Руководство по философии (ибн Сина)

АБУ АЛИ ИБН СИНА
РУКОВОДСТВО ПО ФИЛОСОФИИ

(КИТАБ АЛ -ХИДАЯ)

ВО ИМЯ АЛЛАХА МИЛОСТИВОГО И МИЛОСЕРДНОГО

Хвала Аллаху, Богу миров, да благословит Аллах Пророка милостивого Мухаммада Мустафу, да ниспошлёт благоденствие его непорочной семье и его благородным друзьям.
Да осчастливит тебя Аллах, дорогой брат Али, предохранит и руководит удачей, доставит тебе все блага, осветит твоё сердце проницательностью, предохранит тебя от превратностей судьбы и несчастий своим даром и обилием милосердия.
Далее собрал я в этой поучительной книге совокупность науки мудрости в лаконичных словах и ясных выражениях, дабы, когда ты выучишь и постигнешь их, твой труд стал лёгким, а польза от него огромной. Я прибег в этом к помощи Аллаха. Тому, кто искренне просит от него, он укажет правильный путь.

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. О ЛОГИКЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ. СЛОВО И ЗНАЧЕНИЕ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЛОГИКИ.

Логика – это наука, изучающая способ получения заключения от посылок.

ЧАСТИ ВЫСКАЗЫВАНИЯ.

Под частью всякого высказывания либо подразумевается какое-либо обозначение, например, когда мы говорим “человек есть писатель”, то благодаря слову писателя высказывание становится составным; либо какое-то обозначение не подразумевается, например, если мы разделим слово “инсон” на “ин” и “сон” , то высказывание станет простым.
Универсальное простое [высказывание] – это такое высказывание, которое создаёт в уме из одного понятия одновременно множество предметов, как, например, “человек” и “животное”, а частное простое [высказывание] – такое высказывание, которое не создаёт идею множества в уме, как, например, “Зайд”.
Сущностное [высказывание] – это такое высказывание, которое конституирует описываемое, например, [понятие] “животное”, по отношению к человеку . Акцидентальное же [высказывание] – это такое высказывание, идея которого возникает после этого конституирования. Оно бывает либо неотъемлемым, как, например, свойство по природе “смеяться” по отношению к человеку, или отъемлемым, как, например, “белый” по отношению к человеку.

ВЫСКАЗЫВАНИЕ В ОТВЕТ НА ВОПРОС “ЧТО ЭТО?”.

Высказывание в ответ на вопрос “Что это?” – это такое высказывание, которое обозначает бытие вещи – является ли вещь тем, чем она является без совершенствования её истинности посредством всех конституирующих её признаков, если их много.
Таким высказыванием является слово “человек”, которое равным образом и в совокупности и в отдельности относится и к Зайду и к Амру.
Понятие “человечность” здесь не завершено, и слово “животное” одновременно, а не в отдельности может использоваться по отношению и к человеку, и к лошади. Следовательно, каждый из них после себя по своей природе имеет сущностное добавление, при помощи которого завершается суть его бытия. Это добавление высказывается в ответ на вопрос: “Какова эта вещь по сути?”, где оно и всё то, что подобно ему, называется “видовым отличием”.
Пять универсалий . Что касается [понятия] “животное”, то всякое высказывание и множество по природе своей различных предметов и различных сущностей по общности является “родом” этих предметов. Каждое из этих качеств, более того, каждое более частное высказывание в ответ на вопрос: “Что это?” является “видом”. Иногда бывает и так, что род одной вещи становится видом другой вещи, как, например, слово “животное” по отношению к тем [вещам], которые доходят до рода родов, выше которого нет рода, обладающего родом. А если ты достигнешь до вида видов, выше которого нет вида, обладающего видом, то оно является высказыванием о множестве различных предметов по численности в ответ на вопрос: “Что это?”
Что касается видового отличия, то это [высказывание] в ответ на вопрос: “Что это по своей сути?”, где оно, по сравнению с видом, является в нём его конституирующим отличием, а по сравнению с родом данного вида – делителем4, как, например, “разумный”.
Что касается собственного признака, то это акцидентальное, принадлежащее виду, либо всем видам, как, например, “смеющийся” по отношению к ним, или к некоторым, например, к писателю.
Что касается общей акциденции, то это акцидентальное, охватывающее [множество] видов, как, например, в случае с “белизной” по отношению к снегу и гипсу или индивидам вида, как, например, движущиеся.

ПРЕДИЦИРОВАНИЕ УНИВЕРСАЛИЙ. ДЕФИНИЦИЯ

Однозначность. Все пять предикабилий, через которые описывается вещь, являются именами и идеями, и такое описание должно быть однозначным.
Определение . Что касается определения, то оно составляется из ближайших родов предмета, так, что не остаётся общего сущностного, из всех видовых отличий так, что не остаётся частного сущностного. Если одно из них будет доминировать, то это будет соответствовать определению сущности, как, например, в случае “тело, обладающее душой”, которое есть род, и “ощущающее, движущее по воле”, которое является двумя видовыми отличиями. Это определение животного.
Описание. Что касается описания, то оно составляется из акцидентальных признаков, которые при соединении соответствуют вещи, как, например, в случае с высказыванием “ходячее [животное] с плоскими ногтями и двуногое” по отношению к человеку. Было бы лучше вначале упомянуть род, как, например, в случае с животным в вышеупомянутом примере, а затем дать это как [акциденцию].

О СОРАЗМЕРНОСТИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ И ОПИСАНИЯ.

В определении и описании мы должны избегать следующих [ошибок]: первая ошибка состоит в том, чтобы не брали определяемое и описываемое в определении их самих, как, например, при определении времени говорят: “Время есть срок движения” и “Движение есть переход с одного места на другое”, где “срок” есть самое время, а “переход” – движение.
Вторая ошибка – это когда хотят познать один предмет посредством другого предмета, который познаётся путём этого же [первого] предмета, как, например, говорят: “Солнце есть светило, которое восходит днём, однако день невозможно познать иначе, как через время восхода солнца”. Также говорят: “Количество – это то, что присуще равенству”, и далее равенство определяется тем, что соответствует количеству.
Третья ошибка заключается в том, что вещь хотят познать посредством другой вещи, еще более неизвестной, хотя это неизвестное нельзя познать посредством её. Как, например, когда при определении огня говорят, что огонь – тело, похожее на душу.
Четвёртая ошибка заключается в том, что хотят познать вещь посредством другой вещи, известной в такой же мере, например, когда говорят: “Чернота – такой цвет, который противоположен белизне, и чернота познаётся посредством белизны”, то это не лучше, чем сказать, что “Белизна – это такой цвет, который противоположен черноте, и белизна познаётся посредством черноты”.

ГЛАВА ВТОРАЯ. КАТЕГОРИИ

Указание. Высказывания, распространённые на множество предметов с различными понятиями, сходные или несходные, называются “совпадающими”. Как, например, “животное” по отношению к представимому и имеющему завершение природы. Высказывание, распространённое на одно понятие равнозначно, называется “соимённым”, как, например, в случае употребления слова “животное” по отношению и к лошади, и к быку в смысле “тело, обладающее душой, чувствующее, движущееся по воле”, а высказывание, распространённое неравнозначно, называется “по аналогии” , как, например, сущее по отношению к субстанции и акциденции.
Десять категорий. Если говорят “субстанция” – то это всякое сущее, которое не находится в субстрате, [хотя] в конкретной [вещи] без него субстанция может не конституироваться. Субстанция не имеет противоположного, не усиливается и не ослабевает, подобно тому, как белизна и не усиливается и не ослабевает. Примером этого могут служить “человек” и “камень”.
Когда говорят “сколько”, то это нечто такое, что в своей сущности может быть взято во внимание для применения существующего или воображаемого в вещи так, чтобы оно было равным или неравным. [Понятие] “сколько” имеет два свойства субстанции, примером этого могут служить длина или число.
Когда говорят “качество” – это всякое устойчиво пребывающее в характеризуемом [теле] свойство, представление которого не нуждается в отношении к внешнему или опыту. Качество может иметь противоположность, усиливаться и ослабевать, примером могут служить “белизна” и “форма”.
Когда говорят “отношение” то под этим подразумевается такое значение, которое не может существовать без сравнения с другим высказыванием, как, например, сыновство, [сопоставленное] с отцовством.
Когда говорят “где”, то под этим подразумевается пребывание вещи в каком-то месте, как, например, “находится в Неджде и в Техаме” .
Когда говорят “когда”, то имеют в виду пребывание вещи в каком-то времени, как, например, всемирный потоп, состоявшийся в какое-то время.
“Положение” – это состояние вещи с точки зрения соотношения её частей, претерпевающих изменения, как, например, сидение и вставание. “Обладание” – это наличие вещи в среде, вместе с которой она перемещается как, например, ношение одежды.
“Действие” – это состояние вещи при изменении, то есть непостоянное состояние, которое может быть передано от одной вещи к другой, как, например, нагревание и разрезание.
“Претерпевание” – это состояние вещи, возникающее от существования этого свойства в ней, как, например, в случае, когда что-то нагревается и разрезается.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. О СУЖДЕНИЯХ

Части суждения. Имя – это простое высказывание, обозначающее какую-то идею без [указания] определённого времени, как, например, Зайд.
Калима , подобно имени, обозначает какую-то идею, но он обозначает также идею во времени. Например, высказывание “ходил”. Здесь “ходил” обозначает хождение какой-то вещи в прошедшем времени.
Предлог – это высказывание, не обозначающее законченную идею без присоединения к нему другого высказывания, в сочетании с высказыванием оно сообщает нечто об идее, например высказывания “в” и “на”.
Определение суждения и его виды. Суждение – это высказывание, в котором устанавливается отношение принадлежности чего-то одного к чему-то другому путём утверждения или отрицания. Оно бывает либо предикативным утверждением, примером которого может служить высказывание “он есть”, например, “Зайд есть писатель”, либо отрицанием -“он не есть”, либо условным, которое имеет вид “следования” или “импликации” , утвердительной формой которого может служить твоё высказывание “Если это так, то будет так, а если эдак, то будет эдак”, а отрицательной – “но если будет не так и ни эдак, то будет не так и не эдак”, либо разделительным, утвердительной формой которого является твоё высказывание: “Это так или эдак”, а в отрицательной: “Это не так и не эдак”.
Определение предикативного общеутвердительного суждения. Обще- утвердительное категоричное – это суждение, в котором утверждение относится к каждой из частей общего субъекта, как, например, в твоём высказывании “всякое А есть Б”, то есть всё то, что актуально описывается всегда или в какое-то время как А является Б без уточнения времени. Или оно бывает необходимым, если А будет Б до тех пор, пока будет существовать сущность субъекта, хотя субъект не описывается так А, например, пребывание сущности движущейся вещи телом, хотя она и не движется.
Так, если суждение рассматривается как возможное, то пребывание субъекта как Б не необходимо всегда, когда субъект существует как А. Под этим не подразумевается то, что имеют в виду в простонародье: возможно – это то, что не-невозможно. Следовательно, в нём есть необходимость, то есть оно подпадает под него, более того, то, что бытие и небытие его не-необходимо есть особо возможное.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЩЕУТВЕРДИТЕЛЬНОГО УСЛОВНОГО СУЖДЕНИЯ

Что касается общеутвердительного в условно-соединительных и условно-разделительных суждениях, то оно таково, что всякий раз, когда предполагается антецедент, то за ним следует или ему противостоит консеквент .
Определение общеутвердительного категорического суждения. Общеотрицательное категорическое суждение отличается от общеутвердительного суждения по качеству, то есть в утверждении и отрицании, но согласуется с ним в [типе] суждения. Как, например, твоё высказывание в категорическом суждении “ни один А не есть Б”, то есть ни один из того, что мы объяснили раньше, не есть Б, если только не учитывать условий и времени. Или оно становится необходимым, где отрицание будет продолжаться до тех пор, пока сам предмет будет существовать как А. Возможное ты узнал раньше.
Определение общеотрицательного условного суждения. Общеотрицательное условное – это суждение, в котором не следует соединение или разделение, как, например, “неверно, что если так, то так”, или “неверно, что или так, или эдак”.
Определение двух частных в категорическом и условном. Частное категорическое суждение подобно своему высказыванию; “Некоторое А есть Б по необходимости или возможности, или без условия”, как это ты узнал [раньше]. частноотрицательное суждение подобно твоему высказыванию: “Некоторые не” или “Все не”, следовательно, “некоторые” допустимо, как ты об этом узнал,
Точно так же обстоит дело в условных суждениях, когда выносится суждение о том, что “иногда может быть” – следствие или разделение, или “иногда не может быть”.
Указание. То, что “по необходимости не есть это”, не является “не есть по необходимости”, и то, что “по возможности не”, не является “то, что не есть по возможности”. Следовательно, размышляй.
Неопределённое суждение. Что касается неопределённого суждения, то оно такое, что в нём не упоминается “всё”, “некоторое”, но можно и упомянуть их, как, например, в твоём высказывании “человек – есть писатель” или “человек не есть писатель”.
Разница между отрицательным и ограничительным суждениями.
Категорическое суждение, обладающее частицами отрицания, не может быть отрицательным, если частица отрицания рассматривается как часть предиката. Таким образом, суждение обязательно будет отрицательным, если в нём утвердительная связка находится перед отрицательной частицей, как, например, “Зайд есть незрячий” или “был незрячий”. Более того, иногда связка становится после отрицания, как, например, в твоём высказывании: “[Зайд] не есть зрячий”. Первый пример является ограничительным утверждением.
Определение условного суждения. Истинность, утвердительность и ограничительность, т.е. количество в условном суждении, существуют в импликации и в альтернативности.
Точно так же обстоит дело в противолежащих им суждениях, в части которых нет ни антецендента, ни консеквента, каждый из которых сам по себе являлся бы суждением, какими бы суждениями они не были.

КОНТРАДИКТНОСТЬ СУЖДЕНИЯ

Условия возникновения контрадикторности. Знай, что не всякое отрицание противоречит своему утверждению, то есть только одно из них будет истинным после согласования значения субъекта, предиката, времени, места и отношения. Например, “это отец” должно оставаться одним и тем же и в потенции, и в действительности, и в общем, и в частном, и в отношениях, посредством которых завершается идея, чтобы квантор, то есть то, что указывает на количество, в одном из них не противоречил другому, как, например, “каждый” не есть “все” и “некоторые” не есть “один”. Следовательно, “все” и “некоторые” являются двумя частными, которые одновременно не могут быть истинными в возможном предикате, как, например, “некоторые люди писатели” и “все они не писатели”. “Все” и “не один” являются двумя общими контрарными, которые одновременно становятся ложными и в материи возможного.
Контрадикторность модальности. Противоречащими абсолютно общеутвердительному являются два частноотрицательных и постоянное, где абсолютно-общеотрицательное становится истинным вместе с абсолютно-общеутвердительным. Противоречащим абсолютно-общеотрицательному являются два частно-утвердительных и постоянное. Точно так же двум частным [абсолютным] противоречит постоянное. Противоречием “по необходимости” есть “не по необходимости”, а “по возможности” является “не по возможности”.

ОБРАЩЕНИЕ СУЖДЕНИЙ

Обращённое суждение – это суждение, в котором предикат становится субъектом, а субъект – предикатом, причём истинность и качество суждений остаются, как были, в исходном своем виде.
Обращение общеотрицательного. Общеотрицательное суждение о необходимом обращается в другое [суждение], в котором предикат отрицается как субъект, пока они описываются посредством субъекта, как, например, “ни одно из того, что есть белое, не есть чёрное”, обращается в себя подобное. Отсюда, “если ни одно А ни есть Б по необходимости”, то “ни одно Б не есть А по той же необходимости”. В противном случае, предполагалось бы, что “некоторые Б есть А”. Пусть это некоторое будет Д, и Д будет Б и А, следовательно, А будет Б, в то время как “по необходимости ни одно А не есть Б” или “ни одно из А не есть Б”, пока оно описывается посредством А”, а это абсурд.
Если [суждение] возможное или предикат и субъект по необходимости существуют в нём, то нет необходимости обращения. Стало быть, ни в одном из того, что описывается как человек, нельзя отрицать [свойства] пишущего. Далее, всё, что описывается как пишущий, есть по необходимости человек.
Обращение общеутвердительного. Что касается общеутвердительного, то оно не должно полностью обращаться, так, если “всякое А есть Б по необходимости” или в абсолютности необходимо, чтобы Б было ограничено А, а не другим. Это суждение обратимо частично, как, например, “некоторое Б есть А в абсолютном”, в противном случае “ни одно Б не есть А по необходимости, следовательно, “ни одно А не есть Б”.
Если суждение о возможном, то не обязательно, чтобы его обращение было истинно возможным. Следовательно, вещь может быть возможной по отношению к тому, что ей необходимо, как, например, свойство “смеяться” по отношению к человеку. Более того, она может быть возможной посредством такого возможного, смысл которого является возможным для того, чтобы охватить то, что [есть] по необходимости и возможности, как, например, “некоторые смеющиеся люди” – это то, что по необходимости, а наше высказывание “некоторые писатели есть наездники” – это по возможности. Поскольку эти два [состояния] не невозможны, следовательно, они возможны.
Обращение частноутвердительного. Из положения частноутвердительного выясняется, что оно сходно с общеутвердительным, в то время как не обязательно обращение частноотрицательного в необходимое и абсолютное общее. Следовательно, если “всякий человек не есть писатель”, то писатель никоим образом не может быть не человеком. Что касается возможного, то его отрицание подтверждается вместе с его утверждением, так как то, что в действительности может существовать, может и не существовать. Следовательно, его превращение в утвердительное подобно частноутвердительному, не сохраняет качества и поэтому оно необратимо.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ. СИЛЛОГИЗМ

Определение силлогизма и его виды. Силлогизм – это речь, состоящая из высказываний, которые будучи приняты с необходимостью, сущностно влекут за собой другое высказывание, как, например, “всякое тело изменчиво, а всё изменчивое создано”. Так, если вышеприведённые суждения будут приняты, то из них следует другое высказывание – “каждое тело создано”, где ни это, ни другое, противоречащее ему [высказывание], явно не выражены в силлогизме актуально. Следовательно, этот род [силлогизма] называется “соединительным”. А если одно из них будет выражено ясно, то называется “исключительным”, на чём остановимся ниже.
Составление сочетательного силлогизма. Таким образом, силлогизм – это речь, состоящая из суждений. Суждения, из коих вытекает что-то, называются “посылками”. То, на что распадается [посылка], а таковыми являются субъект, предикат или антецендент и консеквент, называется “термином”. Из вышеуказанного примера становится ясным, что слово “изменчиво” общее, и поэтому то, что подобно ему, именуется “средним термином”, и то, что с необходимостью следует [из посылок], называется “заключением”. Далее, “тело”, которое становится субъектом [заключением] в силлогизме, именуется “меньшим термином”, и содержащая его [посылка] – “меньшей посылкой”. “Создано”, являющееся его предикатом, называется “большим термином”, отражающая его [посылка] – “большей посылкой”. Составление [посылок] называется “сочетанием”, и то, что в своей сущности делает необходимым [следование] другое высказывание, называется “силлогизмом”. Следовательно, не всякое сочетание есть силлогизм.
Фигуры силлогизма. Сочетание составления, связанное с положением среднего термина, называется “фигурой” – как в вышеприведённом примере, [если] средний термин в одной посылке будет предикатом, а в другой – субъектом, то это называется “первой фигурой”. Если же [в обеих] посылках он будет предикатом, то это именуется “второй фигурой”; если же в обеих посылках он будет субъектом, то это называется “третьей фигурой”.
Общее правило. Если в силлогизме имеется частная посылка, то не получится общего [заключения], или [если] она отрицательная, не следует утвердительное.

ПЕРВАЯ ФИГУРА

Если “Всякое Д есть Б”, и далее, если о всяком Б сказывается нечто, то образуется суждение, в котором Д входит в это нечто, независимо от того, если оно входит или по необходимости, или по возможности, или абсолютности, или утвердительности, или отрицательности.
В этой фигуре меньшая посылка должна быть утвердительной, а большая – общей, в противном случае она не даёт заключения. Так, если Д есть Б по возможности, то невозможно, чтобы “всякое, что есть Б” – независимо от того, является ли оно отрицательным или утвердительным – было бы возможным для Д. Далее, то что по необходимости относится к Б, то оно относится ко всякому, описываемому как Б, но не только оно может быть как Б. Когда сам предмет, описываемый как Б, существует, так как если Д становится Б, выносится суждение, что сам предмет существует. А если оно не будет Б и будет описано так, что оно есть А, или в нём отрицается А, то суждение по отношению Д будет постоянным, хотя и не будет описываться далее в том, что есть Б. Если оно будет названо и будет известно, что является ли оно [необходимым или возможным], то в суждении есть то, что возможно, и вывод [следующий из силлогизма], будет общим возможным; когда же отрицание возможного сочетается с утверждением, то, следовательно, из этого сочетания получится силлогизм. Когда меньшая посылка в первой фигуре будет возможно-отрицательной, то с сочетанием её с большей посылкой следует заключение лишь в том случае, если вместо отрицательно-возможного принять утвердительно-возможное суждение. Таким образом, заключение не должно быть ни необходимым, ни возможным, ни абсолютным, ни общим, а должно быть возможным в общем смысле.
Примеры:
“Всякое Д есть Б”.
“Всякое Б есть А”.
“Всякое Д есть Б”.
“Ни одно Б не есть А”.
“Некоторые Д есть Б”.
“Всякое Б есть А”.
“Некоторое Д есть Б”
“Ни одно Б не есть А”.
Аналогичное можно образовать и из соединительных [посылок]: “Всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”.
“Всякий раз, когда А есть Б, то X есть Т”. Отсюда следует заключение: всякий раз, когда С есть Д, то X есть Т”. Или: всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”, и “если А есть Б, то, конечно, X не есть Т”. Отсюда следует заключение: если С есть Д, конечно, Х, не есть Т”.
Частноутвердительное и частноотрицательное составляются таким же путём.

ВТОРАЯ ФИГУРА

Вторая фигура силлогизма даёт заключение только [с условием], чтобы обе посылки отличались по качеству, а большая посылка была общей. В таком силлогизме необходимо, чтобы отрицательное суждение – если оно абсолютно – всегда было обратимо. Также не явствует, что вторая фигура сама по себе даёт заключение, а если большая посылка отрицательна, то её заключение должно быть обращаемо.
Как, например, если говорится, что
“Всякое Е есть Б”,
“Ни одно А не есть Б”, отсюда следует:
“Ни одно С не есть А”.
Отсюда из первой фигуры следует, что “ни одно М не есть А”. Если меньшая посылка является общеотрицательной, то она обращается подобно вышеуказанному, и заключение будет следующим:
“Ни одно А не есть С”, а его обращение:
“Ни одно С не есть А”.
А если меньшая посылка частноотрицательная, то она не обращается. Отсюда предполагай, что “С есть то, что не есть Б”, и это есть Д, стало быть, “ни одно Д не есть А”. “Некоторые С есть Д”.
Следовательно, не всякое С есть А”.
Путём приведения к абсурду [хулф] выясняется, что если наше высказывание: “Всякое С не есть А” неистинно, то высказывание “Всякое С есть А” – истинно. Так, как “Всякое А есть Б”, то “Всякое С есть Б”, в то время как “Всякое С не есть Б”, а это абсурд. Из нашего предположения необходимо следует, что “Всякое С есть А”, следовательно, “Всякое С не есть А”. Здесь основную роль играет отрицательная посылка.
Так, если эти посылки возможные или абсолютные, и в них отсутствует необходимость, то из возможных и абсолютных не следует заключение, так как утверждение и отрицание могут быть не необходимы и для одной вещи и для различных вещей.
Если чистая необходимая посылка смешается с ненеобходимой, как бы это ни было, то следует отрицательное необходимое. Отсюда следует, что если о какой-то вещи выносится необходимое суждение посредством какой-то другой вещи в отношении утверждения и отрицания, где и суждение по отношению к другой вещи необходимое, то нельзя предицировать одну из двух вещей на другую посредством утверждения, в противном случае оно будет предицировано.
Примеры:
“Всякое С есть Б”.
“Ни одно А не есть Б”.
Доказывается посредством обращения большей посылки: “Ни одно С не есть Б”. “Всякое А есть Б”.
Доказывается посредством обращения меньшей посылки и заключения.
“Некоторое С есть Б”. “Ни одно А не есть Б”.
Доказывается обращением большей посылки. “Всякое С не есть Б”. “Всякое А есть Б”.
Доказывается посредством гипотезы от противного.
А в соединительных:
“Всякий раз, когда Н есть 3, то С есть Д”.
“Если А есть Б”, то “С не есть Д”.
Следовательно, если Н есть 3, то А не есть Б. Таким образом, преобразуй остальные.

СИЛЛОГИЗМЫ ТРЕТЬЕЙ ФИГУРЫ

В этой фигуре заключение всегда частное, а меньшая посылка должна быть утвердительной. Однако, как ты знаешь, она может быть и возможной, но при этом она должна быть общей.
В модальных [силлогизмах] решающее значение приобретает большая посылка, то есть необходимая [посылка] и тому подобное. Если большая [посылка] – общая, то меньшая посылка, вследствие обращения, становятся частной и превращается в меньшую посылку первой [фигуры], а большая посылка будет большой [посылкой] первой фигуры. Она имеет существенное значение в модальных [силлогизмах]. А если большая посылка частная, то она может не обращаться в меньшую посылку первой [фигуры]. Следовательно, образуются две частные посылки. Если же большая посылка обращается в частноутвердительную, то заключение следует посредством указанного обращения. Здесь заключение зависит от меньшей посылки. Но получение искомого [заключения] путём обращения не сокращает модальности, как ты это знаешь.
Однако необходимо учитывать, какую роль играет большая посылка. В отрицательном силлогизме следует предположить, что “Некоторое Б, которое не есть А, есть Д”. “Следовательно ни одно Д не есть А”. “Д есть некоторое Б, которое есть С”. “Д есть некоторое С, которое не есть А, в отношении того, что ты говоришь”, то есть ["Некоторое С есть Д"]. Ни одно Д не есть А”, а это есть совокупность, которая относится к большей посылке.
Следовательно, из данного [силлогизма] следует заключение. На самом деле в отрицательном отношении “не всякое С есть А”, то “всякое С есть А”.
“Некоторое С не есть А” в отношении отрицательного. Таким же образом получают утвердительное. Ты можешь разъяснить, что силлогизм доказывается методом от противного, так как если “всякое С не есть А”, то “всякое С есть А” и когда “всякое Б есть С”, то “всякое Б есть А”. Следовательно “всякое Б не есть А”, а это абсурд.
Примеры:
“Всякое Б есть С”.
“Всякое Б есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки. “Всякое Б есть С”. “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки. “Некоторое Б есть С”. “Всякое Б есть А”.
Доказывается посредством обращения и гипотезы. “Всякое Б есть С”. “Некоторое Б есть А”.
Доказывается одновременно обращениям большой посылки и заключения.
“Некоторое Б есть С”. “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается обращением меньшей посылки и рассуждением от противного. “Всякое Б есть С” “Ни одно Б не есть А”.
Доказывается посредством гипотезы и от противного, а если ты хочешь превратить его в пятый модус.
В соединительных [силлогизмах] дело обстоит так:
“Всякий раз, когда С есть Д, то Х есть З”.
“Всякий раз, когда С есть Д, то А есть Б”.
Иногда, “Если X есть 3, то А есть Б”. Остальные получай этим способом. “С”.
“с”
Соединительный силлогизм, образующийся из разделительных суждений. Иногда соединяются два разделительных суждения, имеющее общие части, которые есть предикат в одной из частей большой разделительной [посылки], как в твоём высказывания:
“А либо будет Б, либо С”
“С либо будет 3, либо Х”. Отсюда следует: “А будет Б, либо X, либо З”.
Здесь меньшая посылка должна быть утвердительной, и то общее, которое имеется в части посылок, также должно быть утвердительным. Не разделяющая часть в большей посылке будет общей.
Соединительный силлогизм, образующий категорические условные суждения. Иногда в соединительных силлогизмах меньшая посылка бывает категоричной, как например,
“Всякое А есть Б”,
“Всякое Б либо есть С, либо Д”.
Иногда соединительная [посылка] сочетается с категорической. Давайте ограничимся одной её разновидностью, а именно: когда консеквент – сопровождается в отдельности каким-то категорическим [суждением] – имеет место в одном из составлений, дающих заключение, тогда, то что из них получается если остаются в отдельности, будет рассмотрение консеквентом для антецедента. ‘
Это выглядит так:
“Всякий раз, когда С есть Д, то Х есть 3, но всякий З есть Н”.
Следовательно, “всякий раз, когда С есть Д, то Х есть Н”. Тебе необходимо рассмотреть самостоятельно другие сочетания, что касается этих, то нет нужды обращаться к ним, ибо они более подробно излагается в других книгах.

РАЗДЕЛИТЕЛЬНЫЙ СИЛЛОГИЗМ

Исключительно-соединительный силлогизм.

Исключительный силлогизм либо возникает из соединительных [посылок], иск, например, твоё высказывание: “Если Абдулла пишет, то он двигает свою руку”. Если ты будешь исключать сам антецедент “он пишет” “будешь исключать сам антецедент “он пи*ет”, то необходимостью следует сам консеквент “он двигает свою руку”. Или же, если ты исключаешь противоречащее консеквенту “двигает свою руку”, то с необходимостью следует противоречащее антецеденту “он не пишет”. Из положения противоречащего антецеденту, как например, в твоём высказывании “не пишет”, не следует нечего. То есть, из этого не следует, что он [Абдулла] двигает руку или не двигает её; из положения самого консеквента “Он двигает свою руку” так же не следует, что он пишет или не пишет.

Исключительно-разделительный силлогизм.

Этот силлогизм образуется из действительного разделительного высказывания, которое содержит “или”. Как только будет установлено одно из них, следует заключение, исключающее другое, как например, “однако оно нечётное” после твоего высказывания: “Это число чётное или нечётное”, отсюда следует заключение, что “оно чётное”.
Если разделительное [суждение] имеет множество частей, ты можешь сказать, например, “однако это равнозначно”, то следует, что “это число не больше и не меньше”. Однако при одной из двух частей мы будем иметь высказывание, противоречащее оставшемуся, как, например, “однако оно нечётное”, а отсюда следует заключение, что “оно чётное”. Или “не больше”, следовательно, “оно либо равное, либо меньшее”, итак до тех пор, пока ты охватишь все части.
Что касается суждений, которые не являются действительно разделительными, как, например, некоторые суждения, возникающие из двух отрицательных, как в твоём высказывании “либо это не растение, либо это не минерал”; если некоторые утвердительные и отрицательные суждения является противоречающими как, например, “или не утонет, или будет под водою”, то отсюда следует заключение путём исключения другого противоречащего. Испытай.

СИЛЛОГИЗМ ОТ ПРОТИВНОГО

Всякий исключительный силлогизм образуется из условного и исключительного [суждений]. Если ты исследовал силлогизм от противного, то он реализуется посредством двух условных силлогизмов: первый – это сочетательный силлогизм, и второй – исключительный. Примером такого силлогизма служит наше высказывание:
“Если не всякое С есть А, ложно, то всякий С есть А”.
Известно, что “Всякое А есть Б”, отсюда следует, что “Если не всякое С есть А ложно, то всякое С есть С”. Это заключение условное. Если мы повторно говорим: “Если не всякое С есть А”, ложно, то всякое С есть Б”. Однако “не всякое С есть Б”, отсюда следует, что “всякое С есть А – ложно” является противоречащим антецеденту. Следовательно, противоречащее этому суждению “не всякое С есть А” – будет истинно.

ПОНЯТИЕ И СУЖДЕНИЕ

Всякое знание и мнение есть либо понятие, которое и является закреплением идеи [в уме], где нет необходимости в установлении его истинности и ложности; и иногда оно бывает простым, как например, понятие “человек”. Либо суждение, где представление о вещи возникает в душе, соответствует утверждению. Всякое утверждение или истинно, или ложно. Стало быть, истинность подобна твоему утверждению о том, что “мир создан”, а ложность противоположна ему.

ИСТОЧНИКИ ПОНЯТИЯ И СУЖДЕНИЯ

Большинство вещей сами по себе представляются и подтверждаются. Некоторые из них предполагаются таковыми, а на самом деле они не таковы. Так, понятие приобретается посредством более известных понятий, как, например, части определения и описания.
Суждение приобретается из более известных утверждений, как, например, посылки силлогизма. Понятия и суждения неизбежно распадаются на исходные понятия и суждения.

ВЕРОЯТНОСТНОЕ СУЖДЕНИЕ

Индукция. Не всякое суждение есть силлогизм. Индукция – это рассуждение об общем на основании того, что присуще [множеству] относящихся к нему частностей, как, например, всякое животное при желании двигает нижней челюстью, так обстоит дело с быками, лошадьми, хотя это, может быть, и не так, как в случае с крокодилом. Следовательно, для приобретения достоверного знания на индукцию нельзя полагаться, а нужно обращаться к тому, что не нуждается в приобретении, если оно будет познано.

АНАЛОГИЯ

Иногда используется аналогия. Аналогия – это [сопоставление] суждения о вещи с ]суждением] о другой, подобной ей вещью. Как, например, когда выносят суждение о происхождении неба по аналогии с происхождением дома, который похож на него. Наиболее надёжной аналогией считается та, которая связана с причиной для вынесения суждения об аналогии.

ДОСТОВЕРНОЕ СУЖДЕНИЕ

Силлогизм, состоящий из необходимых положений. Однако основой основ является силлогизм. Никогда достоверная истина тебе не поможет, а если поможет, то с тем условием, что ты не будешь принимать в ней истину как саму по себе, и не будет допущено то, что не допустимо.

ПОРЯДКИ СИЛЛОГИЗМА

Посылки, вытекающие не из силлогизма, а рассматриваемые как первичные принципы силлогизма, бывают либо чувственными, как, например, “луна иногда затмевается”, либо опытными, как, например, “скамония ослабит желчь”, либо общепринятыми, о которых знает большинство [людей] и на которых они воспитывались, о которых узнали друг от друга; о них не сомневаются, как, например, “справедливость красива, а ложь безобразна”. Так, если ты предполагаешь, что ты не достоин общения, не вменяешь себе в обязанность воспитанность и отвергаешь милосердие, мягкость, стыд и стеснение, то ты этим доказываешь, что пришёл в этот мир случайно [сразу] и этим самым ты ставишь под сомнение истину саму по себе, и ты сомневаешься в том, что справедливость красива и необходима, а ложь отвратительна, и ты не сомневаешься в том, что общее больше, чем частное. Возможно, ты не сомневаешься в отношении общепринятых относительно не-необходимых вещей. Этим как будто твоё воображение принимает только одну сторону [вещи]. Стало быть, то, чего не принимает воображение в чувственных посылках – как, например, бытие тела в двух местах, – то это есть истина, а то, что имеется не в чувственных посылках, а находится в началах чувственных посылок – как Творец, да будет величественным его величие – вещи более общие по бытию, чем чувственные посылки, как, например, единство, причина, и конечность, воображение, которых должно представлять, как чувственные посылки. Стало быть это имеет место из-за того, что догадка не может их представлять. Поэтому обращай внимание на аргумент, а на экспромт. Как же иначе, когда само воображение и его действия относятся к такому разряду? Как иначе, когда воображение содействует разуму в отношении тех посылок, которые делают необходимыми все исходные положения для чувственных вещей, которые не ощущаются. Следовательно, если ты намерен получить необходимое заключение, то воздержись. Однако эти вымышление посылки имеют силу общепринятных.
Некоторые общепринятные посылки – это такие, которые распространены в какой-то среде или профессии, а иногда противоположны. Мнения, передаваемые одними лицами другим, также равносильны общепринятым, и иногда некоторые из них, подтверждаясь, становятся опытными.
Некоторые посылки основаны на вере. Другие же, основанные на мнении, ничего не решают и подобны тому, как если бы идущего с оружием считали убийцей.
Некоторые посылки являются общепринятыми пока проверяются как, например, “помоги своему брату, если даже он несправедливый”, а когда они изучаются, то выявляется, что они отвратительны. Некоторые посылки основаны на воображении -это такие высказывания, в которых не имеет места подтверждение, скорее всего, это те посылки, которые побуждают душу желать чего-либо или питать отвращение к чему-либо, как, например, отвращение к мёду, представляемому желчью, вызывающей тошноту.
Некоторые посылки называются первичными, и они таковы, что если ты воображаешь себе то, о чём заранее условлено, то ты в этом не сомневаешься не из-за противоречия силе догадки, которая не в состоянии представить то, о чём мы говорили, а из-за самого материального разума, как, например, “целое больше части и равные одному равны между собой”.
Наставление. Каждое первичное является действительно общепринятым, и каждое действительно общепринятое есть общепринятое с первого взгляда, но не наоборот. Всякое подтверждаемое основывается на воображении, но не наоборот.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ДОКАЗАТЕЛЬСТВО

Доказательство состоит из чувственных и опытных посылок, и основой основ доказательства являются первичные принципы; оно приносит пользу достоверному знанию.
Доказательство причины и доказательство бытия . Лучшее доказательство то, в котором средний термин выступает как причина бытия большего термина в меньшем термине, как, например, “сгорание дров есть причина дыма”. Следовательно, это доказательство от бытия, и если средний термин причинно обусловлен, то он называется “аргументом”.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО В НАУКАХ

Объект науки. Всякая наука имеет свой предмет – как, например, величина – в геометрии, человеческое тело – в медицине. Кроме того, она имеет сущностные акциденции, то есть свойственные ей, которые берутся в определении объектов науки, как, например, фигуры для измерения. Эти сущностные акциденции являются искомыми в доказательных науках.
Исходные принципы науки и их вопросы. Всякая наука имеет исходные принципы являющиеся явными посылками или разъясняющимися в другой науке, определениями, которые изучают состояние науки и вопросы, которые доказываются.
Все исходные принципы науки уточняются в первой философии, а некоторые из них также уточняются в других науках, как например, исходные принципы оптики в геометрии.
Научные вопросы. Всякая наука и всякий вопрос состоит либо из “есть ли?”, под которым подразумевается объяснение утверждения или отрицания, именно суждение; либо из “что такое?”, которое означает понятие посредством объяснения имени; либо из “какой?”, где спрашивается различение путём видового отличия и собственного признака; либо из “как?”, где спрашивается состояние вещи; либо из “почему?”, в котором спрашивается причина, либо для суждения, либо для бытия.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. ДИАЛЕКТИКА

Польза от диалектического силлогизма заключается в объяснении посредством тренировки, с учётом силлогизмов, дающих противные заключения с выделением противоподобного, а также [с целью] направить на правильный путь того, кто терпеть не может доказательства, убедить обучающего относительное исходных принципов, объяснить незнание посредством знания и принять то, из чего выводится заключение.
Диалектический силлогизм образуется из принятых положений или истинных общепринятых посылок.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. РИТОРИКА

Польза от риторического силлогизма в убеждении большинства в частных вещах, в том, делать их или не делать, [как, например], справедливость или тирания, достойный или отвратительный, где [эти качества] восхваляются или унижаются.
Отсюда было бы хорошо использовать в риторике кажущиеся и установленные посылки, которые похожи на общепринятые посылки, если они известны. А если обнаруживаются более надёжные [посылки], чем эти, то они будут использованы не по причине их надёжности, а из-за их общепринятости, какими бы они ни были.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ. ПОЭЗИЯ

Польза от поэтического силлогизма состоит в возбуждении и овладении посредством воображения. Стремление большинства людей направлено против поэтического силлогизма. Поэтический силлогизм образуется от посылки, основанной на воображении. Если он образуется от истинного [воображения] посредством таких посылок, то это не потому, что он подтверждается посредством таких посылок, а потому, что [поэтический силлогизм] есть воображение. Следовательно, всякое подтверждаемое является двигателем воображения, но не наоборот.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ. СОФИСТИКА

Что касается софистического силлогизма, то он учит остерегаться, а не [просто] пользоваться, как, например, по отношению к яду. Софистика иногда возникает от сходных посылок, которые являются либо посылками, либо силлогизмами.
Подобные посылки. Подобные посылки соединяются посредством соучастия основы, и они бывают либо словесными, в которых подразумевается, что соучастие происходит в смысле, когда такое слово простое, либо они составные и их понятия относительно составления различаются, как, например, когда говорят: “Тот, кто познал камень, стало быть, он таков, как он его познал”, где “он” может быть отнесён и к “камню” и к “тому, кто” и смысл окажется разным: или происходит смысловое выражение либо в субъекте, когда относительно “белого” выводят суждение “подобное строение”, если они объединяются в одном субъекте, либо в предикате, подобно тому, как относительно “человека” выносится суждение, подобно “гипсу”, если они соответствуют “белизне”. И всё это происходит из-за заблуждения в обращении. Это означает, что если, например, всякий человек белый, то предполагается, что всякое белое – человек, что является ошибкой. Или же истинность является одним из условий соблюдения противоречащего, которое было упущено из виду и взято во внимание общепринятое и воображаемое, вместо первичного и истинного.
Подобные силлогизмы. Это такие силлогизмы, в которых составление не даёт заключения или средний термин повторяется по разному в обоих посылках, как в отношении смысла, так и известных условий, или поскольку не выводится искомое, или между двумя крайними терминами и двумя сторонами заключения нет различия относительно того, что было сказано.
Если что-то не обстоит так, то это не софистика. Завершилась логика.

ВТОРОЙ РАЗДЕЛ. ФИЗИКА

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЗНАЧЕНИЕ ПРИРОДЫ

Предмет естественной науки. Предмет естественной науки – ощущаемое тело, которое в различных состояниях и устойчивости подвергается изменению. Естественная наука исследует происходящие изменения в ощущаемом теле с точки зрения того, что оно есть именно таковое.
Исходные начала естественной науки
Что касается начал этой науки, то они основываются на том, что телесность тела предполагает наличие в нём трёх размеров, пересекающих [друг друга под прямым углом] в общем пределе .
Что касается определённого размера тела в длине, ширине и толщине, то они являются неотъемлемыми признаками формы тела, которые не подвергаются изменению с изменением одной свечи, которая есть её количество, посредством которого она измеряется.
Так, форма телесности устанавливается в какой-то материи посредством её количества, тогда форма стола в дереве будет установлена благодаря его форме [или] замене другой формой, ибо материя только посредством формы телесности и других существующих вместе с ней форм может конституироваться, как, например, водность, воздушность и т.д., где исчезает противоположная форма и взамен будет конституирована материя.

ИЗМЕНЕНИЕ И ЕГО ЧАСТИ

Всякое подвергаемое изменению имеет изменяющее. Изменение происходит сразу или постепенно и называется “движением”.
Постепенное изменение – движение. Постепенное движение происходит либо от качества к качеству, как, например, почернение, которое именуется “превращением”, или от количества к количеству с тем, чтобы соединить увеличение в материи или разъединить его, как, например, в случае роста и увядания, или принять для материи большее или меньшее количество; так как нет необходимости для материи в самом количестве, как, например, в случае разреженности и уплотнённости, или переходов от места к месту, как, например, в случае перемещения или перехода от положения к положению, как, например, центр кругового движения, а это означает, что если что-то двигается, то оно на своем месте потеряет, прежнее положение – по сравнению с помещением вещи в ней в другое положение.
Переменное изменение: возникновение и уничтожение. Поскольку субстанция не увеличивается и не уменьшается, то выхода из неё не бывает, кроме как сразу. Если субстанция увеличивается, но её вид сохраняется, то её изменение акцидентальное, а если её вид не сохраняется, то она, уничтожаясь, переходит в другую субстанцию, которая не увеличивается.
Следовательно, возникновение – это образование субстанциональной формы в какой-то материи, оно не есть движение, и противолежащее ему уничтожение также не является движением. Стало быть, движение есть первое совершенство по отношению к тому, что потенциально есть “после”, с точки зрения того, что оно таковое, а именно, первое совершенство -это состояние вещи с точки зрения ее пребывания в количестве, качестве, положении и месте, которое она не имела раньше и не будет иметь позже.
Исходные начала движения. Иногда движение начинается извне, а иногда изнутри, или [начало] одного движения происходит без воли и не изменяется. В покое дело обстоит так же и называется “природой”; начало различного изменчивого движения, совершаемого без воли, называется “растительной душой”, оно может разветвляться, а также глубоко укореняться.
Что касается движения, которое возникает от воли, то каким бы оно ни было [единое движение или различное изменчивое], его началом является душа: у изменчивого движения это “животная [душа]“, у единого движения – “небесная”.
Причина возникновения и уничтожения. Всякое созданное сложное имеет причину, которая бывает либо действующей, либо принимающей, или какой-то формой, существующей в сложном или какой-то целью, ради которой оно существует, так как инструмент и аналогия актуально завершают действующее как действующее. То, что всегда возникает от определённых причин и не противодействует чужому, а если противодействует, то редко, называется природой или произвольной причиной. А если что-то возникает из-за противодействия чужому, как, например, рана, получаемая от [случайно] падающего или бросаемого камня, который не был предназначен для ранения головы, то это будет причина случайная. Если что-то происходит от воли и приводит к чему-то значительному, доброму или злому, то это называется “удача”.
Если же цель не достигается из-за какого-то противодействия, то это называется “бездействием”. Эти противодействия не ограничены.
Наставление. Причиной существующей вещи, например света, является существующая вещь, а несуществующей вещи, например, мраку, – отсутствие существующей причины или воспрепятствование ему какой-то препятствующей вещи. Причиной небытия является небытие причины.

СОСТАВЛЕНИЕ ТЕЛА

Отрицание неделимой части. Если величины будут составлены из частей, которые не подвергаются делению, то они будут взаимопроникающими [следовательно] их объём не будет увеличиваться, а их центр не допускает двух крайностей от встречи, где каждый край связан с встречаемым центром, исключающим другой центр. Таким образом, если различается центр или будут двигаться две части, между которыми существуют части, число которых нечётно для одновременной встречи, то их встреча будет не половине центра.
[Лучи] солнца, например, имеют своё направление в определённую сторону земли, которое исчезает с каждым исчезновением [солнца], в противном случае [т.е. если направление не исчезает с исчезновением солнца] две прямые линии соединились бы в их центре. Если исчезает частица солнца в то время, как направление есть частица, то две орбиты равнозначны, а это абсурд, или одна из них меньше частицы, в то время как частица делима.
Если один конец [чего-либо] прямого опирается на какую-то точку, а другой направлен к [центру] земли, притом, что они отличны друг от друга, то их исчезновение не может быть одинаковым. Если она не нагибается, то её опора [действия] во время исчезновения будет установлена с самого начала и не будет различаться в ней твёрдость и мягкость. Несмотря на это, меньшая сторона будет исчезать меньше, чем какая-та частица с исчезновением частицы другой стороны.
Если три частицы расположены рядом в одну линию, а затем три линии расположены как плоскость, так, чтобы, они проникали [друг в друга], то эти три линии становятся квадратами, где части диаметра будут пересекаться друг с другом, в противном случае их пересекает что-либо [другое], в то время как они были бы равными сторонами, а это абсурд.

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.