Из сведений о горских обычаях

ИЗ СВЕДЕНИЙ О НАРОДНЫХ ПРЕДАНИЯХ И ОБЫЧАЯХ ГОРСКИХ НАРОДОВ, СОБРАННЫХ СМОТРИТЕЛЕМ ЕКАТЕРИНОДАРСКОГО ОКРУЖНОГО УЧИЛИЩА ВОЙСКОВЫМ СТАРШИНОЙ А. А. КУЧЕРОВЫМ

(10 августа 1846 г., г. Екатеринодар)

(Извлечения)

О разных родах сословий, различий и преимуществах прав,

им присвоенных, обязанности и взаимные отношения сословий

§ 1. Народ, живущий в Кавказских горах и у подножия оных, на пространстве Черноморской и Кубанской кордонных линий, по левому берегу реки Кубани, известен под общим названием черкес, который разделяется на следующие племена, или общества: хамышейское, черченейское, хатикайское, темиргойское, махошевское, бесленеевское, абадзехское, шапсугское, натухайское и убыхское.

§ 2. Из сих племен хамышейское, черченейское, хатикайское, темиргойское, махошевское и бесленеевское делятся на сословия князей, дворян, духовенство, простой свободный народ и крепостных людей, а абадзехское, шапсугское, натухайское и убыхское имеет только сословия дворян, духовенство, простой народ и крепостных людей.

§ 3. Все эти племена исповедуют религию магометанскую и в сущности не признают никакой власти над собой, но, живя обществами, следуют более правилам аристократического и демократического правлении, почему ни одно сословие у них не имеет, так сказать, в сущности своих твердых основных прав, преимуществ и обязанностей, но таковые некоторым образом усвоены каждым из них народными преданиями, принятыми издревле в руководство в общежитии их, посему все лица, принадлежащие к одному из сих сословий, пользуются правом, оному присвоенным с нижеследующими ограничениями: каждое лицо пользуется правом сословия своего в особенности не прежде, как по достижении совершеннолетия, которое принято у черкесов в мужском поле, когда в состоянии мужчина владеть оружием и участвовать в набегах, т. е. шестнадцати лет, в эти лета он может располагать своим имуществом, вступать в брак, договоры и обязательства, без всякого попечительства, до достижении же сих лет состоит под попечительством и не может располагать собою и своим имуществом; женский пол может вступать в брак 14 лет и даже 12-ти, и с сего времени принято их совершеннолетие, но располагать имуществом, делать какие-либо договоры и обязательства женскому полу у черкес никогда не предоставляется, потому что у них жены, как и у всех магометан, покупаются мужьями за известную плату отцу невесты, называемую калым, а если такового нет, то родственникам ее, а если и сих нет, то тому, у кого она находится на воспитании, – которая бывает не одинакова, а более зависит от условия и достатка жениха.

Мужчина, какого бы он ни был сословия, может иметь у себя от 1 до 7 жен законных и 7 наложниц, лишь бы в состоянии был содержать оных.

Законными именуются те жены, которые венчаны с мужчиною муллою, а наложницы есть те, которые не венчаны. Дети, рожденные от законных жен, считаются законными наследниками, а рожденные от наложницы почитаются незаконными и не имеют права на наследство, кроме только – получают то, что им назначено будет от отца их, за жизнь его.

§ 4. Муж высшего сословия сообщает права сего сословия жене, но жена не сообщает своего сословия ни мужу, ни детям, сама же не теряет оного браком, если оно принадлежало ей до замужества.

Примечание: Во всех черкесских племенах принято, чтобы жены, оставаясь вдовами, выходили вторым и третьим браком в замужество за родных и двоюродных братьев умерших своих мужей, если сии есть и пожелают на них жениться, а если оных нет, то могут жениться на них племянники мужей их и другие его родственники, но когда родственников таковых нет, то вдова может выходить замуж и за стороннего мужчину одинакового сословия с умершим ее мужем, который платит за нее обыкновенно родственникам ее, у которых она живет по смерти своего мужа, калым, если же останется вдовою, то живет при детях своих или своих родственниках с отцовской стороны.

§ 5. Если кто право своего сословия утратит последствием каких-либо обстоятельств, как-то: через неправильное присвоение в крепости и тому подобное, то ему предоставляется, предъявив надлежащие доказательства, отыскивать по оным право своего сословия.

IV. О простом свободном народе

§ 47. Хотя сословие сие и признает в некотором роде над собой власть князей в тех племенах, где сии существуют, но власть сия есть весьма поверхностная, не имеющая ничего определенного, твердого и постоянного, почему сей класс людей пользуется совершенною свободою во всех племенах или обществах горских народов, можно сказать наравне с сословиями дворян и духовенства, особенно в тех племенах, в которых не имеется князей.

§ 48. Простой свободный народ пользуется по своему произволу землею, лесом и другими произведениями в местах своего жительства, также занимаются свободно и скотоводством, не платя ни князьям, ни дворянам и никому никакой положительной подати, кроме обязаны делать только подаяния духовным лицам и давать князьям и дворянам за промен на меновых дворах, им усвоенных, леса и других своих продуктов, как сие объяснено выше. Если же сей народ и работает князьям и дворянам в нужное для них время, под покровительством которых они жительствуют, то сие делают единственно по приглашению их и с доброй своей воли, работа сия не вменяется ему в непременную его обязанность никаким не приложенным постановлением.

§ 49. Хотя князья одного с сим народом племени имеют некоторое право брать у него по своему желанию что-либо из оружия его, скота, овец и лошадей, ему принадлежащих, но обязаны на взятое удовлетворить его. Если же князь добровольно сего не сделает, то обиженный подобным побором вправе выйти со своим семейством и имуществом из покровительствуемого им аула на жительство в ауле одного с ним племени, покровительствуемом другим князем, и через сего уже требовать себе следуемого удовлетворения, который, приняв его под свое покровительство, как бы вместе с тем принимает на себя и обязанность доставить ему удовлетворение от князя, взявшего что-либо самопроизвольно из имения его. Нередко даже случается, что чрез неудовлетворение князьями за подобные поборы целые аулы сего сословия от них отлагаются, ищут покровительства других князей и переходят к ним на жительство, где иногда остаются навсегда, а иногда, получив удовлетворение, возвращаются на прежнее жительство.

§ 50. Мужчины сего сословия имеют право только жениться на девицах своего же сословия, на девицах же другого происхождения права не имеют, разве жених уворует невесту по согласию ее, но сие преступление преследуется, и невеста от похитителя отбирается, когда не будет повенчена, а когда уже будет повенчена, то не отбирается, и похитивший платит отцу или родственникам ее весьма солидный калым. Но девицы сего сословия могут выходить в замужество за дворян и даже за князей, за которых сии также платят отцам или воспитателям их условленный калым, но для дворянина, а тем более для князя жениться на простой девице предосудительно, почему и редко сие случается.

§ 51. По принятому обыкновению простой свободный черкес, покупая себе жену из своего же сословия, платит за оную от 7 до 15 штук рогатого скота, а достаточный платит за красивую и молодую девицу, ему понравившуюся, от 25 до 100 штук, или противу сего количества лошадьми, овцами, оружием и конскою сбруею. Но бывает и так, что жениху понравится невеста, а он, не имея состояния заплатить за нее требуемый отцом или родственником ее калым, спрашивает втайне ее согласия на выход за него замуж, и когда она на сие согласна, то он ворует ее и отправляется вместе с нею верхом на лошади к мулле, который их венчает. Исполнивши сей обряд, он может уже не платить за нее ничего, но случается, что с доброй своей воли или по приглашению сторонних людей, принявших в сем деле участие, по просьбе отца или родственника невесты, винится заплатить им присужденный или требуемый калым, в то время, когда в состоянии будет, особливно если они бедны, в чем дает присягу, и обещанное в свое время выполняет.

§ 52. Сему сословию предоставлено иметь крепостных людей, которых они получают по наследству и покупают, распоряжаясь ими и их имуществом по своему усмотрению, точно как своей собственностью.

§ 53. Свободный черкесский народ имеет голос в общественных собраниях, где рассуждается о предприятиях к набегам и других предметах, относящихся к народности. В такие собрания обыкновенно отправляются представители сего сословия, по избранию оного, из опытнейших и известных умом людей, которые что предпримут сделать, то народ уже выполняет беспрекословно.

V. О крепостных людях

§ 54. Крепостных людей у кавказских горцев может иметь каждый, какого бы он сословия ни был, что только в состоянии их приобрести покупкою, или дойдут таковые к нему по наследству, § 55. Люди сии есть сущие рабы, повинуются своим владельцам слепо, исполняют все работы по их приказанию, переносят терпеливо самые их угнетения, словом, несут всю тяготу жизни и не имеют возможности, в облегчении своего состояния, приносить кому-либо на своих владельцев жалобы, потому что сии, какого бы сословия они ни были, владеют и пользуются ими совершенно на одних правах.

§ 56. Крепостные люди, по принятому издавна обыкновению, работают обще для себя и своих владельцев и из вырабатываемого хлеба каждого рода и сена определяют половину для владельцев, а другую – для содержания себя с семейством и своего скотоводства, и из своей части хлеба и сена никому ни продать, ни подарить не имеют права без воли своих владельцев.

Продавая же или променивая свой скот, лес и другие продукты своего хозяйства по своему усмотрению, из вырученной за оные суммы, полученные за промен соли и лавочных товаров, обязаны также уделять половину своим владельцам. Кроме сего, крепостные женщины и девицы исправляют все работы по дому своего владельца, относящиеся к их полу.

§ 57. Крепостные люди хотя и пользуются приобретенным ими скотом и другим имуществом, но владелец их вправе оное от них отобрать и употребить в свою пользу.

§ 58. Крепостной человек может получить свободу по воле своего владельца и по доказательству о свободном своем происхождении, из которого он неправильно вовлечен в крестьянство. Получив свободу, он остается в сословии простого свободного народа и может поступить в духовное сословие, когда изучится турецкой грамоте и алкорану.

§ 59. Крестьянин может жениться на крестьянской девке и вдове одного и того же владельца с позволения его, и за невесту не платит никому никакого калыма, но на крепостной девке и вдове другого владельца, равно и свободного простого сословия, жениться по своему произволу в таком порядке не может, а если владелец, не имея между своими крепостными девок и вдов, пожелает женить его на крепостной девке или вдове другого владельца, то покупает у него для того невесту и платит ему за девицу от 15 и до 20 лет 60 штук рогатого скота или 1000 руб. на ассигнации, а за вдову не старше 30 лет – от 30 и до 40 штук рогатого скота, а кроме сего отцу невесты или родственнику ее, у которого она находится, платит еще 3 штуки скота. Равным образом владелец может приобретать покупкою у другого владельца и крепостных мужчин для своих крепостных девок, но сии платятся уже гораздо дешевле, а именно: от 15 и до 20 лет мальчик платится 15 и 20 штук рогатого скота, от 20 и до 30 лет мужчина платится 25 и 30 штук рогатого скота или 700 руб. на ассигнации. На таком же порядке владельцы могут приобретать невест для своих крепостных мужчин и из свободного простого сословия, по согласию на сие их родителей или родственников и воспитателей, у которых они находятся, платя им за оных от 25 до 60 штук рогатого скота.

§ 60. Кавказские горцы при покупке невесты, из какого бы сословия она ни была, берут наиболее во внимание ее красоту, здоровое телосложение и знание рукоделий, приличных женскому полу, у них употребительных.

§ 61. Если крепостной человек не в состоянии за сделанное им преступление уплатить штраф, то за него платит его владелец и из имения его постепенно возвращает оный себе, или отдает его на несколько времени в услужение тому, кому он должен заплатить штраф. По прошествии условленного времени возвращает его к себе и берет с него присягу не делать более преступлений. Подобную присягу берет с него и тогда, когда уплатит за него штраф, но если и после сей присяги сделает преступление во второй и в третий раз, то в таком разе пополняется следующий штраф из его имения, если таковое он имеет, а если не имеет, то платит оный его владелец, а его продает или променивает навсегда другому владельцу какого-нибудь дальнего племени, либо турецко-подданному. Случается, что если такого негодяя никому не продаст и не променяет, а исправления в нем не предвидится, то лишают его жизни, и в таком разе не платят уже за преступление его никакого штрафа.

§ 62. Крепостные люди участвуют в набегах и сражениях не иначе, как с дозволения своего владельца, совместно с ним, который имеет оных при себе как телохранителей своих, что делается им в крайних только случаях.

Владельцы дорожат своими крепостными людьми, чтобы иметь через них большую для себя выгоду получением дохода, почему они при случае сборов горцев к набегу стараются всячески уклониться, чтобы крестьяне их в сем не участвовали.

VI. Об адате или суде по обычаям горцев

§ 63. Суд у всех вышеупомянутых кавказских горцев по древним их обычаям есть словесное примирительное разбирательство спорящих лиц по добровольному согласию оных через избираемых ими судей, посредников их.

§ 64. Все дела, возникающие между горцами, можно разделить на гражданские и уголовные, сообразно понятию горцев о преступлениях. К 1 отнести можно всякого рода тяжбы и споры, как-то: о праве на землю и угодия оных, владеемые каким-либо обществом или племенем, об аулах, о крестьянах мужского и женского пола, о праве собственности на движимые имущества, споры по неисполненным словесным договорам и обязательствам и споры за нарушение прав личными обидами, ущербами и самоуправным завладением, воровство и поджог. Ко 2 – убийство, изнасилование женщины или девицы, удар плетью или другим каким-либо орудием и явный грабеж.

§ 65. По всем делам гражданским виновный ответствует налагаемым на него по суду штрафом или пенею, если не примирятся добровольно. С тем, кому причинил каким-либо случаем обиду, по делам же уголовным ответствует жизнью, а если сыщет возможность укрыться от мщения обиженного им, или его наследников и родственников, то вина его разбирается судом и за преступление налагается на него штраф, но гораздо больший, нежели по делу гражданскому. По всем оным делам и преступлениям штрафы у горцев заключаются в том, что виновные платят обиженному присужденное судом: рогатым скотом, лошадьми, овцами, оружием, конскою сбруею, одеянием и крепостными людьми, а если сделавший обиду или преступление так беден, что не имеет чем пополнить присужденного с него штрафа, то пополняет оный за него, кто принял его под свое покровительство, а он ему таковой уже отрабатывает. Если же покровитель его не соглашается на сие, то виновный продается кому-либо из горцев, а большей частью туркам (когда они имели свободную торговлю с ними), и полученные за него вещи или деньги отдаются обиженному, но телесному наказанию по суду учинивший преступление, какого бы он звания не был, никогда не подвергается.

§ 67. Кроме суда по обычаям, горцы с недавних времен ознакомлены турками с судом шариат, т. е. духовным судом, который производится муллою по правилам алкорана. Сколько турецкое правительство, особенно перед начатием прошедшей войны с Россией, ни старалось ввести между горцами во всеобщее употребление суд-шариат, для чего разослало было к ним по разным местам нарочитых мулл, но цели своей не достигло. Горцы сначала хотя и приняли оный, по-видимому, с энтузиазмом, но, увидев впоследствии неправильные действия, суждения и злоупотребления мулл, начали мало по малу отставать от него, так что ныне все возникающие дела между князьями, дворянами и простым народом кавказских горцев разбираются судом по древнему их обычаю (адат). Одно духовенство по делам, между оными возникающим, разбирается шариатом, впрочем не возбраняется никому и из другого сословия горцев разбираться в своем деле сим судом. Совершенно зависит от воли и согласия спорящих сторон избрать для разбора своего дела суд адат или суд шариат.

§ 68. Для разбора дел, как гражданских так и уголовных, судом адат все вышесказанные горские племена, каждое для себя, назначают из среды себя постоянных судей по 4 или по 6 из каждого сословия, которые и обязуются присягою по алкорану разбирать и решать дела, возникающие между жителями их общества, каждые в своем сословии, по совести и по крайнему своему разумению. Сверх сих судей, тяжущиеся по своему согласию имеют право избрать еще и одного общего судью или посредника в своем деле, который имеет при разборе дела два голоса против одного из назначенных судей, и также перед начатием разбирательства дела принимает присягу.

§ 76. Выше сказано, что кавказские горцы за преступления по суду не подвергаются телесному наказанию и отвечают налагаемыми на них штрафами, которые у них известны под названием головы, и полагаются определительно соответственно степени преступления: например, за убийство князя хамышеевцев и других племен, где находятся князья и первостепенные дворяне у шапсуг, абадзехов, натухайцев и убыхов, виновный отвечает 100 голов, которые судьи разделяют на мокрые и сухие, поставляя в число сих первостепенные, средние и низшие с их подразделениями и соответственно сему назначают уже, сколько именно виновный обязан в пополнение своего штрафа поставить крепостных своих людей, лошадей, оружия, конской сбруи, рогатого скота, овец и разных вещей домашнего изделия, что должно составлять по их исчислению на российскую серебряную монету не менее трех тысяч рублей.

За рану и удар плетью или чем другим, причиненные князю или первостепенному дворянину, отвечает виновный 50 голов, но за убийство первостепенного дворянина у тех племен, где находятся князья, отвечает виновный только 30 голов, а за рану и удар, ему причиненные, 15 голов. Сим же штрафом виновный отвечает за убийство муллы и причиненные ему рану и удар. За убийство второстепенного дворянина также во всех племенах виновный ответствует 5 голов, за рану, ему причиненную, 2 головы. За убийство простого черкеса во всех племенах виновный поставляет пару волов с арбою и принадлежностью к оной, и 25 пустых тулуков, или 15 быков, или крепостного мальчика не менее 12 лет, за рану и удар, ему причиненные, платит третью часть сего штрафа.

Подобные же штрафы полагаются за убийство жен, девиц и детей обоего пола из сих сословий, что однако очень редко случается у горцев.

§ 77. Как кавказские горцы свободного происхождения пользуются народною свободою, то за неповиновение князьям и дворянам своим у них не существует определенной меры наказания, кроме только некоторых ограничений, например: если свободного сословия черкес выходит из повиновения князя или дворянина, под покровительством которых он живет, то они сами стараются от того воздержать его усовещанием и содержанием под арестом, но если он не раскается, то может перейти на жительство под покровительство другого князя, или, если таковую присягу он или его предки дали, то на подобный переход он не имеет никакого права и обязан оставаться у них на жительство и им повиноваться. Подобные переходы у горцев большей частью и всегда почти делаются тайно – уходом, и в сем только случае ушедший может воспользоваться своим скотом и другим имуществом, в противном же случае остается все сие у владельца, от повиновения которого он отстал.

Собрал и составил войсковой старшина Кучеров.

РГИА. Ф.1268. Кавказский Комитет. Оп.2. Д.194. Л.13-64.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.