Союз можно было сохранить. Белая книга

Союз можно было сохранить

Белая книга:

Документы и факты о политике М.С. Горбачева по реформированию и сохранению многонационального государства

Москва 1995

Предисловие

Распад Советского Союза, подобно мощному тектоническому сдвигу, потряс и радикально изменил геополитическую ситуацию в Европе и мире.

Прошло уже достаточно времени с тех пор, как в Беловежской пуще руководители трех советских республик подписали соглашение о прекращении существования государства, которое они представляли лишь частично. Соглашение не имело под собой легитимных основа­ний. Но поскольку оно было санкционировано решениями Верховных Сове­тов союзных республик, распад великого государства стал совершив­шимся фактом.

Почему это произошло? Был ли развал СССР неизбежным резуль­татом перестройки? Как он отразился на положении России, других новых независимых государств? Что они приобрели и что потеряли? Вопросы эти в последнее время с новой силой будоражат сознание общества. Споры вокруг них заметно влияют на характер поли­тической линии России и других государств, возникших на обломках Союза.

Теперь уже мало кто решается отрицать, что главные наши беды имеют причиной распад СССР, ту обвальную форму, в которой это произошло. Об опасных последствиях сепаратистских действий, направленных на ослабление, а затем и на ликвидацию союзного государства предупреждали многие. За сохранение целостности стра­ны настойчиво и последовательно выступал бывший президент СССР М.С. Горбачев. В обращении к согражданам вечером 25 декабря 1991 года он говорил о своей тревоге, о том, что последствия распада могут оказаться очень тяжелыми для всех.

Эти опасения подтвердились – и даже, к сожалению, превзошли то, что можно было предположить.

Творцы Беловежских соглашений так торопились ликвидировать центр, что пренебрегли очевидной необходимостью установить какой-то переходный период, в пределах которого можно было бы отрегулировать наиболее важные проблемы “развода” между бывшими союзными республиками. Они обошли, например, проблему границ и гражданства в будущих новых государствах, не приняли на этот счет никаких решений и не предусмотрели никакого механизма, ничего внятно не сказали о разделе собственности и о других острейших проблемах. Все это обернулось трагедией для сотен тысяч, миллионов людей.

Многие возлагали тогда надежды на смягчающее воздействие провозглашения на развалинах СССР Содружества Независимых Государств. Но эти надежды не оправдались.

– Создание СНГ не предотвратило неизбежных последствий разрушения Союза, распада не только политического, но и экономического, оборонного, культурного и правового пространства.

– СНГ не смогло предотвратить перерастания конфликтов между отдельными бывшими союзными республиками в военные столкновения.

– В самих бывших союзных республиках вспыхнули межэтнические конфликты. Это тяжело отразилось на их внутреннем положении, а некоторые из этих конфлик­тов способны взорвать сложившийся миропорядок далеко за предела­ми постсоветского пространства.

В экономике в значительной степени под влиянием распада СССР произошло немыслимое для мирного времени падение производства и жизненного уровня народа. Беспрецедентный спад производства, измеряемый потерями в сотни триллионов рублей – вследствие сокращения или прекращения производства товаров и услуг, оттока квалифицированных кадров с предприятий, бегства российских капиталов за рубеж и многого другого. Конверсия в обстановке общей экономической разрухи привела к значительному разрушению научно-тех­нического потенциала России.

Снизился уровень национальной безопасности. Упал международный авторитет России. Отсутствие четко зафиксированных границ между новыми государствами, воз­никновение территориальных споров, других конфликтов, обостре­ние проблемы этнических меньшинств, гражданства, сотни тысяч беженцев, чудовищный рост преступности – все это так или иначе следствие распада страны, помноженного на просчеты эко­номической реформы, осуществленной “обвальным методом” и приведшей к катастрофическим результатам.

Неудивительно, что события того периода, когда решался вопрос о судьбе Союза, продолжают волновать умы – и не только в России. Неудивительно и то, что они остаются предметом поли­тических спекуляций. С разных сторон пытаются свалить ответст­венность за распад Союза на политику перестройки, а следователь­но – на ее инициаторов. Правда о том, как и почему это произошло, замалчивается и искажается в угоду господствующим сейчас полити­ческим амбициям.

Выяснение истины необходимо не только для истории. И не только по причинам морального характера. Эта задача становится все более актуальной потому, что по прошествии трех лет – после того, как мы набрались горького опыта, у многих, несмотря на все различия во взглядах, начинается протрезвление. Ни принятые пост­фактум решения, юридически закреплявшие действия “ликвидаторов”, ни конфликты между бывшими частями СССР, ни по­пытки стравить друг с другом проживавшие в нем народы не смогли свести на нет главный фактор, столетиями скреплявший великое государство, придававший ему устойчивость и силу – глубинное чувство принадлежности к единой общности, к одной стране.

Оказалось, что это чувство по своему воздействию на сознание и поведение людей не только не уступает восприятию национально-этнической идентичности, но в чем-то и превосходит его. Разжигание национализма, вопреки расчетам тех, кто в этом заинтересован, не устранило ощущения принадлежности к наднациональной общности, свойственного значительной части, если не большинству граждан бывшего Советского Союза.

Сохранению этого чувства, естественно, способствуют многие реалии повседневной жизни. И хотя этот процесс распространился не на все население бывшего Советского Союза, он, тем не менее, приобрел уже масштабы, поз­воляющие говорить об изменении вектора движения массового сознания. На уровне политических элит, и особенно в сознании простых людей усиливаются интеграционные настроения. Показательно, что в ходе опроса накануне 12 июня 1994 года (объявленного в этом году государственным праздником) 68% москвичей заявили, что не считают этот день своим праздником, и только 17% признают правильным избранный путь. Общественное мнение сознает, таким образом, что выбор, сделанный в декабре 1991 года, был исторической ошибкой.

В этих условиях особое значение приобретает ясное представление о причинах, движущих силах и механизмах, вызвавших столь негативный ход событий, о позициях противостояв­ших ему политических сил. Такое знание – важное оружие в руках тех, кто намерен не только, сидя на развалинах, сожалеть по поводу произошедшей траге­дии, но и включиться в строительство новой межгосударственной общности.

Способствовать этому – цель данного издания. Задумано оно для того, чтобы предоставить в распоряжение общественности зафиксированные факты, как ответ на реально возникшую потребность осмыслить опыт трех лет раздельного сущест­вования бывших советских республик. Этот опыт нужно знать, если хотеть преодоления кризиса, в который завели амбициозность и националистический популизм тех, кто взял его на вооружение в поли­тической борьбе.

Вниманию читателя предлагается документальная книга. В ее основе – тексты, воспроизводящие взгляды руководства страны, осуществлявшего перестройку и добивавшегося реформирова­ния союзного государства в соответствии с устремлениями его многонационального населения. Эти тексты не только напоминают об уже подзабы­тых – или сознательно замалчиваемых – событиях. Они свидетельствуют об эволюции взглядов и подходов как сторонников, так и противников перестройки, о фор­мировании нового политического курса в сфере национальных отноше­ний, о неиспользованных возможностях федерализма и многом другом.

Далеко не все публикуемые материалы были в свое время доступны общественности. В сочетании с другими, публиковавшимися ранее документами они позволяют проследить, как по мере обострения национального вопроса обсуждение выводило его участников на переосмысление советской национальной политики и на поиск путей реформирования многонационального Союза.

Объективная необходимость реформирования нашего многонационального государства возникла задолго до начала перестройки – в результате экономического и социального развития республик, ускорившего формирование наций, консолидацию национального самосознания. Советская общность, при всех ее недостатках, создала условия для подъема национальной культуры, образования значительного слоя современной национальной интеллигенции. В недрах единой партии выросли национальные политические кадры. Вместе с интеллигенцией они составили значительный влиятельный слой в своих республиках и их все больше стесняли жесткие рамки сверхцентрализованной государственной системы, которая выхолостила и превратила в фикцию принцип федерализма. Выступления на местах в пользу большей самостоятельности клеймились как национализм и подавлялись, что сеяло семена недоверия и неприязни в межнациональных отношениях. Унитарная форма общесоюзного государства стала тормозом для дальнейшего экономического, социального, национального развития народов. В ходе перестройки, с расширением гласности все эти проблемы быстро вышли наружу.

Знакомясь с материалами книги, читатель увидит, несомненно, слабости в позициях тогдашнего руководства страны, его просчеты. Это связано с идеологической зашоренностью политической мысли, с догматизированными представлениями о сути национальных процессов в ХХ веке, в особенности же – с иллюзиями, переросшими в самооб­ман, в представление о том, что национальный вопрос, унаследован­ный от времен царизма, в принципе решен, а достижения интернацио­налистской политики дружбы народов таковы, что объективная почва для серьезных противоречий в межнациональных отношениях исчезла.

Отсюда – отставание от нараставших темпов событий, запаздывание с принятием решений. Из записей, которые воспроизводят дискуссии в высшем руководстве – в Политбюро, можно увидеть, что высказывались различные точки зрения. Были споры – не только по частным вопросам, но и по общей концепции национально-государст­венной политики. На некоторые вопросы не успевали найти нужные ответы. Приходилось возвращаться к ним, когда события высвечивали их в неожиданном ракурсе и значении.

Словом, составители стремились дать панораму национальной политики как неотъемлемой части перестройки всего общества. Материалы книги показывают, как ход перестройки влиял на подход к решению национальных проблем и как последние, в свою очередь, способствовали углублению замысла перестройки, его конкретному наполнению.

Естественно, большое внимание в книге уделено тем событиям, которые уже непосредственно сигнализировали об опасности распада страны. Читатели могут увидеть, откуда возникла эта угроза, как она нарастала. Несомненно, сильнейший импульс центробежным тен­денциям был дан провозглашением государственного суверенитета Российской Федерации 12 июня 1990 года, верховенства российских законов над союз­ными. Эти решения, по существу, легализовали бытовавшее в России обывательское мнение, будто Российская Федерация находится в неравноправном положении среди союзных республик, что ее по­просту обирают, что Россия их кормит, снабжает даровым сырьем, а сама нищает. Поэтому, освободившись от “союзного бремени” и проведя “быструю и радикальную” рыночную реформу, Россия якобы стремительно пойдет по пути процветания.

Эта ложная в своей основе концепция стала платформой, вокруг которой сомкнулись политики, поставившие своей главной целью – ликвидировать союзный центр и взять в свои руки всю полноту власти в России. Позднее это было оформлено в виде не­коего документа, который в московских “коридорах власти” появился в виде конфиденциальной “Записки Шахрая-Бурбулиса.”

Идея же Горбачева состояла в трансформации унитарного государства, каким фактически был СССР, в демократическую и реальную современную федерацию, где каждый субъект обладал бы необходимой широкой самостоятельностью. И материалы книги показывают его последовательную борьбу за такую феде­рацию. Решающим шагом на этом пути должен был стать Союзный договор. Августовский путч сорвал его подписание. А реакционный, по сути великодержавный замысел его организаторов спровоцировал ускоренное “разбегание” республик от Москвы, где, оказывается, могли происходить события, угрожающие созданием еще более жест­кого унитаристского центра.

В книге подробно изложены события между сентябрем и декабрем 1991 года, усилия, предпринятые Горбачевым, чтобы спасти единство страны. Приво­дятся записи о заседаниях Государственного Совета с участием руководителей республик. Это дает наглядное представление о том, кто и какие позиции занимал тогда и как дело в конце концов дошло до Беловежской пущи.

Отказ от идеи реальной федерации (с элементами конфедерации), которую пред­лагал Горбачев, обернулся бедой для всех. Не только общественность, пресса, но и политические руководители в России, в других независимых государствах все чаще возвращаются к необходимости какого-то более эффективного устройства на постсоветском пространстве, к мыслям, которые присутствовали в последнем, ноябрьском 1991 года, проекте Союзного договора. Возвращаемся, таким образом, к тому, от чего так бездумно и безответственно отказались в конце 1991 года. Возвра­щаемся с огромными потерями, которых могли бы избежать.

Но надо смотреть вперед. Не забывая о прошлом, мы должны думать о будущем. Оно видится непростым. Роковой шаг к развалу великого государства можно совершить, собравшись “на троих” в охотничьем домике. Снова собрать его осколки чисто верхушечным решением – даже если число его участников будет больше трех – задача трудновыполнимая. Чтобы создать новый союз – потребуются длительные, целеустремленные, взвешенные усилия, опирающиеся на массовое волеизъявление народов.

Предстоит искать приемлемые для всех новые формы объединения. Только налаживание демократического, равноправного, эффективного сотрудничества может гарантировать преодоление всеоб­щего кризиса, выживание для каждого государства и достойное решение сложнейших проблем народной жизни.

Раздел 1. СИМПТОМЫ КРИЗИСА

Год 1986

В течение многих лет, особенно в период общественно-политического застоя, было широко распространено официальное представление, будто межнациональные отношения в стране достаточно благополучны и в общем лишены серьезных проблем, требующих безотлагательных решений.

Огромное значение развития национальных отношений для советского многонационального государства отметил М.С.Горбачев в докладе XXVII съезду партии 25 февраля.

“…Наши достижения не должны создавать представления о беспроблемности национальных процессов. Противоречия свойственны всякому развитию, неизбежны они и в этой сфере. Главное – видеть постоянно возникающие их аспекты и грани, искать и своевременно давать верные ответы на вопросы, которые выдвигает жизнь.”

Горбачев М.С. Избранные речи и статьи. М.: 1987, т.3, с. 233.

В марте-апреле в Якутске имели место столкновения между группами молодежи русской национальности и студентами-якутами Якутского Государственного Университета. В начале мая Секретариат ЦК КПСС принял постановление “О некоторых негативных проявлениях среди молодежи города Якутска”.

17-19 декабря на улицах Алма-Аты произошли массовые беспорядки. В результате вмешательства войск и милиции убито двое, за помощью в медицинские учреждения обратились свыше тысячи человек, 235 госпитализированы. Более двух тысяч были задержаны. Впервые с начала перестройки против демонстрантов применялись войска. События в Алма-Ате стали серьезным сигналом неблагополучия в межнациональных отношениях.

Год 1987

В выступлении Генерального секретаря на январском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС прозвучала озабоченность состоянием дел в этой сфере:

“…Мы обязаны видеть реальную картину и перспективу развития национальных отношений. Сегодня, когда расширяются демократия и самоуправление, когда идет быстрый рост национального самосознания всех наций и народностей, углубляются процессы интернационализации, особую важность приобретает своевременное и справедливое решение возникающих вопросов на единственно возможной основе – в интересах расцвета каждой нации и народности, в интересах всего общества.

…События в Алма-Ате и то, что им предшествовало, требуют серьезного анализа, принципиальной оценки. Во всем этом еще предстоит внимательно разобраться.

…Нельзя упускать из виду и особую деликатность национальных аспектов той или иной проблемы, народные традиции в образе жизни, в психологии и поведении людей. Все это нужно учитывать самым тщательным образом.

В большом долгу перед практикой национальных отношений находится наша теоретическая мысль. …Ведь это же факт, что вместо объективных исследований реальных явлений в сфере национальных отношений, анализа действительных социально-экономических и духовных процессов – очень непростых и противоречивых в своей сущности – некоторые наши обществоведы долгое время предпочитали создавать трактаты “заздравного” характера, напоминающие порой больше прекраснодушные тосты, чем серьезные научные исследования.

Надо признать, что ошибки, допускавшиеся в области национальных отношений, их проявления оставались в тени и говорить о них было не принято. Это привело к отрицательным последствиям, с которыми сейчас приходится иметь дело.”

Горбачев М.С. Избранные… 1987, т.4, с. 329-331.

Выступая по итогам январского Пленума ЦК на встрече с руководителями средств массовой информации 11 февраля, Горбачев остановился, в частности, на ситуации в межнациональных отношениях.

“… С одной стороны, растет, повышается культурный уровень всех народов и народностей, даже самых маленьких, выросла своя интеллигенция. Она изучает корни своего происхождения, порой это приводит к обожествлению истории и всего, что с ней связано, и не только прогрессивного. С другой стороны, в жизнь вступают новые поколения, и их надо воспитывать, давать современные представления о том, где они живут и как утвердилось это уникальнейшее явление в человеческой истории, когда более 100 наций и народностей живут, если судить даже по большим историческим меркам, дружно и хорошо. И тем не менее это живая жизнь, движение, развитие, а потому на каждом этапе могут быть свои противоречия. Этим надо спокойно заниматься, изучать, решать, воспитывать.

Национальный вопрос мы рассматривали, рассматриваем и будем решать только с интернационалистских позиций.”

Горбачев М.С. Избранные… т. 4, с. 374.

17-21 февраля М.С.Горбачев находился в Латвии и Эстонии.

С началом перестройки народы почувствовали возможность реализовать в полной мере – и не на словах, а на деле – свои национальные интересы, восстановить национальное достоинство. Этой обстановкой начали пользоваться экстремистские элементы. Национальный вопрос стал чуть ли не постоянной темой дня в работе Политбюро.

Организованные формы приняло движение крымских татар. В июле протесты приняли острый характер: в течение трех дней проводились непрерывные демонстрации у Кремлевской стены под лозунгами “Родина или смерть”. Целью этих скоординированных акций было полное восстановление в правах, включая возвращение в Крым, откуда татары были депортированы в 1944 году.

Проблема крымских татар обсуждалась на заседании Политбюро 9 июля.

“Горбачев. До сих пор у нас в обиходе клеймо – предатели во время Отечественной войны. А где не было предателей? А власовцы?

Лукьянов. Татарская дивизия была в вермахте.

Горбачев. Ну и калмыцкая дивизия была. На Ставрополье действовала. Но мы же восстановили Калмыкию. Было ли что чрезвычайное в поведе­нии татар? Да, часть сотрудничала с немцами, а другие – воевали против немцев, как и все. За 44 года накопилось 250 томов подписей и заявлений с требованием восстановить справедливость. Сейчас 132 тысячи татар по переписи и 350 тысяч на самом деле. А в Узбе­кистане нельзя их по-настоящему обустроить? Какое мнение у тебя? (вопрос Чебрикову).

Чебриков рассказывает о том, что 20 лет сталкивается с этой проблемой. Наверно, придется в Крыму организовать автономный округ. Иначе мы будет все время к этой проблеме возвращаться. Но Щербицкий против.

Горбачев. Это тоже демократия.

Чебриков. А как с Южным берегом Крыма быть? Татары вернутся и скажут – это мой дом, давай обратно. Но одновременно надо решить вопрос и о немцах. Их 2 миллиона. И никуда мы не уйдем от решения этого вопроса, как ни откладывай. Вопросы назрели.

Соломенцев. Решать надо, хоть вопрос и непростой. И решать одновременно с проблемой немцев Поволжья. Мы же признали, что выселения были неоправданными. И вернули ингушей, кал­мыков, карачаевцев. …Почти всех. Но не немцев Поволжья и не крымских татар. Но я не за автономный округ. Сильно изменился национальный состав в Крыму. До войны украинцев было 13%, сейчас 26%. Русских – 49%, теперь – 68%.

Да и передача Крыма Украине – это ведь не под аплодисменты было сделано. А отдали вместе с Севастополем – городом русской славы.

Автономный округ – это ублюдочное решение. Пусть я максималист. Но у нас есть хороший Декрет, в свое время подписанный Лениным. Раз мы стремимся жить по Ленину, то можно и опереться на Декрет. И обижаться будет трудно. Ни русским, ни украинцам. Народы сумеют “прижиться” друг к другу.

Горбачев. То есть ты считаешь, что Крым должен опять стать частью РСФСР, как по декрету Ленина? А ведь помнишь, Подгорный требовал, чтобы Краснодар и Кубань отдали Украине? Потому что казаки – это, по его мнению, украинцы. Наверное, с исторической и политической точки зрения было бы правильно вернуть Крым в Россию. Но Украина встанет горой.

Воротников. Отложить бы этот вопрос. Как бы нам не создать еще одну огромную, украинскую проблему. Я за автономный округ, но пока надо в Узбекистане создать условия. Я против одновременного решения и немецкой проблемы.

Шеварднадзе. Я за то, чтобы создать условия в Узбекистане. И постепенно разрешать переезжать в Крым всем, кто захочет и кто сможет.

Яковлев. Определить, например, 15-20-летний переходный период переезда в Крым. А пока в Узбекистане.

Долгих под­держивает.

Громыко. Чего мы торопимся? Ничего не стряслось. Что из того, что делегация все время ездит в Президиум Верховного Совета и в другие инстанции? И пусть ездят. А решение о выселении оправдывается военными условиями.

Передача Украине Крыма, конечно, произвол. Но как теперь давать обратный ход? Я за то, чтобы оставить проблему на усмотрение жизни и истории. И округ не создавать. Обустроить татар в Узбекистане. Если это и не даст полного решения, то по крайней мере ослабит давление по крымскому варианту. Предлагаю еще раз подумать и окончательного решения не принимать.

Лукьянов высказывается за автономный округ в Крыму.

Горбачев. Уйти от решения не удастся нам. Надо основательно все продумать. Идея восстановления крымской автономии, как по ленинскому декрету, сейчас нереальна. За 45 лет очень многое изменилось в Крыму. Очень много вложили в развитие Крыма другие народы. Преж­де всего русские и украинцы. При Ленине была совсем другая ситуа­ция. Отдать Крым татарам теперь уже нельзя. Может быть, пойти на то, чтобы закрыть для них въезд на Южный берег и в течение 15-20 лет помогать обустраиваться на остальной части Крыма – тем, кто сможет туда приехать. И пусть расселяются по всей территории.

Возврат Крыма в РСФСР создаст трещину там, где она сейчас нам совсем ни к чему, – в славянском ядре “социалистической империи”. До революции опорой независимости страны была русская нация. А теперь и все другие. Надо в Узбекистане создать условия для полнокровной жизни татар, позаботиться о них. Кто уже оказался в Крыму, пусть там и живут. И тоже надо оказывать помощь. Но вести работу, чтобы задержать переселенчество в Крым. Призывать людей стоять на почве реальности.

Создается комиссия в составе: Громыко, Щербицкий, Воротников, Усманходжаев, Демичев, Чебриков, Лукьянов, Разумовский, Яковлев.

Горбачев. Немецкую проблему пока не будем трогать. А если Комиссия покажет свои способности в татарском вопросе, бросим ее и на немцев. И пусть Комиссия выходит на татарские делегации, выступает в печати. Словом, в демократическом духе надо подойти к этому процессу.”

Архив Горбачев-Фонда. Фонд №2, опись №3. Запись Черняева А.С.

24 июля ТАСС сообщил, что в последнее время участились обращения крымских татар в партийные и советские органы с просьбой пересмотреть законодательные акты, относящиеся к упразднению Крымской АССР. Для рассмотрения вопросов, поднимаемых крымскими татарами, создана комиссия во главе с А.А.Громыко.

25-27 июля в Москве прошли манифестации крымских татар. Под угрозой голодовки выдвинуто требование о восстановлении автономии Крыма. Б.Ельцин, как первый секретарь МГК КПСС, разрешил манифестации, но не в “святых местах Москвы”.

В августе в связи с годовщиной заключения советско-германского пакта о ненападении тысячи жителей Прибалтики выступили с требованием полной гласности, ликвидации белых пятен в истории, восстановления справедливости в отношении массовых депортаций. Манифестанты вышли на улицы, требуя от советских властей публикации секретных протоколов, которые определили судьбу этих стран.

1 сентября печать сообщила, что латышская националистическая группа “Хельсинки-86” (Линардс Грентыньш, Янис Барканс) ставит целью восстановление статуса Латвии 1939 года.

В октябре в Нагорно-Карабахской автономной области состоялась первая демонстрация (около 200 человек) за воссоединение с Арменией. По всей НКАО прошел сбор подписей среди населения в поддержку этого требования.

Год 1988

25 января первые сотни беженцев-азербайджанцев из Кафанского и Мегринского районов Армении прибыли в Азербайджан.

8 февраля началось обострение кризиса в Нагорном Карабахе. Распространяются листовки, открытые письма. Состоялся митинг на центральной площади Степанакерта. Организованы школьная и студенческая забастовки под лозунгами отделения от Азербайджана.

Проблемам межнациональных отношений М.С.Горбачев посвятил специальный раздел в речи на февральском (1988 г.) Пленуме ЦК КПСС.

“… Истинный интернационализм, истинная дружба народов возможны только при глубоком уважении к достоинству, чести, культуре, языку и истории каждого народа, широком общении между ними.

Советский патриотизм – величайшая наша ценность. С ним несовместимы любые проявления национализма и шовинизма. Национализм в любой его форме слеп.

…И здесь мы подходим к очень важному вопросу – об объединении через революцию и Советскую власть национальной гордости и национального достояния каждого народа с интернационализмом социалистического общества.

Словом, национальной политикой на современном этапе нам надо заниматься очень основательно. По всем линиям – и в теории, и в практике. Это – принципиальнейший, жизненный вопрос нашего общества. Думаю, один из пленумов Центрального Комитета нам следует посвятить проблемам национальной политики”.

Горбачев М.С. Избранные… 1989, т. 6, с. 72-73.

20 февраля внеочередная сессия областного Совета Нагорного Карабаха решила просить Верховный Совет Азербайджанской ССР и Верховный Совет Армянской ССР о передаче области из состава Азербайджана в состав Армении. Сессия обратилась к Верховному Совету СССР с просьбой поддержать такое решение вопроса. На предприятиях и в учреждениях прошли митинги в поддержку этого решения. Манифестации состоялись и в Ереване.

22-23 февраля – первые митинги в Баку и Сумгаите под лозунгами “НКАО – неотъемлемая часть Азербайджана”.

26 февраля М.С.Горбачев обратился к трудящимся, к народам Азербайджана и Армении.

“Обращаюсь к вам в связи с событиями в Нагорном Карабахе и вокруг него.

Поднят вопрос о переходе этой автономной области из Азербайджанской ССР в состав Армянской ССР. Этому придана острота и драматичность, которые привели к напряженности и даже к действиям, выходящим за рамки закона.

Скажу откровенно: ЦК КПСС обеспокоен таким развитием событий, оно чревато самыми серьезными последствиями.

Мы не за то, чтобы уклоняться от откровенного обсуждения различных идей и предложений. Но делать это надо спокойно, в рамках демократического процесса и законности, не допуская ни малейшего ущерба интернационалистской сплоченности наших народов. Нельзя отдавать серьезнейшие вопросы народной судьбы во власть стихии и эмоций.

…Мы живем в многонациональной стране, более того – все республики, многие области, даже города и поселки у нас – многонациональны. И смысл ленинской национальной политики состоит в том, чтобы каждый человек, каждая нация могли свободно развиваться, чтобы каждый народ мог удовлетворять свои потребности во всех сферах общественно-политической жизни, в родном языке и культуре, в обычаях и верованиях.

…Хорошо сказал великий армянский поэт Е. Чаренц, обращаясь к Советскому Азербайджану: “Во имя прошлого безмерного страданья, во имя жизни, нам представшей средь побед, во имя дружного союза, созиданья, – народу братскому мы шлем привет, привет.”

И как перекликаются с этим слова великого сына азербайджанского народа С.Вургуна: “Мы живем не по соседству, а друг в друге. Народы издавна брали друг у друга огонь для очага и хлеб насущный.”

…В Нагорно-Карабахской автономной области накопилось немало недостатков и трудностей. Новое руководство области должно принять срочные меры для исправления положения. Центральный Комитет КПСС дал на этот счет четкие рекомендации и будет непосредственно следить за их выполнением.

Сейчас самое главное – сосредоточиться на преодолении сложившейся ситуации, на решении конкретных экономических, социальных, экологических и других проблем, накопившихся в Азербайджане и Армении, в духе политики перестройки и обновления, осуществляемой во всей нашей стране.

…Я призываю вас проявить гражданскую зрелость и выдержку, вернуться к нормальной жизни и работе, соблюдать общественный порядок.

Наступил час разума и трезвых решений.”

Горбачев М.С. Избранные… т.6, с. 95-96.

26 февраля состоялась встреча М.С.Горбачева с видными представителями армянской интеллигенции – поэтессой Сильвой Капутикян и писателем Зорием Балаяном.

“То, что происходит вокруг Карабаха, – сказал Михаил Сергеевич, – это удар нам в спину. С трудом приходится сдерживать азербайджанцев, а главное – создается опасный прецедент. В стране несколько десятков потенциальных очагов противостояния на этнической почве, пример Карабаха может толкнуть на безрассудство тех, кто пока не рискует прибегать к насильственным средствам.

У армян тяжелая история. Она научила их мудрости, искусной дипломатии, без которых нация не смогла бы выжить. А теперь в Ленинакане захватывают танки, ведут стрельбу по штабу округа. Азербайджанцы сотнями и тысячами начинают выезжать из Армении – видимо, не по своей воле. Представляете, чем все это может обернуться? Сейчас в Азербайджане проживает 500 тысяч армян. Если дело дойдет до прямой схватки, эти люди будут вынуждены покинуть места, где они родились и выросли, искать себе прибежище. Маленькая Армения не в состоянии их принять. Каково придется этим людям?!

…Я ценю вас, Сильва, как прекрасную поэтессу, и прошу употребить все свое влияние, чтобы помочь нам в этом сложнейшем вопросе. И вас, Зорий, – сказал он, обращаясь к Балаяну.- Хотя, скажу откровенно, до меня доходят сведения, что вы пытаетесь поддержать напряжение, рассчитываете на силовое решение проблемы. Если это так, если ведете двойную игру, мы не найдем общего языка. Докажите, что нет, поезжайте, помогите навести порядок.

Беседа перекинулась на опубликованное недавно постановление ЦК КПСС.

– Знаете, Михаил Сергеевич, – сказала Капутикян, – получается, что в трагедии Карабаха виноваты именно армяне. В постановлении их объявляют экстремистами, чуть ли не преступниками. Это оскорбляет национальные чувства. А главное – никто у нас уже не верит во всякого рода полумеры. Наш печальный опыт показывает, что полагаться на заверения азербайджанских властей бесполезно. Точно так же, как они вытеснили армянское население из Нахичевани, постараются очистить от нас и Нагорный Карабах. Или в один страшный день, воспользовавшись тем, что Россия и Москва будут заняты своими заботами, вырежут. Поймите, положение отчаянное, иного выхода, как защищать свои интересы, не видно. Можем ли мы, вернувшись в Армению, говорить, что Генеральный секретарь твердо обещал гарантировать права армян Карабаха?

– Повторяю, будет сделано все необходимое, – ответил Горбачев. – Не поднимайте только территориального вопроса.

– Я лучше кого-либо понимаю, что сейчас этот вопрос не решить, – согласился Балаян.

– Это одна из самых тяжелых проблем, возникших за три года перестройки, – продолжал Горбачев. – У нас ведь страна какая! На Украине четырнадцать миллионов русских, а немцы, поляки, венгры… Что же делать? Нельзя действовать безрассудно, нужно сохранить сотрудничество, дружбу. Иначе будет поставлен крест на всяких реформах.”

Шахназаров Г. Цена свободы. Реформация Горбачева глазами его помощника. М.: 1994 г., с. 206-207.

27 февраля М.С.Горбачев дал поручение Н.И.Рыжкову подготовить решение Совмина СССР о предоставлении срочной помощи НКАО. 24 марта ЦК КПСС и Совет Министров приняли развернутое постановление “О мерах по ускорению социально-экономического развития Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР в 1988-1995 годах”: на нужды области и для ее связей с Арменией (телепередачи, дороги и т.д.) выделялось 400 миллионов рублей.

27-29 февраля произошли погромы и резня в Сумгаите. По предварительным официальным данным погибло 32 человека – 26 армян, 6 азербайджанцев.

3 марта Политбюро специально в течение целого дня обсуждало проблему Нагорного Карабаха. После доклада представителей Политбюро, которые ездили в обе республики, и обсуждения М.С.Горбачев сказал:

“Это у нас пока еще промежуточный разговор. До конца мы еще выводов сделать не можем. Но по ходу событий поступаем вроде бы правильно.

В нашей стране какой бы вопрос мы ни решали, не решим его без учета национального фактора. Особенно, когда речь идет о малых народах. Приходится заново делать анализ всех событий. То, что происходит, не означает, что люди, вышедшие на улицу, ставят под сомнение и Советскую власть, и интернационализм, и КПСС. Вот докладывают, что антисоветских лозунгов не было. Напротив, апеллируют к Москве для разрешения проблем.

Главное сейчас – вернуть спокойствие, сохранить людей, не довести до отчаяния. Правильно, что мы сосредоточили внимание на этом. Нельзя допустить, чтобы демократию повернули в свою пользу экстремисты.

Перед нами – один из сложнейших вопросов в жизни страны. Вспомним Ленина. Вопрос “об автономизации”. Как он всех воспиты­вал? – Сталина, Серго… Упрощенных ответов здесь никогда не было и не будет. Здесь должны быть предельная принципиальность и деликатность. И вступать в контакты с любыми силами. Решительно, мужественно, смело, но исключать кавалерийские наскоки. Вот уж в национальном вопросе этим способом можно погубить все. И – глубочайшее уважение к людям, к национальным чувствам.

В Армении, говорят, уже никто не может занять другую позицию. Ну а что, разве они уже присягнули? И потом… почему такое возмущение постановкой ими вопроса о Нагорном Карабахе? Что они, не могут обращаться и просить у своей власти? И это, товарищи, надо пережить. Они же в ЦК обращаются.

Я очень просил бы рассуждать по этим предметам, исходя из всей ответственности, которая на нас ложится, с опорой на весь опыт, которым мы располагаем, на кой-какие теоретические знания. И действовать с величайшей ответственностью.

А это означает очень глубоко вникнуть в причины. Сбиться на эмоции очень легко. Вот, мол, армяне расходились, вот ­азербайджанцы… А корни ведь – в глубокой истории. Что же мы не вспомним, что пережили армяне от турок, от персов, как их помяла история. И выбор они сделали в свое время не из любви к царю, когда обратились спасти их от уничтожения. Они обратились к России, к русскому народу пошли под крыло.

Это – одна сторона дела. А затем – выбросить из памяти армян­ского народа, когда полтора миллиона вырезали, а два миллиона рассеяли по всему свету? Вытравить это из семейных традиций, из генов – никому не удастся. А тот факт, что армяне, разбросанные по всему свету, считают своей родиной Советскую Армению. Сам Вазген предупредил нас: несмотря на то, что страсти накалились, не вздумайте поднимать вопрос об антисоветизме. Нет его здесь.

И, конечно, у азербайджанцев есть свои корни там. Посмотрите: из Карабаха вышли крупнейшие деятели не только местного масштаба, а и всей России. Конечно, на Сталина все можно валить. Но и тут надо очень основательно разобраться. При Ленине ведь начали решать вопрос в 20-21 годах. Корни – в процессах, которые идут в Азер­байджане и Армении, в стране в целом на протяжении многих лет.

А посмотрите на Баку. Какой это был конгломерат национальностей! Сама история так распорядилась. А теперь – национальный шовинизм становится там предметом эксплуатации. Корни всех этих явлений очень глубоки.

Что особенно возбудило армян? Из Нахичевани их вытеснили на протяжении десятков лет почти совсем. Там их почти не оста­лось. И как оценить политику, которую проводил Баку? Посмотрите, что пишет азербайджанский детский писатель? И все это происходит на одной территории, где столетиями рядом жили армяне и азербайджанцы. Все тут переплелось.

Ясно, что не проводили ленинскую национальную политику ни ЦК Армении, ни ЦК Азербайджана. Они не сотрудничали, а противопоставляли народы друг другу, не ездили друг к другу, не встреча­лись. Иногда, правда, съезжались, – и то по инициативе русских или грузин – и разъезжались с тем, с чем приезжали. А ведь если бы общались ученые – те, что в Шуше находятся, или корнями оттуда…

Упрощать тут никак нельзя, да и на самих себя надо посмот­реть. 500 писем в ЦК было получено за три года по вопросу о Нагорном Карабахе. Обратил ли кто внимание на это? Была у нас рутинная реакция. Это, мол, армяне что-то не поделили между собой. А когда перестройка привела в движение большие внутренние силы, начинают вскрываться застарелые нарывы. Возрождаются и национальные чувства. А вместе с ними и национальный экстремизм. А если уж ЦК не занимался этим вопросом, то кто же тогда? Трудящиеся, простые люди – у них вроде нет проблем. Возникла острота у интеллигенции. Она носитель национального начала. Но вместо того чтобы изучить, исследовать проблемы, рассмотреть их совместно, все запустили. Все это предметно надо обдумать и сказать людям свое мнение.

Уважительность и принципиальность – вот наш принцип. Пока события не ставят под сомнение ленинские принципы нацио­нальной политики. Многое идет от всяких этих кунаевых, алие­вых, рашидовых. Хотят спровоцировать народ против перестройки.

А как мы работали с руководством двух республик? Проводили беседы с лидерами Азербайджана и Армении. А как? Посидели, посудачили, разошлись. А после даже не поинтересовались, какие от этого результаты.

Исключительно правдой, настоящей идеологической работой можно поправить дело. И включить, включить честные силы, в том числе и интеллигенцию обеих республик. …Что касается ЦК Азербайджана и ЦК Армении, то тут явный кризис руководства. Но это и “кризис” нашего руководства ими. Решать вопрос нужно обязательно в контакте с армянскими и азер­байджанскими товарищами, чтобы еще больше не наломать дров. И нужен контакт с людьми. Есть здоровые силы, есть здравый смысл.

Они же там веками живут, переженились, вместе работают в одних коллективах. Решение, которое мы сейчас принимаем, это решение ради них. Я им сказал: “Сойдут эмоции, спасибо скажете”.

Но вот Сумгаит – 30 с лишним смертей. Опоздали мы с этим. Но нам во всем надо сохранять спокойствие и принципиальность. Не делать из людей врагов. И не оказаться в положении перевер­тышей – сегодня говорим одно, завтра – другое, прямо противо­положное. Это – не путь оздоровления, тут потребуется большая работа.

И действовать надо методами политическими. А что касается защитных мер, – они могут потребоваться, чтобы не было смер­тей, как получилось в Сумгаите. Но главное все же – полити­ческие методы. Однако власть должна быть властью. И когда нужно ее употребить – надо употреблять вовремя. Закон должен торжест­вовать.

Беда и в том, что руководство республик по существу упустило власть. Оно уже не владеет событиями. Конечно, нельзя оставаться равнодушным, когда видишь, что происходит. Пережи­вать – да, никому не запретишь. Но из себя не выходить, выпол­нять свою политическую миссию.

Я понимаю заботы Чебрикова и других, которые отвечают за войска, за милицию, за тех, кого мы бросили в Сумгаит. Ведь ужас что было! Курсанты в обморок падали, когда видели, что там делали с людьми в Сумгаите. Да, солдаты были безоруж­ные. Ну а если бы у них автоматы были в руках? Что тогда могло бы произойти при виде этих ужасов?

О поездках из ЦК. Нужно, чтобы туда ехали грамотные люди. И ехали, чтобы работать, а не наблюдать. Провести совещание по национальному вопросу в ЦК, привлечь интеллигенцию москов­скую, интеллигенцию из армян и азербайджанцев. Все реальные силы надо задействовать и не упускать авангардную роль партий­цев – это всегда у нас должно быть на первом месте. Виновных по Сумгаиту привлечь к уголовной ответственности и не тянуть с этим.”

Архив Горбачев-Фонда. Фонд №2, опись №3. Запись Черняева А.С.

9 марта в ЦК КПСС прошло совещание в связи с событиями в Нагорном Карабахе. Заслушаны сообщения первых секретарей ЦК компартий Азербайджана и Армении К.М.Багирова и К.С.Демирчяна. На совещании выступил М.С.Горбачев, предупредивший об опасностях дальнейшего обострения обстановки.

22 марта в связи с событиями в Сумгаите Прокуратура Союза ССР сообщила: в ближайшее время виновные предстанут перед судом. Пострадало 197 граждан. Арестовано 42 человека.

23 марта Президиум Верховного Совета СССР принял постановление о мерах, связанных с обращениями союзных республик по поводу событий в Нагорном Карабахе. Было признано недопустимым решать национально-территориальные вопросы путем давления на органы власти и нагнетания страстей.

Межнациональные отношения становятся сквозной темой выступлений М.С.Горбачева. Они постоянно в поле зрения работы Политбюро.

Из выступления Горбачева 8 апреля в ЦК КП Узбекистана перед руководящими работниками республики

“…Общество наше развивается. Его социальный и экономический прогресс, естественно, сопровождается ростом национального самосознания каждого народа, его интеллектуального потенциала, духовным обогащением каждой нации. Все это, естественно, рождает новые проблемы, которые надо видеть и решать на основе спокойного, вдумчивого анализа и объективных оценок. Нам надо учитывать и то, что в жизнь входят все новые и новые поколения, что опыт интернационализма автоматически не передается. Каждое поколение должно пройти свою школу интернационализма, научиться ценить наше межнациональное братство и то, что сделано для его укрепления предшествующими поколениями. А главное – внести свою лепту в укрепление дружбы, сотрудничества и сближение народов.

В любом споре, в любой дискуссии по этому вопросу у нас с вами есть что положить на весы, товарищи. Вместе с тем надо быть открытыми к тому, чтобы всерьез и ответственно обсуждать проблемы, которые назрели, которые требуют решения и которые могут быть решены в рамках нашей демократии, на принципах уважительности, равенства и братства.”

Горбачев М.С. Избранные… т.6, с.187-188.

На заседании Политбюро 28 апреля, посвященном подготовке к Х1Х партийной конференции, М.С.Горбачев говорил:

“Свирепствуют союзные ведомства, не считаются даже с Совминами республик. Строят, сколько хотят, и везут людей. В Эстонии эстонцев убавилось с 80 процентов до 60. Правительства республик гвоздь забить не могут без спроса в Москве… Недопустимо так обращаться с членами нашей федерации”.

Черняев А.С. Шесть лет с Горбачевым: по дневниковым записям. М.: 1993, с. 247.

18 мая в Баку состоялся митинг протеста против изгнания азербайджанцев из Армении.

21 мая состоялись пленумы ЦК компартий Азербайджана (в работе Пленума ЦК участвовал Е.К.Лигачев) и Армении (в работе Пленума ЦК участвовал А.Н.Яковлев). Первыми секретарями ЦК избраны соответственно А.-Р. Х.Везиров и С.Г.Арутюнян.

22 мая началась забастовка в Степанакерте. Она была вызвана слухами о том, что якобы Е.К.Лигачев, будучи в Баку, заявил: вопрос о Нагорном Карабахе решен и больше обсуждаться не будет.

30 мая Ассамблеи национальных сил в Эстонии, а затем Латвии и Литве потребовали внести ясность в события 1939 и 1940 годов, связанные с присоединением балтийских республик к СССР.

3 июня в Вильнюсе провозглашено образование “Саюдиса”.

6 июня Политбюро вновь обсуждало ситуацию в Армении и Азербайджане.

“Горбачев: Что у нас в Армении? Впечатление такое, что кто-то все время подзуживает. Прощупываются группы, которые постоянно разжигают страсти. Тут есть вопрос. Нельзя упрощать. И они не смогли бы так развернуться, если не имели опоры в каких-то эшелонах власти.

Самое неприятное, что непримиримость переносится на человеческое общение, входит в быт. Пусть Армения и Азербайджан на уровне своих Верховных Советов вместе решают. Как решат, так мы и примем.

Можно подумать о том, чтобы поднять НКАО до статуса автономной республики, но в рамках Азербайджана. О переводе в Армению не может быть и речи – этим спровоцируем геноцид. А публика, которая к этому готова, есть и в Азербайджане, и в Армении. Умеют натравливать народы друг на друга. Да и в народе есть всякие настроения. Вот поэтому пусть сами две республики в лице своих высших представителей предлагают решение. И мы его примем.

У нас уважительное отношение одинаковое и к азербайджанцам, и к армянам. Никакого дифференцированного подхода у нас нет. И чрезвычайно внимательно ко всему этому относимся.

Если кто-то думает, что все можно сделать нажимом, – беда. Только на путях максимальной уважительности и внимательности. Но и они – Азербайджан и Армения – должны научиться разговаривать друг с другом и вместе решать вопрос, учиться жить рядом. И пусть нам не приписывают: ни Политбюро, ни правительству, ни кому-то в составе Политбюро, что у кого-то нет уважения к тому или иному народу. Но должно быть и понимание, что не на улицах решаются такие жизненные вопросы. Нельзя накаливать обстановку.

Со всех сторон идут разные предложения. И нам надо основательно готовиться к пленуму по национальному вопросу. И теоретически, в принципиальном плане, в политическом плане рассмотрим там не только проблемы, которые возникли в связи с НКАО, все дельные предложения. Единственное, с чем мы никогда не согласимся – это поддержать один народ в ущерб другому. И пусть нас на этот счет не шантажируют. И, конечно, мы не позволим и не должны ни в коем случае допустить, чтобы истину искали через кровь.

А что касается превращения НКАО в автономную республику, то это должно ими самими быть обсуждено и решено. Так что совесть у нас чиста. Корысти у нас нет никакой. Будем так и действовать.

Что касается преступников из Сумгаита, будем судить строго, но по закону.”

Архив Горбачев-Фонда. Фонд №2, опись №3. Запись Черняева А.С.

14 июня Верховный Совет Армении дал согласие на включение Нагорно-Карабахской автономной области в состав Армянской ССР.

14 июня состоялась беспрецедентная (около 100 тыс. человек) демонстрация в Риге в связи с 48-й годовщиной включения Латвии в состав СССР (1940).

17 июня Верховный Совет Азербайджана принял решение о сохранении Нагорного Карабаха в составе республики.

22 июня сессия областного Совета Нагорного Карабаха еще раз обратилась в ВС СССР с просьбой со всем вниманием рассмотреть решение Верховного Совета Армянской ССР о согласии на вхождение Нагорного Карабаха в состав Армении.

Национальный вопрос был поставлен Горбачевым и на Х1Х Всесоюзной конференции 28 июня 1988 года.

“…Жизнь подтвердила правоту идеи, заложенной в организацию нашего великого Союза, – сложение, объединение усилий позволили каждой нации и обществу в целом резко ускорить свое движение, выйти на новые рубежи исторического прогресса. При всех трудностях, которые были на нашем пути, … Союз выдержал проверку временем. Он продолжает оставаться решающей предпосылкой дальнейшего развития всех наших народов.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.