Мусульманское законоведение (Торнау)

ИЗЛОЖЕНИЕ

начал
МУСУЛЬМАНСКОГО
ЗАКОНОВЕДЕНИЯ.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ.

1850.

Печатать позволяется, с тем, чтобы по напечатании представлено было в Ценсурный Комитет узаконенное число экземпляров. С.-Петербург. 16 Марта 1849 года.

Цензор Александр Крылов.

В Типографии II Отделения Собственной Е.И. В. Канцелярии.
Государю Императору

НИКОЛАЮ ПАВЛОВИЧУ

САМОДЕРЖЦУ ВСЕРОССИЙСКОМУ

Посвящает
верноподданнейший Николай Торнау.

ПРЕДИСЛОВИЕ.
Мусульманское Законоведение, издавна обращавшее на себя внимание Европейских ученых, сделалось в последнее время предметом их тщательных и многосторонних исследований. Доказательством этому служит постоянно – возрастающее значение его в ученом мире и та заботливость, с которою правительства западных держав, имеющих колонии в странах мусульманских, стараются раскрыть и изучить в подробности основные начала этого законоведения. – Опыт в управлении этими колониями указал им всю практическую важность элемента, объемлющего сокровенный быт последователей ислама и составляющего основу их народной, общественной и домашней жизни.
Если правительства Запада с таким вниманием смотрят на предмет сей, касающийся только незначительной и отдельной части их владений, то какую особую, положительную важность должен он представлять для России, заключающей в пределах своих, не одно, а несколько мусульманским, племен, расселенных частью в низовых ее губерниях, частью в Тавриде, преимущественно же в обширных провинциях Закавказского Края.
При всем разнообразии сведений о Востоке, собранных западными учеными и путешественниками, – государства европейские не могут похвалиться ни одним творением, верно изображающим мусульманское законоучение во всех его частях, даже по одному какому либо разделу или расколу, а тем менее таким, которое соединило бы в себе все особенности целого ислама, как в догматическом, так и в практическом законоведении.
В этом свидетельствуюсь отзывом ученого доктора Вормса, принадлежавшего к Алжирской администрации и имевшего, следовательно, возможность поверить на месте справедливость своих предположений .
Приступая к добросовестному и отчетливому труду своему о праве собственности в мусульманских странах, он не прежде обратился к самим источникам законодательства ислама, как по внимательном изучении всех сочинений и толков Европейских ученых ex professo об этом предмете. – При сем он убедился и неоспоримо доказал в разборе этих творений, что самые известнейшие из них не могут служить верным руководством в практическом их применении к действительному быту последователей ислама. – Трудности и противодействия всякого рода, при исследовании прав мусульман, основанных на документальных фактах, при изучении их законоведения и при отыскании благонадежных и несомненных его источников, выставлены в подробности и с вероятностью как доктором Вормсом, так и известным ориенталистом Мураджа д’Оссоном, сочинение коего: «Tableau general de I’Empire Ottoman», по справедливости пользуется всеобщею и заслуженною славою. В V и VI частях этого сочинения, Мураджа д’Оссон говорит о мусульманском праве; но он излагает право это выписками из одного только сочинения «Мультска-эль-Эбхор», и не в виде общего взгляда на мусульманское законодательство вообще, но как свод частных правил и законов, употребляемых в Турецкой Империи.
Притом д’Оссон, в изложении статей мусульманского права, не следовал общему разделению и последовательности предметов, принятых мусульманскими законоведцами. – Он разделил все право на разные кодексы, именно: религиозный, политический, военный, гражданский, судебный и уголовный. В предисловии к 1-му тому (Preface duT. I, p. 24), д’Оссон говорит, что он нашел необходимым изменить порядок, принятый в сочинении Мюльтека-эль-Эбхор и ввести другой порядок и другое разделение, болеe ясное и удобопонятное.
Но попытка оказалась неудачною; во-первых, потому что хотя разные главы мусульманского права и не имеют особой последовательной между собою связи, однако трудно подвести статьи этих глав под новое разделение по началам, вовсе между мусульманами несуществующим, без изменения порядка и последовательности, в частности в каждой главе находящихся, и без установления новых идей, несогласных с духом мусульманского учения. – Так, напр., в кодексы политический и военный вошли многие предметы, которые мусульмане исполняют как священные обязанности, как то: зекат, война против неверных и проч.; – глава о насильственном завладении ггесб, помещена д’Оссоном, по понятиям Европейского законоведца, в уголовный кодекс, между тем, как у мусульман поступок этот считается гражданским действием и не подлежит ни уголовному, ни исправительному наказанию. – Во-вторых, имея в виду новое свое разделение, Мураджа д’Оссон старался соединять вместе предметы, имеющие только наружное сходство, но вполне отличительные в существе и в основаниях. Так, напр., посвящение вякф, имеющее основанием своим добровольное исполнение, не может быть подчинено главе о зекате, т. е. об обязательной для каждого мусульманина плате с части своего дохода.
Новейшее сочинение по части мусульманского права появилось во Франции в 1859 году. Это сочинение Гг. Дюло и Фараона: Droit musulman, par J. Pharaon et Th. Dulau. – По общности заглавия должно было предполагать, что творение это объемлет все расколы и подробности мусульманского законоведения, однако оно относится только до Суннитского раскола, и то до двух единственно видов оного, именно Хенифитов и Малекитов. Притом, кроме неполноты по многим предметам, оно представляет то неудобство, что авторы, изменив порядок, принятый мусульманами в разделениях своего права, распределили статьи оного сходно с Французским Кодексом и посему, разбросив правила и статьи, сделали сочинение неудобопонятным, даже вовсе недоступным для самих мусульман.
Сочинение Макнатена: Principles and Precedents of Moohummudan Law by W. H. Macnaghten, 1825, – произведение замечательное и важное в особенности в том отношении, что все изложенные в нем правила подтверждаются выписками из арабских подлинников. К сожалению, сочинение cиe касается преимущественно одного наследственного права; о некоторых других предметах мусульманского законоведения сочинитель упоминает только слегка и без особой систематической последовательности.
Достойно тоже внимания по отделу о праве наследства сочинение профессора Ганса: Gans – das Erbrecht in weltgeschichtlicher Entwickelung. Ученый германский профессор, в сравнительных выводах его о законах наследства вообще, хотя и упоминает в частности о мусульманском праве, однако признается сам, что не мог пользоваться важнейшими источниками мусульманского законоведения; ему не были доступны не только подлинные сочинения мусульманских законоведцев, но и некоторые важные труды европейских ученых. (В. I. S. 178, 185).
Наконец, в 1845 году издано в Казани профессором Мирзою Александром Казем-беком сочинение законоведца Хенифитской Школы шариата «Мюхтессер уль викаст». К сочинению этому ученый профессор приложил введение, заключающее в себе подробные и положительные сведения о началах, развития и о настоящем положении мусульманского законоведения. Замечательными сведениями этими, разъясняющими вполне предмет, я воспользовался в примечаниях и ссылках.
__________

Многолетнее пребывание на Востоке, – постоянное, в течение пяти лет, участие в управлении Каспийскою Областью, приготовили меня к изучению нравов, обычаев и языка мусульманских подданных Закавказских провинций наших и убедили в крайней необходимости иметь полные и достоверные сведения о духовных и гражданских законах мусульман, о законах, кои управляют всем общественным и частным бытом последователей ислама и коими, на основании Свода Российских Законов, они не только судятся между собою, но еще должны быть, в иных случаях, судимы и управляемы правительственными местами и лицами.
Посвятив, посему, настоящему труду все почти свои досуги от служебных занятий, я, в течение нескольких лет постоянно занимался изучением отысканных мною источников мусульманского законоведения по всем его отраслям и, по окончании разысканий этих, имел в виду, в настоящем сочинении, изобразить общую картину всего быта мусульманского народа относительно его народной, общественной и домашней жизни, указав на основные начала догматической и практической частей учения их о вере и гражданского правоведения.
Сочинения мусульманских законоведцев раскола Ши’э были более для меня доступны; посему текст мой изложен по началам сего учения. По сочинениям ученых суннитского раскола отмечены мною различия единственно по тем подразделениям Суннитов, последователи коих имеются в Закавказском Крае и других губерниях Империи. – Главнейшая цель моя при издание настоящего труда есть практическая пригодность оного к управлению мусульманскими племенами Империи и ознакомление правительственных лиц, администраторов и судей, с освященными религиею и вполне проникнутыми духом оной, гражданскими законами последователей ислама. Имея посему в виду, в особенности, практическую пригодность сочинения, я нашел неудобным упоминать о некоторых разнствующих правилах расколов малекитов и хенбелитов, несуществующих в наших мусульманских провинциях, ибо разницы эти, не принося никакой практической пользы, могут иногда служить поводом к недоумениям, сбивчивым понятиям и быть причиною ошибок в применении основного правила .
Все почти основные книги мусульманского законоположения и ученые трактаты о нем высшего духовенства, имеющие силу закона, преисполнены подробностей, повторений и чужды, в подразделениях, строгой последовательности; – то, дабы упростить руководство по этому предмету, я извлекал из них одни лишь существенные положения и примеры и, придерживаясь главному разделению мусульманских законоведцсв, ввел в подразделениях положительную систематическую и юридическую последовательность.
В начале каждой главы указаны мною источники, из коих заимствованы изложенные в оной правила и каждое арабское или персидское слово в тексте написано, для верности, арабскими же буквами. – В выражении звуков арабских и персидских слов, я придерживался не ученому арабскому наречию, но произношению Персиян, наиболее употребительному в Закавказском Крае.
Главнейшие начала и основные правила гражданских законов были повторяемы мною на месте по судебным делам мусульман, как собственно в их судах, так и в русских судебных местах. В сомнительных случаях я получал объяснения от сведущих в этом деле лиц, которые указывали мне на примеры, в мусульманских провинциях Закавказского Края случившиеся, и по которым решения мусульманских судов положительно и безошибочно объясняли мне предмет. Наконец важным вспомоществованием пользовался я со стороны духовных лиц Каспийской Области. – С готовностью и усердием содействовали они, полезными трудами и познаниями своими, в раскрытии истины и к истолкованию трудных мест, относящихся до мусульманского законоведения. – Все основные правила гражданского права пересмотрены и исправлены некоторыми из почетнейших духовных лиц Каспийской Области. Посему считаю долгом и особым удовольствием принести благодарность мою: Шемахинскому Казию раскола Сунни, Махмуду Эффендию, Имаму Джумм’э города Шемахи Исааку Эффендию; – Абдурехману Эффендию, – Аге Сеиду Хусейну; – Шемахинскому Казию раскола Ши’э Ахуиду Мулле Алию; Бакинскому Ахунду Мулле Нур Магомеду, – и Мирзе; Солейману Муллы Манаф Оглы, занимавшемуся со мною предметом о мусульманском законоведении постоянно, в течение нескольких лет .
Упомяну здесь об источниках, коими я руководствовался при составлении настоящего труда.
Выше сего замечено мною, что, имея в виду практическую пригодность труда, я обратил главнейшее внимание мое на часть гражданских законоположений. – Этот отдел основан почти исключительно на одних персидских и арабских источниках. – Введение основано на выражениях самого Корана и на сочинениях Европейских ученых. Отдел о догматической части учения о вере мусульман и о практической части того же учения основаны отчасти на сочинениях мусульманских законоведцов, отчасти же на исследованиях Европейцев.
Введение и правила о догматике исламизма изложены мною единственно для разъяснения общего предмета о мусульманском законоведении в виде фактов, указывающих основные начала, происхождение и взаимную зависимость между собою законоположений всех родов, как религиозных, так и гражданских. – В этих случаях, желая сохранить совершенное беспристрастие в общих взглядах на предметы, – я, конечно, не мог руководствоваться сочинениями мусульманских законоведцев различных сект и расколов, более или менее, всегда пристрастных к учению своего раскола.
Вот оглавления сочинения, которыми я руководствовался:
1. Сочинения мусульманских ученых:
1) Китобе Усуле дин, сочинение Испаганского Мюджтехида Аги-Могаммед-Багира-Меджлиси.
2) Китобе Шерхе Эйтекодот, соч. Ибне Бобевей.
3) Джомм’э Аббаси, соч. шейха Бехо-эддин-Могаммеда Джебели Амели.
4) Мюршид-уль эввом, соч. Мирзы Абуль-Касыма бипи Гассан Джилони.
5) Биете-боб, соч. Гаджи Могаммед-Багира Меджлиси.
6) Нейль-уль-мером, соч. Муллы Ахмеда Ардебили.
7) Севоль ве джевоб, соч. Мюджтехида Сеида Могаммсд-Багира Решти.
Примечание. Эти все книги сочинения законоведцсв Шиитского раскола.
8) Хемель-Иджоз, сочинение Суннитское Ханефитского раскола.
9) Кешф эпвор, сочинение Суннитское Шафиитского раскола.
10) Ихтелофот-уль-Им’этиль эрбеэ, сочинение Суннитское, содержащее в себе изложение, в сравнительных выводах, правил всех четырех Суннитских расколов.
Кроме того собственно для главы об Имамете, о действиях Имамов и для изложения некоторых религиозных прений:
11) Джело-уль-эйюн, соч. Аги-Могаммед-Багира Меджлиси.
12) Китобе Хюсние и
13) Бяхс номе Юханно, книга прений Юхапно сочинения Шиитские.
И, наконец, для главы о странствовании:
14) Меносике хедж, сочинение Испаганского Мюджтехида Сеида Хаджи Могаммед-Багира-Решти.
2. Сочинения Европейских ученых:
1) Переводы Корана: на немецкий язык:
а) Der Koran oder das Gesetz der Moslemen ubersetzt aus dem arabischen, auf den Grund der vorma1igen Verdeutschung F. E. Boysen’s, von Dr. Samuel Fr. G. Wahl, mit erlauternden Anmerkungen und einer historischen Einleitung. 1828.
б) Der Koran mit erlauternden Anmerkungen versehen, neu aus dem arabischen ubersetzt von Dr. Ullmann. 1844, Aufl.
На Французский язык:
в) Le Koran traduit par Kasimirsky.
2) Historisch-kritische Einleitung in den Koran von Dr. Custav Weil. 1844.
3) Fr. Kolb’s Aufsatz: «der Koran» – im Staatslexicon von Rottek und Welcker. В. IX.
4) Sale, Observations historiques et critiques sur le Mahometisme dans «Les livres sacres de I’Orient».
5) Chardin, Voyage en Perse.
6) Reinaud, Monuments arabes, persans et tures.
7) Eugene Sice, Traite des lois mahometanes dans les Indes francaises. 1841.
8) Mouradgea d’Osson. Tableau de I’Empire Ottoman.
9) Volney, Les Ruines. 2 ed. 1822.
10) Le Comte de Warren: L’Inde anglaise. 1844.
11) Fr. John Shore: Notes on indian affairs. 1837.
12) Macnaghten. Principles and precedents of mochummudans laws. 1825.
13) Dulan et Pharaon. Droit musulman. 1839.
14) Dr. Worms: Recherches sur la constitution de la propriete territoriale dans les pays musulmans. 1842.
15) Gans. Das Erbrecht in weltgeschiehtlicher Entwickelung. Ausg. 1824.
16) Мирзы Александра Каземъ-бека: Введение к сочинению «Мюхтессер-уль-викает». 1845.
Окончив в 1845 году настоящий труд мой, я имел честь представить его Наместнику Кавказскому, Князю Михаилу Семеновичу Воронцову. Его Сиятельство, находя сочинение мое достойным внимания, полагал однако необходимым, для вернейшей оценки труда и по важности предмета изысканий, предоставить сочинение мое, предварительно, подробному и тщательному разбору специальных, по предмету мусульманского законоведения, ученых. – По желанию Князя Михаила Семеновича, г. Министр Народного Просвещения препроводил сочинение мое на рассмотрение Императорской Академии Наук. – Академия поручила Г-ну профессору Казанского Университета Мирзе Казем-Беку и г-ну доктору философии Готвальду подробный пересмотр и рецензию моего сочинения. – Вступившие снисходительные отзывы обоих рецензентов моих заставляют меня принести им благодарность за сделанные ими замечания, которыми я, с позволения их, немедленно воспользовался.
В 1847 году, господину Главноуправляющему II Отделением Собственной ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Канцелярии Графу Дмитрию Николаевичу Блудову, угодно было потребовать от Академии Наук рукопись сочинения моего для некоторых соображений по занятиям, производящимся во II Отделении Собственной ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА Канцелярии. Граф Дмитрий Николаевич, со свойственною ему просвещенной благосклонностью, изволил обратить милостивое внимание на посильный труд мой, который и заслужил его одобрение. – По ходатайству Его Сиятельства, сочинение мое напечатано на счет казны в Типографии II Отделения Собственной ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА. Канцелярии.
Имея в виду новость предмета моих исследований и трудности, представлявшиеся мне (кроме всех тех трудностей, которые выставлены уже иными Ориенталистами: Мураджа д’Оссоном и Д-ром Вормсом), и в самой обширности науки мусульманского законоведения, я утешаюсь тою мыслью, что, несмотря на недостатки и несовершенства моего труда, он проложит путь к дальнейшим, более полным исследованиям Мусульманского права, составляющего без сомнения одну из важных частей нашего законоведения – и посему труд мой может быть пригоден ученому свету и некоторым должностным лицам.
Н. Торнау.
ВВЕДЕНИЕ.
Основанием Мусульманского Законоведения, как духовного, так и гражданского, служит Коран .
Коран – в переводе: книга или чтение – есть собрание сур или глав, по верованию Мусульман, самим Богом с неба ниспосланных отдельными частями и переданных пророку Могаммеду Архангелом Гавриилом .
Целью Корана – в религиозном отношении – было: низвергнуть и искоренить идолопоклонство между Аравитянами, возродить в них чувства нравственности и врожденные добродетели и утвердить их на положительных законах и обрядах религии; наконец противодействовать верованию Евреев, особенно раввинистов, также и лжеучению Гностиков, Сабелиан и других ересей, искажавших истинное учение о Пресвятой Троице, и из которых, вероятно, Могаммед почерпнул свое ложное, сбивчивое понятие о Христианской религии .
Могаммеду, по верованию Мусульман, предназначено было восстановить ту единую правую и истинную веру, которая была передана Богом в одном и том же виде всем пророкам, начиная от Адама до него , но измененную невежеством людей, не постигших Божественных таинств ее.
В политическом отношении, для принятия и распространения новой религии и для утверждения светской власти – казалось Могаммеду необходимым, во-первых, ученее о предопределении , о безусловном повиновении судьбе и воле Всевышнего и всему совершаемому именем Его; во-вторых, тесное соединение законов гражданских с духовными, взаимная зависимость между теми и другими и сосредоточение в одних руках духовной и светской власти.
На этом основании новой вере дано было название Ислама и в переводе – безусловное повиновение воле и повелениям Всевышнего .
Догматы веры и законы Исламизма заимствованы из религий: Еврейской – наиболее; частью из Христианской и древних Персов. – Обрядовая же часть Мусульманского вероисповедания основана как на обрядах, существовавших у Аравитян во время идолопоклонства, так и на Еврейских . Все это приноровлено к духу и понятиям, к нравам, обычаям и страстям Аравитян, и притом выражено во многих местах с такою силою красноречия, которой Аравитяне не знали и не знают ничего подобного в своем языке, и которую Могаммед выдавал за признак своего пророчества, называя себя Пророком безграмотным .
Так как Коран был провозглашен Могаммедом в разное время: или собственно для проповедания учения своего, или вследствие случайностей в публичной и частной жизни своей , или в отмену предшествовавших постановлений своих , то в Сурах (главах) и стихах Корана нет ни связи, ни систематического поряда.
При жизни Могаммеда Коран не составлял одного целого творения, но отдельными Сурами распространялся в рукописях между последователями его.
По смерти Могаммеда, Хелпф Абу-Бекр велел Сеиду Ибне-Собит собрать все главы в одно уложение и в 13 году Хиджры (634 по P. X.) Коран был издан в полном составе, разделенном на 114 Сур .
Могаммед, при жизни своей, советовал своим сподвижникам и убеждал их выучивать наизусть сколь возможно более стихов Корана. Он обещал им за это награду в будущей жизни. Доныне многие Мусульмане знают весь Коран наизусть; они называются Хафиз т. е. знающие или помнящие наизусть.
Но этот способ сохранения стихов Корана подал повод и был причиною того, что некоторые места Корана, в различных местах, читались и понимались различно. Явились разнообразные списки; из них многие были в руках таких лиц, которые пользовались полным уважением как самого пророка их Могаммеда, так и всего народа; таковыми были: Али, Уббеи Бен Кааб, Ибне Macc’уд Ибне Умме, Эбд, Осман, Сеид Ибне Собит, Саад бен Аз, Ибне Зубейр и др. Все они утверждали, что список каждого наивернейший. Таким образом, образовались, по уверению мусульманских ученых, семь различных чтений Корана; разность этих чтений произошла, по всей вероятности, от различий аравийских диалектов, на которых Коран был писан. Однако, против этого мнения ученый Ориенталист в Гейдельсберге, Д-р Вейл, в замечательной статье его: Historisch-Kritische Einleitung in den Koran. 1844, p. 48– 50, находит, что различие в семи чтениях Корана содержалось и основывалось не только на разности в словах нескольких наречий, но и в самом смысле стихов, который обозначался разными прибавлениями и вариантами.
При Хелпфе Османе было предпринято исправление разных копий Корана находящимися в живых учениками и сподвижниками пророка Могаммеда. Исправленное таким образом издание этой книги (в которой Осман принял за основание наречие, употребляемое Корепшитами), было разослано по всем странам, в коих водворился Ислам, а прежние списки ее, неясные и ошибочные, уничтожены (30 г. Хиджре; 650 по P. X.). В этом виде Коран существует по сие время .
Коран включает в себе основные правила относительно всех предметов гражданского быта Мусульман: законов духовных, гражданских и уголовных; постановлений политических, административных и хозяйственных, правил частной и общественной жизни; одним словом, всего того, что может касаться до устройства страны и управления народом по всем отраслям законодательства.
Сущность учения Корана (der Lehrbegriff), по содержание оного, может быть разделена на две части: на догматическую и практическую (Усуле дин и Феру’э дин)
Первая часть, догматическая, включает в себе:
1. Признание Корана последнею и совершеннейшею книгою откровения Божия. Не отвергая святости трех предшествовавших Корану книг откровения, именно: Тау рота 5 книг Моисеевых, Зебура Псалтиря Давидова и Энджиля Св. Евангелия, Могаммед подчиняет их, однако, в достоинстве своей книге.
2. Веру во Единого Бога, отвергая и идолопоклонство Аравитян и учение о Пресвятой Троице.
3. Верование в Могаммеда, яко последнего и высшего пророка .
4. Верование в управление Всевышним мирами, равно и судьбою каждого человека: верование в предопределение судеб.
5. Верование в существование Ангелов и сатаны: добрых и злых духов: Мелек и Джин.
6. Верование в грехопадение, по искушению сатаны.
7. Верование в воскресение из мертвых и в страшный суд.
8. Верование во мздовоздаяние и кару в будущей жизни: в рай и ад.
9. Исчисление свойств (атрибутов) Божиих.
10. Истолкование и разъяснение некоторых мест Ветхого и Нового Заветов, неправильно, будто бы, понятых и изложенных духовными лицами вероисповеданий: Иудейского и Христианского.
Вторая часть, практическая, включает в себя:
1. Молитву со всеми обрядами в назначенные часы и в определенных, буквальных выражениях.
2. Умовение и очищение тела перед молитвою и в других случаях.
3. Поклонение Богу в мечетях по пятницам и в другие праздничные дни.
4. Пост во время Ремазана.
5. Подаяния и пожертвования, предписанные законом.
6. Странствование в Мекку.
7. Празднование определенных дней и месяцев.
8. Необходимость войн для распространения Ислама.
9. Строгое исполнение положительных правил и постановлений относительно обрядов религиозных, действий и помышлений по делам гражданским и уголовным . – Коран, как всякая книга, служащая основанием новому законодательству и заключающая в себе одни основные правила и законы, без указания способов применения и исполнения в действительном быту, должен был подвергнуться разным истолкованиям и объяснениям. Таким образом в первых столетиях мусульманской эры составились следующие три дополнения к Корану: I. Хедис, II. Иджмо’э уммет, III. Кияс.
1) Хедис собрание изустно переданных изречений и наставлений пророка Могаммеда и некоторых примеров из частной и общественной жизни его.
Изустные наставления Могаммеда, не включенные в Коран, хотя не суть, по верованию Мусульман, повеления, ниспосланные Всевышним для непременного и безусловного исполнения правоверному мусульманскому народу, однако же, как собственные изречения и действия пророка их, они должны служить и служат руководством к разрешению случаев, необозначенных в Коране.
При собрании этих предании, в них оказались различия и противоречия, в особенности между Хедисами, сообщенными Алием, племянником и зятем пророка, и между Хедисами, переданными некоторыми из главнейших Эсхабов, последователей и сподвижников Могаммеда, как то: Абу Хюрейре близкого по дружбе к Могаммеду, Ибне Аббаса двоюродного брата его; Ибне Омера сына Хелифа Омера, Джобира Ибне Абдулла Энеса Ибне Малек и Аише, вдовы пророка, дочери Абубекра .
Разноречия сии, кроме некоторых предметов относительно религиозных понятий, касались, главнейше, до личных прав Алия и его потомков; и таковые разноречия в Хедисах служили началом разделения Ислама на расколы.
Хедисы Абу Хюрейре, Аише и проч. лишали Алия преимуществ, на которые он считал себя имеющим право, основываясь на некоторых изречениях пророка. Посему родственники Алия и приверженцы его, опровергая предания, служившие во вред ему, приняли за действительные одни Хедисы, переданные им Алием, и сим отделились от стороны, беспрекословно принимавшей все Хедисы, переданные ближайшими сподвижниками пророка.
Абубекр, во время Хелифетства своего, велел собрать в одно уложение Хедисы, основанные на показаниях главнейших Эсхабов Могаммеда: в число оных вошли и Хедисы, переданные Алием, исключая тех, которые касались личных его прав и преимуществ.
В последствии времени собрание Хедисов увеличилось показаниями других современников Могаммеда, и в настоящее время Мусульмане секты Сунни считают таковых 6 книг, под заглавием Сихохе Ситте т.е. 6 книг правильных преданий. – Они суть:
1. Собрание Абу Абдуллы Могаммеда эль Бухари т.е.
2. Мюселима Нишапури.
3. Давуда Седжестани.
4. Термизи.
5. Нессаи.
6. Бен Маджата Казруни.
Примечание. Некоторые Европейские писатели называют собрание Хедисов книгою Сунна, и, постановляя различие между сектами Сунни и Ши’э, говорят, что, кроме непризнания по следователями Ши’э первых трех Хелифов законными наместниками пророка Могаммеда на земле, главнейшее различие между ними состоит в том, что Ши’э не принимают книги Сунна, которой беспрекословно придерживаются последователи раскола Сунни.
Предмет этот требует разъяснения. Собственно книга Сунна между Мусульманами не существует, но под этим именем разумеются все правила, переданные в преданиях Хедисах всем последователям Ислама. Ши’э придерживаются также Хедисам и даже пятый догмат веры их: Имамет, вполне оспован на одних преданиях. – Различие же в этом отношении, между Суннитами в Шиитами, следующее: первые основывают свое учение главнейше и беспрекословно на собраниях Хедисов, объясняющих и подкрепляющих постановления Корана и на решениях общества или первых Хелифов и по этому самому приняли название Эхли Суннет и Джемо эт (см. стр. 2169), т.е. последователей постановлений суннета в общества. Ши’э же принимают Хедисы, предания о действиях м изречениях Пророка их единственно как дополнения к Корану и положительно отвергают те Хедисы, которые хотя в чем либо, по мнению их, противоречат постановлениям Корана; – решения же Джемо’эта, общества, вовсе не принимаются ими.
2) Иджемо уммет собрание решений первых 4-х Хелифов, их постановлений и истолкований Корана по делам гражданским и духовным.
3) Кияс ’Мя’экуль решения и законоположения на основании Корана и Хедиса, учиненных по сходству предшествовавших случаев и данных Хелифами (кроме первых 4-х, т. е. Абубекра, Омера, Османа и Алия) и главнейшими духовными лицами .
Сие 3 уложения совместно с Кораном составляют для Мусульман секты Сунни главнейшее основание их законоведения. По точному смыслу этих книг, составлены 4-мя основателями Суннитских разделов правила и положения о внешних обрядах и по гражданскому быту .
Мусульмане секты Шиэ вовсе не принимают толкований Иджемо уммет, а между преданиями Хедис придерживаются одних Хедис Кюдеси т.е. толкований Имамов, переданных им, через одного Алия, от пророка Могаммеда.
По предсказанию Могаммеда, исламизм должен разделиться на 73 раскола , и действительно ныне существует таковых значительное число, из коих иные различаются между собою в догматах веры – по предметам догматического учения о вере; а другие во внешних религиозных обрядах и в постановлениях по гражданскому быту: – по предметам практического учения о вере и гражданского правоведения.
Имея в виду изречение Корана феэтебру я юлюль эльбоб ля эллекюм тифлихюн.
«О народ! обсуди предметы и ты постигнешь истину!» равно и то, что, по содержанию Корана, Богом допускается прение по предметам учения о вере . Мусульманские ученые, в особенности в 1 столетии Хиджры, обсуживали некоторые предметы Корана и основали таким образом множество сект, разнствующих между собою часто в самых незначительных обстоятельствах. Исчисление в подробности расколов исламизма не входит в круг предметов настоящего изложения; – здесь будет упомянуто единственно о тех расколах, которым следуют в Закавказском крае .
Главнейшие расколы между мусульманами вообще, суть:
Раскол Сунни.
Раскол Ши’э. .
Каждый из них имеет свои подразделения.
Различие между двумя вышеозначенными расколами, Сунни и Ши’э, состоит как в догматах веры, так и в практическом учении о вере и в гражданском правоведении.
В догматах религии различие между ними:
а) В веровании и опровержении Имамета т.е. наследственного права на управление Мусульманским народом в поколении Алия и его потомков. Сунни Имамов, кроме первых 4-х Хелифов, не признают, и по смерти пророка Могаммеда вверили власть духовную и светскую, по выбору джемо’эта общества, народа, лицам достойнейшим. Для последователей секты Ши’э, Имамет составляет один из главнейших догматов религии. Первые 3 Хелифа, равно как и все Хелифы из Дома Бени’ Уммие и Бени’ Аббас почитаются ими похитителями законных прав Имама Алия и его потомков, – посему все, теми лицами учиненное, – последователи Ши’э находят не только незаконным, но и достойным презрения и проклятия . Сунни, не принимая Имамета, считают однако ж Алия законным своим Хелифом, но четвертым после Абубекра, ’Омера и ’Османа, и в нем, как и в потомках его, чтут поколение пророка своего.
б) В учении о текие.
Между Ши’э допускается учение о текие, о позволении и возможности непризнания своей религии и отречения от оной в случав крайней опасности жизни . Сунни, отвергая таковое учение, – находят, что ни в каком случав и обстоятельстве жизни Мусульманин не может отречься от своей веры.
в) В учении о предопределении судеб. Хотя оно существует между обеими сектами, но последователи Ши’э верят в предопределение, как в одну из принадлежностей (аттрибутов) премудрости Бога, всеведущего в будущности каждого лица, но не как в предустановление, имеющее безусловное влияние на все действия людей. Напротив того, они признают в человеке свободу действий и полный произвол делать добро или зло .
Различие по практическому учению о вере и гражданскому правоведению между Сунни и Ши’э состоит:
а) В обрядах умовения и очищения.
б) Во внешних обрядах молитвы.
в) В правилах странствования.
г) В различных правилах и постановлениях по делам гражданским и уголовным, по бракам, наследству, свидетельству и проч. .
Секты Ши’э имеют некоторые подразделения, разнствующие между собою и не соглашающиеся в одном только предмете догматов веры, именно в Имамете.
По книге Мюхтесер Ноф’э считается 8-м разделов; между ними главнейшими считаются:
Имамие суть те, кои считают 12 Имамов, начиная с Алия до Мехдия. Сей раздел главнейший и заключает в себе число последователей более всех прочих; они называют себя также Ноджи (спасенные), предполагая, т.е., что вероисповедание их есть единственно правое, ведущее к познанию истины и к блаженству .
Во внешних обрядах и в правилах и постановлениях по гражданскому быту, между сектами Ши’э особого различия и несходства нет. Сунни же разделяются на 4 отдела, именуемые по духовным лицам, начертавшим правила для внешних обрядов ислама и для решения некоторых гражданских дел.
Эти 4 раскола Сунни, называющиеся вместе Мюзюхибе эрба, т.е. 4 вероисповедания, суть:
1) Хапифие или Аземи
2) Шаф’эи
3) Малеки
4) Хенбел
В Закавказском крае существуют между Сунни только первые два отдела, т.е. ’Аземи и Шафи’э, а между Ши’э: – Имамие.
Особенности и различия сект Аземи, Шафи’э и Ши’э – Имамие, будут указаны в изложении каждого отдельного предмета правоведения.
’ИЛЬМЕ ШЕР’Э – ЗАКОНОВЕДЕНИЕ.
О ЗАКОНОВЕДЕНИИ ’ИЛЬМЕ ШЕР’Э И О ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ ОНОГО.
Из предыдущего изложения – введения – усматривается, что все законодательство Мусульман проникнуто духом их религии, и что основанием и руководством не только всех религиозных понятий и помышлений Мусульман, но и всех действий их в частной жизни – должен быть и есть – Коран (Сура XVI пчелы) .
Посему и сама паука о законоведении почерпнула свои начала и свои правила единственно из Корана и дополнений к оному .
’ИЛЬМЕ ШЕР’Э – законоведение есть наука, имеющая предметом изучение всех правил и постановлений, относящихся до исламизма – до веры Мусульманской дин, – как по догматам, так и по обрядам религии, и правил, касающихся действий по частной и общественной жизни всякого Мусульманина.
Шер’эн (adv.) называется всякое законное действие, не противоречащее основным правилам исламизма.
Хакиме Шер’э есть лице первенствующее в духовной иерархии, решающее сомнения и споры и издающее повеления, решения, приговоры, заключения – фетво – по всем предметам догматического и практического учения о вере и правоведения.
В Персии лица эти именуются: Мюджтехид т. е. достигшие степени совершенства в познании правил законодательства, духовного и светского (от слова иджтеход); в Турции они называются Мюфти т. е. дающие повеление – фетво .
Мюджтехиду и Мюфтию подчиняются в Персии Кази, в Турции Кади (в иных местах Персии Кази именуются Шеих уль-ислам ) лица второстепенные, духовные Судьи, решающие одни споры и сомнения по делам практического учения о вере и правоведения по правилам фикхие.
Примечание 1. В Закавказском крае существуют одни судьи второстепенные, – решающие одни гражданские дела. По сомнениям же не только в догматах веры, но и по иным гражданским делам, Мусульмане секты Ши’э испрашивают фетву от Персидских Мюджтехидов, а секты Сунни от главнейших Мюфтиев и Эффендиев Мекки, Стамбула и других городов Турции.
Примечание 2. Мюфти в Казахской днстанции и Мюджтехид Тифлисский, – суть титулы, данные Русским Правительством духовным лицам сект Сунни и Ши’э; но они между Мусульманами, в общем мнении их, ни того веса, ни уважения или значения не имеют, как и Турции и Персии. Звания Мюджтехида и Мюфтия достигаются там степенью учености, признанною духовными лицами, имеющими уже сами звание Мюджтехида или Мюфтия.
Дин, эльдин вера, религия, – по сущности учение Корана, разделяется на усуле дин и феру’э дин.
Первая заключает в себе догматическую, вторая практическую часть религии – (как о том уже сказано в введении стр. 7).
’Ильме шер’э – законоведение – разделяется на две части: на ’Ильме Келом и ’Ильме Фикх .
’Ильме Келом учение о вере догматическое и поучительное – есть наука, имеющая предметом изложение правил и постановлений об усуле дин, основаниях религии.
Изучение этой науки и постижение таинств духовных, отвлеченных постановлений, есть достояние высших духовных лиц, которые с изучением ильме келом, кроме других наук, достигают степени иджтеход, совершенства, и приобретают сим право решать вопросы и недоразумения по религиозным делам Мусульман.
’Ильме фикх – правоведение – заключает в себе изложение правил по практическому учению о вере – Феру’э дин – и постановлений по гражданскому быту Мусульман.
Изучение этой науки необходимо Казиям для обсуждения и решения действий и споров частных лиц по всем предметам гражданского быта.
’Ильме келом, кроме познания бытия Божия – мя’эрифети Уллах – разделяется на пять частей: Хемсе усу ле дин – пять догматов веры:
1. Теухид, – единство Бога.
2. ’Эдолет, – правосудие Божие.
3. Небюввет – пророчество.
4. М’эод – воскресение мертвых и будущая жизнь.
5. Имамет – наследство имамов.
Последний догмат – Имамет принимается одною сектою Ши’э.
’Ильме фикх включает в себя 4 отдельные части:
1. ’Эбодот – практическое учение о вере: о внешних обрядах при молитве, о посте, о празднествах, о странствовании, о подаянии милостынь и о войне против врагов исламизма.
2. ’Экудот – заключает в себе правила, относящиеся до гражданских дел, обязательств и условий, требующих обоюдного согласия обязующихся сторон.
3. Эйко’от – заключает в себе правила, относящиеся до гражданских дел и сделок, которые не требуют обоюдного согласия, а основываются на распоряжениях одного лица.
4. Эхком заключает в себе постановления и узаконения, предписываемые к исполнению и к соблюдению всем Мусульманам и относящиеся вообще до гражданского быта их. В эхком входят: правила жизни о еде и пище, об охоте, об обязанностях разных лиц, о свидетельстве, правила о преступлениях, о наказаниях и вознаграждениях по убийству и увечьям.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
’ИЛЬМЕ КЕЛОМ
Догматическое или поучительное учение о вере.
Источники.
Китобе усуле дин соч. Ага Могаммед-Багира-Меджлиси.
Шерхе эйтекодот соч. Ибне-Бобевей, в переводе на Персидском языке.
Chardin, VI, р. 165–318.
Eug. Sice. Journ. Asiat. № 66, 1841, p. 156, 157.
Sale. Observ. histor. et crit. sur le Mahometisme. Reinaud. Monum. Arabes, Persans et Turcs. Т. I et II.
Volney. – Ruines.
Коран на Арабском языке.
Der Koran ubersetzt von Dr. Wahl und von Dr. L. Ullmann.
Le Соrаn traduit par Kazimirsky.
Fr. Kolb. Koran im Staatslexicon von Rotteck und Welcker. В. IX, S. 467–482.
Historisch-kritische Einleitung in den koran von Dr. G. Weil.
ГЛАВА ПЕРВАЯ.
ЗНАЧЕНИЕ И РАЗДЕЛЕНИЕ ’ИЛЬМЕ КЕЛОМ
’Ильме Келом – догматическая часть учения о вере, включает в себе изучение правил и постановлений, относящихся до догматов Мусульманской религии:– Усу ле дин – оснований религии.
Догматов веры считается между Сунни – четыре, – между Ши’э – пять (хемсе усуледин).
Мя’эрифете Уллах т. е. познание бытия Божия, не помещается духовными лицами в число догматов веры – как предмет отдельный, не могущий подлежать ни сомнению, ни неведению и беспрекословно предполагаемый в понятиях каждого человека.
Догматы веры суть:
1. Теухид.
2. ’Эдалет.
3. Небюввет.
4. М’эод.
5. Имамет.
Секты Сунни и Ши’э, в особенности, различаются между собою несходством в толковании догматов ’эдалет, небюввет и имамет. Отличительные черты этих различий будут изложены ниже сего в главах 3, 4 и 6; но главнейшее различие между этими расколами есть, по толкованиям духовных лиц Ши’э, образ воззрения на догматы ислама и уразумение оных. Ши’э обсуживают, каждый по своему разумению и понятиям, предметы догматического учения о вере и убеждаются в оных доказательствами, изложенными в Коране и в преданиях пророка. Сунни не допускают ни каких толкований и обсуждений догматов веры. Народ следует в веровании своем, относительно догматической части учения о вере, изречениям собрания духовных лиц Иджмо’э не требуя и не доискиваясь доказательства – Посему изречение: Ло тедж теме ю уммети эллель хетот т. е. «не подвержено погрешению или ошибке то, что постановлено собранием последователей одной религии» (из собрания Эль Бухари, см. стр. 23) – есть главнейший Хедис последователей секты Сунни. – Ши’э следуют, безусловно, изречениям Мюджтехидов своих, единственно по делам относящимся до феру’э дин. – Таковое повиновение постановлениям духовных лиц именуется теклид и основано на изречении: кабуле кауле ггейр бедун делил т. е. согласие на какое либо постановление без истребования доказательств.
ГЛАВА ВТОРАЯ.
ТЕУХИД О ЕДИНСТВЕ БОГА.
Первейший догмат ислама есть верование в Единство Бога.
Восклицанье: «ло ил лохе иллаллах» «Нет Бога кроме Бога» есть основной символ Мусульманской веры. – Могаммед, по учению Корана, отвергает не только всякое идолопоклонство, но и самое верование Христиан во Святую Троицу и воплощение Сына Божия .
Главнейшие Суры и стихи Корана, относящиеся до догмата Теухид, суть: Сура СХII, XVI, 53; XVIII, 110; XXIII, 92; XXI, 108, 11, 20; XXII, 12; XIX, 36; V, 77; IX, 90; VI, 100, 102.
Сура CXII, Эльтеухид, Единство Бога:
«Ст. 1. Объяви:» Бог Един.
– 2. Предвечный.
– 3. Нерожденный и бездетный.
– 4. Нет ему подобных!»
Сура XVI, пчелы, ст. 53:
«И Господь Бог возгласил: Не поклоняйтесь двум Богам; кроме одного Бога нет другого; поклоняйтесь мне!»
Сура XIX, Мария, ст. 36:
«И у Бога нет детей. Если Он чего либо пожелает, то повелевает: да будет! и оно есть.»
Сура V, стол, ст. 77:
«И есть неверные (Христиане), которые говорят, что Бог Един из трех: но Бог един.»
Сура IX, раскаяние, ст. 30:
«Евреи полагают, что Эсра (пророк Эздра) сын Божий и Христиане полагают, что Иисус сын Божий.»
«Ст. 47:» А между тем им повелено поклоняться «только Единому Богу.»
ГЛАВА ТРЕТЬЯ.
’ЭДАЛЕТ О ПРАВОСУДИИ БОЖИЕМ.
В Эдалет входит основное учение о предопределении судеб.
Противоречия по этому предмету в изречениях Корана, по которым в иных местах каждому человеку предопределена будущность его и люди направляются на путь истинный единственно по произволу Всевышнего; в других местах объявляется, что всем указан путь к спасению; иные делаются Мусульманами, а другие остаются в неправоверии, – и что в будущей жизни потребуется от каждого отчет в действиях его; таковые несогласия в изречениях должны были, конечно, разделить последователей исламизма на расколы, относительно различных мнений по догмату веры о предопределении судеб. Толкование сего догмата есть одно из важнейших различий между Сунни и Ши’э.
Первые принимают учение о предопределении в точном его смысле, не допуская в человеке произвола в действиях. Непоколебимое, упорное верование в этот догмат есть причина слепого, безусловного фанатизма Суннитов.
Ши’э находят учение о непреложном предопределении будущности каждого человека противным учению о справедливости Божией. Притом, с понятием о неизменном предопределении судьбы, несовместно учете о будущей жизни, о воздающей и карающей будущности. Ши’э полагают по сему, что в каждом человеке существует полный произвол действий, за которые он подлежит ответу пред судом Всевышнего, но что самые действия человека еще пред начатием веков были известны Богу и внесены в книгу судеб, как особое доказательство всеведения Господня .
Сура XVII, Эльисра ночное путешествие, ст. 14:
«Каждому человеку назначили мы неизменно судьбу его.»
Сура II, корова, ст. 209:
«Бог ведет на путь истинный кого Ему угодно.»
Сур. XVII, 99; III; II; V, 21; VI, 150; VII, 184; II, 274; LXXXVII, 3; XLII, 612.
Сура II, ст. 6
«И Господь Бог наложил на сердца и уши их (неверных) печать, глаза их прикрыты покрывалом: страшная участь ожидает их.»
Сура III, Эмран, ст. 139:
«Без воли Бога никто не умрет и именно так как написано в книге, которая заключает в себе постановления для всех дел мира сего.»
Сура LXXVI, Дехр или Инсон, человек, ст. 3:
«Мы указали вам путь к спасению: иные делаются правоверными, другие остаются кафырами, неверными.» Сура III, ст. 156:
«Разве вы полагаете, что одинаково будет поступлено с тем, который исполнял волю Всевышнего, и с тем, который заслужил гнев Его, и жилище коего будет ад? ужасен туда путь!»
Ст. 157:
«У Бога различные степени возмездия и наказания: Он следит за действиями вашими.»
Сура XXXIX, Толпы, ст. 70:
«В день страшного суда каждый получит возмездие по его действиям: Богу известно, что каждым учинено.»
Кроме того еще: Суры: X. 107; – XXVII. 93;– XVII. 15;–XXXIX. 41;–XVIII. 30;–56;–ХLI. 17,18; –II. 38, 39;–V. 18;–XIII, 29, 30;–XIV. 104, 107, 108;–XVI. 26;–XLVII. 17;–XVI. 36, 37 и др.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.
НЕБЮВВЕТ ПРОРОЧЕСТВО.
Всех пророков от Адама до Могаммеда считается 124000, из коих шестеро (как сказано выше, во введении, стр. 8) именно: Адам, Ной, Авраама, Моисей, Иисус и Могаммед, провозгласив народу повеления Божии, установили новые законы, постановления и изменения в вере. Могаммед называет себя последним и превосходнейшим пророком.
Поклонение Единому Богу и повиновение пророку повелевается и повторяется во многих местах Корана. Посему верование в действительность пророческого послания Могаммеда есть основный догмат Мусульманской религии.
Различие между Сунни и Ши’э относительно Небюввета основано на том, что последние полагают всех пророков чистейшими людьми, безгрешными, и устраняют от них возможность грешить. Сунни же, основываясь на изречениях Корана, по которым Богом прощаются Могаммеду грехи, находят, что он, как и прочие пророки, подвержен грехопадению, но, по благости Господней к ним, избавляются от искушений и от взысканий за проступки. В Суре XL, ст. 57, предписывается Могаммеду ежедневно молиться, чтобы Всевышний простил ему грехи его.
Суры: XXI, Пророки, II ст. 209, VI, ст. 34 и XL, ст. 78, о послании пророков вообще.
Сура XXXIII.–38. Эль эхсаб:
«Могаммед посланный Божий и печать всех про роков.»
Сура IV, женщины, ст. 62:
«О правоверные, повинуйтесь Богу, пророку и тем, которые имеют над вами власть.»
Сура XXXIII, ст. 34:
«Кто не повинуется Богу и Его пророку, тот в явном заблуждении.»
Сура XLVIII, Элъфетх, победа, ст. 1, 2.
«Во истину, мы дали тебе, Могаммеду, решительную победу, и да простит тебе Бог погрешения твои, прошедшие и будущие.»
Сура XCIV, 2.
Сура XL, правоверные, ст. 57:
«Переноси (Могаммед) терпеливо твои страдания. Бог сдержит слово Свое. Но не забывай молиться Всевышнему о прощении твоих грехов и прославляй имя Его и утром и вечером!»
ГЛАВА ПЯТАЯ.
’МЭОД ВОСКРЕСЕНИЕ ИЗ МЕРТВЫХ И БУДУЩАЯ ЖИЗНЬ.
Во многих местах Корана упоминается о воскрешении мертвых, о будущей жизни, о бессмертии души, о мздовоздающей и карающей будущности: о рае и аде. Верование в эти предметы безусловно предписывается каждому Мусульманину.
Завлекательным описанием рая, блаженства правоверных в будущей жизни и представлением ужасов мучений ада, – пророк исламизма действовал на пыл кое воображение соотчичей своих и привлекал их к принятию провозглашаемой им религии.
В этой главе излагается, вообще: описание рая и ада, о бессмертии души, воскресении из мертвых, Страшном Суде, – добрых и злых духах, окружающих постоянно людей; о сотворении мира и нескольких небес и описание жилищ Господа Бога, пророков, праведных и злых.
Сура VI, животные, ст. 29:
«И они (неверующие) говорят: нет другой жизни «кроме настоящей и мы не воскреснем!»
30. «Но если б ты их увидел, когда они предстанут пред Богом и внемлют гласу Его и вопрошению: Действительно ли воскресенье из мертвых? и они ответят: воистину, оно действительно и мы свидетельствуем о сем пред Господом Богом нашим. И Всевышний возразит: примите ж теперь наказание за неверие ваше.»
Сура II, корова, ст. 172:
«Веруйте в Бога, в страшный суд и в Ангелов.»
Сура XXIII, праведные, ст. 15 и 16:
«После сотворения вашего, вы должны умереть; но в день общего воскресения и вы воскреснете.»
Сура VII, стена, ст. 24.
Сура XI, ст. 61:
«Бог ниспосылает своих Ангелов каждому человеку, при коем они находятся до смерти его».
Сура XIII, гром, ст. 12:
«Всякий человек имеет своего Ангела, который ему предъидет или следует за ним и охраняет его по повелению Всевышнего.»
Сура XXXIX, толпы, ст. 68:
«Загремит труба и все что на земле и в небесах, кроме избранных Богом, падет бездыханно. – При втором звуке все предстанут пред суд Всевышнего.»
69: «И озарится земля светом Господним и раскроется книга деяний; пророки и мученики предстанут свидетелями, и тогда произнесется решение.»
Сура XXXVI. Яз, 49–52; XXXVII, 19–34.
Сура LXXXVIII, неправильная мера: о книгах Сиджин и Илиюн, для записания злых и добрых действий человека.
Сура XXXVIII, истина, ст. 49 – 54 заключают в себе описание рая и ст. 55–64 описание ада.
Сура LXX,ct.7–28 и XLVII, 16–19, описание рая.
Сура XLIII, ст. 66–78, описание рая и ада.
Суры: XXXI, 9–10 и XXXII, 3, 6, 8, заключают описание сотворения мира.
Суры: II, 27 и XXIII, 17 описание 7 небес и жилищ праведников.
ГЛАВА ШЕСТАЯ.
ИМАМЕТ НАСЛЕДИЕ ИМАМОВ.
Догмат имамета принимается, как уже выше сказано (стр. 17 и 18), одними последователями секты Ши’э и заключается в веровании в наследие имамов, потомков пророка от Алия и Фатиме, дочери Могаммеда. Имамы были, по верованию этого раскола, действительными и законными правителями народов в духовном и гражданском отношениях. Похищение Хелифетства после Алия племенами Уммие и Аббаси, ли шило Гасана и Гусейна и потомков их законного наследства и политической власти; но права имаметства, в духовном отношении, остались при них и передавались от отца к сыну до 12 последнего Имама – Могаммеда Мехдия, который исчез с земли, с тем, чтобы явиться в день страшного суда. Последователи раскола Ши’э считают и ныне Имама Мехди, именующегося Сахибе Земон «повелитель мира», невидимо присутствующим при всех собраниях правоверных Мусульман Ши’э.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.