Доклад по предложению собрать полные сведения об адате и перевести на русский язык правила шариата

ДОКЛАД 1 ФЕВРАЛЯ 1841 ГОДА № 9 ПО ПРЕДЛОЖЕНИЮ СОБРАТЬ ПОЛНЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АДАТЕ И ПЕРЕВЕСТИ НА РУССКИЙ ЯЗЫК ПРАВИЛА ШАРИАТА

Вашему Превосходительству известно, что все дела горцев, кроме уголовных, разбираются и решаются адатом, т.е. судом, основанным на обычаях, и шариатом, как называют его, судом по Алкорану.

Сомнения нет, что правила как адата, так и шариата, во многих случаях могут быть недостаточны, односторонни и даже противоречащи между собою; но, не имея ясных и положительных сведений о них, нельзя утвердительно сказать, адат или шариат охотнее бы можно было допускать в управление между горцами. Первому можно отдавать преимущество потому только, что о нем и теперь существуют некоторые сведения из расспросов; что же касается до шариата, то можно сказать, что до сих пор он остается для нас совершенной тайной, а не совсем охотно допускается потому только, что, введенный между горцами с магометанской религией, он оставался и теперь остается в руках мулл и вообще их духовенства, которые, толкуя по произволу предписанное шариатом и понимая весьма хорошо, что с ослаблением шариата и введением другого законоположения уничтожится политическая, можно сказать, власть их на народ, стараются всячески удержать ее в своих руках.

Некоторые думают, что правила шариата изложены Алкоране; но многие из мусульман, заслуживающие доверия, с коими случалось мне говорить об этом, утверждают, что шариат есть собрание законов, весьма достаточных для всех случаев быта гражданского, кои изложены в особых книгах, как, например, в книге под названием «Дуреръ» и других.

Нет сомнения, что если бы представлялась возможность в непродолжительном времени ввести между горцами русские узаконения, то не было бы и надобности изыскивать все способы ознакомить себя ни с одним из вышесказанных законоположений, между горцами принятых; но так как правительство, считая справедливо меру эту рановременной, допускает разбор дел между ними по правилам адата и шариата, то должно бы, кажется, стараться достигнуть возможности иметь о них понятия более ясные и положительные, а потому я допускаю себе доложить на благоусмотрение нижеследующее:

1.Горцы, разделенные на общества и различествуя между собой в обычаях, должны, мне кажется, иметь и разные правила адата, основанные лишь на преданиях. Сбор адата, по мнению моему, был бы делом весьма для нас полезным, и в исполнение этого, думать надо, больших затруднений не встретилось бы. Назову одного из азиатцев, с коим случилось мне говорить по этому предмету: генерал-майор Султан Азамат Гирей на вопрос мой, почему никто из них в своем обществе не составит полных сведений об адате, отвечал: «На подобное дело надо знать волю начальства и иметь поручение, от исполнения коего, конечно, никто бы из нас не отказался». В сборе сведений об адате не встретится особых затруднений и потому, что нужные по этому сведения могут быть собираемы расспросами и даже не одними азиатцами, из коих теперь можно указать на Султана Азамат Гирея, Аслан Гирея, Мамат Гирея Педисова, Шору-Бек Мурзина, Давлет-Гирея Шихалеева, махошевца Омара и других, каждым о своем обществе или обществах, ему известных, но и каждым частным начальником в кругу своего управления. После сбора сведений и строгой поверки можно бы было привести их в лучший и систематический порядок, и польза, кажется, была бы от того несомненна.

2.Чтобы узнать правила шариата, мне кажется, полезно было бы перевести его на русский язык. Исполнение этого предприятия сопряжено, конечно, с большим трудом; но от окончания его неисчислимы выгоды. Мусульманское духовенство, зная, что правила шариата для нас не тайна, удерживалось бы от превратных и лживых толкований, частью, быть может, вредных для правительства, а местные начальники поставлены бы были в возможность вникать в дела горцев и решать их единообразно и скоро, тогда как теперь в решении самых ничтожных дел мы совершенно затруднены и поневоле должны или отдавать их на суд мулл, или спрашивать их советов. Мне кажется, что подобной мерой правительство вскоре успело бы снискать доверие народа, а вместе с тем, несомненно, упала бы неприметным образом сильная власть на народ духовенства, многими случаями доказавшего вредное свое влияние на умы горцев в отношении к русским.

3. Если перевод шариата признан будет полезным, то не угодно ли будет для личного объяснения по этому предмету вызвать сюда находившегося в Кавказско-Горском полуэскадроне Аксаевского эфенди Юсуда Клычева, весьма преданного правительству и знающего очень хорошо по-арабски; полагать надо, что он не откажется от этого поручения и с помощью хорошего переводчика татарского языка мог бы исполнить этот труд с успехом.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ПРАВИТЕЛЯ КАНЦЕЛЯРИИ,

ПОДПОЛКОВНИКА БИБИКОВА

(До 11 декабря 1842 года)

10-го тома Свода Гражданских Постановлений статьей 2651 определено: внешним инородцам в исковых делах и других неудовольствиях как между ними, так и с посторонними людьми предоставляется право разбираться на основании древних обычаев и законов их.

На основании этого все дела горцев решаются судом по книгам шариата или судом по адату, т. е. по народным обычаям, существовавшим у них до введения магометанской веры.

Полных и удовлетворительных сведений об означенных законоположениях горцев мы не имеем; и все, что можно сказать о них из поверхностных и совершенно неудовлетворительных сведений, так это то, что шариат допускает большое влияние мусульманского духовенства, постоянно оказывающего нам неблагонамеренное свое расположение; а адат основан на обычаях, не согласных с общественным благоустройством и часто противоречащих и стеснительных для народа, потому что по адату в пользу владельца за все присуждаются штрафы, не соразмерные с состоянием простого класса людей. Степень влияния того и другого суда у горцев весьма различна, смотря по тому, с которого времени введена магометанская вера у того или другого племени и как она успела укорениться у народа.

Изменить существующий у горцев порядок судопроизводства в настоящее время было бы преждевременно и даже опасно; ибо изменение это, несомненно, вооружило бы против нас одно из сословий – князей и дворянство или духовенство. Поэтому исполнение этого весьма важного обстоятельства должно оставаться без разрешения, и так как нам совершенно почти неизвестны правила адата или шариата, то, по моему мнению, мы непременно должны стараться достигнуть возможности иметь об них понятия более ясные и положительные.

Для достижения этого весьма важного предмета, по моему мнению, необходимо должно книги шариата перевести с арабского на русский [язык], а правила адата, известные у [горцев] по одним лишь только преданиям, собрать для составления сколько возможно более полного из них свода. Эта работа, конечно, будет стоить м[ного] трудов и занятий; но, убежден бу[дучи|, с окончанием ее, в несомненной пользе и выгоде правительства, я полагал бы немедленно приступить к ней.

Докладывая Вашему Высокопревосходительству все вышепрописанное на благоусмотрение, имею честь покорнейше просить решения Вашего на приведение в исполнение моего предположения, и присовокупляю при том, что сбор адата я полагаю поручить каждому частному начальнику в кругу своего управления и сверх того избранным из числа способнейших и более нам преданных азиатцев; что же касается до перевода книг шариата, то в этом, конечно, встретится большое затруднение, ибо должно будет приискать человека, знающего хорошо арабский и русский языки; впрочем, если бы оказалось невозможным здесь приступить к этому переводу, то я полагал бы войти в сношение по этому предмету с Казанским университетом, где преподаются восточные языки.

(Подлинная записка за подписью правителя канцелярии подполковника Бибикова. В нашем сборнике помещена копия записки, заверенная помощником секретаря Сердюковым. На поле сделана помета: «Командующий войсками на это согласен и приказал приступить к исполнению». 11 декабря 1842 года).

 

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.