиях по подготовке всеобщего вооруженного восстания, но в связи с тем, что Исраилов главную роль отводил себе, переговоры ни к чему не привели. Ланге характеризовал Исраилова как фантазера, а написанную им программу назвал глупой. В результате деятельности НСПКБ в ЧИ АССР было несколько вооруженных выступлений, сопровождавшихся убийствами советских активистов, разграблением колхозов и потерями со стороны оперативных подразделений органов государственной безопасности при ликвидации этих выступлений.
Как уже отмечалось, с начала Великой Отечественной войны в горных районах Чечни антисоветские элементы активизировали свою враждебную деятельность и антисоветскую агитацию:
• распространяли всевозможные антисоветские измышления и слухи;
• высказывали пораженческие настроения, предсказывая скорую гибель советской власти и призывали в связи с этим саботировать выполнение хозяйственных и финансовых гособязательств.
Под влиянием этой агитации в некоторых селах Шатоевского, Галанчожского и Итум-Калинского районов в конце 1941 г. также имели место вооруженные выступления против советской власти. Так, 22 октября 1941 г. работнику “Заготскот”, оформлявшему недоимки по мясопоставкам в Барзоевском сельсовете Шатоевского района, со стороны братьев Мунаевых, было оказано сопротивление. Братья избили его и отобрали собранный им скот. Когда подоспевшая опергруппа предупредила Мунаевых, что за их бесчинства они будут привлечены к ответственности, братья призвали население к сопротивлению под лозунгом “Русские бьют мусульман. Кто мужчины, выступайте”. На их призыв выступили не только мужчины, но и женщины, и дети, которые оказали сопротивление опергруппе.
29 октября 1941 г. работники милиции задержали в селе Барзой уклонившегося от трудовой повинности и подстрекавшего к этому население Джангиреева Найзулу. Его брат, Джангиреев Гучик, призвал население на помощь. Собравшаяся толпа после заявления Гучика: “Советской власти нет, можно действовать”, обезоружила работников милиции, разгромила сельсовет и разграбила колхозный скот. С присоединившимися повстанцами окрестных сел барзоевцы оказали вооруженное сопротивление опергруппе НКВД, однако, не выдержав удара опергруппы, рассеялись по лесам и ущельям.
21 октября 1941 г. жители хутора Хилохой Нашхоевского сельсовета Галанчожского района разграбили колхоз и оказали вооруженное сопротивление опергруппе, пытавшейся восстановить порядок. В связи с этим в район была послана опергруппа в составе 40 чел. для изъятия зачинщиков разгрома колхоза.
Опергруппа двумя частями двинулась на хутора Хайбахай и Хилохой. 1-я группа была окружена повстанцами и, потеряв в перестрелке 4 чел. убитыми и 6 ранеными, была в результате трусости начальника группы разоружена и, за исключением 4-х оперработников, – расстреляна. 2-я группа, услышав перестрелку повстанцев с первой группой, стала отступать и, будучи окружена в селе Галанчож, была разоружена. Первые успехи повстанцев вызвали их значительную активность, и только ввод крупного войскового соединения ликвидировал вооруженное выступление. Вслед за этими двумя выступлениями вспыхнуло аналогичное выступление в Бавлоевском сельсовете Итум-Калинского района.
В июне 1942 г. в одном из районов Чечено-Ингушетии была ликвидирована крупная так называемая кадровая политбанда, возглавляемая неким Асуевым. После ее ликвидации, буквально через 3-4 дня, чечено-ингушским националистическим подпольем был выпущен приказ-листовка, в котором эта подпольная организация выражала соболезнование по поводу гибели политбанды, которую она именовала одним из своих боевых отрядов и требовала создать такие условия конспирации, чтобы в дальнейшем предотвратить успешную работу НКВД по ликвидации других повстанческих формирований.
Таким образом, на фоне того что большинство чеченского народа встало на защиту Советского Союза, среди чеченцев были и такие, кто организовывал вооруженные выступления против советской власти с целью ее свержения и достижения своих политических целей с помощью немецко-фашистских войск. Это факт, и от него никуда не уйдешь.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.