Полное собрание кабардинских древних обрядов

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ КАБАРДИНСКИХ ДРЕВНИХ ОБРЯДОВ (1844 г.).

(Извлечения)

I. Разделение кабардинского общества или племени на сословия,

включая класс крепостных людей

11. Князья женятся на княжеских дочерях, узденья на узденьских, вольные на вольных, холопья на холопках; чагары берут по желанию родителей невест своего звания или из холопок. Чагарам также предоставляется жениться на дочери вольного или холопа.

12. Князю назначается калым за дочь: лучший панцирь, стоящий двух крестьянок; другой панцирь, пониже добротой, ценою однако же не менее как в одну холопку; налокотники, стоящие не менее как в одну холопку; налокотники, стоящие одной крестьянки; еще налокотники и шишак, стоящие одной крестьянки; сабли ценою в служанку; сабля похуже; пять лошадей, из которых лучшая стоила бы непременно одной служанки, а прочие похуже и без цены, но только на выбор. Когда прописанных вещей и лошадей не окажется, то платят служанками.

По народному условию после прекращения чумы 1807 года июля 10-го, по убавлении калыма на следующие разряды:

При взятии в замужество княжеской дочери князь платит за невесту из девушек 500 рублей серебром, на скот по оценке или оружием, а ежели будет вдовая, то калым 300 рублей.

Уздень первой степени за девицу платит калыма 350 рублей, за вдову 200 рублей, по оценке на скот, лошадей и вещами. Меньшие узденья за девку 220 рублей, за вдову 150 рублей, серебром. Больные за девку 150 рублей, за вдову 100 рублей серебром.

За девок из черного народа платится калыма 160 р. серебром и венчают их по религии, с согласия родственников, отстраняя самовольство прежних времен, когда девки уходили замуж без позволения хозяев, за что народ хотя и полагал виновных с прижитыми детьми возвратить тем владельцам, от которых они бежали, но это оставлено без исполнения, дабы не подвергнуть всей стороны разорению и не произвести бунта.

До чумы всякий крестьянин отдавал своих дочерей в замужество без позволения господина; теперь же, в таком случае, помещик имеет право отданную без его согласия с прижитыми детьми отобрать от мужа. Холоп, отдавая дочь за холопа, брать за нее калым не может, а получает таковой господин его. Дворовый, имеющий дочерей, при выдаче их в замужество, полученный калым, заключающийся в 160 рублях серебром или 16 штук скотом за каждую, отдаст своему господину все, кроме одной штуки скота, которая дается дочери на платье.

Дочерей княжеских, узденских и дочерей вольных людей насильно не брать; прежде было не так: кто бывало какую девку заметит, мог взять ее даже разбоем, из-за чего происходили беспрестанные ссоры и даже убийства. Прежде за подобное самоуправство виновный платил сродникам только калым. Теперь же это изменено и без согласия родственников и венчания муллою своего аула, никто ни у кого девки похитить не имеет права; тот же кто, презрев это постановление, возьмет жену буйством, а посторонний мулла примет участие в этом беспорядке, то первый из них подвергается штрафу.

13. Когда князь вступит в брак, то жену должен поместить на год у своего узденя; по прошествии же года, он берет ее в свой дом, а узденю дает целое семейство в уплату за содержание жены своей. В случае же невозможности со стороны князя уплатить семейством, уздень получает от него сто баранов.

В пользу того узденя или чагара, у которого находиться будет княжеская жена в продолжение первого года ее замужества, остаются все лошади, на которых она к нему привезена.

14. Из полученного князем калыма за дочь свою дается его узденям часть, которая делится по степени Важности каждого из них.

33. При женитьбе чагар или дворовый дает на первую ночь жене корову из собственности; сколько бы от этой коровы ни произошло приплоду в течение времени, ни муж, ни господин, не вправе отбирать, а все остается в пользу жены, даже при продаже мужа чагара или холопа другому господину. Дворовым господин дает таковую скотину, если они оной не имеют, и таким же порядком она остается всегда жене.

34. Кто из крестьян имеет дочерей, обязан, при выдаче их замуж, отдать господину за каждую, из получаемого калыма, по 3 скотины или по четыре; господин может брать посредственных, не выбирая лучших. Господин обязан, при выдаче девки замуж, сделать ей шелковый кафтан, а в случае неисполнения этого, не добирает одной скотины, которая поступает в уплату за кафтан.

35. Когда брат умершего чагара берет вдову в супружество, то платит в пользу родственников жены одного быка, сверх прежде уплаченного за нее калыма.

III. Какие дела и преступления в Кабардинском обществе

должны быть рассматриваемы адатом

62. Все преступления, выше сего поясненные, и те, о которых будет говориться в следующих статьях: смертоубийство, взаимные обиды, брань, ссоры, ослушание князьям и узденям, неповиновение своим господам крестьян и дворовых людей, воровство лошадей и прочее, рассматривались и решались посредством адата, соображаясь с обычаем народным, смотря по важности дела.

IV. Общий обряд, суд по обычаям или адату

66. Описываемым обрядом, т. е. адатом или обычаем народным, управлялись все народные дела в Кабарде до чумы; потом 1807 года июля 10-го сделано, по настройству духовенства, с согласия князей и узденей, в отмену прежних обычаев по закону Магомета, ниже следующее народное условие:

67. В Кабарде прежде были две махтемы, т. е. два суда: одна в Мисостовой и Атажукиной, другая в Бек-Мурзиной и Кайтукиной фамилиях; одна другой не препятствуют в разбирательствах и всякие судит свои народы; это положение изменяется только в таком случае, если окажутся просьбы, по которым не требуется ответчиков; дело может быть тогда решено по одному прошению подателя его. Махтема есть суд, в коем старший судья – валий, а после него два или три князя; прочие же из узденей, очередуясь по три месяца, сменяют друг друга; князья в суде очереди между собою не ведут. Всех членов – двенадцать, в том числе секретарь и валий.

Прежде учреждения махтемы решенные дела, хотя бы неправильно, не возобновляются.

68. С учреждения махтемы сколько окажется нерешенных дел разобрать и дать обиженным удовлетворение, исключая те дела, которые касаются черного народа; таковые решать и усмирять ослушников возлагается на одного валия при депутате от черного народа. На будущее же время всякое дело в Кабарде решать по шариату, кроме дел, касающихся до черного народа, который не согласен на это.

Имения, оставшиеся после умерших неразделенными за сорок лет до махтемы, дозволяется разделить по наследству, кому что следует.

69. Никому не дозволяется тайно просить кадия о своем деле; ответчик и истец должны излагать просьбу свою в одно время и требовать решения, а добившийся заранее от кадия, какой конец он положит его тяжбе, подвергается оштрафованию двадцатью рублями серебром. Кадий, удовлетворивший непозволительному любопытству просителя, штрафуется на равную с ним сумму и оба штрафа делаются собственностью валия.

70. До явки просителя и ответчика к кадию он приказывает для доказательства поставить свидетелей, которые должны явиться через 15 дней; когда же к этому сроку свидетели не будут, то имевшему обязанность представить их отказывается в просьбе, хотя бы после пятнадцати дней он и привел их.

71. Дело, решенное шариатом (третейским судом) или по согласию, не возобновляется даже по просьбам, и вторичного разбирательства по нем не делается.

72. Дело, решенное одним эфенди, не может по неудовольствию, изъявленному одной стороной, рассмотрено быть другим эфенди. В дела кабардинцев воспрещается вмешиваться посторонним эфенди из кумык или других племен, под опасением штрафа по сто рублей серебром за каждый раз.

73. Дело, решенное муллою, которому дозволено входить в разбирательство тяжб, остается неприкосновенным, как будто бы оконченное в махтеме, и никто оному противиться или перерешать не может.

74. По решению шариата виновный обязан заплатить просителю в назначенный срок; не выполнивший этого подвергается продаже имущества и, сверх того, с него взыскивается 20 рублей серебром штрафа.

VI. Наследственное право всех состояний

75. Когда после умершего князя или узденя останутся дети, имение достается им, а если детей не останется, то поступает родственникам.

76. После умерших чагар имение малолетних детей для сбережения следует отдавать братьям и другим ближайшим родственникам, а узденьям в имение, скотоводство и детей не вмешиваться; таким же порядком поступать и с дворовыми холопьями.

77. После смерти чагара жену его брат может взять себе в супружество, заплатя калым в пользу родственников жены, как значится в статье 35, и родственники не могут воспретить брату жениться на ней.

VII. Раздел имений

78. После умершего князя или узденя, если останется сын и две дочери, сын получает две части, а дочери по одной.

Жене после мужа, когда остались дети, отдается восьмая часть, если же их нет, то четвертая; в остальном дележ происходит, смотря по степени родства.

VIII. Обряд духовных завещаний и исполнения по ним

79. Когда кто умер до утверждения этого положения и приказания, данные его детям или родственникам, т. е. духовные завещания, еще не исполнены, то немедленно приступить к исполнению вместе с объявлением сего постановления.

80. При жизни всякий, кто в здравом рассудке, имеет право назначить при свидетелях вместо себя душеприказчика или опекуна, которого зовут васси. Завещатель поручает ему распорядиться детьми до совершенного возраста их. Опекун по смерти завещателя берет все имущество и доходы под сохранение свое, потом с воли умершего распоряжается погребальным обрядом; буде умерший остался кому должным, и этот явится с законными доказательствами, душеприказчик уплачивает долг, а ежели без доказательств, то подвергает судебному разбирательству; оставшиеся же дети на себя не принимают долга. В обязанности васси входит также позаботиться очищением грехов покойного, в числе коих считаются упущение при жизни богомолия, несоблюдение Рамазана или жертвоприношения по примеру Авраама, или же нанесение другому обиды словами; за успокоение души по всем этим предметам назначаются, смотря по состоянию, взносы от 300 до 500 рублей серебром; деньги эти делятся между муллами, нищими и аульным эфенди на равные части.

Сверх того, завещатели при жизни назначают сумму для пересылки в Мекку, кто сколько пожелает, и душеприказчик обязан избрать благонадежного человека, с которым отсылает их туда. На припасы для поминовения назначаются бараны по произволу завещателя. При поминках собираются эфенди, муллы и прочий народ, кто пожелает. Это называется садака: после смерти, муллы читают алкоран в продолжение сорока дней, за что получают лошадь с седлом и прибором, потом воздвигают памятник покойному, которого платье отдается муллам к нищим.

Если в числе оставшихся после умершего детей есть совершеннолетние, то душеприказчик им отдает из имения по равным долям, что каждому на часть приходится; а то, что приходится на малолетних, он берет к себе и хранит до тех пор, пока они возмужают (все это относится только до мужского пола).

IX. Отношение детей к родителям, права последних на первых

81. Дети по закону Магомета и обряду должны быть родителям покорны и послушны; сопротивление воле родителей – тяжкий грех, а по обряду стыд; впрочем, азиатский народ вообще, а в Кабарде князь и узденья по большой части, не воспитывают детей при себе, а отдают их до совершеннолетия к аталыку или кормилице, которые не учат ничему, а делают их чуждыми родителям и даже к ним не послушными. Додержав воспитываемых у них молодых князей или узденей до совершенных лет, аталыки (для мальчика) и кормилицы (для девочки) доставляют их к родителям, за что получают угощение и большую награду; кроме того, родственники воспитываемых, смотря по состоянию, дарят аталыку или кормилице, кто служанку, кто 100 баранов, иной железные вещи, другой лошадей или несколько штук рогатого скота.

Подвластные также считают себя обязанными делать подарки. Если дети княжеские, то, женившись, они живут врозь с родителями, а узденские остаются с отцом и матерью.

82. Княжеский сын отдается до совершенного возраста лучшему узденю, который по окончании воспитания возвращает его в дом одетого в богатое платье, на хорошей лошади с седлом и оружием. Возвратившись к себе в дом, молодой князь делает воспитателю своему соразмерное награждение и уезжает, потому что никакой князь в Кабарде с отцом жить не может.

Когда князь отдает на воспитание своему узденю или черному сына своего, то делается пир и музыканту, играющему на нем (гекуако), князь дает лошадь и конец дарам.

X. Взаимное отношение мужа к жене и обратно

83. I) По закону Магомета и обряду, муж и жена должны друг друга любить. Муж обязан для жены иметь в достаточном количестве платье, кушаки и прислугу. Есть такие четы, которые живут хорошо в продолжение всей жизни, сохраняя старый обычай, господствовавший в Кабарде. До старости лет муж к жене своей не входит днем и живет в особой кунацкой; несохранение этого обряда считается бесчестием. Жена, если живет с мужем в несогласии, может быть отослана к своим родственникам. После увольнения ее, по закону Магомета, она не должна выходить за другого в продолжение четырех месяцев и десяти дней. Ежели она не имеет родственников и будет нуждаться в одежде и пище, то муж должен ей доставлять и то и другое. При разводе муж, в присутствии эфенди и двух свидетелей, должен сказать три раза слово: талака, т. е. отказ, отказ, отказ.

Опубликовано: Калмыков Ж.А. Интеграция Кабарды и Балкарии в общероссийскую систему управления (вторая половина XVIII – начало ХХ в.). Нальчик, 2007. С. 180-182, 186, 192-197.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.