История государства и права славянских народов

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра правоведения

История государства и права славянских народов

(учебное пособие)

Минск, 1998

История государства и права славянских народов. Учебное пособие /Под ред. И. Н. Кузнецова. Мн. : БГЭУ, 1998. – с.

Настоящее пособие подготовлено авторским коллективом студентов 1 курса факультета права в соответствии с программой курса “История государства и права славянских народов”. Хронологический материал охватывает период до конца 1996 г.
В пособии излагаются только историко–правовые факты и явления. Анализируются некоторые политические феномены и тенденции.
Назначение пособия: введение студента–правоведа в круг историко–правовых фактов, ознакомление с юридической терминологией и традицией; анализ основных правовых институтов, кодификаций и правовых актов славянской истории, структур власти и политической деятельности.

Для студентов юридических и исторических специальностей, всех, кто интересуется историей государства и права славянских народов

Авторский коллектив, 1998

Предисловие

История государства и права славянских народов как научная дисциплина изучает эволюцию структур, институтов и механизмов государственной власти, а также развитие системы в целом и отдельных отраслей права
История государственных и правовых явлений в данном курсе изучается в определенных пределах, как временных, так и пространственных. Временными пределами являются момент возникновения государственности и сегодняшнее состояние государственной и правовой системы, пространственными — территории, занимаемые славянскими государствами на протяжении всего исторического времени.
История государства и права славянских народов изучает как отдельные факты, прежде всего юридические, так и закономерности исторического развития. Она стремится выявить основные причины и следствия таких явлений, как возникновение, расцвет и упадок государственных и правовых систем и институтов.
В истории права главное внимание уделяется созданию правовых систем, кодификаций, а также отдельных правовых актов. В курсе изучается процесс возникновения различных отраслей права (уголовного, гражданского, процессуального и др. ) и анализируются содержание и структура наиболее значимых юридических норм.
В курсе государства и права славянских народов исследуются взаимодействие и взаимообусловленность государственных структур (типы власти, государственного устройства, органов и механизмов управления) и правовых институтов (кодификаций, отдельных норм, отраслей права и т. п. ). Изучение этой проблемы доводится фактически до наших дней, где она смыкается с проблемой современного государства и права.
Периодизация курса обусловлена несколькими факторами. Главные из них — развитие социально–экономического уклада общества (уровень экономического, технического развития, формы собственности) и государственное развитие. Представленная периодизация в значительной степени условна. Тем не менее в ее рамках удается рассмотреть основные государственные и правовые изменения и тенденции. Особая дробность периодов на последних этапах истории государства и права славянских народов объясняется исключительной значимостью исторического материала для анализа современных проблем и увеличением объема этого материала (фактов, событий, норм и т. п. ).

I. Государство и право Древней Руси.

1. Возникновение государственности у восточных славян.
Киевская Русь — раннефеодальная монархия.
1. 1 Возникновение государственности у восточных славян.
Процессы классообразования у славян проходили на фоне формирования племенных союзов распада большой семьи и перерастания разовой общины в сельскую (соседскую).
Форму общественых отношений славян в 7-8 в. в. можно определить как военную демократию. Ее признаками являлись: участие всех членов (мужчин) племенного союза в решении важнейших общественных проблем: особая роль народного собрания как высшего органа власти: всеобщее вооружение населения (народного ополчение).
Правящий слой формировался из старой родоплеменной аристократии (вождей, жрецов, старейших) и членов общины разбогатевших на эксплуатации рабов и соседей.
Образование государственности у восточных славян совпало (и было обусловлено) с разложением родоплемнных, кровнородственных отношений. Они сменялись территориальными, политическими и военными связями. К 8 в. на территории, населенной славянскими пленами, было образовано 14 племенных союзов, возникших как военное объединение. В качестве главной военной силы и одновременно правящей социальной группы во главе таких союзов становились князья и княжеская дружина.
Племенные союзы в военно-политических целях объединяются еще более крупные формирования — “союзы союзов”. Центром одного из них стал Киев. В источниках упоминается три крупных пилитических центра, которые могут считатся протогосударственными объединениями: Куяба (южная группа славянских племен с центром в Киеве), Славия (Северная группа, Новгород), Артания (юго-восточная группа, Рязань) В 9 в. большая часть славянских племен сливается в территориальный союз, получивший название “Русская земля”. Центром объединения был Киев, где провела полулегендарная династия Кия, Дира и Асколида.
В 882 г. два крупнейших политических центра древних славян, Киевский и Новгородский, объединились под властью Киева, образовав Древнерусское государство. С конца 9 до начала 11 в. это государство включала территории других славянских племен-древлян, северян, родимичей, уличей, тиверцев, вяеичей. В центре нового государственного образования оказалось племя полян. Древнерусское государство стало своеобразной федерацией племен, по своей форме это было раннефеодальная монархия.
Территория Киевского государства сосредоточилась вокруг нескольких политических центров, некогда бывших племенными. Во второй половине 11-начале 12 в. в пределах Киевской Руси стали образовываться достаточно устойчивые княжества – полугосударства: Киевская, Черниговская, Переяславская земли.
В 9-11 в. в. в формировании древнерусской государственности определенную роль играл “варяжеский элемент”, вокруг которого в исторической литературе велась длительная полемика между сторонниками и противниками “норманнской теории” происхождения древнерусского государства. В этом процессе, несомненно, сказывались влияния выходцев из Скандинавии и Балтии, составляющих значительную часть нового правящего слоя Киевского государства. Однако в руках киевских князей они служили лишь орудием и фактором влияния, признанными сохранить отношения данничества между Киевом и Новгородом, где влияние ворягов было более раннего происхождения и, видимо, более значительным.
Новгород был древним племенным центром, позже превратившимся в опору нового государственного образования, на периферии которого стали возникать опорные центры – погосты. Экспансию Новгород осуществлял, распространяя дань и суд на новые территории (Ладогу, Полоцк и т. д. . ), но ее быстрый темп привел к большой раздробленности феодальных владений. В борьбе с Новгородом киевский князь Ярослав уступил ему Лагоду и Псков. Только с 11 в. новгородская экспансия приостанавливается встречным движением из Полоцка и Смоленска.
К середине 12 в. все территории “полугосударств”, составлявших Киевское
государство, сливаются воедино. Название “Русская земля”, прежде относящееся только к южной Руси, распространяется на всю территорию государства, объединившего более 20 народов и племен.
1. 2. Киевская Русь как раннефеодальная монархия.
Феодальная поземельная собственность складывается с 9 в. в двух основных формах — княжеский домен и вотчинное землевладение. Внеэкономические формы эксплуатации (дань, “полюдье”) уступают место экономическим, основным на праве собственности. Правовыми основаниями для владения землей становятся пожалование, наследование, купля. В начальный период существенное значение имел захват пустующих и населенных земель.
Формирование правящего класса приводит к появлению сложных отношений “сюзеренитета – вассалитета”, т. е. феодальная зависимость. Дружина князя дифференцируется на “старшую” и “младшую” (и по возрасту, и по социальному положению). Бояре из боевых соратников князя превращаются в землевладельцев, его вассалов, вотчинников. В 11-12 в. в. происходят оформление боярства, как особое сословие и закрепление его правового статуса. Формируется вассалитет как система отношений с князем – сюзереном, его характерными признаками становятся специализация вассальной службы, договорной характер отношений и экономическая самостоятельность вассала. В феодальном договоре о службе соединились два начала: более древнее и личное, служебное (дружинник) и более позднее – зависимость по земле, служба, строго обусловленная землевладением. В связи с этим изменяется социально – экономическое поведение боярства.
Бояре усиливают эксплуатацию крестьян-общинников, попадающих к ним в зависимость, с помощью внеэкономических (захват, насилие) и экономических (кабала, дом) мер. Совершая военные походы, князь с дружиной захватывает пленных и превращает их в рабов (холопов). Однако рабский труд у славян не стал основной формой эксплуатации: экономические, климатические, географические и другие условия не способствовали этому. Рабы выполняли вспомогательные хозяйственные функция, главной рабочей силой были крестьяне-общинники.
Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в городах) и волостители (в сельской местности).
Великий князь находился в договорных или сюзеренно-вассальных отношениях с другими князями. Местные князья могли принуждаться к службе силой оружия. Усиление местных феодалов (11-12 в. в. ) вызывает появление новой формы и нового органа власти — “сейма”, т. е. феодального съезда. На таких съезда решались вопросы войны и мира, разделение земель, вассалитета.
Отношение сюзеренитета-вассалитета ставили всех подчиняющихся князю феодалов в положении служилых людей. В наибольшей зависимости от князя находились младшая дружина и “слуги под дворским”. Крупные феодалы-землевладельцы пользовались большей автономией.
В статуте крупного боярина-вотчинника соединились право собственности на землю и власть. Первыми вассалами становились князья-наместники, не служившие непосредственно в княжеской дружине. Основной обязанностью вассалов является не уплата дани, а военная служба.
Стремление киевских князей к централизации своей власти определило ликвидацию племенных князей, скорое устранение князей-наместников и раздачу земель сыновьям князя (что усилило сюзеренитет отцовского авторитета). При этом принцип старшинства приходил в столкновение с принципом “отчины”: при перемещении князяй-братьев с одного “стола” на другой, некоторые из них не желали менять насиженные места, другие же рвались к киевскому “столу” через головы старших братьев. Для урегулирования подобных коллизий уже в 11-12 в. в. начинают заключаться междукняжеские договоры, содержанием которых являлись условия господства-подчинения, союзов и военных коалиций. Закрепление “отчины” (вотчины) в родовую собственность позволяло боярам даже при смене своего сюзерена-князя оставлять при себе земельную собственность. Князь в своих договорах часто признавали за своими боярами-вассалами свободу службы и безнаказанный отход от службы.
Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысяцкими, сотниками и десятниками. В этот период продолжает существовать численная или десятичная система управления, которая зародилась в недрах дружинной организации, а затем превратилась в военно-административную систему. Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения).
Органом местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община – вервь. В ее компетенцию входили земельные пределы (перераспределение земельных наделов), полицейский надзор, налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределение, решение судебных споров, расследование преступлений и исполнение наказаний. “Вервь” 11-12в. в. сочетала в себе элементы соседской и семейной общины.
Волость – община представляет собой конгломерат мелких поселений. Государство было заинтересовано в сохранении общинной структуры, которую оно использовало в фискальных, полицейских и административных целях. Община была наделена некоторыми судебными функциями, на нее возлагались обязанности по перераспределению земельных наделов и аккумулированию пустующих и брошенных земель. Феодалы, приобретавшие общинные земли, освобождались от государственного “тягла”, податных, судебных и административных обязанностей.
Государственная власть постепенно усиливала свой контроль над общиной: вначале рядом с выборным старостой появляется фигура княжеского приказчика, позже выборных старост заменяют назначаемые князем дворские, наконец, общиной начинает управлять приказчик-посельский. Однако в Древней Руси община представляла собой достаточно автономное образование с собственными суверенными правами, и главным ее оппонентом оказалась боярщина – институт, основанный на вотчинном землевладении.
Процесс формирования русской государственности связан с нарастающей силой боярства.
Совет при князе состоял из бояр и “княжеских мужей”. Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли старосты. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства. Десятичная система управления заменяется дворцово-вотчинной, при которой политическая власть принадлежит собственнику (боярину-вотчиннику). Складывались два центра власти – княжеский дворец и боярская вотчина, становление принципа происходит в процессе феодальной раздробленности .
В раннефеодальной монархии важную государственную и политическую функцию выполняет народное собрание – вече. Выросшее из традиций племенных сходов, оно приобретает более формальные черты: для него готовится “повестка дня”, подбираются кандидатуры выборных должностных лиц, в качестве организационного центра действуют “старцы градские” (старейшины). Определяется компетенция вече: при участии всех свободных (правоспособных) жителей города (посада) и примыкающих поселений (слобод) решались вопросы налогообложения, обороны города и организации военных походов, избирались князья (в Новгороде). Исполнительным органом вече был совет, состоявший из “лучших людей” (городского патрициата, старейшин).
Вече в качестве государственного института оценивалось исследователями неоднозначно: как совещание правителей города, совещание князя со знатью города, как военный совет. По-разному определялась и роль совета (думы) при князе: иногда его рассматривали как постоянно действующий государственный орган, как порождение аристократической родовой традиции или как не орган вовсе, а просто “акт думания”, принятия решений.
Становление княжеской администрации проходило на фоне первых административных и правовых реформ. В 10 в. княгиней Ольгой была проведена “налоговая” реформа: были установленны пункты (“погосты”) и сроки для сбора дани, регламентированы ее размеры (уроки). В начале 11в. князем Владимиром Мономахом вводится устав о закупничестве, регламинтирующий кобально-долговые и заемные отношения.
Кроме дани, княжеская администрация получала с населения другие прямые сборы – дар, полюдие, корша. Подати уплачивались медом, мехами и деньгами.
После принятия христианства в качестве государственной религии на Руси складываются церковные организации и юрисдикции. Духовенство делилось на “черное” (монашество) и “белое” (приходское). Организационными центрами стали епархии, приходы и монастыри. Церьковь получила право на приобретение земель, населенных деревень, на осуществление суда по специально выделенной юрисдикции (все дела в отношении “церковных людей”, дела о преступлениях против нравственности, брачно-семейные).

2. Становление древнерусского права.
2. 1 Источники права.
Источниками права признается обычай и закон. Первый период истории русского права есть время господства обычного права: законодательная деятельность власти, хотя начинается с древнейших времен и потом постепенно расширяется, но далеко еще не может конкурировать со средой действия обычаев.
2. 2 Обычное право.
История знает восточных славян во время полного господства у них обычного права; древнейшие термины, означающие право вообще, относятся к обычному праву: “правда”, “норов”, “обычай”, “преданье”.
Вышеприведенные термины указывают и на происхождение обычного права, и на его свойства.
Признавая автономию (действия частного лица) за первоисточник права вообще, полагают возможным установить следующий процесс образования обычного права: более энергичное лицо поступает как ему угодно; другое следует ему из пассивной подражательности; через установившуюся практику образуется привычка поступать так, а не иначе, а затем повальный обычай, из которого, наконец, складывается общее убеждение о необходимости всем действовать именно так, а не иначе. Но таким образом в основе права был бы положен произвол, т. е. отрицание права.
Первоисточник права есть природа человека (физическая и моральная), подчиненная таким же законом, как и природа органическая и неорганическая. Право на первой ступени является чувством (инстинктом); такова месть, защита детей родителями и обратно. На второй ступени право проникается сознанием (в союзах общинных и государственных), превращаясь из явления природы в действия воли; то, что есть (факт), превращается в то, что должно быть (право). Привычка лишь укрепляет действия единообразных норм, а не создает их.
Обычное право выражается, прежде всего, в юридических действиях (фактах). Важнейшей формой выражения обычного права служат акты юридических сделок и судебные акты, служившие преимущественно для распознания права гражданского и уголовного. В них действующие лица стараются совершить действие согласно с правом, но не всегда достигают этой цели. Наконец, оно может быть выражено в словесных формулах – юридических пословицах, из которых некоторые позднее стали формой закона, а многие уцелели до наших дней со времен древнейших, например, “Молодой на битву, а старый – на думу”; “ Молодой князь, молода и душа”; “На одном вече, да не одни речи” и т. д.
Согласно с происхождением обычного права, оно, во – первых, обладает двойной обязательностью – внутренней и внешней, т. е. право изменяется не только личной совестью и сознанием права. Во – вторых, для сообщения праву внешней обязательной силы ему придает религиозное значение, т. е. происхождение обязательных норм возводится к самому божеству. В третьих, обычное право считалось прирожденным для известного племени или национальности; отсюда каждый в чужой стране стремился сохранить за собой свои отечественные права. В – четвертых, как право, сохраняемое традицией, передачей, оно в высшей степени консервативно, ибо изменение его грозило разрушением самого права; отсюда – поступать по старине значит “ поступать по праву”. Но, в – пятых, как право, не выраженное в твердой (письменной) форме, оно способно изменяться вместе с жизнью.
2. 3 Влияние и рецепции чужого права.
2. 3. 1 Договоры с греками и немцами.
Весь 10 в. есть век периодических движений целых масс восточных славян в Византию. С греками тогда было заключено 4 договора: в 907 г. Олегом, в 911 г. им же, в 945 г. Игорем, в 972 г. Светославом.
Первый договор. В 907 г. Олег пошел на греков, собравши множество воряг, славян (ильменских), чуди, кривичей, полян, северян, древлян, родимичей, хорватов, дулебов и тиверцев. Дойде до Константинополя, он заставил греков заплатить единовременный выкуп по числу его воинов и затем, несколько отступив от города, заключил мир с царями Львом и Александром через посредство пяти своих послов. Главные пункты договора заключались в следующих обязательствах греков: 1) платить дань русским на каждый из старших городов, в которых сидели князья – подручники Олега (Киев, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Любеч и др. ); 2) давать корм тем русским, которые приходят в Византию, а гостям – русским месячное содержание. Греки только прибавили необходимую оговорку, чтобы русские, приходящие в Византию, не разбойничали на улицах и в окрестностях Византии.
Бедное содержание договора 907 г. казалось, однако, на первых порах достаточным; но в следующие годы сами греки должнябыли внушить русским мысль о необходимости более подробных условий, и в 911 г. был заключен второй договор в Византии через послов Олега. Этот договор гораздо богаче првого юридическим содержанием; он касается отношений (уголовных и гражданских) между греками и русскими, находившимися в Византии, международных обязательств русских возвращять имущество греков, потерпевших кораблекрушение, взаимного выкупа, и возвращения в отечество рабов пленников. В 945 г. был заключен новый, третий договор с греками, в который включены статьи из договоров 907 и 911 г. г. с некоторыми изменениями не в пользу русских и с добавлением о пограничных странах. В войне 971 г. Святослав был побежден греками и заключил договор (четвертый), дошедший до нас так же в полном виде, но весьма бедный содержанием (ограничивается только клятвой Святослава быть в вечном мире с греками).
Правро, выраженное в договорах, не есть ни право византийское, чисто русское: оно составлено искусственно договаривающимися сторонами для соглашения русского обычного права со столь отличным от него культурным византийским правом. Однако в договорах гораздо больше следов русского права, чем византийского. Так, за убийство поставлена смерть, что для греков означало смертную казнь, а для русских – месть рукою родственников убитого.
Договоры, не устанавливая норм для отечественного русского права, имеют, однако, значение и для внутренней истории источников русского права: под влиянием народа высшей культуры русские в первый раз пробуют выразить нормы своего права в объективной (письменной) форме и потом сделать их для себя обязательными по силе внешнего принуждения и клятвы,
Подобное же значение имеют договоры с немцами, хотя и относятся ко времени гораздо более позднему, именно в 12 и 13 в. в. С немцами заключали договоры западнорусские земли: Новгородская, Смоленская, Полоцкая и Галицкая. В отличие от договоров с греками, в них содержании юридических норм (в некоторых весьма богатая) почти тождественно с русским правом (благодаря культурной близости обеих договаривающихся сторон). Там, где немецкое право противоречит русскому, в договорах берет перевес русское. В договорах определяется в равной степени и положении немцев на территориях русских государств, и положение русских на немецких территориях, а потому они имеют значение внутреннего действующего права.
2. 3. 2 Рецензия византийского права.
В конце 10 в. (988 г. ) сношения с Византией привели к принятию христианства, что произвело настоящий переворот во все сферах правовой жизни: обычное русское право во многом прямо противоречило учению христианской морали и церковного права; с христианством явилась церковь как учреждение внешнее, имевшее свои канонические законы, во многом несогласие с обычаями русских; наконец, с церковью явилось множество лиц из Византии (духовные и светские), образованных и влиятельных, привыкшие к своему праву и не желавших подчинится ни лично, ни по имуществу праву русскому. Такой всеобъемлющий переворот мог бы привести к полной замене местного права чужим, но благодаря устойчивости русского обычного права он привел только к необходимому усвоению церковного права и к частичной и свободной рецепции некоторых кодексов византийского светского права. Заимствование светского византийского права совершалось с некоторой свободой в выборе кодексов. Наиболее важные из реципированных кодексов следующие: 1) Эклого Льва Исаврянина и Константина Копранима (739 – 741 г. г. ) усвоенная в самостоятельной переделке; 2) Прохирон Василия Македонянина (870 – 878 г. г. ). Свободное отношение к византийским кодексам обнаруживается особенно из состава так называемого Судебника царя Константина или закона судного людям, который дошел до нас в двух редакциях (краткой и пространной) в кормчих и мерилах праведных. Свободная рецепция появляется и в переработке содержания византийских источников (приспособлении их к русскому права); например, членовредительные и болезненные наказания заменены денежными пенями и продажами; назначено определенное число послухов, смотря по важности дела; закон о подделке монеты (которой на Руси еще не чеканили) заменен другим. Сфера действия реципированного права простирается в некоторых отношениях на все гражданское общество (право семейное и некоторые части уголовного) и во всех отношениях на некоторые классы общества (“людей церковных”).
2. 4. Уставы.
Переворот, произведенный в русском обществе христианством, кроме рецепции, вызвал и самостоятельную законодательную деятельность среди русских.
Закон появился уже в форме уставов. Уставы издавали потом в большом числе Ярослав, его сыновья и последующие князья. Отдельные уставы, дошедшие до нас, церковные уставы, приписываемые Владимиру Св., Ярославу, Всеволоду Новгородскому (до 1136 г. ), другой ему же (ок. 1135г. ), Святославу Новгородскому (1137 г. ), Ростиславу Смоленскому (1150 г. ). Первоначальный закон допускал в себе неопределенность формы; возможны были дальнейшие добросовестные изменения без нарушения основных начал и без предположения о подлоге. В уставах назначаются пределы светительного суда (по предметам и лицам), назначается содержание церкви (десятина); а в уставе Ярослава содержится ряд уголовных постановлений, имеющих связь с семейным правом и нравственностью.
2. 5. Псковская и Новгородская судные грамоты.
Русская Правда есть попытка неотрицательной кодификации законов: кодификация законодательная предпринята лишь в 14 – 15 в. в., в Псковской и Новгородской судных грамотах; оба эти памятника выходят за пределы 1 – го периода, но по содержанию относятся к нему.
Псковская судная грамота, по надписанию ее, издана “всем Псковом на вече в лето в 905 (1397) по благославлению попов всех 5 соборов”. В числе своих источников судная грамота указывает грамоту князя Константина, но таким князем может быть признан только Константин Дмитриевич, княживший в 1407 г. Во 2 – й половине 15 в. грамота была дополнена в третий раз.
Доказательства такого постепенного происхождение грамоты находятся в составе, в котором явно видны следы хронологического наслоения содержания. Всю грамоту можно разделить на три части: первая – от 1 до 76 ст., вторая – от 77 до 108, третья – от 109 до конца. Каждая из них начинается учредительными законами (о составе суда).
Источники Псковской судной грамоты указаны в ее надписаниях: она “выписана из грамоты великого князя Александра и гр. князя Константина и из всех приписак псковской пошлины”. Эти источочники по своему значению те же самые, что и источники Русской Правды, а именно: во-первых, уставы княжеские; в отличие от дальнейших уставов, вошедших в Русскую Правду, псковские уставы охватывали уже значительную массу узаконенний (были попытками кодексов) и изложены в особых грамотах.
Вторым источником Псковской судовой грамоты были псковские пошлины, т. е. обычное право – вероятно, самый обильный источник.
Псковский закон черпает свое содержание из обычаев; он отличается от обычая внешней принудительностью (выразившей в наложениями законодателями на самих себя церковной клятвы) и в письменной форме (подлинник узаконений хранится в “Ларе Св. Троицы”; “разодрать грамоту” значит уничтожить самый закон). Инициатива закона принадлежит посаднику, а принятие его и отмена — вечу, разумеется, с участием князя. Публикация закона при народном составлении его на вече не имеет важности.
Новгородская судная грамота дошла до нас в отрывке (начальном). Она составлена около середины 15 в. “всем государям Вел. Новгородом на вече, на Ярославле дворе”, и потом, по завоевании вел. кн. Иваном 3, переписана на его имя в 1471 г. Содержание дошедшего до нас отрывка все состоит из уставов судоустройства и от части судопроизводства, но отсюда нельзя заключать, что и все содержания грамоты ограничивалось этим (и не касалось материального права). Новгородская судная грамота не указывает своих источников, но из содержания ее видно, что она основана на обычном праве. Затем грамота черпала из прежних вечевых постановлений и из договорных грамот с князьями.

3. Русская правда как памятник права.
До наших дней дошло более ста списков Русской правды, которые можно представить в трех основных редакциях: 1. Краткая; 2. Пространная; 3. Сокращенная. Древнейшей редакцией является краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава, Правды Ярославичей, Покона верного, Урока мостников (подготовлена не позднее 1054 г. ).
Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделена на Суд Ярослава и Устав Мономаха.
Сокращенная редакция появилась в середине 15 в. из переработанной Пространной редакции.
Источниками кодификации явились нормы обычного права и княжеская судебная практика. К числу норм обычного права относятся прежде всего положения о кровной мести и круговой поруке. Законодатель по – разному относится к этим обычаям : кровную месть он стремится ограничить. Круговая порука, напротив, сохраняется или как политическая мера, связывающая всех членов общины ответственностью за своего члена, совершившего преступления.
Нормы, выработанные княжеской судебной практикой, многочисленны в Русской Правде и связываются иногда с именами князей, принимавших их (Ярослава, сыновей Ярослава, Владимира Мономаха).
Определенное влияние на Русскую Правду оказало византийское каноническое право.
В Русской Правде содержится ряд норм, определяющие правовые положения отдельных групп населения. По ее тексту трудно разграничить правовой статус правящего слоя и остального населения. Нашли лишь два юридических критерия, особо выделяющие эти группы в составе общества – нормы о повышенной уголовной ответственности за убийство представителя привилегированного слоя и нормы об особом порядке наследования недвижимости для представителя этого слоя. Эти юридически привилегии распространялись на субъектов, поименованных в Русской Правде следующим образом: князья, бояре, княжеские мужи, княжеские тиуны, огнищане.
Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей, существовали также промежуточные и переходные категории. Юридически и экономически независимыми были посадские и смерды – общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства). Городское население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство, купечество, “низы” (ремесленники, рабочие и пр. ) наряду со свободными были зависимые (“крепостные”) смерды. Свободный смерд – общинник обладал определенным имуществом, которое мог завещать детям. Закон защищал личность и имущество смерда. За совершение проступка и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность.
Более сложной юридической фигурой является закуп. Закуп – это человек, работающий в хозяйстве феодала за “купу” – заем в который могли включаться разные ценности.
Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после восстания закупов в 1113 г. Были установлены предельные размеры процентов на долг. Закон охранял личность закупа.
Холоп – наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: все, чем он обладал, являлось собственностью господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом.
Русскую Правду можно определить как кодекс частного права – все ее субъекты являются физическими лицами, понятие юридического лица закон еще не знает. Среди видов преступлений, предусмотренных Русской Правдой, нет преступлений против государства.
Нормы Русской Правды защищают частную собственность, регламентируют порядок и передачи по наследству, по обязательным договорам.
Обязательные отношения могли возникать из причинения вреда или из договоров. За невыполнение обязательства должник отвечал имуществом, а иногда и своей свободой. В Русской Правде упоминаются договоры: купли – продажи, кредитования, личного найма, хранения, поручения.
Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как “обида”, т. е. причинения морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Объектами преступления были личность и имущество. Закон намечал понятие соучастника, но еще не разделял ролей соучастников. К смягчающем обстоятельствам закон относил состояние опьянения преступника, к отягощающим – корыстный умысел.
Субъектами преступления были все физические лица, включая рабов. Субъективная сторона включала умысел или неосторожность. Тяжелым преступлением против личности было нанесение увечий.
Имущественные преступления по Русской Правде включали: разбой, кражу, угон, поджог, конокрадство.
Система наказания по Русской правде достаточно проста. Смертная казнь не упоминается в кодексе, хотя на практике она имела место.
Высшей мерой наказания по Русской Правде остается “поток и разграбление”. Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника в рабство.
Следующим по тяжким видам наказания была “вира” – штраф, который назначался только за убийство. Все остальные преступления наказывались штрафом – “продажей”.
Судебный процесс носил ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по инициативе истца, стороны в нем обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным.
“Заклич” означал объявление о совершении преступления, производился в людном месте, “на торец”, объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно была опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечению трех дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком.
Вторая стадия процесс – “свод”. Свод осуществлялся либо до заклича, либо в срок до истечения трех дней после заклича. Лицо, у которого обнаруживали эту вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходили до человека, не способного дать объяснение, где он приобрел эту вещь.
“Гонение следа” – третья стадия судебного процесса, заключавшаяся в поиске доказательств и преступника.
Система доказательств по Русской Правде состояла из свидетельских показаний, вещественных доказательств, присяги. В законе ничего не говорится о собственном признании и письменных доказательствах.
II. Феодальные государства на территории Древней Руси

4. Феодальные государства на территории Древней Руси.
(10-12 в. в. )
Феодальная поземельная собственность складывается с 9 в. в двух основных формах – княжеский домен и вотчинное землевладение. Внешнеэкономические формы эксплуатации (дань, “полюдье”) уступают место экономичиским, основанным на праве собственности. Правовыми основаниями для владения землей становятся пожалование, наследство, купля. В начальный период существенное значение имели пустующих и населенных земель.
Формирование правящего класса приводит к появлению сложных отношений феодальной зависимости. Бояре из боевых соратников князя превращаются в землевладельцев, его вассалов, вотчинников. В 11 – 12 в. в. происходит оформление боярства как особого сословия и закрепление его правового статуса. Формируется вассалитет как система отношений с князем – сюзереном, но характерными признаками становится специализация вассальной службы, договорной характер отношений и экономическая самостоятельность вассала. В феодальном договоре о службе соединиись два начала: 1. Более древнее и личное, служебное; 2. Более позднее – зависимость по земле, служба, строго обусловленная замлевладельцем.
В связи с этим изменяется социально – экономическое поведение боярства.
Бояре усиливают эксплуатацию крестьян – общинников, попадающих к ним в зависимость, с помощью внешнеэкономических (захват, насилие) и экономических (кабала, долг) мер. Совершая военные походы, князь с дружиной захватывает пленных и превращает их в рабов (холопов). Однако рабский труд у славян не стал основной формой эксплуатации : экономические, климатические, географические и другие условия не способствовали этому. Рабы выполняли вспомогательные хозяйственные функции, главной рабочей силой были крестьяне – общинники.
Государственный строй Киевской Руси можно определить как раннефеодальную монархию. Во главе стоял киевский великий князь. В своей деятельности он опирался на дружину и совет старейшин. Управление на местах осуществляли его наместники (в гродах) и волостели (в сельской местности).
Усиление местных феодалов (11 – 12 в. в. ) вызывает появление новой формы и нового органа власти — “снема”, т. е. феодального съезда. На таких съездах решались вопросы войны и мира, разделение земель, вассалитета.
Стремление киевских князей к централизации своей властью определило ликвидацию племенных князей, скорое устранение князей – наместников и раздачу сыновьям князя земель. При этом принцип старшинства приходил в столкновение с принципом “отчины”: при перемещении князей-братьев с одного “стола” на другой, некоторые из них не желали менять насиженные места, другие же рвались к киевскому “столу” через головы старших братьев. Для урегулирования подобных колизий уже в 11 – 12 в. в. начинают заключатся междукняжеские договоры, в содержании которых являлись условия господства – подчинения, союзов и военных коалиций. Закрепление “отчины” (вотчины) в родовую собственность позволялось боярам даже при смене своего сюзерена – князя оставлять при себе земельную собственность.
Местное управление осуществлялось доверенными людьми князя, его сыновьями и опиралось на военные гарнизоны, руководимые тысятскими, сотниками и десятскими. Ресурсы для своего существования местные органы управления получали через систему кормлений (сборы с местного населения).
Органом местного крестьянского самоуправления оставалась территориальная община – вервь. В ее компетенцию входили земельные пределы (перераспределение земельных наделов), полицейский надзор, налогово-финансовые вопросы, связанные с обложением податями и их распределение, решение судебных споров, расследование преступлений и исполнение наказаний. “Вервь” 11-12в. в. сочетала в себе элементы соседской и семейной общины.
Волость – община представляет собой конгломерат мелких поселений. Государство было заинтересовано в сохранении общинной структуры, которую оно использовало в фискальных, полицейских и административных целях. Община была наделена некоторыми судебными функциями, на нее возлагались обязанности по перераспределению земельных наделов и аккумулированию пустующих и брошенных земель. Феодалы, приобретавшие общинные земли, освобождались от государственного “тягла”, податных, судебных и административных обязанностей.
Государственная власть постепенно усиливала свой контроль над общиной: вначале рядом с выборным старостой появляется фигура княжеского приказчика, позже выборных старост заменяют назначаемые князем дворские, наконец, общиной начинает управлять приказчик-посельский. Однако в Древней Руси община представляла собой достаточно автономное образование с собственными суверенными правами, и главным ее оппонентом оказалась боярщина – институт, основанный на вотчинном землевладении.
Процесс формирования русской государственности связан с нарастающей силой боярства.
Совет при князе состоял из бояр и “княжеских мужей”. Отдельные функции или руководство отраслями княжеского дворцового хозяйства осуществляли старосты. Со временем эти дворцовые управители превращаются в управляющих отраслями княжеского (государственного) хозяйства. Десятичная система управления заменяется дворцово-вотчинной, при которой политическая власть принадлежит собственнику (боярину-вотчининку). Складывались два центра власти – княжеский дворец и боярская вотчина, становление принципа происходит в процессе феодальной раздробленности .
В раннефеодальной монархии важную государственную и политическую функцию выполняет народное собрание – вече. Выросшее из традиций племенных сходов, оно приобретает более формальные черты: для него готовится “повестка дня”, подбираются кандидатуры выборных должностных лиц, в качестве организационного центра действуют “старцы градские” (старейшины). Определяется компетенция вече: при участии всех свободных (правоспособных) жителей города (посада) и примыкающих поселений (слобод) решались вопросы налогообложения, обороны города и организации военных походов, избирались князья (в Новгороде). Исполнительным органом вече был совет, состоявший из “лучших людей” (городского патрициата, старейшин).
Становление княжеской администрации проходило на фоне первых административных и правовых реформ. В 10 в. княгиней Ольгой была проведена “налоговая” реформа: были установлены пункты (“погосты”) и сроки для сбора дани, регламентированы ее размеры (уроки). В начале 11в. князем Владимиром Мономахом вводится устав о закупничестве, регламентирующий кобально-долговые и заемные отношения.
После принятия христианства в качестве государственной религии на Руси складываются церковные организации и юрисдикции. Духовенство делилось на “черное” (монашество) и “белое” (приходское). Организационными центрами стали епархии, приходы и монастыри. Церковь получила право на приобретение земель, населенных деревень, на осуществление суда по специально выделенной юрисдикции (все дела в отношении “церковных людей”, дела о преступлениях против нравственности, брачно-семейные).

5. Славянские княжества в условиях политической
раздробленности.
Причины возникновения феодальной раздробленности и распад Киевской Руси разнообразны. Многие авторы склонны видеть главную причину дробления в изменении порядка наследования княжеств. Действительно, наследственное дробление феодальных владений имело определенное значение. Однако главная причина вытекала из естественного процесса развития феодальных отношений. К 12 в. местные князья и их бояре почувствовали себя настолько сильными, что могли обходиться без помощи великого князя киевского в борьбе с соседями, и особенно в подавлении сопротивления эксплуатируемых крестьян. Вместе с тем просторы страны настолько расширились, что великий князь и при желании не всегда мог помочь своим окраинным вассалам. Сложившаяся к этому времени система натурального хозяйства также способствовала изоляции отдельных хозяйственных единиц (семья, община, удел, земля, княжество), т. к. каждая из них имела возможность обеспечить себя всем необходимым.
Представители феодальной верхушки, превратившись из военной элиты в землевладельцев, стремились к политической самостоятельности. Шел процесс “оседания дружины на землю”. В финансовой области он сопровождался превращением дани в феодальную ренту. Условно эти формы можно разделить следующим образом: дань взималась князем на том основании, что он являлся верховным правителем и защитником всей территории, на которую распространялась его власть; рента взималась собственником земли с тех, кто проживал на этой земле и пользовался ею.
В этот период изменяется система государственного управления – десятичная заменяется дворцово-вотчинной. Формируются два центра управления: дворец и вотчина. Все придворные чины (кравчий, постельничий и др. ) одновременно являются государственными должностями в пределах отдельного княжества, земли, удела и т. д.
Кроме того, в процессе распада относительно единого Киевского государства важную роль сыграли внешнеполитические факторы. Вторжение татаро-монголов и исчезновение торгового пути “из варяг в греки”, объединявшего вокруг себя славянские племена, завершили распад.
В 13 в. Киевское княжество, серьезно пострадавшее от монгольского нашествия, утрачивает свое значение славянского государственного центра. Еще в 12 в. от него отделился целый ряд княжеств. Образовался конгломерат феодальных государств: Ростово-Суздальское, Смоленское, Рязанское, Галицо-Волынское, Переяславское, Черниговское, Полоцко-Минское, Турово-Пинское, Киевская, Новгородская земля и т. д. Внутри этих княжеств складывались более мелкие феодальные образования, наблюдался процесс дробления.
В 12 – 13 в. в. большое значение получила система иммунитетов, освобождавших боярские вотчины от княжеского управления и суда. Установилась сложная система вассальных отношений и соответствующая ей система поземельной феодальной поземельной собственности. Бояре получили право свободного “отъезда” – права менять сюзеренов.
Судебная юрисдикция в этот период распадается на две сферы: 1. Судебная власть вообще, защищающая общегосударственные интересы; 2. Судебные права местных феодалов, которые рассматривали взаимные споры своих людей.
Порядок судебного разбирательства в отношении людей, проживающих на государственных землях, отличался от судебного порядка, применявшегося к людям, живущим на землях частновладельческих. Во всех удельных княжествах для рассмотрения дел, выходивших за пределы местной юрисдикции, образовывались так называемые “сместные” суды. Они представляли собой сочетание двух судебных систем: суда землевладельца, пользующегося иммунитетом, и суда княжеского наместника.
Ростово (Владимиро)-Суздальское княжество, расположенное на северо-востоке Руси, позже стало центром объединения русских земель. В период феодальной раздробленности (после 30-х г. г. 12 в. ) выступало в качестве конкурента Киева. Первые князья (Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский) сумели сформировать крупный домен, из которого обеспечивали землей служилых бояр и дворян, создав для себя прочную социальную опору в их лице. Причин возвышения княжества несколько. Во-первых, оно занимало огромную территорию. Во-вторых, именно во Владимиро-Суздальское княжество перешел из Киева великокняжеский титул. В-третьих, во Владимир была перенесена кафедра митрополита. Князь не испытывал сильной экономической конкуренции со стороны боярских семейств. Основной формой землевладения (феодального) становилось поместное землевладение.
Для феодальной системы был характерен ряд черт: раздробленность верховной власти и ее тесное слияние с землевладением; иерархическая организация феодального общества со сложным переплетением вассальных связей; условность землевладения вообще, когда основной формой остается феодальная.
Посредством жалованных грамот князья передавали своим вассалам ряд прав: на исполнение судебной власти, права суда в отношении всех проживающих на данной земле, право сбора с них налогов и пошлин. Великие князья своими жалованными грамотами обеспечивали независимость боярских и монастырских вотчин от местных властей (волостелей, тиунов), формируя их иммунитеты.
Вотчинный принцип в этот период вытесняет старые родовые отношения, укрепляются частноправовые, владельческие начала. Крупное боярское землевладение разрывало на части древнюю общинную систему. Само понятие “волость”, прежде означавшее территориальную общину, приобретает иной смысл, обозначая административный округ, включавший в себя боярские имения, монастырские земли и т. п.
Социальной опорой князя были вновь образованные города (Владимир, Переяславль, Ярославль, Москва, Дмитров и др. ). Существовавшие органы власти и управления были аналогичны системам органов раннефеодальных монархий – княжеский совет, вече, феодальные съезды, наместники и волостели. Действовала дворцово-вотчинная система управления.
В 11-12 в. в. на Руси наблюдается сильный рост городов, к 13 в. их число достигло трехсот. Города возникали как укрепленные пункты и торговые центры. Вокруг них образовывались поселения (сборы) и пригороды, некоторые из них позже приобретают статус города. Города становились центрами товарного производства и работы на заказ; зарождаются купеческие и ремесленные (цеховые) организации. Городские бояре составляют патрициат городов, постоянно действующим органом становится вече.
Таким образом, в период раздробленности на Руси продолжается развитие раннефеодального государства. В этот период появляется принципиально новая форма правления – республика (широко известны Новгородская и Псковская феодальные республики).
Все рассмотренные феодальные державы объединяются в принципе единой правовой системой, в основе которой лежит эпохальный правовой акт – Русская Правда. Ни в одном княжестве не создается нового закона, способного хоть в какой-то мере заменить Русскую Правду. Формируются ее новые редакции. Только в феодальных республиках (и это неслучайно) создаются новые крупные законодательные акты.

6. Московское княжество в 13 – 15 в. в.
Во 2-й половине 14 в. в северо-восточной Руси усиливалась тенденция к объединению земель. Центром объединения стало Московское княжество, владевшего из Владимиро-Суздальского еще в 12в. Ослабление и распад Золотой Орды, развитие экономических междукняжеских связей и торговли, образование новых городов и укрепление социального слоя дворянства сыграли роль объединяющих факторов. В Московском княжестве интенсивно развивалось система поместных отношений: дворяне получили земле от великого князя (из его домена) за службу и на срок службы. Это ставила их в зависимость от князя и укрепляло его власть.
С 13 в. московские князья и церковь начинают осуществлять широкую колонизацию заволжских территорий, образуются новые монастыри, крепости и города, происходит покорение и ассимилирование “местного населения”.
Говоря о “централизации” следует иметь в виду два процесса: объединение русских земель вокруг нового центра — Москвы и создание централизованного государственного аппарата, новой структуры власти в Московском государстве.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.