Тернистый путь к свободе часть 3

конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения цели настоящего Соглашении. Вот вместо слов «соответствующих сокращений» написать: «и передислокация войск в Вооруженные Силы Грузии в зоне конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения цели настоящего Соглашения».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не «передислокация», а «для охраны железной дороги и других объектов». «В целях». То есть, эта цель – только для Вооруженных Сил. Никакая другая, никаких гробов, никаких танков, никакой тяжелой техники нет.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Глубокоуважаемый Борис Николаевич, мне хотелось бы поддержать Ваши основные все тезисы, которые Вы здесь излагали, и, в частности, о том, что до 1 августа. Это чрезвычайно важно.

Мне хотелось бы подчеркнуть, что такое состояние сегодня там настроений, что та армия, которая туда вошла и которая там действовала, те колоссальные нарушения прав человека, тот фактический геноцид, который проходил под этим лозунгом.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не нагнетайте, пожалуйста, не нагнетайте. Призывы.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Нам надо вперед думать. Давайте не будем.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Только конструктивные предложения. Любые эмоции сегодня исключаются.

В. И. ЗАРАНДИЯ: Согласен. Давайте не будем горячиться.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я не хотел поддаваться эмоциям, знаете, мы договорились об одном – о составе делегации. Условия… сами. Сейчас появились, я всех их уважаю, совершенно другие люди. Но так нельзя, наверное. Если переговоры мы ведем на государственном уровне, тогда давайте там… Еще там десять депутатов из… групп. И их пригласить, и тогда мы в течение года не закончим эту дискуссию.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Только те, кто должен подписать.

–: Вот список есть.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Но ведь сидят если, не будем же… просить…

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я же ничего не сказал. Я же не реагировал.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: У нас места есть. А подпишут те, кто здесь есть, официально обозначены. Не будем отвлекаться.

Давайте, еще какие предложения? Давайте. Все-таки мы первую статью… Мне кажется то, что Галазов первую часть предложил, вот с первой частью согласны? Еще раз повторите. Ахсарбек Хаджимуратович.

А. X. ГАЛАЗОВ: Признавая территориальную целостность Республики Грузия, все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Стоп. С этим предложением все согласны? Все. Принимается.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: В принципе можно и с этим согласиться.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Принимается?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Принимается.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это, наоборот, усиливает. Это хорошо. То, что я говорил. Целостность Грузии. Хорошо. Дальше.

A. X. ГАЛАЗОВ: Вторая часть этого же абзаца. До 10 сентября с территории конфликта выводятся все вооруженные формирования. Я имею в виду и все добровольческие отряды, и ту сторону, которая принимает участие в военных действиях с абхазской стороны, и вводятся смешанные миротворческие силы для контроля за ситуацией. Причем я не согласен с уважаемым Тенгизом Калистратовичем, что нельзя применить здесь осетинский вариант. Речь идет о миротворческих силах, здесь можно договориться «смешанных», и в эти смешанные вооруженные силы могут входить и представители Грузии, и представители Абхазии, и России и, может быть, других стран Содружества, но без миротворческих сил, по моим представлениям, там огонь не прекратится.

Я хочу напомнить уважаемому Эдуарду Амвросиевичу. Ведь мы же записывали несколько раз из нашего протокола: и в Цхенвале, и в Казбеке, чтобы огонь прекратили. Но до сих пор, пока вооруженные силы не были выведены за зону конфликта, огонь не прекратился.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: И господин Китовани подписал, Шойгу, хотя Шойгу не был для этого делегирован, и полномочия ему не были даны. Соглашение: прекратить с 31-го числа огонь. И что же, он прекращен? Нет.

Т. К. КИТОВАНИ: Я могу объяснить. Там около 200 человек, которые не контролируются нигде, которые могут каждую минуту, хотя и прекращение огня, они провоцируют всю эту систему. Это в зоне того, которые пришли оттуда. Они стреляют. Мы точно имеем данные.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Господин Министр! Я очень помню нашу Дагомысскую встречу. Когда Вы сказали: все эти группировки мы подавим. Ваши слова. Я их хорошо запомнил. И Вы действительно выполнили свое слово, понимаете? Мало того, что отвели с зоны конфликта. Вы и подавили эти группировки все, разоружили и т. д. подавили. Вы человек дела. Вы военный человек. Так что и тут считать, что попав с каких-то там формирований, тем более мы отрезаем, мы Вам гарантируем: больше никто не проникнет на территории Абхазии и Грузии, ну Абхазии. С этой стороны мы тут договорились с Эдуардом Амвросиевичем совместные тираничные силы создать, совместные, а со стороны Абхазии мы закрываем плотно, никто не пройдет больше. Разоружать на территории Абхазии нам неудобно. Это Вы давайте сами. У нас и нашей территории. Это мы договорились с вашими республиками и краями. Это мы сами разоружим и привлечем их соответственно к ответственности уголовной. Речь идет ведь о том, я считаю, еще и еще раз: давайте мы за рациональное зерно зацепимся все-таки. Передислокация в целях и на объекты железной дороги и других для их нормального функционирования. Не для военных действий, а именно для этого. Владислав Григорьевич, мне кажется, это формула.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Что если добавить вариант, что принимается к сведению, что после прекращения огня и удаления всех этих формирований незаконных, вооруженные силы Грузии приступают к реализации целей, ради которых они были введены: охрана железных дорог, мостов и т. д.

_____ : Это война.

_____ : Что это?

Т. К. КИТОВАНИ: А что вы хотите, чтобы ушли из Абхазии, а 10–50 тысяч человек там оставили? И ваши осетины тоже там ходят, воюют. Что вы хотите с этого?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Мы можем погубить Цхинвальский эксперимент, понимаете.

Г. С. ХИЖА: Последний абзац дополнить этими «несоответсвующих сокращений»: передислокация войск, вооруженные силы Грузии в зоне конфликта не превышали уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения: охрана железной дороги и стратегических объектов. Все. И на этом кончить. Здесь есть и отвод войск, и уровень их, необходимый после достижения всех целей. Мне кажется, что это было бы правильно. Подумайте, Владислав Григорьевич, мне кажется, что это вполне устраивало бы.

В. Г. АРДЗИНБА: Это как раз вполне не устраивает. Войска должны быть выведены. Мы же во взаимосвязи. Здесь есть хорошее предложение: введены войска для того на территории Абхазии, чтобы гарантировать территориальную целостность Грузии. Вот главная цель. Других целей нет. Это все разговоры и рассуждения.

Но если мы здесь эту формулу находим и описываем, то есть тем самым решаем вопрос о том, что нет покушений на эту территориальную целостность, то тогда нет необходимости в том, чтобы это удерживать силой. Вот о чем идет речь.

Г. С. ХИЖА: Мы пишем, чтобы вооруженные силы не превышали уровень, необходимый для охраны, для достижения целей этого соглашения.

В. Г. АРДЗИНБА: Ну, уровень, необходимый для охраны… Эти войска сейчас находились в состоянии войны с населением, где они находятся. Это продолжение конфронтации. Войска должны быть выведены.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Упаси бог быть в состоянии войны с Россией и Грузии, и Абхазии. Вот что страшно. Мы не удержим, я извиняюсь, добровольцев, как угодно их называя: в скобках или без скобок. Не удержим. Ни один руководитель республики от Северо-кавказской и краев и областей не удержит этих добровольцев. Это будут десятки тысяч. И с ними воевать? Бесполезно. Неужели мы не видим, куда мы идем. Это катастрофа, страшная катастрофа, человеческая. Это десять Нагорных Карабахов. Объявляется перерыв на 30-ть минут.

(Перерыв)

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Уважаемые господа! За круглым столом нет, но в зале есть, поэтому, уважаемые дамы!

Отработан окончательный итоговый документ Московской встречи сегодняшней. Внесены две принципиальные поправки, которые были высказаны во время дискуссии. А дискуссии на этом закончились. Первая поправка в конструирующей части вместо Абхазской АССР – Абхазия. Вторая поправка – это статья I. Я ее прочитаю полностью, поскольку она имеет несколько изменений.

Статья I. Обеспечивается территориальная целостность Республики Грузия.

Все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга. При этом участники конфликта обязуются до вступления в силу прекращения огня воздерживаться от каких-либо наступательных действий.

Одновременно создается Комиссия по контролю и инспекции из представителей, назначаемых органами власти Грузии, в том числе Абхазии, и России. Комиссия обеспечивает соблюдение прекращения огня, выполнение других положений данного соглашения в соответствии с разработанными ею процедурами.

Для выполнения возложенных на нее задач участники Комиссии придают ей соответствующие подразделения, осуществляющие разоружение, расформирование и удаление из Абхазии, а также недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований и групп, с тем, чтобы обеспечить строгий контроль по всему периметру зоны конфликта.

Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и передислокации войск вооруженные силы Республики в зоне конфликта не превышали согласованного уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения (охраны железной дороги и других определенных объектов).

Рекомендации Комиссии незамедлительно рассматриваются властями всех уровней.

Вот два этих замечании. Мы с председателем Госсовета Грузии Эдуардом Амвросиевичем Шеварднадзе подписываем этот итоговый документ. Все те, кто за круглым столом, есть фамилии и написано «согласились». Дело совести и политической интуиции каждого из вас – как поступить. У меня все.

Эдуард Амвросиевич, мы согласны подписать?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Да.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я подписываю.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, может быть не торопиться, одну минуточку и все же нас выслушаете.

Насколько я понимаю, конфликт происходит в Абхазии. Коль скоро решается судьба Абхазии, наверно хотя бы надо элементарно выслушать и наше мнение тоже.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Вы его высказали. И не одни раз. Мы вас заслушали и не один раз.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, в нашем обращении к руководству Грузии и Абхазии сказано о незамедлительном выводе войск и прекращении боевых действий.

Б. Н ЕЛЬЦИН: Это имеется в виду и в этом документе.

В. Г. АРДЗИНБА: В данном документе этот вопрос не решается.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет, решается. Каждый интерпретирует как хочет. Я как Президент интерпретирую именно так и гарантирую позицию России ни в коем случае, чтобы интересы Абхазии не были ущемлены после нашего сегодняшнего подписания документа. Одновременно, чтобы были политически решены вопросы между вами внутри Грузии, Грузия–Абхазия, и одновременно Россия будет обеспечивать северную защиту для того, чтобы ни в коем случае не способствовать какому-либо обострению ситуации в Абхазии. Мы за то, чтобы защитить и народы Абхазии, и народы всей Грузии полностью, в том числе Абхазии. И я думаю, кто не подпишет, очень серьезно будет со своей совестью долгие годы бороться, как же все-таки он поступил: «за» свой народ или «против» своего народа. Больше дискуссий сегодня не будет. Кто не хочет подписывать, это дело лично каждого. Я просил бы дать сразу на подпись Эдуарду Амвросиевичу этот документ.

В. Г. АРДЗИНБА: Я думаю, это политика силового давления, которая ни в коей мере не учитывает интересы Абхазии. Насколько я понимаю, тогда надо было просто направить нам документ, который вы подписали, но учитывая наши интересы. Вот что происходит, и я, Борис Николаевич, удивлен, все же это важный документ, и мы могли продолжить его обсуждение с тем чтобы… Есть здесь и другие моменты, которые следовало бы учесть. Фактически, эти моменты не учитываются.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Не может Президент Российской Федерации позволить себе каждую строчку выискивать, где, что и как. Мы решаем общие принципиальные вопросы. Но очень принципиальный вопрос – о прекращении огня, о выводе вооруженных формирований, законных, незаконных и так далее, об охране железной дороги, об охране социальных объектов, об охране граждан, о защите их прав и интересов. Мы все отразили в этом документе, это не с позиции силы. Мы также решали по Осетии, по Приднестровью и это принесло положительные итоги, если в это не встревают некоторые лидеры, которые имеют определенные свои интересы и которые не соответствуют интересам своего народа. Я прекращаю на этом дискуссию, прошу больше не высказываться. Прошу подписываться тем, кто согласен. Эдуард Амвросиевич, вы подписали? Хорошо. Мы два должны документа подписать. Один документ?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Я подписал.

(Подписывают документ).

В. Г. АРДЗИНБА: Я бы просил, Борис Николаевич, рискуя вызвать ваш гнев, обратить внимание на то, что в этом документе даже не ставится вопрос о конституционных органах власти, которые упразднены в результате введения войск, то есть фактически мы признаем то, что произведено и Абхазии.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет, мы не вмешиваемся во внутренние дела. Это дело Грузии вместе с Вами. Кстати, там есть одна статья, касающаяся этого вопроса. Пожалуйста, продемонстрируйте, Андрей Владимирович, прочитайте.

А. В. КОЗЫРЕВ: Владислав Григорьевич прекрасно знает. У Вас есть два эксперта, которые вчера ночью сидели и все это согласовывали. Вы спросите у них.

В. Г. АРДЗИНБА: Документ важный. Во всяком случае, за полчаса дать! Сейчас тоже новый текст принесли. Нужно же дать полчаса обдумать. Это же все же важный документ, Борис Николаевич. Я понимаю, что мы маленькие и с нами как-то можно не считаться. Я думаю, политику мы, конечно, не делаем. Это я понимаю. Но все же, так осуществляется геноцид – против народа. Это самый настоящий геноцид. И, понимаете, в этих условиях вот так с нами, нас даже не выслушать и заставить нас подписать документ, ей Богу, это несправедливо. Я перед Богом это говорю, что несправедливо. Может быть, мы все же вернулись бы. Вы дали бы возможность хотя бы через полчаса это обдумать и найти форму. Я бы Вас очень просил об этом, Борис Николаевич.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я считаю, что Вы неправы. Мы Вас выслушали достаточно внимательно и, по крайней мере, шесть или семь раз, Владислав Григорьевич, уважаемый. И я думаю, что Вы должны быть благодарны, что мы выполнили такую миссию и все равно защитим Вас, все равно. И Армия, и гуманитарная помощь, и продовольствие, и поставки, и т. д. Это мы с Вами особый будем иметь договор. Между прочим, это не возбраняется и не противоречит законам Грузинской республики. Пожалуйста, мы с Вами будем иметь этот договор. Но, эта дискуссия по словам, она будет бесконечна и она просто не солидна для Президента. Вы понимаете. Я никогда не считал и не делил малых республик, больших, средних и т. д. Нет. Эта, так сказать, имперская позиция, она закончилась. Мы не собрались в Союзе, мы собрались добровольно, приехали сюда – представители независимых государств – и мы обсуждаем эти вопросы. Но бывают бесплодные дискуссии уже, переходят какой-то предел. Председательствующему дается право всегда при этом, хоть в Организации Объединенных Наций, хоть я в Конгрессе в Соединенных Штатов выступал – стукнет кулаком, бум, все, заканчивается. И это не считается, что это диктатура. И это не считается, что ущемление демократии. И это не считается унижением малочисленных народов. Это считается – порядок. Я соблюдаю порядок. Круглосуточно мы здесь дискутировать не собираемся. Мы внимательно Вас выслушали. Мы, кстати, посмотрите, приняли предложение первое, второе, которые Вы внесли.

РЕСПУБЛИКА АДЫГЕЯ: Перед тем как подписать, можно уточнить одну деталь? Относится ли к первой статье последнего абзаца, где речь идет о прекращении огня и передислокации, прекращение огня уже обозначено – пятое, 12.00. А передислокации время не обозначено. Когда это? Одновременно или же?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я считаю, что (военные здесь меня могут поправить) передислокация одночасно не может быть осуществлена, она требует времени. Сколько это? Три, пять суток, неделя, две недели? В конце концов, мы принципиальный политический документ подписываем.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Комиссия определит.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Да, Комиссия действительно во главе с Георгием Степановичем определит уже какой срок. И они подпишут еще несколько соглашений между собой: вместе с Грузией, вместе с Абхазией. Все представители будут. Определятся объекты охраны (Павел Сергеевич мне подсказывает), какие это объекты охраны, сколько надо времени, железная дорога, электростанция или еще что-то, которые надо взять под охрану, под защиту.

А. А. ДЖАРИМОВ: Борис Николаевич, можно считать, что эта запись как создание, все-таки, трехсторонних сил?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Это безусловно. Это прямо написано.

  1. А. ДЖАРИМОВ: Что члены Комиссии создают соответствующий орган… то есть это смешанный контингент миротворческих сил.

С. В. ХЕТАГУРОВ: В тексте этого нет.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Второй абзац, стр. 2 посмотрите, там прямо написано об этом.

  1. Г. АРДЗИНБА: Мне весьма обидно, Борис Николаевич, что такой важный документ, от которого зависит судьба народа, который я здесь представляю, все же подписывается путем такого жесткого давления на представителя маленькой Абхазии.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Судьба народа будет определяться вашей реальной потом позицией. А вы реальную позицию увидите, в России в том числе, а, может быть, и в первую очередь.

В. Г. АРДЗИНБА: Борис Николаевич, главная цель этого документа – это не столько вывести те войска, которые введены на территорию Абхазии, а расформировать тех добровольцев, которые пришли в Абхазию помогать им от геноцида. Вот что получается и из текста это совершенно четко явствует.

В. Г. АРДЗИНБА: Народ Абхазии, это все, кто живут на территории Абхазии. Я сказал «народ Абхазии».

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Надерашвили подписал. Ну что, 95 процентов подписали. Две главные подписи есть. Я поздравляю. (Аплодисменты). Я прошу техническую службу, несмотря на некоторые сомнения Владислава Григорьевича, тем не менее те, кто уверен, что сегодня принят серьезный документ, который сделает перелом, как сделали такие документы в Осетии и Приднестровье, внести подносы с шампанским. Я Вас очень прошу, Владислав Григорьевич, я уверен, что после подписания этого Договора мы найдем общий язык и устраним те сомнения, которые возникают в процессе подготовки любого документа, а тем более такого ответственного. Я не знаю, как другие члены делегации, я вас прошу.

А. М. МИРЗАБЕКОВ: Мы обращаемся к вам, наши братья из Абхазии. Это исторический момент, другой такой возможности не будет. Может быть, и ущемлены какие-то интересы, но я обязан подписать этот документ. Просто обязан. И все остальные вопросы между республикой Грузией и Абхазией решить возможно. А сейчас надо прекратить войну и положить конец возможности войны на всем Кавказе. Вы просто не имеете права не подписать этот документ. Мы просим вас, подпишите. И Борис Николаевич и все мы здесь сидящие, гарантируем, мы будем вам помогать, поддерживать вас в ваших справедливых требованиях. А сегодня, если вы не подпишите, это уже новый конфликт. Вы берете на себя очень серьезную ответственность. Пожалуйста, прислушайтесь к просьбе кавказских народов, всего Кавказа и России тоже, подпишите этот документ.

А. X. ГАЛАЗОВ: Владислав Григорьевич и уважаемые абхазские братья! Мы, представители Северной Осетии тоже с сомнениями, но подписали в Сочи то соглашение, которое привело к миру в Южной Осетии. Это первый шаг, причем шаг значительный. И, я считаю, что этот шаг, как бы вам тяжело ни было, какие бы сомнения вас ни обуревали, надо этот шаг сделать.

За этим шагом последуют другие шаги. И то заявление, которое сейчас сделал Борис Николаевич от имени всех представителей республик, областей, краев Северного Кавказа и от всей России. Это очень серьезное заявление, и к этому вам нужно прислушаться.

Мы все вас просим, чтобы вы вместе с нами этот документ подписали. Мы вместе с вами проконтролируем эту ситуацию.

В. Н. САВЕЛЬЕВ: Я хотел бы сказать, Владислав Григорьевич, если Вы не подпишите этот документ, нам трудно будет в дальнейшем вам помогать. Вы на себя громадную ответственность берете и отсекаете от себя всех нас.

В. И. ХУБИЕВ: Владислав Григорьевич, братья из Абхазии. Борис Николаевич, всенародный Президент России, сегодня, если хотите, я не хотел этого слова говорить, но даже унизительно, по-отечески, с большой заботой отнесся с самого начала к решению этой проблемы. Вы поймите, нам очень трудно сегодня объяснять матерям, женам тех ребят, которые погибают на Северном Кавказе. Очень трудно. И кто в этом виноват, тоже трудно объяснить.

Сегодня мы должны все сделать даже хотя бы для сохранения жизни одного человека. Нельзя же при этой серьезной тяжелой ситуации сразу огромный перелом сделать, поставить, как было 10 лет назад.

Первый шаг сделан. Огромный шаг. Президент России, мы, представители Северного Кавказа обещаем вам помочь, будем вам помогать. Никто вас не собирается бросать, так же как и грузинскую сторону. И грузины, и абхазцы были вечными братьями и должны быть братьями. Я вам хочу больше сказать. Если поглубже, пониже опуститься, народы основного населения – ни грузины, ни абхазцы – никто этого не хочет.

И сегодня стать отдельными товарищами, только, вот так вот, это будет, наверное, неправильно. Мы давно с вами друг друга знаем. Первый шаг сделан, сделан по инициативе России, ее Президента – Бориса Николаевича Ельцина, который всегда сдерживал данное слово, и думаю, он и в дальнейшем сдержит это слово. Иначе последствия будут очень тяжелые. Весь Северный Кавказ может загореться. А чем это кончится и для Грузии и для Абхазии вам должно быть известно. Не надо. Я старше вас возрастом. Может, меньше знаю ту обстановку, которая там сложилась, но в жнзни и то, что у нас делается, мы это тоже знаем. И знаем, что мы сидим буквально на краю пропасти. Небольшой взрыв, спичка одна маленькая – и большой пожар на Северном Кавказе. Нельзя этого допускать.

Н. А. ДЖАРИМОВ: Владислав Григорьевич, я из Абхазии. Всем известна… – абхазская культурно-этническая общность. Я был в большом сомнении – подписывать или не подписывать этот документ. Если вы заметили, дважды его мне приносили. Но я решился подписать его. Подписать, чтобы придти к мирному урегулированию этого конфликта. Мы все делаем, чтобы не было и добровольцев уже, чтобы уменьшить напряжение, людям оказываем помощь, но подписать документ надо, чтобы сделать крупный шаг к тому, чтобы мирным путем, цивилизованным путем, политическими методами урегулировать этот конфликт. Шаг этот сделан здесь, в Москве, благодаря доброй воле Президента России. Российской Федерации и всех нас.

Я прошу подписать документ.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Я хочу просто два слова, может быть, такое, я бы сказал, умиротворяющее. Может быть, давайте так. Будем считать документ на месяц и через месяц соберемся и скажем: мы были правы или мы ошиблись, – честно, прямо в глаза друг другу. И если мы в чем-то ошиблись, поправить.

В. Г. АРДЗИНБА: Записать в документ нельзя?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Давайте подпишем ниже. Где документ? Давайте подпишем. У вас на Кавказе слово «мужчины» – это вообще слово, но на Руси у нас тоже между прочим мужчины.

В. Г. АРДЗИНБА: Я хотел бы сказать всем большое спасибо искренне, потому что во всех ваших выступлениях ощущается боль за то, что происходит в Абхазии, и желание содействовать восстановлению мира в этом регионе.

Могу ли я к вам обратиться с одной единственной, последней просьбой? Действительно, момент исторический и подписание – чрезвычайно важное обстоятельство. Я бы просил это в порядке любезности особой, если это можно, дать мне полчаса на то, чтобы я с делегацией еще раз посоветовался и вернулся в этот зал и сказал. Если можно, я бы просил вас, здесь коллеги хотят тоже, и вот с такой любезностью я хотел бы обратиться к Борису Николаевичу и ко всем.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Владислав Григорьевич, но при том, что мы протокольно, а все стенографируется, записываем, через месяц. Эдуард Амвросиевич, Вы согласны?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Согласен.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Мы встречаемся в этом составе, и мы подведем итоги. Вот то самое главное, что нас будет все время как бы контролировать, а как мы: туда, не туда, ошиблись, не ошиблись. Понимаете? То есть это не просто такой политический недоносок – сегодняшний документ, нет, он серьезный, документ и мы в него верим, но тем не менее давайте его проверим.

Исходя из этого, может, Вам 30 минут многовато, может, Вы за 15 минут договоритесь?

В. Г. АРДЗИНБА: Можно и за 15, столько времени, сколько Вам потребуется на чашку кофе.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Для того, чтобы разлить шампанское – 15 минут.

В. Г. АРДЗИНБА: Хорошо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Итак, заключительное заседание. Владислав Григорьевич, пожалуйста.

В. Г. АРДЗИНБА: Во-первых, все члены делегации очень просили искренне поблагодарить вас, Борис Николаевич, за то огромное дело по решению этого конфликта, которое Вы сделали, поблагодарить всех руководителей республик в составе Российской Федерации, краев и областей, которые помогали нам и в данной ситуации содействовали решению этого вопроса.

Документ мы подпишем. Есть только два момента, которые я хотел, один в качестве вопроса, другой в качестве предложения. Я бы просил, чтобы Вы это учли. Первое. Здесь есть в этой статье, которая касается статьи первой, относительно согласованного уровня. Нельзя ли этот согласованный уровень определить сейчас, с тем чтобы было это известно. Это первое.

Второе. По статье II я запишу свое особое мнение, потому что и не могу с точки зрения ни нравственной, ни правовой осуждать людей, которые пришли в Абхазию жертвовать своей жизнью ради абхазского народа, ради всех народов Абхазии, поэтому такую формулу, тогда либо II статью надо снять, либо я тогда просто, Вы позволите мне, я запишу свое особое мнение, подписав документ, по поводу II статьи, я надеюсь это не нарушит. Самое главное: я документ подписываю. Но хотел бы обратиться с такой просьбой и по поводу согласованного уровня и по поводу статьи II.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Хорошо. Владислав Григорьевич, я благодарю Вас и Вашу делегацию за то, что Вы действительно восприняли наше участие как очень искреннее, и Вы это почувствовали из выступления наших руководителей республик, прежде всего не из Москвы помогать будут Абхазии, Грузии, другим, а прежде всего сидящие здесь представители, руководители республик Северного Кавказа, Краснодарского, Ставропольского краев, Ростовской области. Это они вам будут помогать. Я считаю, что они всегда к вам относились с большим вниманием и впредь, конечно, эта будет помощь оказываться. Если это будет касаться руководства Российской Федерации, то они всегда обратятся к нам, и мы, безусловно, ответим положительно. Егор Тимурович уже заранее кивает головой, что он поможет этим республикам, если они эти действия направляют на то, чтобы помочь Абхазии в этот очень трудный период. Благодарю Вас.

По существу статей. В отношении II статьи.

В. Г. АРДЗИНБА: Если там слово «осуждают» снять, было бы «органы власти управления республик, краев и областей Кавказа в составе Российской Федерации примут эффективные меры по пресечению, недопущению любых действий с их территорий, сходящимися с положением…» то есть просто снять момент осуждения.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Все-таки демократы все, по крайней мере, многие здесь сидящие, считают себя таковыми, давайте мы согласимся. Главная наша ведь цель не репрессии. Согласны, Эдуард Амвросиевич?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Да, да, считаем, что можно снять.

В. Г. АРДЗИНБА: Статья первая, согласованный уровень.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Может быть, все-таки, чтобы это Комиссия определила уровень?

В. Г. АРДЗИНБА: Будет там учитываться наше мнение при определении?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Вы же представители Комиссии, будете там, и Комиссия будет определять. Комиссии создана Россией пока односторонняя во главе с Хижой Георгием Степановичем. А здесь, в этом документе, что эта комиссия трехсторонняя. Представители всех трех сторон. И эта комиссия определяет: так или так.

В. Г. АРДЗИНБА: Согласен. А представителя Президента назвать можете, своего представителя, который в этой комиссии будет это дело возглавлять?

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Нет. Это я уже назвал. Председатель нашей российской комиссии Хижа Григорий Степанович – зам. председатели Правительства. Он и является как представитель Президента в этой комиссии. А уже общая комиссия и как там председательствовать, всю процедуру – Вы определяете потом, когда всей комиссией соберетесь. Пусть она сама определится. Будет Хижа председателем или через месяц, или через два, или сопредседатели – там много форм. Пусть они сами решают, но не мы же на таком высоком уровне и за таким столом большою дна-метра. Владислав Григорьевич, мы договорились? Договорились. Спасибо.

Я хочу выразить удовлетворение Вашей позицией. Я понимаю ваши трудности, Владислав Григорьевич, и члены Вашей делегации. Конечно, это не просто, потому что Вы имеете дело с народом Абхазии, многонациональным народом Абхазии, где и абхазцы, и грузины, и русские, и другие. Вам очень сложно. Но я бы очень твердо хотел бы заявить Вам от имени всех сидящих в этом полукруге, что мы будем вас поддерживать. На это Вы надейтесь. И мы договорились с Эдуардом Амвросиевичем.

Первое и я уже сказал Егору Тимуровичу Гайдару, чтобы немедленно (10 дней) подписать экономическое соглашение между Грузией и Россией. У нас такой получился разрыв, у нас такой получился провал, что, конечно, Грузия от этого пострадала больше значительно, чем Россия. Надо соглашение это подписать, а потом восстанавливать, но и повышать уровень наших отношений. Это первое.

Второе. Мы договорились подписать полномасштабный договор между Грузией и Россией. Нас связывает такая тысячелетняя история, что мы отойти друг от друга не можем. Не имеем права. Мы будем предателями перед своими народами. Поэтому мы сейчас очень интенсивно будем готовиться. И Эдуард Амвросиевич, если мы были бы, допустим, через месяц готовы к подписанию договора… У вас когда выборы?

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: 11 октября.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: То к концу октября Президент России согласен приехать в Тбилиси и подписать такой договор. Не в Москве.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: Опять еще раз подчеркнуть, что у нас нет имперских амбиций, что мы с уважением относимся к каждой республике, к каждому государству. Я приеду, а я уверен, меня к тому не сместят, приехать в Тбилиси, прекрасный город, который я хорошо знаю и не один раз там бывал, в том числе с Эдуардом Амвросиевичем. Это действительно прекрасный город, если не из сказки, то по крайней мере красоты, и подписать там наш договор.

Э. А. ШЕВАРДНАДЗЕ: Спасибо.

Б. Н. ЕЛЬЦИН: А ратифицировать как обычно полагается, если подписываем в Тбилиси, потом обмениваемся грамотами в

Москве. Дали на подпись?

Я хочу поблагодарить всех. Я понимаю, каждый сегодня перешел через какую-то немножко свою черту, которую он определил в своей судьбе, в своей жизни, что нет, через эту черту нельзя переходить, этическую, национальную и т. д. Но никогда не может быть согласия многих, если кто-то или каждый не сделает именно полшажка, четверть шажка навстречу тому, чтобы нам объединиться. Такого не бывает, когда мы все время будем на большом диаметре, но никогда не вместе.

И то, что мы сегодня договорились, то, что мы сегодня подписали, еще раз вам говорю и я вам твердо обещаю. Россия будет и защищать, конечно, свои интересы, но одновременно никогда не вмешиваться во внутренние дела, никогда. И Россия за целостность государства была во всех позициях и остается сегодня.

Я очень удовлетворен позицией, что руководители наших республик, России, северокавказских, а также, Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области за то, что они сегодня, я бы сказал, очень от души сказали свое мнение. Владислав Григорьевич, что они-то уж, по крайней мере, за вас, и что они, конечно, будут как-то принимать все меры, чтобы защитить вас вместе с нами, если вдруг что-то произойдет, хотя я считаю, что сейчас дело пойдет на примирение.

Я всех очень благодарю.

(Аплодисменты)

Считаю, что мы сделали большое дело, и можно выпить по калу шампанского.

ИТОГОВЫЙ ДОКУМЕНТ МОСКОВСКОЙ ВСТРЕЧИ

3 сентября 1992 г.

Президент Российской Федерации и Председатель Государственного Совета Республики Грузия, обсудив при участии руководителей Абхазии, северо-кавказских республик, краев и областей Российской Федерации положение, сложившееся в Абхазии, стремясь к скорейшему прекращению огня, преодолению чрезвычайной кризисной ситуации и созданию условий для полномасштабного политического урегулирования в Абхазии, которая стала зоной вооруженного конфликта, подтверждая приверженность духу и букве Устава ООН, принципам Заключительного Акта СБСЕ, Парижской Хартии для Новой Европы, Хельсинкской Декларации 1992 года, считая недопустимыми любые посягательства на общепризнанные принципы территориальной целостности государств и неприкосновенности их границ, уважая права и свободы человека, а также права национальных меньшинств, договорились о следующем:

Статья 1

Обеспечивается территориальная целостность Республики Грузия.

Все участвующие в конфликте вооруженные формирования с 12.00 5 сентября 1992 года прекращают огонь и любое применение силы друг против друга. При этом участники конфликта обязуются до вступления в силу прекращения огня воздерживаться от каких-либо наступательных действий.

Одновременно создается Комиссия по контролю и инспекции из представителей, назначаемых органами власти Грузии, в том числе Абхазии, и России. Комиссия обеспечивает соблюдение прекращения огня, выполнение других положений данного соглашения в соответствии с разработанными ею процедурами.

Для выполнения возложенных на нее задач участники Комиссии придают ей соответствующие подразделения, осуществляющие разоружение, расформирование и удаление из Абхазии, а также недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований и групп, с тем чтобы обеспечить строгий контроль по всему пери метру зоны конфликта.

Комиссия осуществляет наблюдение за тем, чтобы после прекращения огня и передислокации войск вооруженные силы Республики Грузия в зоне конфликта не превышали согласованного уровня, необходимого для достижения целей настоящего соглашения (охраны железной дороги и других определенных объектов).

Рекомендации Комиссии незамедлительно рассматриваются властями всех уровней.

Статья 2

До 10 сентября 1992 года производится обмен задержанных лиц, заложников, пленных и других, по принципу «всех на всех».

Статья 3

Стороны запрещают и не допускают любые террористические акты и захват заложников и принимают эффективные меры по привлечению к ответственности виновных.

Статья 4

Принимаются незамедлительные меры к устранению помех на путях движения товаров, услуг и лиц, занимающихся законной деятельностью. Будет обеспечиваться бесперебойное и безопасное функционирование соответствующих наземных, воздушных и морских путей сообщения, охрана границы.

Особое внимание будет уделяться обеспечению безопасности соответствующих участков Закавказской железной дороги, в том числе путем создания совместного механизма.

Комиссия по контролю и инспекции представит необходимые рекомендации по этому вопросу.

Статья 5

Обеспечиваются условия для возвращения беженцев в места их постоянного жительства. Им оказываются необходимое содействие и помощь.

Принимаются Меры по розыску лиц, пропавших без вести, и по эвакуации желающих выехать из Абхазии.

Статья 6

В зоне конфликта принимаются эффективные меры по прекращению и недопущению насилия и грабежей, привлечению к ответственности виновных.

Статья 7

Стороны примут меры по восстановлению пострадавших районов и оказанию гуманитарной помощи, в том числе на международной основе; населению, пострадавшему в ходе конфликта. Определение порядка доставки и распределения такой помощи возьмут на себя организации Красного Креста в координации с Комиссией по контролю и инспекции.

Статья 8

Стороны подтверждают необходимость соблюдения международных норм в области прав человека и национальных меньшинств, недопущения дискриминации прав граждан по признаку национальности, языка и религии, обеспечения проведения свободных демократических выборов.

Статья 9

Вооруженные Силы Российской Федерации, временно находящиеся на территории Республики Грузия, в том числе и в Абхазии, соблюдают строгий нейтралитет и не участвуют во внутренних конфликтах.

Все органы государственной власти и управления в Республике Грузия, в том числе и в Абхазии, обязуются уважать нейтралитет дислоцированных там Российских Вооруженных Сил и пресекать противоправные действия в отношении военнослужащих, членов их семей и военного имущества.

Статья 10

Стороны будут содействовать возобновлению к 15 сентября 1992 года нормальной деятельности законных органов власти в Абхазии.

Статья 11

Органы власти и управления республик, краев и областей Северного Кавказа в составе Российской Федерации примут эффективные меры по пресечению и недопущению любых действий с их территории, расходящихся с положениями настоящего соглашения.

Они будут содействовать его выполнению и установлению мир в регионе. Они предпримут усилия по разъяснению положений настоящего соглашения среди населения.

Статья 12

Стороны обращаются к ООН и СБСЕ с просьбой поддержать изложенные выше принципы урегулирования и оказать содействие в их реализации, включая направление миссий по установлению фактов и наблюдателей.

Москва, 3 сентября 1992 года

За Российскую

Федерацию

Г. С. ХИЖА

А. В. КОЗЫРЕВ

П. С. ГРАЧЕВ

А. М. МИРЗАБЕКОВ

М. М. МАГОМЕДОВ

В. М. КОКОВ

X. М. КАРМОКОВ

В. Н. САВЕЛЬЕВ

В. И. ХУБИЕВ

С. В. ХЕТАГУРОВ

А. X. ГАЛАЗОВ

А. А. ДЖАРИМОВ

Согласились:

В. Г. АРДЗИНБА

К. К. ОЗГАН

Т. НАДАРЕИШВИЛИ

За республику Грузия

Т. И. СИГУА

Т. К. КИТОВАНИ

А Д. ЧИКВАИДЗЕ

А. Х. ТЛЕУЖ

В. Н. ДЬЯКОНОВ

Е. С. КУЗНЕЦОВ

В. Ф. ЧУБ

МАТЕРИАЛЫ ВСТРЕЧИ РОССИЙСКОЙ И ЧЕЧЕНСКОЙ ГРУПП ЭКСПЕРТОВ

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР

19 декабря 1991

N 2.4-32

Москва, Дом Советов РСФСР

г. Грозный,

РЕЗИДЕНЦИЯ Д. М. ДУДАЕВА

Уважаемый Джохар Мусаевич!

Как Вам известно, Верховный Совет РСФСР принял 11 ноября 1991 года постановление, согласно которому руководству Верховного Совета и Правительству РСФСР поручено решить все вопросы по событиям в Чечено-Ингушетии путем мирных переговоров, используя политические средства.

Во исполнение данного постановления руководство Верховного Совета РСФСР направило в г. Грозный 3 декабря с. г. группу независимых экспертов в составе А.-Г. К. Алиева, В. И. Власова, Г. М. Керимова, В. П. Океанова, Н. А. Резванова для подготовки необходимых для предстоящих переговоров материалов. К сожалению, Вы не смогли принять экспертов и переданное мной через руководителя этой группы письмо, вследствие чего, как представляется, и не выработано конкретных взаимосогласованных предложений.

Сегодня, в результате прекращения поставок горюче-смазочных материалов по продуктопроводам из Чечено-Ингушетии, ситуация в регионе резко обострилась. На грани остановки целый ряд предприятий, затронуты жизненные интересы миллионов людей, проживающих в Адыгее, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Чечено-Ингушетии, Краснодарском и Ставропольском краях, Ростовской области.

Путь к решению проблем политическими средствами – безотлагательные переговоры. В целях ускорения подготовки необходимых материалов к предстоящим переговорам делегации Верховного Совета и Правительства РСФСР с делегацией Чечено-Ингушетии для определения перспектив решения организационных вопросов, уточнения места работы и даты встречи делегаций прошу Вас назвать состав своей экспертной группы и направить ее в г. Москву. С нашей стороны будут участвовать вышеназванные эксперты и специалисты от Правительства РСФСР.

О Вашем решении и дате прибытия экспертной группы прошу сообщить письменно.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

ВЕРХОВНОГО СОВЕТА РСФСР                                                                                                                     Ю. ЯРОВ

ПРОТОКОЛ

о результатах встречи российской

и чеченской групп экспертов

в г. Сочи 12–14 марта 1992 года

Российская и чеченская группы экспертов, проводившие предварительную проработку вопросов, планируемых для обсуждения официальными полномочными делегациями – республик, приняли для них нижеследующие РЕКОМЕНДАЦИИ:

I.         Провести переговоры официальных делегаций обеих сторон в третьей декаде апреля 1992 года в г. Сочи («Дагомыс»).

Возглавляют делегации заместители Председателя Верховного Совета Российской Федерации и Парламента Чеченской Республики.

Численный состав каждой делегации 15–20 человек.

II.        В повестку дня предстоящих переговоров между делегациями Российской Федерации и Чеченской Республики эксперты обеих сторон предлагают включить следующие вопросы:

1.         Политические

О признании политической независимости и государственного суверенитета Чеченской Республики; об определении политико-правовой формы взаимоотношений между Чеченской Республикой и Российской Федерацией.

Оформление межгосударственных, международных взаимоотношений; охрана прав, свобод и законных интересов граждан, проживающих на территории обоих государств, независимо от национальности в соответствии с общепризнанными международно-правовыми нормами.

2.         Экономические

Об экономическом пространстве Российской Федерации и Чеченской Республики; о банковской и финансовой системах; о социальной, ценовой и таможенной политике; о научно-техническом и культурном сотрудничестве, информационном обмене; о транспортных и коммуникационных связях, включая магистральные трубопроводы; об энергетике; о выделении доли золотого, алмазного и валютного запаса Чеченской Республики из бывшего союзного фонда.

3. Коллективной безопасности

О совместной военной безопасности; вооруженных силах и воинских формированиях, их материально-техническом обеспечении; о военном командовании; об охране и защите государственных границ, иных вопросах коллективной безопасности.

  1. До официальных переговоров полномочных делегаций Российской Федерации и Чеченской Республики провести в конце марта текущего года в г. Москве встречу групп экспертов каждой из сторон для выработки документов по вопросам, включенным в повестку дня.
  2. Рекомендуем разрешение вопросов, включенных в повестку переговоров официальных делегаций, оформить Договором между Российской Федерацией и Чеченской Республикой.

V.        Конкретную дату встреч и персональный состав официальных делегаций и экспертных групп стороны сообщают друг другу за семь дней до начала переговоров.

VI.      Для согласования протокольных процедур представители обеих сторон встретились до начала переговоров.

Совершено в двух экземплярах. Каждый имеет одинаковую силу.

ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА

РЕСПУБЛИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ                                                                                                          В. ЖИГУЛИН

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ПАРЛАМЕНТА

ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ                                                                                                                            З. ЯНДАРБИЕВ

14 марта 1992 года,

г. Сочи

ПРОТОКОЛ

о результатах встречи групп экспертов

Российской Федерации и Чеченской Республики

в г. Москве

25–28 мая 1992 года

Российская и чеченская группы экспертов, исходя из полномочий, представленных им соответственно руководством Верховного Совета Российской Федерации и Парламента Чеченской Республики, подтверждая Протокол о результатах встречи сторон в г. Сочи от 14 марта текущего года и в соответствии с этим, считают целесообразным предложить к рассмотрению Верховному Совету Российской Федерации и Парламенту Чеченской Республики следующие вопросы:

а)         о принятии политической Декларации о взаимоотношениях сторон;

б)         о проектах Договоров от российской и чеченской сторон, проанализированных в ходе настоящей встречи.

Рассмотренные в законодательных органах проекты документов экспертам согласовать на очередной встрече в третьей декаде июня 1992 г. в г. Грозном или г. Кисловодске и представить их на утверждение полномочных делегаций республик.

ГЛАВА ГРУППЫ ЭКСПЕРТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ЗАМЕСТИТЕЛЬ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА РЕСПУБЛИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В. ЖИГУЛИН

ГЛАВА ГРУППЫ ЭКСПЕРТОВ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ПАРЛАМЕНТА ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

3. ЯНДАРБИЕВ

28 мая 1992 года

ОТЧЕТ

о результатах переговоров экспертных групп

по подготовке переговоров

между полномочными делегациями

Парламента Чеченской Республики

и Верховного Совета Российской Федерации

С 26 по 28 мая т. г. проходила вторая встреча экспертных групп Парламента Чеченской Республики и Верховного Совета Российской Федерации. Чеченской стороной на обсуждение были представлены проект Договора об основах межгосударственных отношений Чеченской Республики и Российской Федерации и проект Соглашения по торгово-экономическому сотрудничеству между Чеченской Республикой и Российской Федерацией на 1992 год, подготовленные Парламентом ЧР.

Указанные проекты были нацелены на реализацию первого пункта протокола встречи двух делегаций от 12–14 марта т. г. в Дагомысе «О политической независимости и государственном суверенитете Чеченской Республики» и урегулирование торгово-экономических связей с учетом реальной независимости ЧР.

Российской стороной был представлен проект слегка перекроенного Федеративного Договора (в конце второго дня переговоров), который не мог быть принят чеченской стороной в качестве основы экспертных переговоров, и был аргументированно отвергнут.

Основная дискуссия проходила вокруг проекта Договора об основах межгосударственных отношений Чеченской Республики и Российской Федерации, расцененного российской делегацией как конструктивный и перспективный документ.

Однако и несмотря на то, что в начале встречи обеими сторонами официально была подтверждена необходимость решения вопроса о политической независимости Чеченской Республики на основе признания ее Российской Федерацией, переговоры экспертных групп не могут быть расценены как удовлетворительные, а углубленный анализ дает серьезные основания сомневаться в их дальнейшей перспективе по целому ряду причин.

На основании официальных и неофициальных контактов с представителями Верховного Совета Российской Федерации и экспертов по подготовке переговоров сложилось мнение, что Верховный Совет РФ не является дееспособным органом власти, способным на международно-правовой основе и конструктивной идее решать сложные, многоплановые вопросы межгосударственных взаимоотношений обновляющегося Кавказско-Российского пространства, что, отчасти, явствовало из напоминания делегацией Российской Федерации об отсутствии у них сколько-нибудь серьезных полномочий относительно главного пункта переговоров.

Значительную роль в формировании отношения Российской Федерации к заключению с Чеченской Республикой межпарламентского Договора об основах межгосударственных отношений играет и тот факт, что главой ВС РФ, подписывающим Договор, является человек по национальности чеченец, что некоторыми влиятельными политическими силами в российском руководстве воспринимается как недопустимое ни при каких обстоятельствах, если речь идет об отношениях между независимыми государствами.

Кроме того, для самого председателя ВС РФ Хасбулатова и так называемых депутатов РСФСР от ЧИАССР недопустимым ни при каких обстоятельствах является вопрос о признании полной независимости Чеченской Республики, что также явствовало из официальных и неофициальных бесед.

Причина недееспособности ВС РФ, отчасти, кроется и в том, что этот верховный орган власти организован без учета волеизъявления народов бывшего РСФСР, при структурах командно-бюрократической системы Советской империи. Кроме того, на данный момент председатель Верховного Совета РФ Р. И. Хасбулатов не имеет права занимать этот государственный пост, так как с момента провозглашения независимости Чеченской Республики всенародно избранными Президентом и Парламентом ЧР, он не представляет в качестве депутата граждан РФ. Государственное образование ЧИАССР, от которого был избран Хасбулатов депутатом РСФСР, с 27 октября 1991 года перестало существовать, и на ее месте волеизъявлением чеченского народа образовано Чеченское государство с абсолютно независимыми политическими и государственными структурами. В таком же неправовом режиме пребывают и другие бывшие депутаты РСФСР от ЧИАССР, в настоящее время используемые спецслужбами России в качестве платформы для провокаций и диверсионных действий, нацеленных на уничтожение независимости Чеченского государства.

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.