Тернистый путь к свободе часть 2

Что касается моего отношения к общекавказским проблемам, оно неизменно: объединенный на конфедеративной основе Кавказ с равными правами и обязанностями всех народов, с правом каждого народа на полную государственную самостоятельность. Я убежден, что это единственный перспективный путь к прекращению всех конфликтов на Кавказе. Это мнение поддержали участники недавно проведенного в Грозном круглого стола «Кавказский дом». Созданный на нем консультативный совет уже работает над выработкой документов, над организационной структурой будущей кавказской конфедерации.

Начало реализации идеи единого кавказского дома стало, на мой взгляд, важнейшим событием в истории Кавказа – это, видимо, почувствовали в Москве и поспешили перехватить у нас инициативу – провели встречу в Пятигорске. Теперь готовится какой-то съезд в Москве. Все это я считаю провокационной возней, направленной исключительно на то, чтобы разбить единство кавказских народов и разрушить программу становления единого кавказского дома.

Что касается позиции Мусы Шанибова, президента конфедерации кавказских народов, то он говорит языком сегодняшних руководителей северо-кавказских республик. Народы этих республик вряд ли с ним согласны.

– Но ингуши однозначно высказались за единство с Россией. Президиум Верховного Совета Российской Федерации поручил соответствующей комиссии определить границы Ингушской республики в составе России. Как, по-вашему, будет разрешаться этот вопрос?

– Ингушам, как и любому другому народу, надо дать возможность самим выбрать свою судьбу. Желают они быть в составе России – в добрый путь. Захотят создать свою независимую ни от кого государственность – в добрый путь. Выскажутся за объединение с братским чеченским народом – с радостью согласимся.

Единственное, чему мы будем противиться, – насильственному втягиванию народа в авантюры в интересах какой-то клики. А Россия именно этого хочет. Пригородный район, который сейчас в составе Северной Осетии, ингушам не отдадут. Границы попытаются определить за счет Чечни – чтобы развязать руки России, которая получит возможность заявлять, что защищает интересы входящего в нее ингушского народа. Если у ингушского народ не возобладает разум, мы можем столкнуться с тягчайшими не питаниями. Я заявлял и заявляю: чеченская земля незыблема. У нас ее не так много, чтобы кому-то отдавать.

– Многих людей за пределами Чечни пугают ваши резкие оценки, особенно в адрес России. Какими вы видите взаимоотношения между Россией и Чечней?

– Хотелось бы видеть эти отношения самыми добрыми. Но в российском руководстве нет единства в подходах и взглядах на Чечню. Одним вовсе не нужна война здесь, которая завтра может перекинуться далеко за пределы Кавказа, на ту же Россию. Другим, видимо, эта война нужна, чтобы отвлечь внимание народа от социальных и экономических тягот, усугубленных неумелыми действиями нынешнего российского правительства. Руководство России так и не пришло, к сожалению, к пониманию того, что дипломатией, основанной на праве, можно достичь куда большего, чем интригами и угрозами. Оно не научилось уважительности в международных отношениях.

Ну а резкие выпады с моей стороны были только раз, когда Россия попыталась силой задавить Чечню. Потом средства массовой информации продолжали сознательно тиражировать мои слова, да и продолжают делать это сейчас. Почему так нечистоплотны отдельные журналисты? Или они выполняют чей-то заказ?

– Ровно год назад – день в день – мы беседовали с вами в небольшом помещении общенационального конгресса чеченского народа. На вопрос, выдвинете ли вы свою кандидатуру на предстоящих выборах первого президента Чечни, вы ответили буквально следующее: «Я не политик, а боевой генерал. Но сейчас моей республике и моему народу, чтобы выйти из тяжелейшего кризиса, нужен «политический бык». Я возьму на себя эту роль. Но как только ситуация нормализуется, уйду, уводя с собой «черный шлейф» своего окружения». Как вы воспринимаете эти свои слова сейчас?

– Убеждений не менял и не меняю. От слов не отказываюсь. И теперь подтверждаю: как только государство прочно встанет на ноги, я с величайшим удовлетворением уйду с этого поста, уводя этот самый шлейф. В надежде, что это сыграет положительную роль в судьбе республики. Как только у нас будут разработаны механизмы истинно демократических выборов, в принципе исключающие всякие подтасовки результатов, появятся толковые кандидаты на государственные посты, я поставлю вопрос о новых выборах, чтобы дать народу возможность во второй раз, теперь уже в нормальных условиях, изъявить свою волю, обновить властные структуры, влить в них новую кровь.

*          *          *

…Прощаясь, Джохар Дудаев все-таки выдал секрет: вылетал он в тот день в США по приглашениям деловых кругов. Цель поездки – наладить взаимовыгодные экономические связи.

ШАРИП АСУЕВ

(ТАСС-ЭКСКЛЮЗИВ)

ЧТО О НАС ПИШУТ…

ОТ ШЕЙХА МАНСУРА ДО ГЕНЕРАЛА ДУДАЕВА

В 80-х годах XVIII столетия вайнахи (чеченцы и ингуши) поднялись на борьбу против российского владычества. Начавшееся и Чечне движение под руководством шейха Майсура охватило практически весь Северный Кавказ. Движение было подавлено русскими армиями в 1789 году. Сам Майсур захвачен в плен в 1791 году и умер в Шлиссельбургской крепости.

В первой половине XIX века освободительная борьба чеченцев и ингушей против колониальных войск практически не прекращалась. Особенно она обострилась после назначения в 1816 году наместником Кавказа генерала Ермолова, который проводил политику геноцида по отношению к кавказским народам. В 1828 году в Дагестане началось мусульманское движение за соблюдение строгих правил шариата (мусульманского религиозного права) в жизни горских народов. На первом этапе вайнахи, соблюдающие правила адата (традиционного гражданского права), не поддержали шариатское движение и даже сражались с войсками имамов Дагестана.

В 1834 году шариатское движение возглавил имам Шамиль, который «поставил» национально-освободительную борьбу под знамя ислама и начал формирование государственной структуры имамата. К движению имама Шамиля примкнул отряд во главе с Ташой Хаджи. Массово чеченцы включились в движение Шамиля только зимой 1839–1840 года, когда российская администрация Кавказа попыталась с помощью карательных войск провести разоружение Чечни. Под знамена Шамиля встали Большая и Малая Чечня, ауховцы, ичкеринцы и карабулаки. Борьба Шамиля под лозунгами газавата (священной войны мусульман против неверных) продолжалась почти 25 лет. Она получила в русской литературе название Кавказской воины. Во время войны вся территория Чечни стала местом ожесточенных сражений. Хозяйство было разгромлено, почти половина народа погибла. 26 августа 1859 года Шамиль сдался в плен, однако Кавказская война продолжалась еще до 1864 года. В Чечне в это время происходили локальные выступления.

Во второй половине XIX века, несмотря на ужесточение колониального режима на Кавказе, опять происходят волнения в Чечено-Ингушетии. Наиболее крупные восстания были в 1860–1861 1864, 1877–1878 годах. Царское правительство в целях укрепления российского влияния на Кавказе выселяет чеченцев и ингушей с «плоскостных» территорий, а на их землях размещает казаков, как передовые отряды колонизации национальных окраин. В качестве своеобразной формы протеста против такой политики в Чечено-Ингушетии возникает абречество. Абреки нападали на представителей местной администрации, на офицеров и казаков. Грабили хутора, возникшие на отнятой у них земле. Наиболее известным абреком в Чечне был Зелимхан. Волнения продолжались также в начале XX века, вплоть до 1917 года. Февральская революция породила большие надежды. Народы Северного Кавказа образовали Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, который должен был возглавить возрождение горских народов. В Чечено-Ингушетии возникли национальные исполкомы, органы местного самоуправления, поднялось демократическое движение. Однако нерешенность земельного вопроса, особенно остро стоявшего для чеченцев и ингушей, привела осенью 1917 года к массовым выступлениям и вооруженным столкновениям вайнахов с казаками. В ноябре 1917–феврале 1918 года между аулами Чечено-Ингушетии и казачьими станицами происходят настоящие сражения. В марте 1918 года на втором съезде народов Терека по инициативе социалистического блока, куда входили большевики, меньшевики и эсеры, между враждующими сторонами был заключен мир, а в Терской области провозглашена советская власть.

В ходе проведенной весной 1918 года аграрной реформы чеченцы и ингуши получили большую часть конфискованных у них ранее земель и поэтому во время гражданской войны 1918–1920 годов поддержали большевиков. В годы деникинского режима на Северном Кавказе Чечено-Ингушетия стала центром антибелогвардейского сопротивления. В горах Чечни был создан так называемый Северо-Кавказский эмират шейха Узун-Хаджи, лидера мусульманского повстанческого движения. Антиденикинские выступления в Чечено-Ингушетии поддержали авторитетные муллы и шейхи. После победы большевиков на Северном Кавказе весной 1920 года в национальных и казачьих районах был установлен военно-оккупационный режим. Вместо Советов народных депутатов, характерных для Центральной России, на Кавказе создаются ревкомы из коммунистов, представителей военного командования ЧК. Ревкомы старались уничтожить влияние небольшевистской интеллигенции и духовенства.

В качестве буфера между Советской Россией и независимыми республиками Закавказья на Северном Кавказе в 1921 году была создана Горская Автономная Советская Социалистическая Республика.

После оккупации Закавказья Красной Армией в ноябре 1922 года Чечня выделилась из ГАССР в автономную область. Город Грозный не вошел в состав Чеченской автономной области, но здесь располагались органы власти Чечни. 7 июля 1924 года решением ВЦИК РСФСР была упразднена Горская АССР. Вместо нее были созданы Ингушская автономная область, Северо-Осетинская автономная область и Сунженский казачий округ. В 1924– 1925 годах ревкомы, ЧК и командование Северо-Кавказского военного округа проводят ряд операций по отстранению и уничтожению некоммунистической интеллигенции, представителей духовенства. Выступления, которые прошли в начале 30-х годов в Чечено-Ингушетии, в основном носили локальный характер. В начале 1929 года по решению органов советской власти Чеченская автономная область, город Грозный с Грозненской областью и Сунженский казачий округ были объединены в Чеченскую автономную область. Это было названо мероприятием по укреплению дружбы народов. В 1929 году по указанию Северо-Кавказского краевого комитета ВКП(б) местная администрация проводит в Чечне коллективизацию. В ее ходе были допущены нарушения, из-за чего в 1929 году вспыхивает восстание под руководством Шиты Истамулова. В 1930 году начались переговоры между повстанцами и Красной Армией. Было заключено соглашение о том, что повстанцы прекращают восстание, а советская власть гарантирует защиту от произвола. Осенью 1931 года руководитель восстания Шита Истамулов был застрелен ГПУ, а его брат Хасан Истамулов организовал новый отряд, который действовал с 1931 по 1935 год.

В 1932 году вспыхивает восстание в Ножай-Юртовском районе и в некоторых других районах Чечено-Ингушетии. В это время продолжаются расстрелы. К осени 1932 года произведены массовые аресты в Ножай-Юртовском районе. В 1933 году НКВД фактически спровоцировал восстание в Шалинском районе, которое возглавлял бывший красный партизан Ибрагим Гельдеген. В 1934 году он был убит чекистами.

В 1934 голу Чечня и Ингушетия были объединены в Чечено-Ингушскую область. Владикавказ, где находились резиденции правительств Северной Осетии и Ингушетии, отошел к Северной Осетии. Прежде этот город принадлежал обеим сторонам на паритетных началах. С этого времени центром Чечено-Ингушетии стал город Грозный. В декабре 1936 года Чечено-Ингушская автономная область была преобразована в Чечено-Ингушскую Автономную Советскую Социалистическую Республику. В августе 1937 года была проведена операция по изъятию «антисоветских элементов». В ходе ее были арестованы более 10 тысяч человек в Чечне, Ингушетии, а также в городе Грозном. Проходили многочисленные процессы. Арестованы были практически все руководители – от районных властей до работников республиканских органов Чечено-Ингушетии.

Одновременно на территории Чечено-Ингушетии начались восстания и распад колхозов. Наиболее известным было восстание Хасана Исраилова, которое началось еще зимой 1940 года.

В феврале 1910 года Исраилов овладел уже частью Шатоевского района. На съезде в Галанчоже было объявлено временное народное революционное правительство Чечено-Ингушетии, которое возглавил сам Исраилов. Окончание войны в Финляндии несколько притупило это движение, и Исраилов потерпел несколько поражений, однако часть горной Чечни, не захваченной советскими войсками, осталась во власти Временного народного революционного правительства.

Война 1941 –1945 годов оживила повстанческое движение в горах Чечено-Ингушетии. В частности, в феврале 1942 года восстание в Шатое и Итум-Кале поднял бывший прокурор Чечено-Ингушетии Майрбек Шерипов, брат известного руководителя большевиков Чечни в 1917 году. Шерипов присоединился к повстанцам Исраилова. Там же был создан объединенный военный штаб повстанцев и реорганизовано повстанческое правительство. В июне 1942 года повстанческое правительство выпустило воззвание к чечено-ингушскому народу, в котором говорилось, что кавказские народы ожидают немцев, как гостей, и окажут им гостеприимство только при полном признании независимости Кавказа.

В 1942 году весной советская авиация дважды подвергала бомбардировкам Чечено-Ингушетию. В горах были жертвы. В некоторых аулах жителей, убитых советской авиацией, числилось больше, чем оставшихся в живых. При этом следует подчеркнуть, что во время немецкой оккупации Северного Кавказа летом 1942 года немцы не сумели захватить территорию Чечено-Ингушетии. Тем не менее правительство Сталина обвинило чеченский и ингушский народы в предательстве и 23 февраля 1944 года организовало массовое выселение их в Казахстан и Киргизию. Те аулы, которые находились в горах и были недоступны, просто уничтожались. В частности, сохранились свидетельства о том, что жителей топили в озере Кеменой-Ам, сжигали в зданиях, забрасывали гранатами в каменных башнях и т. д. Под влиянием этих фактов в 1944 году с новой силой вспыхнуло повстанческое движение в горах Чечено-Ингушетии. Представители этого движения использовали дореволюционную тактику абречества и с гор нападали на администрацию, военных, русских переселенцев. Для ликвидации этого движения в Чечено-Ингушетию было направлено несколько дивизий НКВД, и к середине 50-х годов повстанческое движение в Чечено-Ингушетии практически удалось ликвидировать. Однако еще до 60-х годов в горах скрывались партизаны, которые прекратили террористическую деятельность после восстановления республики, но скрывались от властей и продолжали мстить представителям КГБ.

В 1957 году Чечено-Ингушская АССР была восстановлена. Однако часть районов, которые были отданы Грузии, Ставропольскому краю, Дагестану, Северной Осетии, не вошли в восстановленную территорию. Взамен чечено-ингушских районов из состава Ставропольского края были выделены и присоединены к ЧИАССР Наурский и Шелковский районы. Большинство населения этих районов составляли терские казаки, В Шелковском районе жили также ногайцы. Для того, чтобы осуществлять ассимиляционную политику в Чечено-Ингушетии, в 60-х и 70-х годах по инициативе местного аппарата КПСС были предприняты меры переселения чеченцев и ингушей из горных районов в казачьи. Результатом стала не ассимиляция, а, наоборот, распространение в этих районах чечено-ингушского населения и выезд оттуда казаков. В частности, в Сунженском районе подавляющее большинство составляют чеченцы и ингуши, в Наурском районе – чеченцы, в Шелковском районе также значительна доля чеченцев.

После восстановления республики в 1957–1980 годах крупных выступлений не было.

1982 году, когда по инициативе Суслова в национальных республиках СССР были проведены кампании по празднованию «добровольного присоединения» к России, группа чеченской и ингушской интеллигенции выступила против этого юбилея.

Массовые выступления начались в Чечено-Ингушетии в 1988 году, уже в период перестройки, когда был образован Народный фронт во главе с Хож-Ахмедом Бисултановым. Их главной темой была обеспокоенность экологическим состоянием республики, в частности, строительством биохимического завода в Гудермесе. В 1989 году на территории ЧИР возник ряд общественно-политических организаций. На основе некоторых из них в 1990 году были созданы партии.

В ноябре 1990 гола прошел чеченский съезд (более 1000 делегатов), избравший Исполком чеченского национального съезда, позже переименованный в Исполком общенационального конгресса чеченского народа (ОКЧН), который и возглавил генерал Джохар Дудаев.

Из базы данных ИА NEGA.

(Независимая газета, 1991, 13 ноября)

ЧТО ПОЖИНАЕТ ТОТ, КТО СЕЕТ ВЕТЕР

Развитие событий в Чечено-Ингушетии все более приобретает характер неуправляемой цепной реакции. Затишье, пришедшее было в республику после вооруженных выступлений народа в начале сентября, разогнавших всю свою верховную власть, оказалось недолгим. Хотя новый народный взрыв, новое обострение политического кризиса в Чечено-Ингушетии можно было предвидеть.

Причины его отчасти кроются и в том, что многие наши политики и общественные деятели то ли до конца не осознают, что происходит в Чечено-Ингушетии, то ли желаемое воспринимают за действительность. Стоит задуматься: почему многие миротворческие миссии в Грозном, пытаясь сдвинуть с мертвой точки воз проблем, каждый раз почему-то не столько тушат пожар, сколько его раздувают? И над тем, почему принятое 8 октября постановление Президиума Верховного Совета РСФСР «О ситуации в Чечено-Ингушской Республике» с его требованием к незаконным вооруженным формированиям сдать оружие МВД республики возымело прямо противоположное действие. Известна «действенность» подобных постановлений, выходящих в свое время из-под пера М. С. Горбачева. Но даже без этого опыта понятно: народ, поднявшийся на борьбу за свою свободу, не пойдет добровольно сдавать оружие. Тем более народ, который неоднократно сталкивался и с провокациями, и с обманом власть имущих уже в недавнее время своего бессрочного митинга. Народ, у которого тысячи молодых ребят-гвардейцев повязали на головы зеленые и белые ленты смертников, готовых отдать и тело, и душу нарождающейся народной власти.

Следует внять этому народному ультиматуму, чтобы понять, за что идет борьба. «Курица несет одно яичко в день, а с меня берут семь», – так по-простому, но точно определил свою жизнь седобородый старец, приехавший на митинг по поручению односельчан.

И в таком положении большинство. Одно лишь перечисление реальных цен в республике способно революционизировать сознание самых отсталых слоев населения. Оказывается мешок сахара нынче стоит 450–500 рублей вместо государственных 50. Мешок муки обходится в 150–200 рублей, 20 килограммовый ящик масла – около 600 рублей. У каждого митингующего своя обида, свой счет к власти. Студент Грозненского нефтяного института Исламбек Баталов недоволен системой приема в вузы Чечено-Ингушетии. Например, «поступление» в мединститут стоит нынче 25–30 тыс. рублей. Сайдалми Сатуев – пилот Грозненского авиапредприятия, чудом избежал «психушки»: он проявил принципиальность в борьбе со злоупотреблениями на работе, в том числе и с махинациями вокруг легковых машин, выписанных якобы на летчиков и «уехавших» в Верховный Совет республики. Хасан Бециев, пенсионер из Шелковского района, возмущается тем, что, несмотря на указы о фермерстве, о раздаче земли, участки откровенно продаются. Взять ссуду, по его словам, можно только вознаградив благодетелей. Допустим, получил на строительство 20 тыс. рублей – три из них отдай. Жителям Гудермесского района, пострадавшим от оползня в марте 1990 года, из 3,5 млн. кирпичей, выделенных для индивидуального строительства, дошло только 1,5 млн. Нынешняя стоимость кирпичей – 700 рублей за тысячу.

– В нашей республике бороться с мафией при нынешней системе бесполезно, – высказывает наболевшее 26-летний слесарь завода ПТК из Грозненского района, член стачкома Сайцелла Магомаев. – Семь месяцев мы добивались отстранения от должности директора молсовхоза № 1 Мовлита Дарчиева. Знаем многие его махинации – одних только овец около пяти тысяч голов ушло с концами по его милости. И что же? Вняв гласу народа, его перевели в председатели комиссии по приватизации того же Грозненского района.

– У нас за годы перестройки ничего не изменилось. Нами управляют одни и те же люди 20 лет подряд, проводят время от времени перемену кресел, – анализирует причины произошедшего народного взрыва заместитель председателя Исполкома общенационального чеченского конгресса (ОКЧН) Бек Межидов. – Народ осознал, что нужно менять прежнюю систему, и ждал кардинальных реформ. Но руководители республики не шли на это. Нас не слушали, обливали грязью, третировали, устроив полную информационную блокаду.

Истину говорят – пороки общества коренятся в его законах. И чтобы изменить их, у народа оставался лишь единственный путь – борьба.

На одной из пресс-конференций генерал Джохар Дудаев, лидер общенационального чеченского конгресса, заявил:

– У чеченцев испокон веков готовились к защите родины и учились владеть оружием с 7 лет. Ношение оружия отнято у нас в 1921 году. «Мы восстанавливаем это право. Никто из национальной гвардии не воспользуется им легковесно, безответственно. Но отнять оружие сегодня – это значит оскорбить, вызвать конфронтацию.

Конечно, в своем извечном устремлении к всеобщему порядку «по-нашему» мы можем начать насильственное разоружение национальной гвардии. Но даже работники МВД республики говорят:

– Если чеченец начнет убивать чеченца – а «сдача» оружия без этого не обойдется, – то это уже – кавказская война, кровная месть…

Возможно, кто-то к этому и стремится, действуя по принципу «разделяй и властвуй». Но Нагорный Карабах, Балтия, Молдова убедительно показали, что пожинает тот, кто сеет ветер…

Многих российских парламентариев возмущает «незаконность» действий ИК ОКЧН в отношении Временного высшего совета, образованного прежним составом Верховного Совета республики. Возмущение, конечно же, вполне здравое. Однако как отвлечься от таких наивных вопросов: насколько законен сам этот ВВС, образованный тем же ОКЧН «законно избранного» Верховного Совета? Почему свержение Верховного Совета ЧИР российские депутаты приветствовали и одобряли, назвав его народным восстанием против партийно-бюрократической диктатуры? Но точно такую же попытку в отношении Временного высшего совета осуждают? А если это углубление революционной борьбы, ее перерастание из антипартийно-бюрократической в антиноменклатурно-мафиозную? И почему народные депутаты ВС РСФСР не отстаивали «законность» сразу в сентябре? Что является тем мерилом, которое определяет: когда можно поступать незаконно, а когда нельзя?

Очевидно, что многие российские парламентарии с одобрением отнеслись к разгону завгаевского Верховного Совета республики в сентябре. По сути это было ультимативные требования народа, выдвинувшего лозунг: «Долой советских князей! Долой чечено-ингушскую партийную мафию! Долой феодально-мафиозный коммунизм!» Занявший во время путча двойственную, выжидательную позицию, содействующий пропаганде «указов» хунты, разогнавший 19 августа митинг протеста против ГКЧП, погрязший в спекуляциях и взятках, состоящий на три четверти из коммунистов-руководителей «старой гвардии», он того заслуживал.

Но как быть, если Исполком ОКЧН, не «так называемый», а обладающий вполне реальным влиянием на народ, объявивший газават партократии, избавляясь от номенклатуры «старой гвардии», не желает идти под руку и с номенклатурой, обновленной под демократию?

– Депутаты РСФСР борются за демократию у себя, а у нас хотят сохранить тоталитарный режим, – считает Д. Дудаев.

Самое парадоксальное в этом разгорающемся противостоянии то, что Исполком ОКЧН и его ядро – Вайнахская демократическая партия в августовские дни путча оказались в республике единственной силой, попытавшейся практически организовать народное сопротивление ГКЧП. Впрочем, как и в последующие дни.

Именно Исполком ОКЧН принял обращения «К мировой общественности», «К гражданам Чечено-Ингушетии», «К солдатам и офицерам», «К чеченцам и ингушам, воинам СА»… В своих документах он призвал чеченцев и ингушей, всех своих земляков в Союзе к гражданскому неповиновению, бессрочной забастовке, и вооруженному отпору путчистам.

Штаб сразу же установил контроль над войсковыми частями Грозненского гарнизона. В первый же день размножил указ Б. Ельцина, распространяя его и свои воззвания через курьеров на предприятиях и в организациях.

И быть бы российскому парламенту и Исполкому ОКЧН союзниками, если бы народное восстание не приобрело оттенок национально-освободительного движения. Все осложнилось стремлением Чечено-Ингушетии сбросить не только номенклатурно-бюрократический режим, но и колониальные цепи.

И еще. Нравится нам это или нет, но, видимо, у каждого народа есть свой «Ельцин». Позиции «чеченского Ельцина» – генерала Д. Дудаева, одного из авторитетных лидеров Чечено-Ингушетии, по суверенитету республики таковы:

– Автономия – это не государство, это колония. Мы должны сегодня строить свою государственность наяву, реально, а не только провозгласив суверенитет…

– Мы начинаем строить свое государство с «нуля». И в переходный период нужны политические быки, готовые пробить брешь в преградах к свободе…

– На переходный период у нас действуют только те положения законов РСФСР, которые не противоречат нам. В разработке своих законотворческих актов мы ориентируемся на грузинский и литовский варианты.

– В республике перерабатывается нефть. Но наш народ с этого не имеет в свою пользу ни копейки…

– Русскому населению, проживающему в республике, мы хотим предложить два гражданства: нашего государства и РСФСР. Ибо наших чеченцев, ингушей тоже много проживает в России. И мы избегаем вражды с русским народом…

Мы так много и усердно говорим в последнее время о крушении российской империи, что уже воспринимаем этот распад как должный и вполне завершенный. Мы даже пришли к пониманию того, что если бы в свое время Кремль достойно воспринял национальные устремления прибалтов, грузин, армян, истинно по-демократически отреагировал на них, то, наверное, республики не разошлись бы столь далеко и болезненно. Но, видимо, это нас так ничему и не научило.

Нынче мы очень боимся предстоящего голода и холода. Но в не меньшей степени мы должны опасаться и великодержавной гордыни. «Нет ничего опаснее для новой истины, чем старое заблуждение». Эту мысль в свое время высказал И. В. Гете. Над ней стоит задуматься и сегодня. Не случайно здравомыслящие люди предупреждают – необходимо с осторожностью отнестись к оценке событий в ЧИР.

Председатель КГБ РСФСР Виктор Иваненко считает, что происходящий там процесс нельзя «однозначно назвать антиконституционным». Во многом он продиктован «желанием свалить старый строй, побороть пережитки, коррупцию». В. Иваненко обратился к парламентариям вступить в диалог с Исполкомом чеченского конгресса. По его мнению, применение в настоящее время силовых методов «приведет к новой кавказской войне, серии террористических актов на территории России».

ПАВЕЛ АНОХИН

(Российская газета, 1991, 17 октября)

ЧЕЧНЯ,

ЧЕЧЕНЦЫ И ПРЕЗИДЕНТ ЕЛЬЦИН

Всем понятно заявление главы России Бориса Ельцина о Татарстане, когда он в ответ на требование татар о национальном суверенитете сказал: «Берите столько суверенитета, сколько хотите». Когда чеченцы приняли эти слова всерьез и объявили о своем намерении выйти из состава России и объявить независимость своей республики, то команда Ельцина напомнила чеченцам, как и другим народам России: Российская Федерация единая, неделимая. Тут же последовал один ультиматум за другим с требованиями о капитуляции и разоружении чеченской национальной гвардии, которая во главе с отставным генералом ВВС СССР Дж. Дудаевым выступила на стороне Ельцина, тогда как официальные органы власти в Чечено-Ингушской Республике либо поддержали хунту, либо держались нейтрально.

Язык ультиматумов не тот язык, который понимает этот слишком взрывчатый и гордый народ. Вот свидетельство великого певца кавказской свободы – Михаила Лермонтова в поэме «Измаил-Бей»: «И дики тех ущелий племена, им Бог – свобода, их закон – война. Там поразить врага не преступленье: верна там дружба, но вернее мщенье. Там за добро – добро, и кровь – за кровь, и ненависть безмерна, как любовь».

Кавказская война продолжалась, если считать только со времени Петра I, белее 150 лет. Однако более энергично за покорение Кавказа взялась Екатерина II, войска которой возглавил Суворов. Вторая русско-кавказская война началась с 1817 года. Ее возглавил со стороны России генерал Ермолов – герой Бородина. Генерал выдающегося стратегического ума, вояка сказочной храбрости, но человек крайне жестокий и беспощадный.

Ермолова сменил завоеватель Армении генерал Паскевнч. В рескрипте на его имя Николай I так определил задачу нового главнокомандующего: «После того, когда выполнена и эта задача, задача покорения Армянского нагорья, предстоит вам другая, в моих глазах не менее важная, а в рассуждении прямых польз гораздо важнейшая, – это покорение горских народов или истребление непокорных».

Понятно, что народы Кавказа встретили развал царской империи в феврале 1917 года с величайшим восторгом. Их национальные требования после свержения царизма не шли дальше требований внутренней автономии в составе февральской демократической России. Положение изменилось резко, когда большевики захватили власть в России и приступили к созданию вместо рухнувшей царской империи новой коммунистической империи. Горцы Кавказа первыми вышли из состава коммунистической России и 11 мая 1918 года объявили о создании независимой республики Северного Кавказа.

Самую тяжкую, роковую ошибку во всей истории чеченцы и ингуши допустили, когда они подняли в тылу генерала Деникина всеобщее вооруженное восстание под руководством ленинского комиссара на Кавказе Серго Орджоникидзе. Герой на поле сражения, но тупица в политике. Антон Деникин начал свой поход на Москву под лозунгом «За единую и неделимую Россию». Ленин и большевики выдвинули противоположный лозунг «Право народов на самоопределение, вплоть до отделения от России» и выиграли гражданскую войну в многонациональной России.

За эту поддержку Сталин «отблагодарил» чеченцев и ингушей, карачаевцев и балкар депортацией в 1944 году в Казахстан и Киргизию.

Как чеченцы вели себя в спецлагерях в Казахстане? Вот свидетельство Александра Солженицына, который тогда был в ссылке в Казахстане: «…Была одна нация, которая совсем не поддавалась психологии покорности, – ни одиночки, ни бунтари, а нация целиком. Это чеченцы… Никакие чеченцы никогда, нигде не пытались угодить или понравиться начальству, но всегда горды перед ним и даже откровенно враждебны». («Архипелаг ГУЛАГ»).

Когда российский парламент предъявил ультиматум потомкам этих же чеченцев, восстал бывший советский генерал Дудаев и возглавил национальное движение за независимость. Потомки Шамиля – дагестанцы – заявили на своем национальном съезде, что если Москва начнет интервенцию, они будут бороться на стороне чеченцев и ингушей. Кому же теперь, когда есть надежда превратить несчастную страну в свободное содружество свободных народов, нужна третья кавказская война?

Я не в восторге от той роли, которую сыграли в событиях в Чечено-Ингушетии российский парламент и правительство Ельцина. Чтобы читатель не подумал, что автор этих строк русофоб и отчаянный сепаратист, я должен сообщить ему, какова моя позиция в национальном вопросе в СССР в течение долгих лет моей эмиграции. Эту позицию я изложил еще во времена правления Сталина в журнале «Свободный Кавказ», который я издавал в Мюнхене.

В первом же номере этого журнала я писал: «История подсказывает, что «свобода русского народа есть предварительное условие свободы других народов СССР. Будет русский народ свободен – свободны будем и мы» (журнал «Свободный Кавказ», № 1, октябрь 1951 года).

В первых числах октября, когда начался кризис власти в Чечено-Ингушской Республике, в ответ на настойчивые звонки из Грозного, чтобы я высказался, я отправил на имя тогдашнего Председателя Верховного Совета республики Завгаева с копией на имя генерала Дудаева – председателя исполкома Чеченского общенационального конгресса телеграмму следующего содержания: «Берегите Чечено-Ингушетию от новой трагедии. Решайте вопросы кризиса власти в рамках Конституции».

На том этапе кризис происходил между старыми структурами власти: тогдашний Верховный Совет и общенационально-демократическое движение чеченского народа – исполком. Под давлением народа Верховный Совет и его председатель подали в отставку, передав власть Высшему временному Совету. Москва поддержала временный Совет. Вот тогда кризис власти между чечено-ингушским правительством и его оппозицией начал перерастать в кризис отношений между Россией и Чечней.

Масла в огонь подлило решение Президиума Верховного Совета РСФСР, согласно которому Чечне и национальной гвардии генерала Дудаева предъявлен ультиматум о разоружении, той самой национальной гвардии, которая в дни хунты выступила против путчистов. Дудаев объявил о мобилизации в свою гвардию всех чеченцев в возрасте от пятнадцати до 50-ти лет для ведения газавата и поступил совершенно неправильно.

Поэтому я обратился лично к Дудаеву: «Пользуясь принципами народного права, когда старики пользуются привилегией давать советы младшим, я обращаюсь к вам, дорогой Дудаев: забудь о газавате, ищи нашу свободу и независимость на тех путях, на которых завоевали ее окраинные республики, тем более, что после объявления независимости Азербайджана, Армении и Грузии северокавказские тоже являются окраинными».

Если российское правительство хочет решить чеченский кризис мирным путем, то переговоры с чеченцами надо вести не с позиции силы и не на языке ультиматумов, которые на них никогда не производили впечатления. Лучше всего было бы, если бы сам Президент России Борис Ельцин нашел время выслушать их претензии и жалобы из уст доверенных представителей чеченского народа для мирного решения конфликта.

А. АВТОРХАНОВ

(Новое время, 1991, № 11)

ОДИНОКИЙ ВОЛК ПОД ЛУНОЙ

Волк, говорят, любимый образ чеченского фольклора. Волк отважен. Волк горд и умирает молча. Волк свободен! Мрачноватый фатальный символ не согласуется с собственным знанием о приветливом и трудолюбивом народе. Мы прожили вместе горькую историю, но стали частью друг друга, остаемся частью человечества.

В минувшее воскресенье в суверенной Чечено-Ингушетии впервые в ее истории проходили выборы не только парламента, но и Президента, заведомо объявленные руководством ВС РСФСР недействительными. На пост первого Президента республики избран сорокасемилетний генерал военно-воздушных сил, председатель Исполкома Общенационального конгресса чеченского народа Джохар Дудаев. Так закончилась в Чечено-Ингушетии ее Октябрьская революция, о которой вице-президент России А. Руцкой сказал: «Это не революция, это – бандитизм».

Сейчас она Октябрьская, а была сентябрьская, начавшись, как у всех у нас – в августе. 19 августа Исполком Общенационального конгресса чеченского народа в первые же часы путча встал на сторону российского парламента и Президента Ельцина.

В Грозном Исполком ОКЧН разогнал Верховный Совет республики и чуть ли не под руки вывел из здания бывшего председателя Совета Доку Завгаева. Митинг стоял под окнами дни и ночи и отстоял свободу. Черную работу революции выполнили национальные гвардейцы – вооруженные отряды добровольцев, созданные председателем Исполкома ОКЧН генералом Джохаром Дудаевым. Власть оказалась у Дудаева, и Верховный Совет России встал перед дилеммой: признавать или не признавать своего безоглядного союзника. Дудаев и до августа и после сделал несколько опрометчивых заявлений, которые не могли быть истолкованы иначе, как непременное желанно Исполкома ОКЧИ провозгласить суверенную республику вне России.

Но если с Шаймиевым – недавним совместителем двух высших постов в Татарстане, откровенно поддержавшим ГКЧП, повели себя осторожно и деликатно, то с Дудаевым, похоже, решили не церемониться. Во-первых, он сверг законную власть, а мы в Москве, хоть и не чаяли избавиться от чеченского «гекачеписта» Завгаева, но хотим выглядеть респектабельными демократами. Во-вгорых. и это самое главное, пример Чечено-Ингушетии – «другим наука». А мы давно себя выбрали в учителя, забывая о том, что иногда видимые ошибки – это верный текст по чужому правописанию. Но и то правда, что Северный Кавказ – не срединная Россия, даже не просто пограничная зона, это – Российские Балканы!

Время холодного анализа еще не наступило. Любой анализ сегодня устаревает до того, как он может быть опубликован. Предлагаю записи из блокнота, привезенного из октябрьской командировки на Северный Кавказ. Тороплюсь, потому что каждый следующий день может перечеркнуть все предыдущие.

* * *

На фронтоне здания Совмина в Грозном цитата из Корана: «Сейте мир между вами. Мохаммед». А чуть ниже: «Марию е ожал!» – «Свобода или смерть!» Одно – перевод с арабского, другое – с испанского. Древняя мудрость и юное нетерпение. И на митинге – впереди на стульях сидят степенные старики в папахах, а за ними бритоголовая молодежь с горящими глазами и дедовскими ружьями на ремнях.

* * *

Партбилет еще недавно стоил пять тысяч.

* * *

На центральной площади Свободы третий месяц идет круглосуточный митинг сторонников Дудаева, а на соседней – имени шейха Мансура (бывшей Ленина) – антидудаевский митинг. Написала «идет», а здесь говорят – «стоит». За углом у магазина «Юкеан» очередь за рыбой. Эта уж точно – стоит. Судя по очередям, у нас с октября 17-го перманентная революция (напророчил Троцкий!).

* * *

Радиостанция «Свобода» передала о беспорядочной перестрелке в Грозном. Кто это сочинил? Здесь стреляют не чаще, чем в Москве.

* * *

Две молодые женщины в автобусе, судя по платочкам на головах, чеченки: «Ты видела, вчера по телевизору генерал Дудаев выступал. Южноамериканские усики, зачем-то надел темные очки, ну Пиночет Пиночетом!»

* * *

В республике более 200 тысяч человек не имеют работы. В отдельных населенных пунктах безработных 89–90 процентов. Каждый мальчишка, достигнув тринадцати-, четырнадцатилетнего возраста, начинает ездить с отцом на заработки – в Поволжье. Сибирь, на Дальний Восток. Большую часть года на хозяйстве остаются только женщины. Чечено-Ингушетия занимает последнее, 73-е место почти по всем жизненно важным показателям. По детской смертности – второе место. Нефть, добываемая и перерабатываемая в Чечено-Ингушетии, в отличие от Арабских Эмиратов стала не источником богатства и благоденствия, а страшным экологическим бедствием. Все мы несчастны, но каждая республика несчастлива по-своему.

* * *

Из выступления совхозного сторожа на собрании демократической интеллигенции: «Дорогая интеллигенция! Мы ценим вас за ваши знания, ваш высокий ум и передовые общественные идеалы. Но просим вас снизить размер взяток за поступление в институт и высокие оценки на сессиях, нам уже не по карману учить наших детей. Поэтому образованными людьми с прогрессивными взглядами становятся не самые умные, а самые богатые».

* * *

Мешок сахара на рынке стоит 500–600 рублей, муки – 300– 400 рублей, должность шофера «КамЗа» – 30–40 тысяч.

* * *

Еще шестого сентября национальные гвардейцы разогнали Верховный Совет Чечено-Ингушской республики, а 15-го прибывший в Грозный Р. Хасбулатов собрал остатки ВС и, чтобы узаконить народное восстание, велел им самораспускаться. «Все проходило на редкость быстро и четко», – меланхолически сообщал летописец из грозненской газеты «Свобода».

Последним актом разбегающийся парламент оставил, в соответствии с режиссурой того же Руслана Имрановича, на переходный период Временный Высший Совет из 32 человек. Это в воскресенье, а уже во вторник Исполком ОКЧН при общем согласии вычистил из ВВС 19 цепких завгаевских депутатов. Но на том ВВС не остановился и продолжал спонтанно распадаться.

* * *

Шепа Гадаев – профессиональный юрист (работал судьей в Ленинграде), в чью порядочность я, безусловно, верю, Объясняет мне: Дудаев – честный человек, не связанный с нашей коррумпированной на всех уровнях системой, не впутан в круговую поруку родовых, корыстных и номенклатурных связей. Изменить эту жизнь могут только такие энергичные и бескорыстные люди.

* * *

Язык постановлений ОКЧН привычно шершав и «что-то мучительно» напоминает. «Ревком», «саботаж», «бойкот», «чревато», час решительной борьбы настал!»… В устном обиходе у исполкомовцев встречается «контра», а в письменном и печатном, конечно, любимые во всех независимых и суверенных республиках от Москвы до самых до окраин «деструктивные силы» и «непредсказуемые последствия».

Как в старом анекдоте: рабочий завода швейных машин приносит домой полный комплект деталей, собирает, и каждый раз вместо швейной машинки получается пулемет. Так и мы: строим демократическое правовое государство, но комплект-то деталей у нас один и тот же, из него получается только то, что мы умеем – «диктатура пролетариата».

* * *

Никто в республике не признает власть легитимизированного Временного Совета. Впрочем, кто какую власть признает законной – неизвестно. МВД публикует свои воззвания, ВВС – свои. Совмин издает предупреждения, прокурор – протесты, интеллигенция – обращения к народу. Москва шлет телеграммы, постановления и личных представителей Президента. И все это, вызвав круги на поверхности, ложится на дно.

* * *

Национальный гвардеец М. Матаев вскрыл себе вены, оставив записку: «Я не смогу жить, пролив кровь соплеменников. Но боюсь, что все идет к этому…» Его удалось спасти. («Свобода», № 4).

Год рождения генерала – 1944-й, место рождения – Чечено-Ингушская республика. Значит, младенцем под конвоем в скоте вагоне был этапирован в Казахстан.

* * *

Благородный Абдула Вацуев, председатель общества «Мемориал», историк по профессии, во времена застоя из-за «идеологических отклонений» семь лет работал на битумной установке. К Дудаеву он находится в оппозиции, считая его методы диктаторскими. «Если пойдут танки, я буду с вами, но зачем сейчас на улицах вооруженные мальчишки? Разблокируйте телевидение, не торопитесь с выборами»…

* * *

Из беседы с А. Н. Осипенко, товарищем Дудаева по службе в военно-воздушных силах, генерал-майором авиации.

– Как вы считаете, что заставило молодого перспективного генерала Дудаева круто переменить судьбу, уйти в отставку и стать во главе национально-освободительного движения?

– Считаю необходимым уточнить. Национальную идею он не выбирал, это она его выбрала. Джохар Дудаев пришел гостем на съезд чеченцев и был избран председателем Исполкома. После этого посчитал необходимым подать в отставку.

* * *

Нет, революция в Чечено-Ингушетии началась не 19-го, как у всех, и не тогда, когда разогнали завгаевский ВС. Завгаев рухнул тогда, когда в начале лета на сходе в селе Гехи, нарушив тейповую, родовую круговую поруку, крестьяне впервые открыто заговорили о системе взяток.

* * *

Национальные гвардейцы захватили здание КГБ. Один сотрудник ранен.

Из разговора с Д. Дудаевым:

– Какая была нужда стрелять?

– Выстрел случаен. Раненый и его родные не имеют к нам претензий. А вас не удивляет, что за два месяца со стороны национальных гвардейцев – это единственный выстрел?

* * *

В Грозный прилетел вице-президент России А. Руцкой. «Я прилетел сюда сразу же, как узнал, что ранен человек, пролилась кровь».

…В начале лета Грозный был потрясен престранным происшествием: среди бела дня в кафе «Отдых» подполковник КГБ Коновалов стрелял в сидевших за соседним столиком чеченцев, двух взрослых мужчин и двух детей, прострелив врачу Моги Берсанову обе ноги, был задержан и отправлен… в очередной отпуск, после чего приступил к своим обязанностям следователя по особо важным делам.

* * *

Прошел слух, что А. Руцкой где-то встречается с интеллигенцией. Прессу туда не пускают. С помощью «своего человека» проникли. Ого! Знакомые все лица – члены бывшего завгаевского президиума ВС. Редкие интеллигенты вкраплены в обычный партийно-хозяйственный актив. Понятна секретность встречи. Ее итог – реанимация Высшего временного Совета из 32 человек.

* * *

Содержание разговора между вице-президентом РСФСР и кандидатом в Президенты Чеченской Республики известно из их раздельных интервью в местной прессе.

Д. Дудаев о А. Руцком:

«Прежде всего мне показалось, что российское руководство с пониманием относится к нашим проблемам… Разумеется, в нашей борьбе за национальную независимость имеют место отдельные ошибки и просчеты. Но разве та же Россия шла к своему суверенитету путем, усыпанным розами?»

Руцкой о Дудаеве:

«Вы знаете, привык называть вещи своими именами, – это не что иное, как бандитизм!.. Народ низложил прежнее руководство республики. Но события в дальнейшем развивались нелогично…»

* * *

Вице-президенту России выступить по местному телевидению, по его словам, не разрешили.

* * *

В центральной прессе публикуется постановление Президиума ВС РСФСР «О политическом положении в Чечено-Ингушетии». Исполкому ОКЧН предписано в трехдневный срок сдать все оружие. В местной – ответное постановление Исполкома ОКЧН – о мобилизации в ополчение мужчин от 15 до 55 лет.

* * *

Прибыла новая комиссия парламента России для «разборки» с Дудаевым. Во главе – Умар Темиров, в прошлом второй секретарь Карачаево-Черкесского обкома партии. Самолет с комиссией и охраной в бронежилетах приземлился почему-то на военном аэродроме. Встречал ее С. Беков, председатель рудиментарного Совмина. Можно было предвидеть, что с новой реальной властью у комиссии, прибывшей, разумеется, с самыми миролюбивыми целями, любви не получится. И какая любовь в бронежилетах?

* * *

Посреди площади – столик, на нем тетрадка. Идет запись народное ополчение. За несколько дней записалось 62 тысячи человек.

* * *

Этой ночью в Грозном в самом деле стреляли: не ко времени (так оно сейчас, к сожалению, чаще всего и бывает) вспыхнул бунт в Грозненском следственном изоляторе.

Направленный в помощь охране бронетранспортер нечаянно (а Дудаев полагает – чаянно) заблудился и заехал на центральную площадь, где шел митинг и были вооруженные люди. Обошлось. На другой день, принимая комиссию из Москвы, он улыбался вымученно, выглядел переутомленным, был резок и неустойчив.

* * *

И все же переговоры было пошли! Исполкомовцы и комиссия собрались в круглом холле на втором этаже бывшей гостиницы КПСС и стали обсуждать согласительный документ.

Неожиданно легко утвердили дату выборов парламента и Президента, предложенную Исполкомом: 27 октября. В ответ Джохар Дудаев выразил готовность разблокировать административные здания, убрать с улиц гвардейцев – в казармы, а оружие – в места хранения под контроль МВД. Дальше все пошло спокойно, почти дружелюбно. Общее настроение выразил депутат из России Ю. Лучинский, который вдруг облегченно сказал: «А я-то в российском парламенте голосовал за самые жесткие меры, включая арест членов Исполкома».

Остались два последних пункта согласительной бумаги. Но все устали и решили эти два пункта перенести на завтра. А назавтра они не явились!

* * *

Почему так много и целенаправленно врет пресса? Даже симпатичные ведущие «Вестей» с лукавой и многозначительной улыбкой несут ахинею о Чечено-Ингушетии. Будто бы национальные гвардейцы вынесли смертный приговор Хасбулатову и Руцкому, будто у квартиры Хасбулатова по этому случаю выставлена охрана…

* * *

Кто-то принес известие: «Они (комиссия) – в МВД». Что они там затевают? Дудаев мрачен.

* * *

Худшего не случилось. Через несколько дней комиссия ни с чем отбыла в Москву.

* * *

Народный депутат Ю. Лучинский по возвращении в столицу дал интервью «Курантам» и перекаялся по-новому: Дудаев произвел, оказывается, на Лучинского «крайне неприятное впечатление, он крайне обозлен и нагл во всех своих утверждениях», а «восемь часов переговоров с ним не дали никаких результатов». И, главное, Лучинскому опять захотелось Дудаева арестовать, поскольку в действиях генерала он вслед за Руцким усматривает «признаки целого ряда преступлений: разжигание национальной розни, пропаганда войны и насилия и просто бандитизм».

Что это с вами, господа российские депутаты?!

* * *

Уточнена повестка дня предстоящих выборов. Вопрос о вхождении или невхождении республики в состав России не стоит. Его будет решать референдум, назначенный будущим парламентом.

* * *

День выборов позади.

К вечеру стали известны предварительные итоги: победил председатель Исполкома ОКЧН Джохар Дудаев.

Я видела тех, кто верил в счастливую звезду Дудаева и ждал его президентства. Их много, и надежды их понятны. Я знаю и тех, кто считает его национал-большевиком, склоняющимся к исламскому фундаментализму, кто боится его единоличной власти» рожденной винтовкой. Их страхи близки и мне. Я говорила с генералом Дудаевым и долго его слушала, знаю его некоторых друзей и соперников и, подобно им, убеждена: несмотря на политический романтизм Дудаева, компромиссы возможны. И если в политике хочешь добиться успеха, лучше с Президентом республики разговаривать без ультиматумов, без брани и не фельдфебельским языком.

Но и Дудаеву предстоит заново ощутить ответственность и перед своим народом, и перед другими народами Кавказа и, хочет он этого или не хочет, – перед Россией. Все его проблемы еще впереди, и выборы – самая трудная из них.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.