Сапатисты

САПАТИСТЫ.

ВВЕДЕНИЕ.

Неправда, что мир изменился в момент крушения нью-йоркских башен. Наоборот, это башни упали, потому что мир стал другим и война, ведущаяся против человечества во всех странах и на всех континентах, вступила в свою новую фазу. Не верьте аргументам и заверениям тех, чьи руки и души в крови, которая в любой момент может стать нашей кровью. Эта война – против всех народов, в том числе и против народа США. Чудовищная экономическая машина, ставшая в конце прошлого века мировой, и сегодня контролирующая правительства и средства информации планеты, не остановится ни перед чем в стремлении превратить нас всех и каждого в послушные и бездумные винтики своего механизма.

Но мир все-таки изменился. Это произошло в Мексике 1 января 1994 года в мало кому известных до этого горах юго-западного штата Чьяпас. И события происходящие там сегодня, несмотря на экономический и человеческий кошмар, который превратился для большинства из нас в повседневную реальность, являются одним из малочисленных, но достаточных доказательств того, что история не закончилась, и человек не стал и не станет трусливым и послушным животным в планетарной лаборатории «нового мирового порядка».

Эти материалы – для всех, но в первую очередь она адресована самым молодым читателям России, Украины и других постсоветских республик, тем, которые до сих пор никогда не интересовались политикой, но в сердцах и воображении которых – маленький, но реальный шанс сделать себя и мир другими, чтобы когда-нибудь однажды, уже вместе с собственными детьми и внуками, с удивлением и непониманием вспомнить об этих мрачных абсурдных временах предыстории человечества.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПРЕДИСЛОВИЮ ПРЕДИСЛОВИЯ.

Читатель!

До того, как Вы обратитесь к предлагаемым здесь материалам, мне бы хотелось поделиться некоторыми мыслями, которые, возможно, опередят многие вопросы.  Автор нижеследующих переводов и этого предисловия уже несколько лет временно живет в Чили. Одна из причин моего пребывания здесь – результат потребности понять некоторые вещи, разобраться в которых очень трудно, видя мир и жизнь из какой-то одной отдельно взятой реальности. Наверное, так же трудно, как и понять (не прийти к рациональному умозаключению, а именно понять, ощутить, воспринять), что человеческая (единственная реальная) реальность Украины, России, Чили, Мексики и других знакомых и незнакомых нам мест – одна и та же. И все различия между ними, какими бы большими они ни были, лишь усиливают эту общность. Чтобы лучше понять историю и культуру своей страны, бывает полезно перешагнуть ее географические границы и увидеть ее глазами других культур и историй. Особенно сегодня. Поэтому предлагаю нижеследующий материал, всем тем, кто открыт новому и не разучился мечтать и пытаться делать вместе с другими что-нибудь, чтобы жизнь стала лучше (и речь здесь вовсе не о политической деятельности). Если для Вас, Читатель, все связанное с этими темами кажется праздным времяпровождением, отвлекающим от вещей реальных и конкретных, искренне советую не читать дальше, ибо ничего кроме нарастающего раздражения Вы от этого чтива не получите. А поводов для раздражения Вам хватит и без этого.

Несколько попутных мыслей: Мысль по поводу того, что зачем это нам нужно?

Наверное, человеку, где и как бы он не жил, важно иметь свое мнение (внимание: свое, а не очередной идеологии у власти, контролирующей средства массовой информации) об окружающем его мире, ибо каждый из нас является его частью (еще одна банальность). История всего человечества это связь историй жизней. И хотим мы этого или нет, все являемся участниками или соучастниками этой истории. Мне кажется более интересным первый вариант.

По поводу настоящего исторического момента, у всех нас в голове полная каша (часто состоящая из малосовместимых между собой ингредьентов) и любой новый элемент, могущий помочь хоть немного расхлебать эту кашу, был бы очень полезен для более полного усвоения уроков истории (которая продолжается). Сложность и интересность нашего времени именно в том, что нет готовых рецептов.Мысль по поводу того, что не есть ли вся эта затея – не более чем мой ностальгический бред и попытка спиритического сеанса вызвать дух коммунизма, отбродившего уже по Европе и бродящего где-то по Южной Америке?

Не имея ничего против коммунистической идеологии – в конце прошлого века она являлась тем, чем христианство было в начале нашей эры, а либеральные буржуазные идеи Возрождения – во мраке средневековья, т.е. наиболее передовым синтезом человеческой мысли для своего времени – считаю, что в результате самой логики истории – ее место в прошлом. Особенно, ее ленинско-сталинской интерпретации. Но отождествлять коммунистические идеалы со сталинизмом, не боле логично, чем отождествлять все христианство с инквизицией (или весь ислам с мусульманским интегризмом и т.п.). Тем не менее, хочу сразу же добавить, что считаю нынешние «коммунистические партии» Украины и России непреходящим позором для мирового левого движения в силу их двойного стандарта, прагматизма, непонимания и презрения к человеческой личности, абсолютной неспособности к самоанализу и океанах крови на совести своих великих исторических вождей. И одно из главных их преступлений – в воспитании (бытие определяет все-таки сознание) в поколениях наших людей крайней общественной пассивности и неготовности к самоорганизации, за что не раз еще придется платить самую дорогую цену в новых Чечнях. Процитирую здесь маленькую статейку из одной чилийской газеты: «Пытки в России укоренились настолько, что «принимают характер эпидемии», сообщается в докладе «Хьюман Райтс Уотч». Возник даже особый жаргон, на котором одевание на задержанного противогаза и перекрытие доступа кислорода или введение в него спирта или аммиака называется «слоник». И не удивительно, ведь давно уже восхищаются в России бывшим чилийским военным режимом и дубинка, которой милиция потчует арестованных, еще со времен перестройки называется «демократизатором».

ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЯ.

В холодный август 1996 г. (в Чили август – зимний месяц), во время первых вечерних сумерек, в один из этих редких по красоте моментов, когда уже погрузившееся в ледяной океан солнце окрашивает заснеженные Анды в целую гамму невероятных цветов – от оранжевого до фиолетового – и каждый длится не более чем полторы-две минуты (и лишь одна случайная тучка, застрявшая среди гор, остается все это время ярко алой, а потом просто гаснет) я познакомился с группой из нескольких студентов, преподавателей, артистов и журналистов, только что вернувшихся из Мексики. Они были единственными чилийскими участниками Межконтинентальной Встречи против Неолиберализма ради Человечества, организованной восставшими индейцами из Сапатистской Армии Национального Освобождения в Лакандонской сельве мексиканского штата Чьяпас. Из их впечатлений, рассказов и моего последующего знакомства с темой и родилась идея этой публикации.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

С первых часов 1 января 1994 года сбывалась величайшая мечта крупных финансовых и предпринимательских кругов Мексики – вступал в действие недавно подписанный договор о едином экономическом пространстве между Канадой, США и Мексикой – НАФТА. 1 января 1994 года многочисленные туристы из десятков стран, встретившие Новый год в федеральной столице мексиканского штата Чьяпас городке Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас и собиравшиеся первые дни этого нового года посетить одну из главных достопримечательностей страны – руины древнего города майя Паленке, находящиеся поблизости, оказались в эпицентре последней революции уходящего тысячелетия, явившейся в то же время для многих первой другой революцией.

В новогоднюю ночь сотни индейцев в масках и вооруженные, в большинстве своем, старыми карабинами и деревянными муляжами винтовок, заняли Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас. С захваченного телеграфа представились миру как Сапатистская Армия Национального Освобождения, объявили войну федеральному правительству, обязались соблюдать законы Женевской конвенции о ведении военных действий и заявили о своих планах продолжать наступление вплоть до Мехико.

На глазах изумленного мира развивались события, явившиеся неожиданностью для всех. Десятки телекамер через спутниковую связь показывали в прямом эфире пяти континентам беседы на улицах и площадях Сан-Кристобаля между восставшими, жителями города и туристами. Многие из индейцев не говорили или почти не говорили по-испански и общение шло на языке жестов. Один из сапатистов не был индейцем. Он говорил на нескольких европейских языках и кроме того, выступал, как переводчик с языков индейских на испанский. Это был субкоманданте Маркос, ошибочно принятый многими за лидера восстания. Его главная миссия все эти годы будет заключаться в переводе с языка одной реальности на другие и донесении до остального мира причин, целей и смысла этого движения, так непохожего на все известные до него и открывающего новую страницу в истории нашего времени.

На следующий день авиация и бронетехника мексиканской Федеральной Армии атаковала Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас и три других города Чьяпас, занятые сапатистами. Еще через 17 дней под давлением мексиканского гражданского общества и мира, правительство Мексики неожиданно объявило о прекращении огня и призвало сапатистов сесть за стол переговоров.

Отступление 1. МЕКСИКА.

Мексика – крупнейшая испаноязычная страна мира (более 91 млн. жителей), в течении десятилетий находилась вне сферы действия левых партизанских движений, т.к. ее правительство считалось «прогрессивным» и дружественным по отношению к СССР и Кубе и традиционным стратегическим противником Соединенных Штатов (в прошлом веке США захватили больше половины мексиканской территории; все южные штаты с испанскими названиями раньше были частью Мексики: Калифорния, Колорадо, Аризона, Невада и т.д.). В 1917 г. в стране произошла революция, закончившаяся свержением диктатуры Порфирио Диаса и приходом к власти Революционной Институционной партии (ПРИ) до позапрошлого года являвшейся правящей. Народные вожди революции 1917 г. Панчо Вилья и Эмилиано Сапата (именем которого названа армия индейцев Чьяпас) были убиты в результате становления у власти новой бюрократии.

В 90-е годы Мексика считалась одной из самых стабильных и развитых по макроэкономическим показателям стран латиноамериканского региона. Неравенство в распределении доходов, нищета, преступность, коррупция и наркобизнес тоже достигли небывалого в истории Мексики развития. Индейцы, составляющие более 30% населения страны, являются его самой дискриминируемой частью. «Прогрессивная» внешняя политика и экономический «рост» никак не отразились на этих «микро» показателях.

Отступление 2. НЕМНОГО СТАТИСТИКИ ШТАТА ЧЬЯПАС.

Занимает 75 634,4 км, население составляет 3,5 млн. человек. Здесь производится 55 % гидроэлектроэнергии, 35 % кофе и значительная часть мексиканской нефти, природного газа, ценной древесины, меда, крупного рогатого скота и кукурузы. Солидная доля этой продукции идет на экспорт, что приносит стране доход в валюте.
2/3 населения проживает в сельской местности, доход 90 % из них является минимальным или же просто нулевым. Более 40 % населения моложе 15 лет. Половина населения не обеспечена питьевой водой и 2/3 не имеют водопровода. Из 100 детей 72 не заканчивают начального школьного образования. 1,5 млн. населения не получают никакого медицинского обслуживания. 0,2 мед.пункта на каждую тысячу жителей: в пять раз меньше, чем в среднем по стране. 54 % населения страдает от истощения и среди индейцев (составляющих, приблизительно, 1 млн. человек) голодает около 80 %. Правительство признает, что «только» половина индейского населения безграмотна. Самая высокая в стране смертность: больше 15.000 в год, в подавляющем большинстве случаев дети, как правило, от излечимых болезней: воспаление легких, дизентерия, тиф, малярия и т.д.

Отступление 3. КТО ТАКИЕ ИНДЕЙЦЫ ЛАКАНДОНСКОЙ СЕЛЬВЫ.

Всего около 10 народностей, из них основные – цельтали (300 тыс.), цоцили (300 тыс.), чоли (120 тыс.), соки (90 тыс.) и тохолабали (70 тыс.). Все они являются потомками культуры майя, существовавшей в этих местах до прихода европейцев и единственной из трех развитых американских цивилизаций, исчезнувшей не по причине испанской конкисты, а в результате какой-то исторической тайны, к ответу на которую до сих пор не удается приблизиться. Считается, что из трех доколумбовых цивилизаций, культура майя была самой развитой и единственной, не являвшейся империей (не подчинявшей себе другие народы) и не практиковавшей рабства.

В процессе развития в зоне скотоводства, индейцы были вытеснены с плодородных земель в горы Лакандонской сельвы. Пожелавшие остаться на землях скотоводческих хозяйств превратились практически в собственность их хозяев, что значит неоплачиваемая и неограниченная работа, телесные наказания вплоть до убийства, право первой брачной ночи и т.д. С возникновением сапатистского движения скотоводы создали «белые гвардии» – военизированные группировки ультраправых наемников, цель которых в запугивании населения и физическое уничтожение симпатизирующих сапатистам. Сейчас они являются реальной властью на практически всех территориях штата, не находящихся по контролем Сапатистской Армии Национального Освобождения (САНО). Индейские общины, живущие в горах Лакандонской сельвы и являющиеся сегодня в большинстве случаев сапатистскими, несмотря на крайнюю бедность сохранили свою культуру и образ жизни, мало изменившиеся за 500 лет, прошедших с момента открытия Америки.

Отступление 4. ИСТОРИЯ «СУБКОМАНДАНТЕ МАРКОСА».

В начале 80-х, когда Маркос еще не был Маркосом (мало кому известно сегодня его настоящее имя), он вместе с несколькими друзьями – студентами одного из университетов одного из городов страны (достаточно удаленного от штата Чьяпас), ведомые идеалом Че Гевары и мечтой о латиноамериканской социалистической революции отправились в беднейший штат страны дабы обучить индейцев азам марксистской теории и, опираясь на них, как на главную силу будущей революции, создать новое партизанское движение, которое должно будет изменить историю Мексики. Тем более, что где-то совсем рядом, в Никарагуа, только что победила Сандинистская революция и в двух других соседних странах – Сальвадоре и Гватемале (граничащей с Чьяпас) успешно развивалась освободительная партизанская война.

Первое близкое столкновение с совершенно незнакомой и непонятной им действительностью индейских общин Лакандонской сельвы, не вписывающейся ни в какие теоретические или идеологические рамки, оказалось первым поражением Маркоса и его товарищей, без которого, как и без многих последующих, так бы и не родилось сегодняшнего сапатизма. Культурный шок оказалось можно преодолеть, только оставив в прошлом все изначальные представления, надежды и амбиции и превратившись из учителей в учеников. Учиться слышать другого, не спешить, вести беседу, не навязывая другому свою точку зрения, учиться новым отношениям с поначалу враждебным и чужим миром сельвы, избавиться от агрессивной и «квадратной» революционной лексики и искать настоящие слова, ведущие к сердцу другого. И вместе со всем этим, проникнуть в мифологию, представления и мировосприятие этих потомков майя, изучая языки нескольких народностей, населяющих регион. Только выполнив все эти условия, можно было начинать разговор о социальных переменах. Но по мере их выполнения, изменялась и сам тема отложенного разговора. Понимание мира, человека в нем и революции тоже радикальным образом изменялось. Этот первоначальный процесс учебы и переосмысления понятий занял более 10 лет. Маркос – единственный выживший из этой группы студентов. И единственный метис в руководстве движения. Хотя само понятие «руководства» в среде сапатистов – тема для особого разговора. Маркос – настоящее имя одного из его погибших друзей. Но, как говорит он сам, того кем он был тогда, в начале 80-х больше не существует, поэтом его бывшее имя не имеет ни малейшего значения. Маркос важен для журналистов и политологов «цивилизованного» мира, как идеальный переводчик, посредник между внешним миром и восставшими индейцами Чьяпас. Внутри Сапатистской Армии Национального Освобождения он лишь один из многих и подчинен индейскому руководству восстания. Которое, в свою очередь, подчинено и является исполнителем воли гражданских индейских общин, принявших решение об этой войне. Но об этом – отдельно.

Отступление 5. КТО, КАК И ПОЧЕМУ ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ О ВОССТАНИИ 1 ЯНВАРЯ.

Более или менее организованные индейские общины существовали в Лакандонской сельве задолго до Маркоса, практически все 500 лет, прошедшие со времен «открытия» (термин для индейцев более чем спорный) Америки. Эта внутренняя организация явилась единственным инструментом, позволившим выжить и сохранить свою культуру во враждебном окружении на протяжении всего этого времени. Все решения по поводу всех сколько-нибудь важных вопросов принимаются в этих общинах в результате всеобщего обсуждения, выслушивания всех без исключения точек зрения и без навязывания мнения большинства меньшинству. Любое принимаемое решение должно выражать мнение всех. Диалог ведется до тех пор, пока не удается достичь всеобщего согласия. И времени на этом экономить не принято. Если такого согласия по какому-то вопросу найти не удается – обсуждение его откладывается. В этих диалогах каждой общины представлены абсолютно все: дети, мужчины, женщины и старики. Возрастных ограничений для детей не существует – в марафонских собраниях участвуют все желающие и имеющие свое мнение и способные выдержать эти собрания. Когда дети, мужчины, женщины и старики одной общины приходят к согласию внутри своих групп, им предстоит договориться между собой, выбрать своего представителя, способного лучше выразить мнение группы и встретиться с соответствующими представителями других общин. На всех этих этапах, если у любого представителя любой из групп, возникает сомнение о том, выражает ли он действительно мнение избравшей его группы, его обязанность – вернуться в группу и прояснить этот вопрос. Такой вот «демократический централизм».

Эти общины отступили в середине века с более плодородных долин в горы Лакандонской сельвы, в поисках спокойной жизни, стремясь избежать столкновений со скотоводами, постоянно раширяющими свои территории. Договор НАФТА, подписанный между Мексикой, США и Канадой, и предусматривающий неограниченное освоение нефтяных залежей и древесины на последних землях этих общин, являлся дла них окончательным смертным приговором.

Поэтому, параллельно с переговорами между правительствами Мексики и США о заключении договора НАФТА, в индейских общинах Лакандонской сельвы, в условиях глубочайшего подполья (ни одна служба безопасности не смогла предусмотреть подобного поворота событий) велась подготовка военно-гражданской организации, способной силой оружия, поскольку все иные средства были исчерпаны, заставить правительство и гражданское общество Мексики, услышать, наконец, мнение индейцев. После подписания договора НАФТА, вопрос о вооруженном восстании был принят на голосовании жителями всех общин и только что созданная Сапатистской Армии Национального Освобождения получила приказ начать наступление 1 января 1994 г., в первые часы вступления в силу договора НАФТА.

Отступление 6. ПОЧЕМУ МЫ ГОВОРИМ О ДРУГОЙ РЕВОЛЮЦИИ, В ЧЕМ ОТЛИЧИЕ САПАТИСТСКОГО ПРОЦЕССА ОТ ОСТАЛЬНЫХ, ЗНАКОМЫХ НАМ ДО СИХ ПОР.

В сравнении со всеми остальными партизанскими движениями, Сапатистская Армия Национального Освобождения (САНО) имеет следующие особенности:

1.      Не стремится к захвату власти, т.к. «никто не имеет права навязать стране свою волю». Не делает ставку на военное решение конфликта. Задача восстания – «разбудить» гражданское общество и вместе с другими создать пространство для возникновения реальной демократии, где бы могли быть представлены все, а не подавляющие друг друга время от времени. «большинства» и «меньшинства». «Мир, который вмещает в себя все миры».

2.      Не выступает от чьего-либо имени (например, «народа»), не собирается становиться политической партией и не поддерживает ни одной из существующих партий. Не считает себя «авангардом», не претендует на владение единственной истиной или чудодейственными рецептами.

3.      Полностью подчинена гражданским властям общин Чьяпас и является исполнителем их решений. Один из принципов сапатизма «править подчиняясь».

4.      Не стремится стать примером и образцом для подражания в других странах, настаивая на том, что каждый должен исходить из своей собственной реальности, и не допускает в свои ряды никаких иностранных добровольцев т.к. проблемы Мексики должны быть решены самими мексиканцами. Не опирается ни на какую помощь извне.

5.      Не практикует смертной казни, захвата заложников, экспроприации материальных ценностей и т.д. САНО не фигурирует в списке «террористических организаций мира», публикуемом каждый год Госдепартаментом США.

6.      Избегает военных действий на территориях, где есть гражданское население и одну из своих главных задач видит в его защите.

7.      Военное руководство избирается гражданскими общинами и его состав меняется каждый год. Руководство является всегда коллективным. Все бойцы являются добровольцами и для того, чтобы стать ими, одним из первых условий является обучение чтению, письму и истории. Все бойцы и командный состав обязаны носить униформу, что в бою должно отличать их от гражданского населения. Женщины, желающие вступить в ряды САНО, должны не иметь детей и пользоваться противозачаточными средствами. Женщины, у которых есть дети не могут быть бойцами.

8.      Территория, находящаяся под контролем САНО, является единственной в стране свободной от наркотиков и алкоголя.

9.      Практикует религиозное многообразие: в ее рядах есть католики, протестанты, атеисты, евангелисты и представители индейских религий. Религиозные различия являются личным делом каждого и не являются темой для дискуссий.

10.  Большинство традиционных «революционных движений» и сторонников «диктатуры пролетариата» в Мексике и мире, относятся к сапатизму с непониманием и откровенной неприязнью, обвиняя его в «вооруженном реформизме». В свою очередь, сапатисты не раз заявляли о том что «не являются фанатиками кубинской модели».

11.  Основным социальным движением, на который опирается САНО в Мексике является Сапатистский Фронт Национального Освобождения – гражданская невооруженная организация, действующая на всей территории страны, численность участников которой во много раз превосходит количество вооруженных сапатистов в Чьяпас, и состоящая из добровольцев, разделяющих идеи сапатистов и являющихся членами самых разных партий, экологических, культурных и религиозных движений и просто граждан. Социальной базой сапатизма, его сторонники считают широчайшие слои общества, разобщенные пока меньшинства общества, в сумме своей составляющие его абсолютное большинство, являющееся объектом социальной доскриминации и жертвой неолиберальной экономической политики: дети, молодежь, женщины, пенсионеры, индейцы, представители культуры, мелкие и средние предприниматели, трудящиеся, безработные, нищие, сексуальные и религиозные меньшинства.

12.  Информационная политика, выходом в Интернет в первые же дни восстания позволившая прорвать информационную блокаду и дезинформацию со стороны мексиканских властей. В результате – широчайшая популярность и симпатии, которыми пользуются сапатисты в мире, является одним из главных факторов, не позволяющих сегодня мексиканскому правительству сделать ставку на военное решение проблемы.

Олег Ясинский Сантьяго, Чили Февраль 2002 г.

САПАТИСТЫ.

ВВЕДЕНИЕ.

Неправда, что мир изменился в момент крушения нью-йоркских башен. Наоборот, это башни упали, потому что мир стал другим и война, ведущаяся против человечества во всех странах и на всех континентах, вступила в свою новую фазу. Не верьте аргументам и заверениям тех, чьи руки и души в крови, которая в любой момент может стать нашей кровью. Эта война – против всех народов, в том числе и против народа США. Чудовищная экономическая машина, ставшая в конце прошлого века мировой, и сегодня контролирующая правительства и средства информации планеты, не остановится ни перед чем в стремлении превратить нас всех и каждого в послушные и бездумные винтики своего механизма.

Но мир все-таки изменился. Это произошло в Мексике 1 января 1994 года в мало кому известных до этого горах юго-западного штата Чьяпас. И события происходящие там сегодня, несмотря на экономический и человеческий кошмар, который превратился для большинства из нас в повседневную реальность, являются одним из малочисленных, но достаточных доказательств того, что история не закончилась, и человек не стал и не станет трусливым и послушным животным в планетарной лаборатории «нового мирового порядка».

Эти материалы – для всех, но в первую очередь она адресована самым молодым читателям России, Украины и других постсоветских республик, тем, которые до сих пор никогда не интересовались политикой, но в сердцах и воображении которых – маленький, но реальный шанс сделать себя и мир другими, чтобы когда-нибудь однажды, уже вместе с собственными детьми и внуками, с удивлением и непониманием вспомнить об этих мрачных абсурдных временах предыстории человечества.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПРЕДИСЛОВИЮ ПРЕДИСЛОВИЯ.

Читатель!

До того, как Вы обратитесь к предлагаемым здесь материалам, мне бы хотелось поделиться некоторыми мыслями, которые, возможно, опередят многие вопросы.  Автор нижеследующих переводов и этого предисловия уже несколько лет временно живет в Чили. Одна из причин моего пребывания здесь – результат потребности понять некоторые вещи, разобраться в которых очень трудно, видя мир и жизнь из какой-то одной отдельно взятой реальности. Наверное, так же трудно, как и понять (не прийти к рациональному умозаключению, а именно понять, ощутить, воспринять), что человеческая (единственная реальная) реальность Украины, России, Чили, Мексики и других знакомых и незнакомых нам мест – одна и та же. И все различия между ними, какими бы большими они ни были, лишь усиливают эту общность. Чтобы лучше понять историю и культуру своей страны, бывает полезно перешагнуть ее географические границы и увидеть ее глазами других культур и историй. Особенно сегодня. Поэтому предлагаю нижеследующий материал, всем тем, кто открыт новому и не разучился мечтать и пытаться делать вместе с другими что-нибудь, чтобы жизнь стала лучше (и речь здесь вовсе не о политической деятельности). Если для Вас, Читатель, все связанное с этими темами кажется праздным времяпровождением, отвлекающим от вещей реальных и конкретных, искренне советую не читать дальше, ибо ничего кроме нарастающего раздражения Вы от этого чтива не получите. А поводов для раздражения Вам хватит и без этого.

Несколько попутных мыслей: Мысль по поводу того, что зачем это нам нужно?

Наверное, человеку, где и как бы он не жил, важно иметь свое мнение (внимание: свое, а не очередной идеологии у власти, контролирующей средства массовой информации) об окружающем его мире, ибо каждый из нас является его частью (еще одна банальность). История всего человечества это связь историй жизней. И хотим мы этого или нет, все являемся участниками или соучастниками этой истории. Мне кажется более интересным первый вариант.

По поводу настоящего исторического момента, у всех нас в голове полная каша (часто состоящая из малосовместимых между собой ингредьентов) и любой новый элемент, могущий помочь хоть немного расхлебать эту кашу, был бы очень полезен для более полного усвоения уроков истории (которая продолжается). Сложность и интересность нашего времени именно в том, что нет готовых рецептов.Мысль по поводу того, что не есть ли вся эта затея – не более чем мой ностальгический бред и попытка спиритического сеанса вызвать дух коммунизма, отбродившего уже по Европе и бродящего где-то по Южной Америке?

Не имея ничего против коммунистической идеологии – в конце прошлого века она являлась тем, чем христианство было в начале нашей эры, а либеральные буржуазные идеи Возрождения – во мраке средневековья, т.е. наиболее передовым синтезом человеческой мысли для своего времени – считаю, что в результате самой логики истории – ее место в прошлом. Особенно, ее ленинско-сталинской интерпретации. Но отождествлять коммунистические идеалы со сталинизмом, не боле логично, чем отождествлять все христианство с инквизицией (или весь ислам с мусульманским интегризмом и т.п.). Тем не менее, хочу сразу же добавить, что считаю нынешние «коммунистические партии» Украины и России непреходящим позором для мирового левого движения в силу их двойного стандарта, прагматизма, непонимания и презрения к человеческой личности, абсолютной неспособности к самоанализу и океанах крови на совести своих великих исторических вождей. И одно из главных их преступлений – в воспитании (бытие определяет все-таки сознание) в поколениях наших людей крайней общественной пассивности и неготовности к самоорганизации, за что не раз еще придется платить самую дорогую цену в новых Чечнях. Процитирую здесь маленькую статейку из одной чилийской газеты: «Пытки в России укоренились настолько, что «принимают характер эпидемии», сообщается в докладе «Хьюман Райтс Уотч». Возник даже особый жаргон, на котором одевание на задержанного противогаза и перекрытие доступа кислорода или введение в него спирта или аммиака называется «слоник». И не удивительно, ведь давно уже восхищаются в России бывшим чилийским военным режимом и дубинка, которой милиция потчует арестованных, еще со времен перестройки называется «демократизатором».

ПРЕДИСЛОВИЕ ПРЕДИСЛОВИЯ.

В холодный август 1996 г. (в Чили август – зимний месяц), во время первых вечерних сумерек, в один из этих редких по красоте моментов, когда уже погрузившееся в ледяной океан солнце окрашивает заснеженные Анды в целую гамму невероятных цветов – от оранжевого до фиолетового – и каждый длится не более чем полторы-две минуты (и лишь одна случайная тучка, застрявшая среди гор, остается все это время ярко алой, а потом просто гаснет) я познакомился с группой из нескольких студентов, преподавателей, артистов и журналистов, только что вернувшихся из Мексики. Они были единственными чилийскими участниками Межконтинентальной Встречи против Неолиберализма ради Человечества, организованной восставшими индейцами из Сапатистской Армии Национального Освобождения в Лакандонской сельве мексиканского штата Чьяпас. Из их впечатлений, рассказов и моего последующего знакомства с темой и родилась идея этой публикации.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

С первых часов 1 января 1994 года сбывалась величайшая мечта крупных финансовых и предпринимательских кругов Мексики – вступал в действие недавно подписанный договор о едином экономическом пространстве между Канадой, США и Мексикой – НАФТА. 1 января 1994 года многочисленные туристы из десятков стран, встретившие Новый год в федеральной столице мексиканского штата Чьяпас городке Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас и собиравшиеся первые дни этого нового года посетить одну из главных достопримечательностей страны – руины древнего города майя Паленке, находящиеся поблизости, оказались в эпицентре последней революции уходящего тысячелетия, явившейся в то же время для многих первой другой революцией.

В новогоднюю ночь сотни индейцев в масках и вооруженные, в большинстве своем, старыми карабинами и деревянными муляжами винтовок, заняли Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас. С захваченного телеграфа представились миру как Сапатистская Армия Национального Освобождения, объявили войну федеральному правительству, обязались соблюдать законы Женевской конвенции о ведении военных действий и заявили о своих планах продолжать наступление вплоть до Мехико.

На глазах изумленного мира развивались события, явившиеся неожиданностью для всех. Десятки телекамер через спутниковую связь показывали в прямом эфире пяти континентам беседы на улицах и площадях Сан-Кристобаля между восставшими, жителями города и туристами. Многие из индейцев не говорили или почти не говорили по-испански и общение шло на языке жестов. Один из сапатистов не был индейцем. Он говорил на нескольких европейских языках и кроме того, выступал, как переводчик с языков индейских на испанский. Это был субкоманданте Маркос, ошибочно принятый многими за лидера восстания. Его главная миссия все эти годы будет заключаться в переводе с языка одной реальности на другие и донесении до остального мира причин, целей и смысла этого движения, так непохожего на все известные до него и открывающего новую страницу в истории нашего времени.

На следующий день авиация и бронетехника мексиканской Федеральной Армии атаковала Сан-Кристобаль-де-Лас-Касас и три других города Чьяпас, занятые сапатистами. Еще через 17 дней под давлением мексиканского гражданского общества и мира, правительство Мексики неожиданно объявило о прекращении огня и призвало сапатистов сесть за стол переговоров.

Отступление 1. МЕКСИКА.

Мексика – крупнейшая испаноязычная страна мира (более 91 млн. жителей), в течении десятилетий находилась вне сферы действия левых партизанских движений, т.к. ее правительство считалось «прогрессивным» и дружественным по отношению к СССР и Кубе и традиционным стратегическим противником Соединенных Штатов (в прошлом веке США захватили больше половины мексиканской территории; все южные штаты с испанскими названиями раньше были частью Мексики: Калифорния, Колорадо, Аризона, Невада и т.д.). В 1917 г. в стране произошла революция, закончившаяся свержением диктатуры Порфирио Диаса и приходом к власти Революционной Институционной партии (ПРИ) до позапрошлого года являвшейся правящей. Народные вожди революции 1917 г. Панчо Вилья и Эмилиано Сапата (именем которого названа армия индейцев Чьяпас) были убиты в результате становления у власти новой бюрократии.

В 90-е годы Мексика считалась одной из самых стабильных и развитых по макроэкономическим показателям стран латиноамериканского региона. Неравенство в распределении доходов, нищета, преступность, коррупция и наркобизнес тоже достигли небывалого в истории Мексики развития. Индейцы, составляющие более 30% населения страны, являются его самой дискриминируемой частью. «Прогрессивная» внешняя политика и экономический «рост» никак не отразились на этих «микро» показателях.

Отступление 2. НЕМНОГО СТАТИСТИКИ ШТАТА ЧЬЯПАС.

Занимает 75 634,4 км, население составляет 3,5 млн. человек. Здесь производится 55 % гидроэлектроэнергии, 35 % кофе и значительная часть мексиканской нефти, природного газа, ценной древесины, меда, крупного рогатого скота и кукурузы. Солидная доля этой продукции идет на экспорт, что приносит стране доход в валюте.
2/3 населения проживает в сельской местности, доход 90 % из них является минимальным или же просто нулевым. Более 40 % населения моложе 15 лет. Половина населения не обеспечена питьевой водой и 2/3 не имеют водопровода. Из 100 детей 72 не заканчивают начального школьного образования. 1,5 млн. населения не получают никакого медицинского обслуживания. 0,2 мед.пункта на каждую тысячу жителей: в пять раз меньше, чем в среднем по стране. 54 % населения страдает от истощения и среди индейцев (составляющих, приблизительно, 1 млн. человек) голодает около 80 %. Правительство признает, что «только» половина индейского населения безграмотна. Самая высокая в стране смертность: больше 15.000 в год, в подавляющем большинстве случаев дети, как правило, от излечимых болезней: воспаление легких, дизентерия, тиф, малярия и т.д.

Отступление 3. КТО ТАКИЕ ИНДЕЙЦЫ ЛАКАНДОНСКОЙ СЕЛЬВЫ.

Всего около 10 народностей, из них основные – цельтали (300 тыс.), цоцили (300 тыс.), чоли (120 тыс.), соки (90 тыс.) и тохолабали (70 тыс.). Все они являются потомками культуры майя, существовавшей в этих местах до прихода европейцев и единственной из трех развитых американских цивилизаций, исчезнувшей не по причине испанской конкисты, а в результате какой-то исторической тайны, к ответу на которую до сих пор не удается приблизиться. Считается, что из трех доколумбовых цивилизаций, культура майя была самой развитой и единственной, не являвшейся империей (не подчинявшей себе другие народы) и не практиковавшей рабства.

В процессе развития в зоне скотоводства, индейцы были вытеснены с плодородных земель в горы Лакандонской сельвы. Пожелавшие остаться на землях скотоводческих хозяйств превратились практически в собственность их хозяев, что значит неоплачиваемая и неограниченная работа, телесные наказания вплоть до убийства, право первой брачной ночи и т.д. С возникновением сапатистского движения скотоводы создали «белые гвардии» – военизированные группировки ультраправых наемников, цель которых в запугивании населения и физическое уничтожение симпатизирующих сапатистам. Сейчас они являются реальной властью на практически всех территориях штата, не находящихся по контролем Сапатистской Армии Национального Освобождения (САНО). Индейские общины, живущие в горах Лакандонской сельвы и являющиеся сегодня в большинстве случаев сапатистскими, несмотря на крайнюю бедность сохранили свою культуру и образ жизни, мало изменившиеся за 500 лет, прошедших с момента открытия Америки.

Отступление 4. ИСТОРИЯ «СУБКОМАНДАНТЕ МАРКОСА».

В начале 80-х, когда Маркос еще не был Маркосом (мало кому известно сегодня его настоящее имя), он вместе с несколькими друзьями – студентами одного из университетов одного из городов страны (достаточно удаленного от штата Чьяпас), ведомые идеалом Че Гевары и мечтой о латиноамериканской социалистической революции отправились в беднейший штат страны дабы обучить индейцев азам марксистской теории и, опираясь на них, как на главную силу будущей революции, создать новое партизанское движение, которое должно будет изменить историю Мексики. Тем более, что где-то совсем рядом, в Никарагуа, только что победила Сандинистская революция и в двух других соседних странах – Сальвадоре и Гватемале (граничащей с Чьяпас) успешно развивалась освободительная партизанская война.

Первое близкое столкновение с совершенно незнакомой и непонятной им действительностью индейских общин Лакандонской сельвы, не вписывающейся ни в какие теоретические или идеологические рамки, оказалось первым поражением Маркоса и его товарищей, без которого, как и без многих последующих, так бы и не родилось сегодняшнего сапатизма. Культурный шок оказалось можно преодолеть, только оставив в прошлом все изначальные представления, надежды и амбиции и превратившись из учителей в учеников. Учиться слышать другого, не спешить, вести беседу, не навязывая другому свою точку зрения, учиться новым отношениям с поначалу враждебным и чужим миром сельвы, избавиться от агрессивной и «квадратной» революционной лексики и искать настоящие слова, ведущие к сердцу другого. И вместе со всем этим, проникнуть в мифологию, представления и мировосприятие этих потомков майя, изучая языки нескольких народностей, населяющих регион. Только выполнив все эти условия, можно было начинать разговор о социальных переменах. Но по мере их выполнения, изменялась и сам тема отложенного разговора. Понимание мира, человека в нем и революции тоже радикальным образом изменялось. Этот первоначальный процесс учебы и переосмысления понятий занял более 10 лет. Маркос – единственный выживший из этой группы студентов. И единственный метис в руководстве движения. Хотя само понятие «руководства» в среде сапатистов – тема для особого разговора. Маркос – настоящее имя одного из его погибших друзей. Но, как говорит он сам, того кем он был тогда, в начале 80-х больше не существует, поэтом его бывшее имя не имеет ни малейшего значения. Маркос важен для журналистов и политологов «цивилизованного» мира, как идеальный переводчик, посредник между внешним миром и восставшими индейцами Чьяпас. Внутри Сапатистской Армии Национального Освобождения он лишь один из многих и подчинен индейскому руководству восстания. Которое, в свою очередь, подчинено и является исполнителем воли гражданских индейских общин, принявших решение об этой войне. Но об этом – отдельно.

Отступление 5. КТО, КАК И ПОЧЕМУ ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ О ВОССТАНИИ 1 ЯНВАРЯ.

Более или менее организованные индейские общины существовали в Лакандонской сельве задолго до Маркоса, практически все 500 лет, прошедшие со времен «открытия» (термин для индейцев более чем спорный) Америки. Эта внутренняя организация явилась единственным инструментом, позволившим выжить и сохранить свою культуру во враждебном окружении на протяжении всего этого времени. Все решения по поводу всех сколько-нибудь важных вопросов принимаются в этих общинах в результате всеобщего обсуждения, выслушивания всех без исключения точек зрения и без навязывания мнения большинства меньшинству. Любое принимаемое решение должно выражать мнение всех. Диалог ведется до тех пор, пока не удается достичь всеобщего согласия. И времени на этом экономить не принято. Если такого согласия по какому-то вопросу найти не удается – обсуждение его откладывается. В этих диалогах каждой общины представлены абсолютно все: дети, мужчины, женщины и старики. Возрастных ограничений для детей не существует – в марафонских собраниях участвуют все желающие и имеющие свое мнение и способные выдержать эти собрания. Когда дети, мужчины, женщины и старики одной общины приходят к согласию внутри своих групп, им предстоит договориться между собой, выбрать своего представителя, способного лучше выразить мнение группы и встретиться с соответствующими представителями других общин. На всех этих этапах, если у любого представителя любой из групп, возникает сомнение о том, выражает ли он действительно мнение избравшей его группы, его обязанность – вернуться в группу и прояснить этот вопрос. Такой вот «демократический централизм».

Эти общины отступили в середине века с более плодородных долин в горы Лакандонской сельвы, в поисках спокойной жизни, стремясь избежать столкновений со скотоводами, постоянно раширяющими свои территории. Договор НАФТА, подписанный между Мексикой, США и Канадой, и предусматривающий неограниченное освоение нефтяных залежей и древесины на последних землях этих общин, являлся дла них окончательным смертным приговором.

Поэтому, параллельно с переговорами между правительствами Мексики и США о заключении договора НАФТА, в индейских общинах Лакандонской сельвы, в условиях глубочайшего подполья (ни одна служба безопасности не смогла предусмотреть подобного поворота событий) велась подготовка военно-гражданской организации, способной силой оружия, поскольку все иные средства были исчерпаны, заставить правительство и гражданское общество Мексики, услышать, наконец, мнение индейцев. После подписания договора НАФТА, вопрос о вооруженном восстании был принят на голосовании жителями всех общин и только что созданная Сапатистской Армии Национального Освобождения получила приказ начать наступление 1 января 1994 г., в первые часы вступления в силу договора НАФТА.

Отступление 6. ПОЧЕМУ МЫ ГОВОРИМ О ДРУГОЙ РЕВОЛЮЦИИ, В ЧЕМ ОТЛИЧИЕ САПАТИСТСКОГО ПРОЦЕССА ОТ ОСТАЛЬНЫХ, ЗНАКОМЫХ НАМ ДО СИХ ПОР.

В сравнении со всеми остальными партизанскими движениями, Сапатистская Армия Национального Освобождения (САНО) имеет следующие особенности:

13.  Не стремится к захвату власти, т.к. «никто не имеет права навязать стране свою волю». Не делает ставку на военное решение конфликта. Задача восстания – «разбудить» гражданское общество и вместе с другими создать пространство для возникновения реальной демократии, где бы могли быть представлены все, а не подавляющие друг друга время от времени. «большинства» и «меньшинства». «Мир, который вмещает в себя все миры».

14.  Не выступает от чьего-либо имени (например, «народа»), не собирается становиться политической партией и не поддерживает ни одной из существующих партий. Не считает себя «авангардом», не претендует на владение единственной истиной или чудодейственными рецептами.

15.  Полностью подчинена гражданским властям общин Чьяпас и является исполнителем их решений. Один из принципов сапатизма «править подчиняясь».

16.  Не стремится стать примером и образцом для подражания в других странах, настаивая на том, что каждый должен исходить из своей собственной реальности, и не допускает в свои ряды никаких иностранных добровольцев т.к. проблемы Мексики должны быть решены самими мексиканцами. Не опирается ни на какую помощь извне.

17.  Не практикует смертной казни, захвата заложников, экспроприации материальных ценностей и т.д. САНО не фигурирует в списке «террористических организаций мира», публикуемом каждый год Госдепартаментом США.

18.  Избегает военных действий на территориях, где есть гражданское население и одну из своих главных задач видит в его защите.

19.  Военное руководство избирается гражданскими общинами и его состав меняется каждый год. Руководство является всегда коллективным. Все бойцы являются добровольцами и для того, чтобы стать ими, одним из первых условий является обучение чтению, письму и истории. Все бойцы и командный состав обязаны носить униформу, что в бою должно отличать их от гражданского населения. Женщины, желающие вступить в ряды САНО, должны не иметь детей и пользоваться противозачаточными средствами. Женщины, у которых есть дети не могут быть бойцами.

20.  Территория, находящаяся под контролем САНО, является единственной в стране свободной от наркотиков и алкоголя.

21.  Практикует религиозное многообразие: в ее рядах есть католики, протестанты, атеисты, евангелисты и представители индейских религий. Религиозные различия являются личным делом каждого и не являются темой для дискуссий.

22.  Большинство традиционных «революционных движений» и сторонников «диктатуры пролетариата» в Мексике и мире, относятся к сапатизму с непониманием и откровенной неприязнью, обвиняя его в «вооруженном реформизме». В свою очередь, сапатисты не раз заявляли о том что «не являются фанатиками кубинской модели».

23.  Основным социальным движением, на который опирается САНО в Мексике является Сапатистский Фронт Национального Освобождения – гражданская невооруженная организация, действующая на всей территории страны, численность участников которой во много раз превосходит количество вооруженных сапатистов в Чьяпас, и состоящая из добровольцев, разделяющих идеи сапатистов и являющихся членами самых разных партий, экологических, культурных и религиозных движений и просто граждан. Социальной базой сапатизма, его сторонники считают широчайшие слои общества, разобщенные пока меньшинства общества, в сумме своей составляющие его абсолютное большинство, являющееся объектом социальной доскриминации и жертвой неолиберальной экономической политики: дети, молодежь, женщины, пенсионеры, индейцы, представители культуры, мелкие и средние предприниматели, трудящиеся, безработные, нищие, сексуальные и религиозные меньшинства.

24.  Информационная политика, выходом в Интернет в первые же дни восстания позволившая прорвать информационную блокаду и дезинформацию со стороны мексиканских властей. В результате – широчайшая популярность и симпатии, которыми пользуются сапатисты в мире, является одним из главных факторов, не позволяющих сегодня мексиканскому правительству сделать ставку на военное решение проблемы.

Олег Ясинский Сантьяго, Чили Февраль 2002 г.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.