Известия древних писателей о Кавказе

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ
ДЛЯ ОПИСАНИЯ
МЕСТНОСТЕЙ И ПЛЕМЕН КАВКАЗА.

Издание Управления Кавказского Учебного Округа.

ВЫПУСК ЧЕТВЕРТЫЙ.

ТИФЛИС, 1884.
Типография Канцелярии Главноначальствующего гражданскою частью на Кавказе.
ОТДЕЛ I.
ИЗВЕСТИЯ
древних греческих и римских писателей о Кавказе.
Предисловие.
Состоявшийся в Тифлисе в 1881 году археологический съезд дал нам повод к составлению настоящего труда Сведениям древних писателей принадлежит, бесспорно, в науке археологии выдающееся место. Известно, напр., что ийлиман, руководясь Гомером, открыл остатки старинной Трои и, начиная с 1870 года, произвел там достопаметныя раскопки, которые дали возможность проникнуть в жизнь Греков древнейших, полумифических времен; мы знаем также, что одно из важнейших открытий в Египте, открытие Серапеума, в 1880 году, сделано по указаниям Страбона известным французским ученым и знатоком египетских древностей, Мариете-Бейем. Итак, если известия древних писателей о той или другой стране большею частью основываются на фактах и не являются простою выдумкою, то можно предположить, что разбор сведений о Кавказе древних писателей может навести и нас на то или другое важное открытие в археологическом или этнографическом отношении, тем более, что многие из этих писателей были в здешнем крае и писали о том, что сами видели и слышали от туземных обитателей. Кроме того, можно ожидать, что на известные, уже древние развалины и на другие, добытые раскопками наших тружеников-археологов, памятники те или другие места у древних писателей могут бросить новый свет. Наконец, древняя география Кавказа представляет также большой интерес для каждого образованного человека, родившегося или поселившегося здесь.
Но так как произведения древних писателей в подлиннике недоступны большинству нашей образованной публики и часть их вообще трудно достать, а интерес в археологии у нас несомненно существует, то представляется необходимость оказать этой публики услугу собиранием и переводом материалов из древних писателей.
Настоящий труд обнимает в хронологическом порядке пока приблизительно 15 столетий, начиная с древнейшего писателя — Гомера, и кончая писателями 5-го столетия по P. X. Предполагаемая же вторая часть этого труда будет заключать в себе главным образом византийских писателей, у которых сравнительно еще больше сведений о Кавказе.
В географическом отношении заметки эти касаются не только территории настоящего Кавказа, но и соседних земель, так как у древних писателей довольно шатко обозначение границ между Кавказскими и соседними с ними народами; затем, мне кажется, что местами лучше дать лишнее, чем делать сокращения. Наконец, само собою разумеется, что при описании одного народа должно брать во внимание и те соседние народы, с которыми тот соприкасался, вел торговлю или войну. Объем пространства, занимаемого этими народами, приблизительно следующий: перешеек между Каспийским и Черным морями, ограниченный с севера прямой линией, начиная с устьев р. Дона до устьев р. Волги, а с юга от устьев р. Икил – Ирмака (Казальмака) до города Решта.
Во избежание недоразумений считаем нужным заметить, что мы собрали лишь одни материалы, не только у древних прозаиков, но даже и у поэтов, чтобы дать возможно полную картину нашего края по понятиям древних. В иных местах мы делали самые короткие выписки, чтобы только показать, в какое время и у какого писателя впервые упоминается название того или другого народа, города и т. п.; в других же местах мы довольствовались выпискою одних только характерных эпитетов. Делать же научные выводы из этих материалов мы предоставляем специалистам и людям, больше нас знакомым с историей и географиею Кавказа. Очень может быть, что то или другое место из некоторых писателей ускользнуло от нашего внимания, в чем мы заранее просим снисхождения, извиняясь тем, что мы собирали эти материалы с большими затруднениями, за недостатком в городе хорошей библиотеки. Если же знающие люди найдут какое-нибудь упущение в этом труде, то мы с величайшей благодарностью примем их указания и постараемся пополнить свои пробелы.
Наконец, выражаем искреннее желание, чтобы труд наш принес какую-нибудь пользу интересующимся археологиею, историею и этнографиею нашего края, и пробудил также в людях, до сих пор стоящих в стороне, интерес к изучению его. Прилагаемый в конце подробный указатель имен облегчит каждому труд найти именно то, что его собственно интересует.
ЧАСТЬ I.
Гомер (900 г. до Р. Х.).
Илиада.
III, 188. (Приам говорит): И я считался союзником (Фригиян) в то время, когда пришли равные по силе мужам Амазонки; но их (Фригиян) не было столько, как здесь быстрооких Ахеев.
VI, 186. Беллерофонт, в подвиге третьем, разбил равных по силе мужам Амазонок.
Одиссея.
X, 135. (Одиссей рассказывает): Мы достигли острова Аии. Там жила речистая, светлокудрая дева Цирцея, богиня, сестра кознодея Айэта.
XII, 1. Быстро кораблем перерезав поток Океана, мы по пространному морю прибыли на остров Аию, туда, где находится жилище и место хороводов ранорожденной Эос, где Гелиос восходит; пристав к берегу, мы вытащили быстроходный корабль на песок, сами же вышли на морской берег.
XII, 69—72. Только один все моря обижавший корабль, прославленный Арго, невредимо миновал скалы, при возвращении от Айэта.
Гезиод (800 г. до Р. X.) .
Theogonia, 340.
Фемида родила Океану богатые водоворотами реки: Фазис…
Мимнер (630—600 г. до P. х.).
Fragm.
Язон никогда бы не совершил ужасного путешествия и не привез бы из Аии золотого руна…
В город Айэта, где лежат лучевые стрелы быстроногого Гелиоса в золотых покоях, у края Океана, куда ездил божественный Язон…
Гекатей (около 550 г. до P. X).
Fragm.
154. Меланхлены, Скифское племя.
161. Дандари, народ около Кавказа.
162. Типаниссы, народ вдоль Кавказа.
164. Фанагория город, получивший свое название от Фанагора. Остров Фанагора.
165. Апатурон, храм Афродиты в Фанагории. Гекатей знает еще Апатурскую бухту в Азии.
166. Иксибаты, народ у Понта, соседи Синдов.
168. Исседоны, Скифское племя.
169. Катанны, народ у Каспийского моря.
171. Мидия — страна, лежащая у Каспийских ворот.
183. От Миков к р. Араксу…
185. Кораксы, Колхидское племя, по соседству с Колами, Коракская стена и страна Кораксов.
186. Колы, народ у Кавказа. Подножья Кавказа называются Колийскими горами. Страна Колов.
187. Гекатей рассказывает, что Фазис впадает не в море.
188. Мосхи, Колхидское племя, сопредельное с Матиенами.
189. Гиопе, город Матиенов, сопредельный с Гордийцами. Жители этого города носят такую же одежду, как Пафлагонцы.
190. Хои, племя, соседнее с Бехейрам. На восточной границе Хоев живут Дизеры.
191. Макроны, в настоящее время Санны.
192. Мары, племя, сопредельное с Моссинэками.
193. На восточной границе Тибаров живут Моссинэки, у них находится город Хойрадес.
194. Тейрия, город Левкосиров.
195. Халибы, народ, живущий у Понта, на Фермодонте. На юге к Халибам примыкает Армения.
196. Стамена, город Халибов.
197. Гермонасса, местечко (колония) Трапезонта; Гекатей и Феопомп называют ее городом.
198. Патрасис, город у Понта.
199. Кросса, город у Понта.
212. Амазонион, так прежде называлась Кима, в которой жили Амазонки.
337. Гекатей тоже утверждает, что баран Фрикса умел говорить.
350. Хадисия, город Левкосиров; Фемискира же есть равнина, находящаяся между Хадисией и Фермодонтом.
ЭСХИЛ (525—456 г. до P. X.).
Prometheus vinctus; fragm.
415. (Прометея оплакивают) воинственные, неустрашимые девы, живущие в Колхиде, и Скифы, живущие ордами вокруг Меотийского болота, на краю света, и храбрый цвет арийского племени (т. е. Мидян), которое живет высоко в скалистых укреплениях, в воротах Кавказа, грозное войско, гремящее блестящими копьями…
714. По левую сторону (Понта) живет обрабатывающий железо народ Халибы; остерегайся их: они дики и необщительны с чужими. Дальше прийдешь ты к р. Гибристу, заслуживающей свое название («свирепый»), не переправляйся через нее, ибо неудобно переправляться через нее прежде чем не подойдешь в высочайшим горам — Кавказу; там река низвергается с вершин яростно с пеной. Перейдя через вершину касающейся звезд горы, спустись в долину к югу, к врагам мужчин (Амазонкам); со временем они перейдут к берегу Фермодонта, в Фемискиру, где находится скалистый пролив, противный кораблям и враждебный мореплавателям — Сальмидесос. Они даже очень охотно укажут тебе дорогу. Ты дойдешь до Киммерийского перешейка у самого узкого прохода внутреннего моря; смело оставив перешеек, ты выплыви через узки пролив Меотийский, и на веки у смертных останется память о твоей переправе и пролив будет назван Босфором.
Пиндар (522—442 г. до Р. X.).
Pythia.
IV, 375. Затем они (Аргонавты) доехали до Фазиса, где у самого Айэта совершили насилие над темнолицыми Колхами.
Fragm. sel. 31. Он (Пелей) отправился также за поясом царицы Амазонок и, совершив вместе с Язоном славный поход, увез Медею из Колхидских покоев.
Скилакс Карианденский (521—485 г. до P. X.).
Periplus.
§ 70. Азия начинается от реки Танаиса и первый азиатский народ в Понте—Савроматы. Этим народом управляют женщины.
§ 71. Соседи их Меоты.
§ 72. За Меотами следует народ Синды; земля их простирается даже за (Азовское) море. По их стране следующие греческие города: Фанагория, Кепы, Синдская гавань, Патус.
§ 73. За Синдской гаванью — народ Керкеты.
§ 74. За Керкетами — народ Тореты, греческий город Торикос и гавань.
§ 75. За Торетами народ Ахеи.
§ 76. За Ахеями народ Гениохи.
§ 77. За Гениохами народ Kopaксы.
§ 78. За Кораксами народ Колике.
§ 79. За ними народ Меланхлены, у них Метазорис и река Эгипиос у них Метазорис и река Эгипиос.
§ 80. За Меланхленами — Телоны.
§ 81. За этими же народ Колхи, и город Диоскурия, и греческий город Тиенос, и реки Тиенос и Херобий, Хорсос и Ариос, затем река Фазис и греческий город Фазис; отсюда река Фазис — судоходная на 180 стадий до большего варварского города, откуда была Медея. Там и реки Рис, Изис, Лестон (т. е. «река разбойников») и Апсар.
§ 82. За Колхами — народ Бизеры и реки Дараанон и Арион.
§ 83. За Бизерами живет народ Экехейрийцы; у них есть река Порданис и Арабис, город Лимне и эллинский город Одейниос.
§ 84. За Экехейрмйцами — народ Бехейры, у них Бехейрская гавань и Эллинский город Бехейриас.
§ 85. За Бехейрами — Макрокефалы, гавань Псорон и греческий город Трапезонд.
§ 86. За Макрокефалами живут Моссинэки; У них есть гавань Зефирий, греческий город Хойрадес и остров Ареса. Народ этот живет на торах.
§ 87. За Моссинэками живут Тибарены.
§ 88. За Тибаренами — Халибы; у них защищенная гавань Генетес, греческий город Стаменея и греческая крепость Язония.
§ 89. За Халибами следуют Ассирийцы, река Фермодонт и греческий город Фемискира.
Геродот (480—426 г. до Г. X.).
I, 2… Греки приплыли на (военном) длинном корабле к городу Аие, в Колхиде, и к реке Фазису, и потом, покончив другие дела, ради которых приехали, похитили Медею, дочь царя. Царь Колхов отправил посла в Грецию, требуя удовлетворения за похищение дочери и ее возврата. Но Греки ответили: так как и те (Колхи) им не дали удовлетворения за похищение аргивянки Ио, то и они не дадут удовлетворения им (за Медею).
I, 103. Скифы, под предводительством царя Мадия, прогнав Киммериев, вторглись в Азию и, преследуя их, пришли в Мидию следующим путем.
I, 104. Считают от Меотийского болота (Азовского моря) до Фазиса и Колхов тридцать дней пути для проворного пешехода. Из Колхиды же до Миииш небольшое расстояние. В земле, которая их разделяет, только один народ Саспейры); пройдя их землю, сейчас будешь в Мидии.
Скифы сделали вторжение не по этой дороге, по, миновав ее, воспользовались другой, которая была гораздо дальше и лежала более к востоку, причем Кавказские горы оставались у них с правой стороны. Мидяне, сражаясь с Скифами, потерпели поражение и владычество их было низвергнуто; Скифы же овладели всей Грецией.
I, 201… Кир задумал покорить Массагетов, народ, который, по слухам, считался весьма многочисленным и воинственным; живет он к востоку и к восходу солнца по ту сторону реки Аракса, напротив Исседонов. Многие уверяют, что Массагеты — одно из племен Скифских. 202. Одни утверждают, что река Аракс больше реки Истра, другие же говорят, что она меньше ее. Говорят, что на этой реке есть несколько островов, почти столь же больших, как и Лесбос. Жители этих островов питаются летом кореньями, которые выкапывают из земли; найдя же спелые древесные плоды, откладывают их, и они служат им пищею в зимнюю пору. Говорят, что между деревьями этой страны некоторые приносят также плоды, которые жители, толпами собравшись и расположившись вокруг зажженного костра, бросают в огонь. Потом вдыхают запах этих горящих плодов и делаются пьяными от этого запаха, как Греки от вина. Чем больше они бросают плодов в огонь, тем больше опьянение их усиливается, пока они, наконец, не начнут плясать и петь. Вот образ жизни, который им приписывают. Аракс берет свое начало у Матиенов, как и река Гинфес. Кир отвел ее 360 каналами; при устье она разделяется на 40 рукавов, которые все, кроме одного, теряются в болотах и лагунах. Говорят, что в этих болотах живут люди, которые питаются сырой рыбой и не имеют иной одежды, кроме кожи тюленей. Один упомянутый рукав Аракса не теряется в болотах, а впадает в Каспийское море. Это море стоит само по себе и не имеет сообщения с другими морями, между тем как те, по которым плавают Греки, так называемое Атлантическое, за Геркулесовыми столбами, и Красное море имеют сообщение и составляют одно целое. 203. Каспийское же коре совершенно отделено. Длину его измеряют в 15 дней плавания на веслах, а ширину в том месте, где оно самое широкое, в 8 дней плавания. На запад от этого моря простирается Кавказ, который массой и высотой своих гор превышает все остальные горы. На Кавказе живет много разных народов, которые питаются дикими плодами. Говорят, что на этих горах есть деревья, листья которых они растирают, разбавляют водой и этим рисуют себе фигуры на материях, и что эти рисунки не линяют в стирке и не изменяются, старея с шерстью, как будто были в нее вотканы уже сначала. Рассказывают тоже, что у этих народов оба пола открыто сходятся подобно овцам. 204. Кавказ занимает западные берега Каспийского моря, на востоке же находится громадная равнина, которой и конца не видать. Большая часть этой равнины населена Массагетами, против которых Кир хотел отправиться в поход. Кир подступил к Араксу и решился открыто идти против Массагетов; он велел перебросить мост через реку для переправы войск и выстроить башни на лодках, которые служили для перевозки…
II, 103. Когда Сезострис подошел к реке Фазису, то, не могу сказать наверное, как потом случилось: сам ли он, разделив свое войско, оставил часть на жительство в этой земле, или же некоторые из его солдат, недовольные столь долгим походом, остались по собственному желанию на берегах реки Фазиса. 104. Жители Колхиды, кажется, — Египтяне. Я здесь высказываю свое собственное мнение, — не то, что я от других слышал. И так как это мне пришло в голову, то я наводил справки у тех и других. Жители Колхиды сохранили больше воспоминаний о Египтянах, чем последние о первых. Египтяне говорят, что, по их мнению, жители Колхиды — остатки войска Сезостриса. Свое мнение я составил на том основании, что у Колхов темный цвет кожи и волоса курчавые; хотя эта причина имеет мало значения, так как есть и другие народы, схожие между собою в этих двух отношениях, но я утвердил свое мнение на более важном факте: Колхи, Египтяне и Ефиопы — единственные народы, которые постоянно придерживаются обряда обрезания. Финикияне же и Сирийцы в Палестине сами сознаются, что переняли этот обычай от Египтян; что касается до Сирийцев, живущих на берегах Фермодонта и реки Парфения, и соседей их Макронов, то они уверяют, что приняли недавно этот обычай от Колхов. Вот единственные народы, которые имеют обряд обрезания и, очевидно, они все переняли его от Египтян. 105. Вот еще одно замечание о Колхах, которое указывает на сходство их с Египтянами: Египтяне и Колхи — единственные народы, которые обрабатывают лен одинаково. Образ жизни и даже язык их имеют между собою много общего. Греки называют лен, который получают из Колхиды, сардонским, а тот, который получается из Египта, называется египетским.
III, 92… Каспий и Павсики, Пантиматы и Дарейты, все вместе обложенные данью в 200 талантов, составляли одиннадцатую область (Персидского государства).
От Армян с прилегающими к ним провинциями до Черного моря получалось дани 400 талантов. Они составляли тринадцатую область… Саки же и Каспий платили 250 талантов; они (Саки) составляли пятнадцатую область.
94. Восемнадцатая область, составленная из Матиенов, Саспейров и Алародиов, была обложена 200 талантов. Девятнадцатая, состоящая из Мосхов, Тибаренов, Макронов, Моссинэков и Маров, платила 300 талантов…
97. Жители Колхиды и их соседи до Кавказского хребта согласились подносить подарок (владения Персов простираются только до этих гор, вся же северная часть Кавказа находится вне их власти)… Эти племена отправляют свои добровольные подарки и до сих пор еще через каждые пять лет — по 100 юношей и 100 молодых девушек.
IV, 11. Есть еще другое предание, которого я придерживаюсь более, чем других. По этому преданию, Скифы, кочевые племена Азии, изгнанные Массагетами из своих земель, перешли реку Аракс и поселились в Киммерии…
12. Существуют до сих пор еще в Скифии Киммерийские стены и Киммерийский город Порфмеиа, страна Киммерия и пролив, называемый Киммерийским. Кажется вероятным, что Киммерийцы, убегая вследствие вторжения Скифов, основали колонии на полуострове, где теперь стоит греческий город Синопа. Вообще видно, что Скифы, преследовавшие их, вторглись в Мидию, сбившись с пути, ибо бежавшие Киммерийцы держались берега, а Скифы, преследовавшие их, оставили Кавказ вправо и проникли в Мидию…
28… Азовское море (зимою) замерзает и весь пролив Киммерийский тоже. Скифы же, живущие «по сю сторону рва», (который тянулся с Таврических гор до Азовского моря), совершают походы через лед до Синдов, перевозя с собой обозы; зима длится здесь 8 месяцев, но и в остальные четыре месяца бывают там холода…
37… К северу от Персов, живут Мидяне, повыше их Саспейры, а еще выше к северу — Колхи, которые граничат с северным морем, куда впадает река Фазис. Эти четыре народа занимают страну от одного моря до другого. 38. Начиная с этого места, по направлению к западу вдаются в море береговые линии… одна в северу, начиная у реки Фазиса, тянется вдоль Понта Эвксинского…
40. На востоке (Азия включает) за Персией, Мидией, землей Саспейров и Колхов, всю страну, граничащую с Ю. Красным морем, а с С. Каспийским морем и рекой Араксом, течение которой направлено к В…
45…. Мне трудно объяснить, почему земля, представляя одно цельное, имеет три названия (Европа, Азия, Африка или Либия), каждое по имени женщины, и почему две реки составляют границы между этими частями. Одна — это Нил, египетская река, другая — Фазис, река в Колхиде…
46. Берега Понта Эвксинского населены, кроме Скифов, многими очень дикими племенами… 57… Танаис берет свое начало в большом озере и впадает в озеро, которое еще больше того — в так называемое Меотийское море, которое отделяет Скифов, имеющих государственное устройство, от Савроматов. В Танаис уже впадает другая река, по имени Иргис.
86. От входа в Понт Эвксинский до устья реки Фазиса (это самое длинное протяжение моря) считают девять дней и восемь ночей плавания, что составляет 1,110,000 оргий или 11,100 стадий. От земли Синдов до Фемискиры, города, стоящего на Фермодонте (расстояние наибольшей ширины Понта) считают 3 дня и 3 ночи пути, т. е. 330,000 оргий или же 3,300 стадий.
110. В то время, когда Греки воевали с Амазонками, (Скифы называюсь Амазонок Ойорпата, что означает в греческом переводе «убийца мужчин», потому что на их языке слово «ойор» значит мужчина а «пата» — убить), Амазонки, как рассказывают, были побеждены в сражении, данном на берегах Фермодонта, и Греки отправились на родину, увозя с собой на трех кораблях всех тех, которых могли забрать в плен. В открытом море они возмутились и убили всех мужчин, находившихся на этих кораблях. Но так как они не знали кораблей и не умели править рулем, парусами и веслами, то, отделавшись от всех мужчин, они носились по морю по воле волн и ветров и, наконец, пристали к той части Меотийского моря, где находится (местечко) Кремны. Оно лежит в земле свободных Скифов. Здесь эти женщины сошли с кораблей и отправились искать жилых мест; разграбили первый попавшийся им табун лошадей, и затем, сев на лошадей, начали грабить имущество Скифов.
111. Скифы не знали, как объяснить себе это явление и, не зная ни языка, ни одежды и ни самого народа этого, были в большом недоумении, откуда они появились. Приняв их сперва за мужчин, как бы однолеток, они вступили с ними в бой и только, по окончании боя, когда мертвые Амазонки остались в их руках, они узнали, что имеют дело с женщинами. После этого, посоветовавшись между собою, они согласились больше их никоим образом не убивать и решили послать к ним самых молодых из своих воинов в том, приблизительно, числе, из какого, они полагали, состоит войско Амазонок. Эти молодые люди получили приказание расположиться лагерем как можно ближе к этим женщинам и делать то, что и те будут делать: если они станут наступать, то и они не должны сражаться, а отступать; если же те остановятся, то им следует поближе к ним расположиться. Вот результата совещания Скифов, которые хотели иметь детей от этих женщин.
112. Молодые люди отправились, следуя данным приказаниям. Когда Амазонки увидели, что это войско пришло не с намерением напасть на них, то они не обращали на пришедших никакого внимания, и с каждым днем эти два лагеря все больше и больше сближались. Молодые люди, как и Амазонки, не имели ничего, кроме оружия и лошадей, и доставали себе, как и те, средства к жизни охотою и грабежом.
113. К полудню же Амазонки удалялись, в одиночку или вдвоем, в сторону друг от друга удовлетворять естественным потребностям. Когда Скифы это заметили, то стали делать то же самое. Один из них решился подойти к Амазонке, которая была одна; она не оттолкнула его и отдалась ему. Потом, так как она не могла с ним говорить, потому что они не понимали друг друга, то и объяснила ему жестами, что желает, чтобы он завтра опять пришел на это место и привел с собой еще одного из своих товарищей, пояснив ему также, что и она приведет с собой одну из подруг и что их будет двое. Когда молодой человек возвратился, то рассказал другим свое приключение, и на другой день пришел с одним из товарищей в назначенное место, где он нашел ту же самую Амазонку с ее подругой, которые их уже ждали. Остальные же юноши, узнав об этом, последовали их примеру и привлекли в себе всех Амазонок.
Наконец, оба лагеря смешались, и они стали жить сообща, каждый мужчина с женщиной, с которой он имел первое сношение; но Скифы никогда не могли изучить языка Амазонок, между тем как эти последние живо привыкли к языку Скифов. Когда они стали понимать друг друга, Скифы сделали Амазонкам следующее предложение: «у нас есть родители и богатства; перестанем жить так, как мы теперь живем, и переселимся к нашим согражданам. Мы будем иметь нашими жёнами вас и никого другого». — «Мы никогда не могли бы жить с женщинами вашего племени», ответили Амазонки: «наши обычаи уж очень различны. Мы привыкли употреблять лук, метать дротики, и ездить верхом; женские занятия нам неизвестны. Ваши женщины, напротив того, не делают ничего того, что мы сейчас сказали: они занимаются исключительно женскими работами и сидят постоянно в своих кибитках (на своих повозках), не ходят на охоту и никуда не показываются. Итак, мы не можем жить вместе с ними. Но если вы желаете, чтобы мы оставались вашими женами, и хотите поступить справедливо, отправляйтесь к вашим родителям, потребуйте вашу часть состояния и возвращайтесь жить с нами отдельно от них 115. Молодые люди поступили так как им сказали Амазонки и, получив свою долю из богатств своих родителей, возвратились к Амазоакам. Тогда эти последние сказали им: «„нам очень страшно продолжать жить в этой стране, после того как мы, во-первых, отняли у вас ваших родителей и во-вторых, опустошали так часто ваши поля. Но так как вы дорожите нами, как вашими женами, так вот что сделайте вмести с нами: оставим эту страну, перейдем Танаис и будем жить по ту сторону этой реки». 116. Это новое предложение было тоже принято юношами. Перейдя Танаис, они шли от этой реки три дня к востоку и три дня от Меотийского моря к северу и, придя на то место, где они теперь живут, основали здесь свои поселения. С тех пор женщины Савроматов сохранили свой приезжий образ жизни. Они ездят верхом на охоту с мужьями, даже и без них, сопровождают их на войне и носят одинаковое с ними платье. 117. Основной язык Савроматов — скифский, но испорченный с самого начала, так как Амазонки никогда не могли вполне правильно изучить скифского языка. — На счет свадеб у них существует обычай, воспрещающий выход замуж девушке, пока она не убьет хоть одного врага. Таким образом много девушек стареет, не имея мужей, потому что им не представился случай выполнить это условие обычая.
123… Из земли Фиссагетов выходят 4 большие реки, которые текут по земле Меотов и впадают в Меотийское море. Они следующие: Ликос, Оарос, Танаис, Сиргис…
VI, 84… (Скифы) послали в Спарту (послов), чтобы заключить союз. По условиям этого союза, Скифы, живущие на берегах Фазиса, должны попытаться вторгнуться в Мидию.
62… Мидяне назывались прежде Ариями, но когда колхидская Медея прибыла из Афин к ним, то они переменили свое имя на настоящее.
67… Каспии отправлялись на войну, одетые в полушубки, так называемые «сисиры». Их оружие было: лук, сделанный из местного тростника, и короткий меч.
78. Мосхи носили деревянные каски, щиты и короткие копья, которых железо было очень длинное. Тибарены, Макроны и Моссинэки выступали в поход в таком же вооружение, как и Мосхи. Их военачальниками были: у Мосхов и Тибаренов — Ариомард, сын Дария и Пармии, дочери Смердиса, сына Кира; у Макронов и Моссинэков — Артаиктес, сын Херасмиса (Хераоцк). 79. Мары носили на головах плетеные каски, как было принято в их стране, маленький кожаный щит и дротики; Колхи носили на голове деревянные каски, маленькие щиты из бычачьей кожи, короткие копья и боевые ножи. Марами и Колхами командовал Фарандатес, сын Теасписа. Алародии и Саспейры выступали в поход, вооруженные как Колхи; они находились под начальством Мазистиоса, сына Сиромитра.
IX. (Афиняне говорят Спартанцам): «станем мы говорить о победе, одержанной нами над Амазонками, которые пришли с берегов Фермодонта, чтобы завоевать Аттику».
Гиппократ (470—376 г. до Р. X.).
De aeribus, aquis et locis.
13. Что касается народов, живущих направо от востока до самого Меотийского болота, границы Европы и Азии, то все эти народы более отличаются один от другого, чем те, о которых я только что говорил, что происходит от непостоянства климата и характера их почвы. В действительности земля — как и люди: где времена года переменчивы и эти перемены очень чувствительны, там и почва дикая и неровная, там горы большею частью покрыты лесом, там равнины и луга; где же времена года правильно сменяют друг друга, там почва очень однообразна. То же самое бывает и с людьми: если к ним приглядеться, одни подходят к земле гористой, покрытой лесом, сырой; другие же — к почве сухой и легкой; одни — к болотистым и низменным местам, другие — к земле голой, бесплодной, подобно тому как времена года, обусловливающие разные формы в природе, отличаются друг от друга и чем значительнее это различие, тем более разнообразия во внешних формах природы.
14. Умолчу о всех народах, не имеющих значительного различая между собой, и стану говорить только о тех, которые имеют достойные внимания отличия, происходящие или от природы, или от их обычаев. Начну с Макрокефалов. Нет другого народа, который имел бы подобную форму головы. В начале удлинение головы было делом обычая, теперь же природа содействует этой привычке, основанной на том предположении, что будто самые благородные те, у которых голова самая длинная. Вот в чем состоит этот обычай: как только ребенок родится, пока еще тело его гибко и головка еще не отвердела, ее выправляют руками, придают ей удлиненную форму посредствам разных бандажей и других приспособлений, вследствие чего она утрачивает свою сферическую форму и растет в длину. И так в начале, благодаря этому обычаю, изменение естественной формы головы зависело от искусственного насилия; но со временем эта форма так сроднилась с природой, что ее не нужно было больше поддерживать обычаем, и сила искусства стала лишней. В самом деле, семенная жидкость, происходящая от всех частей тела, бывает здоровою, когда здоровы части, и ненормальною, когда части эти нездоровы, так что от родителей лысых ребенок родится лысый, голубоглазый — от родителей с голубыми глазами, косой — от родителей косых. И так, что же мешает им родиться с продолговатой головой от родителей, у которых такая же голова. Теперь такая форма головы более не существует у этого народа, потому что обычай этот исчез, вследствие сношений с другими народами. Вот, по-моему, все, что касается Макрокефалов.
15. У народов, живущих у Фазиса, страна болотистая, жаркая, сырая, покрытая лесом. Во всякое время года там бывают сильные проливные дожди. Там люди проводят свою жизнь в болотах; посреди воды они строят себе жилища из дерева или хворосту. Выходят они, чтобы только отправиться в город или на рынок; свою землю они объезжают, по каналам, которых там множество, на челноках, выдолбленных из цельного ствола дерева. Они употребляют воду теплую, стоячую, гниющую от солнечного жара и набирающуюся от дождей. Река Фазис из всех рек имеет самое медленное течение и более стоячую воду. Фрукты этой местности самые плохие, худого качества, не сочные, вследствие преобладания воды, не приходящие никогда в зрелость. Туман, поднимающийся от воды, покрывает постоянно эту страну. Этим необыкновенным обстоятельствам обязаны тамошние жители тем, что наружность их столь отлична от наружности других народов: они высоки ростом, но до того полны, что в них не заметно ни суставов, ни сосудов. Цвет кожи у них желто-зеленый, как у тех, которые страдают желтухой. Голос у них гораздо грубее, чем у других, так как они дышат воздухом нечистым, влажным, густым как пух. Они склонны избегать всего того, что их может утомить. В этой земле времена года не подвергаются сильным изменениям тепла и холода. Тут преобладают южные ветры, за исключением местного ветра, очень сильного, жаркого и неприятного его называют «Кенхрон». Северный ветер бывает там редко и не имеет силы и значения. 17. В Европе есть народ Скифский, живущий у Меотийского озера, который значительно отличается от других народов; название этого народа — Савроматы. Их женщины ездят на лошадях, стреляют из лука, мечут дротики, сидя на лошадях, и борются с неприятелями, пока еще девственны. Они не выходят замуж, пока не убьют трех неприятелей, и не живут с мужьями, пока не принесут жертв, предписанных законом. Выйдя замуж, они перестают ездить верхом, за исключением только тех случаев, когда приходится всем отправляться в поход. У них нет правой груди, потому что пока они еще находятся в раннем детстве, матери выжигают раскаленным медным инструментом у них правый сосок, так что он теряет способность, расти и вся сила и изобилие соков переходят в правое плечо и руку.
Гелланик (486—395 г. до Р. X.).
Fragm.
84. Гелланик говорит, что когда замерз Киммерийский Босфор, Амазонки, перешедши его, пришли в Аттику; оттуда они, после четырехмесячной войны, возвратились обратно домой.
87 Гелланик рассказывает, что золотое руно лежит в храме Зевса.
92. Если переплыть через Киммерийский Босфор, то можно прибыть к Синдам. Выше живут Меоты, Скифское племя.
109. Над Керкетами живут Мосхи и Хариматы, под ними Гениохи, а выше Кораксы.
Лизий (459—390 г. до P. X.).
Or. funeb. § 4.
Амазонки первых времен были дочери Арея и жили на берегах Фермодонта. Они были единственные из всех окружающих их народов, которые носили железное оружие и первые стали ездить верхом. При помощи лошадей брали они в плен бежавших противников совсем неожиданно, так как те не знали еще верховой езды, и оставляли далеко за собой тех, которые их преследовали. За свое мужество, по своему телосложению, они считались скорее мужчинами, чем женщинами, ибо казалось, что они более превосходят мужчин своим мужеством, чем отличаются от них внешним видом.
Ктезий (435—390 г. до P. X.).
De rebus Persicis. VII, 81; fragm. 35 p. 62.
Apollon. Histor, mirab. XX. Ктезий говорит в десятой книге «о Персах», т. е. Каспиях (см. Комментарий), что у них встречаются верблюды, имеющие такую же мягкую шерсть, как милетская. Из этой шерсти носят платья священники и знатные лица.
(Aelian, 17, 34 — должно быть, также из Ктезии) — Каспийские козы бывают очень белы и без рогов, роста небольшого и с тупым носом. Там, полагают находится множество верблюдов; они очень большие, ростом с больших лошадей, с очень хорошею шерстью. Шерсть их в высшей степени мягкая, так что она может смело сравниться с милетской шерстью. Из нее священники и самые богатые и знатные люди из Каспийцев делают себе платья.
Демосфен (450—413 г. до P. X.).
До сих пор еще из всех гаваней нам доставляет больше всего хлеба Понт. Это происходит не только вследствие того, что местность эта богата хлебом, но и оттого, что повелитель этой страны Левкон освободил от пошлины всех, которые отправляются в Афины, и приказал, чтобы первыми нагружались суда, которые идут к нам.
Ксенофонт (431—354 г. до Р. X.).
Anabasis.
IV, 1. (При приближении Эллинов) Кардухи с женами и детьми покинули свои жилища и бежали в горы. У них нашли множество припасов; кроме того, дома их были богато снабжены медной посудой. Эллины ничего у них не взяли и не преследовали бегущих, в надежде, что Кардухи (т. е. Курды) их, как врагов царя, пропустят с миром через свою землю. Они брали, где находили только, жизненные припасы, так как необходимость их к тому принуждала. Но Кардухи не слушались, когда их звали, и вообще отнеслись к Эллинам неблагосклонно. Когда последние Эллины спускались в деревни уже во мраке — так как по узким дорогам переход длился целый день, — то собралось небольшое число Кардухов, которые напали на них, некоторых убили, других ранили стрелами и камнями (хотя их было немного). Кардухов собралось не очень много потому, что приход Эллинского войска застиг их врасплох. Если бы их было больше в сборе, войско могло бы потерпеть большую потерю. Эту ночь Эллины провели в деревнях; Кардухи же развели кругом на горах огни и этим делали друг другу знаки.
IV, 2. После того войско Эллинское соединилось (в стране Кардухов) и заняло многочисленные прекрасные дома, где оно нашло довольное количество жизненных припасов. Вино здесь было в таком количестве, что они его сохраняли в выбеленных подвалах. Ксенофонт и Хейрисоф достигли того, что, возвратив им проводника, получили назад тела убитых. Им воздали они по возможности все почести, которые следуют таким храбрым мужам… Сколько неприятели беспокоили их при подъеме, столько мешали им при спуске. Они были так проворны, вооруженные только луком и пращею, что им всегда удавалось скрыться, хотя к ним и очень близко приближались. При этом они были отличные стрелки; их луки были почти трехаршинной длины, а их стрелы имели более двух аршин. Когда они стреляли, то натягивали тетиву, наступая левой ногой на нижний конец лука. Стрелы их пробивали щит и панцирь. Когда Грекам доставались эти стрелы, то они приделывали к ним ремни и употребляли их как метательные копья. В этих странах Критяне приносили большую пользу. Ими командовал Стратокл из Крита.
IV, 3. Этот, день провели и отдыхали Эллины в деревнях над долиною, которая простирается вдоль реки Кентрита, имеющей в ширину 2 плетра (1 плетр = 30,8 метр.) и составляющей границу между Арменией и землей Кардухов. Эта река находится в 6 или 7 стадиях (стадион = 184,97 метр.) от Кардухских гор… Обладая значительным количеством провизии и вспоминая преодоленные трудности. Греки пользовались здесь приятнейшим отдыхом, так как целых семь дней, пока шли через землю Кардухов, провели в беспрерывной борьбе и понесли большую потерю, чем когда-либо от царя Персидского или Тиссаферна. Избавившись от всех этих бедствий, они предались ночному отдыху. С рассветом, они увидели на другом берегу реки вооруженную конницу, которая собиралась загородить им дорогу при переправе, а на холмах вдоль берега — пешее войско, стоявшее там, чтобы воспротивиться их вторжению в Армению. Это были наемные войска Оронта и Артуха и состояли из Армян, Мардов и Халдейцев. Эти последние, по рассказам, независимый, воинственный народ, носили длинные плетеные щиты и копья. Вершины, на которых они находились, были в расстоянии 3—4 плетров от реки; к ним вела одна видимая дорога, как бы проделанная руками человеческими. Тут попытались Эллины совершить переправу. Когда они, попробовав, увидели, что вода доходит им выше груди, что дно неровное и усеяно большими скользкими камнями, и что оружие нельзя держать в воде, в противном случае сносило течение, (а нести его на голове значит подвергнуть себя неприятельским стрелам и другому метательному оружию), то поворотили назад и, расположились у реки. Они заметили тоже, что на горе, на которой они провели последнюю ночь, собралось много вооруженных Кардухов.
IV, 4. Перешедши реку — это было в полдень — они двинулись в боевом порядке в Армению, страну совершенно плоскую, с незначительными возвышениями; здесь они прошли не менее пяти парасангов (1 парасанга = 30 стадиям), так как по близости, вследствие постоянных войн с Кардухами, не было совсем деревень. Та деревня, к которой они теперь подошли, была велика, имела дворец для сатрапа и на большей части домов здесь находились башни. Жизненные припасы нашли они здесь в изобилие. Отсюда после двухдневного марша, прошедши 10 парасангов, перешли они источники Тигра. В следующей трехдневный переход пройдя 15 парасангов, подошли к реке Телебоас (ныне Карасу, приток Тигра); эта река, хотя не большая, была очень красива. На берегах ее расположено было множество деревень. Страна эта называлась западной Арменией. Наместником ее был Тирибаз, такой друг царя, что в его присутствии никто другой не удостаивался чести сажать царя на коня. Они достигли дворцов, близ которых лежало много деревень, изобилующих жизненными припасами. Когда они расположились на ночь лагерем, то выпал большой снег и решено было ранним утром войска с их предводителями разместить по деревням, так как Эллины не видели неприятеля и считали себя в безопасности, вследствие глубокого снега. Они нашли здесь необходимые жизненные припасы прекрасного качества, скот, хлеб, старые ароматные вина, изюм и разного рода стручковые плоды. Некоторые из них, побывавшие в некотором отдалении от лагеря, известили, что они видели (неприятельское) войско, и что ночью там горело множество огней… Когда они и на эту ночь остались под открытым небом, выпал такой глубокий снег, что покрыл все оружие и на земле лежавших людей. Животные от снегу были как скованные. Вставать воинам была большая неохота, тат как, пока они лежали под снегом, им было тепло… Они нашли здесь большой запас свиного сала и помазались им, вместо обыкновенного масла; нашли также кунжутное масло и масло, приготовленное из горьких миндалей и фисташек, нашли и душистые мази из тех же составов.
IV, 5 Отсюда прошли они в 3 дня 15 парасангов, не встретив ни одного жилого места; подошли к Евфрату, перешли его и замочились только до пупка, так как вблизи были, как говорят, его истоки… Им на встречу дул северный ветер, от которого все замерзало и люди коченели… (Лохаг Поликрат из Афин) бросился в деревню, которая по жребию досталась Ксенофонту, и захватил в ней всех жителей и их старосту; он отнял 17 жеребят, предназначенных царю Персидскому в дань, и овладел дочерью старосты, которая была всего 9 дней замужем. Муж ее отправился охотиться на зайцев; так его и не захватили в деревне. Жилища их находились под землей: у входа — узкие, как отверстия колодцев, внизу же — просторные. Вход для животных был прорыт, сами же люди спускались по лестнице. В жилищах были козы, бараны, быки, куры с детенышами. Вся скотина у них кормилась внутри сеном. Там нашли они пшеницу, ячмень, стручковые плоды и ячменное вино, сохранявшееся у них в больших кувшинах; цельные зерна ячменя плавали на поверхности в уровень с краями. Там лежало много больших и малых камышинок без колен. Кто имел желание напиться, брал одну из них в рот и тянул из нее. Напиток был очень крепок, когда не примешивали к нему воды; для того же, кто раз к нему привык, он был весьма приятен. Ксенофонт пригласил старшину этой деревни к себе на обед и просил его не унывать, уверяя, что у него не отнимут детей, а напротив, уходя, наполнять весь дом жизненными припасами, если он окажет Эллинскому войску большие услуги, до перехода его к другому народу. Тот обещал им и, чтобы показать свою готовность услужить им, указал место, где было зарыто вино. И так, эту ночь Эллины провели в домах и имели все в изобилии, но они держали под стражей старшину и не выпускали из виду детей его. С рассветом Ксенофонт с старшиной отправился к Хейрисофу; где только он ни проходил, везде заходил в каждой деревне к расположенным там воинам и везде заставал к пирующими, в самом лучшем настроении, и не от куда не отпускали его без завтрака. Везде за один раз ему предлагали в большом количестве баранину, козлятину, свинину, телятину, кур, пшеничный и ячменный хлеб. Если кто-нибудь хотел пить за здоровье другого, то тащил его к кувшину, из которого тот должен был, нагнувшись, тянуть как бык. Они и старшине позволили брать, что ему было угодно. Однако он ничего не брал, но если встречался с родственником, то звал его с собой. Пришедши к Хейрисофу, они здесь застали всех в палатках с венками из сена; прислуживали им армянские мальчики в костюмах варваров; этим мальчикам они, как глухонемым, указывали знаками, что должны делать. Ксенофонт и Хейрисоф, поздоровавшись, оба через толмача спросили старшину, как называется эта страна. Тот ответил, что она называется Арменией. Потом они спросили еще, для кого тут держат лошадей? Тот ответил, что это подать царю (Персидскому); описывая им дорогу, е старшина прибавил, что соседняя страна принадлежать Халибам, и описал дорогу, как к ним пройти. Затем Ксенофонт отвел его назад к семейству и подарил ему довольно старую лошадь, взятую раньше в добычу, с тем чтобы он, хорошо выкормив ее, принес ее в жертву богам. Зная, что эта лошадь посвящена солнцу и от дороги довольно много пострадала, Ксенофонт опасался, чтобы она не околела. Сам же он взял себе из числа молодых лошадей одну и роздал по одной всем предводителям и лохагам. Лошади этой страны, хотя меньше персидских ростом, были за то гораздо бодрее их. Потом старшина деревни сказал им, чтобы они, когда пойдут по снегу, подвязали мешки к ногам лошадей и рабочего скота, потому что животные без этого погрузятся в снег до живота.
IV, 6. Хейрисоф рассердился на старшину за то, что он их не проводил в деревни. Тот ответил, что в этой стране совсем нет деревень… После этого они совершили семь переходов (по 5 парасангов в день) вдоль реки Фазиса, которая в ширину имеет один плетр. Отсюда они прошли в два перехода девять парасангов, и их встретили на горе, через которую дорога вела на равнину, лежащую по той стороне горы, — Халибы, Таохи и Фазианы… Немногие из неприятелей были убиты, но Эллинам досталось большое количество плетеных щитов, которые они, изрубив мечами, сделали негодными. Эллины, взобравшись на вершину горы, принесли богам жертву и, поставив трофей (знаки победы), спустились в равнину, где зашли в деревни, необильно снабженные всяким добром.
IV, 7. Отсюда они прибыли в страну Таохов, совершив в 5 переходов 30 парасангов. Тут стал ощутителен недостаток в жизненных припасах, потому что Таохи живут в недоступных местах, куда и прячут свои жизненные припасы. Когда они подошли к такому месту (это не был город и там не было даже домов), — туда бежало множество мужчин и женщин со скотом. Хейрисоф напал на эту местность, как только пришел. Тут они стали совещаться, и на вопрос Ксенофонта, что им мешает войти туда, Хейрисоф ответил: «это единственный проход, который ты отсюда видишь; если же кто попробует пройти по этому проходу, то неприятель через эту выдающуюся скалу скатывает камни, а кого они задевают, с тем случается то, что ты здесь видишь». При этом он указал ему на людей с разбитыми боками и ногами. Когда Эллины ворвались туда, неприятели перестали бросать камни. А теперь открылось ужасное зрелище, ибо женщины с утесов бросали своих детей и сами за ними бросались туда же, а потом и мужчины точно также. Лохаг Эней из Стимфала, увидев, как один хорошо одетый человек прибежал, чтобы броситься туда же, схватил его, чтобы удержать. А тот его потянул за собой и оба они упали со скалы и убились. Здесь только немногих взяли в плен, за то в добычу попало множество быков, ослов и овец… Отсюда они прошли, в семь переходов пятьдесят парасангов через страну Халибов. Это был храбрейший народ из тех, с которыми Эллины имели дело в своём походе. Они вступали с ними в рукопашный бой. Халибы носили льняные панцири, доходящие до живота; нижняя часть этих панцирей состояла из густо-сплетенных шнурков. Они также имели набедренники в шлемы; на поясах у них висели сабли, приблизительно такой же формы, как спартанские мечи; этими саблями они всех убивали, кто только им попадался в руки. Они отрезывали даже головы и, неся их впереди, отправлялись дальше, танцевали и пели, в то время, когда неприятель мог их видеть. Копья их были длиною в 15 греческих аршин и имели только с одной стороны заостренное железо. Они оставались в своих местечках; а когда Эллины проходили мимо, то они преследовали их и сражались. Жили же они в недоступных местах, куда и прятали свои жизненные припасы, так что Эллины здесь ничего не захватили и должны были питаться скотом, — добычею, взятой у Таохов. Отсюда Эллины дошли до реки Гарпаса — шириною в 4 плетра. Отсюда они в 4 перехода совершили 20 парасангов по равнине через страну Скифинов и пришли в деревни, в которых оставались три дня, где и запаслись продовольствием. Через 4 перехода или 20 парасангов они подошли к населенному и богатому городу, по имени Гимниас. Из этого города повелитель страны дал Эллинам вожатого, чтобы провести их через страну своих врагов. Тот пришел и обещал им, ручаясь своей жизнью, что он их в 5 дней проведет в страну, откуда они будут видеть море. Так как он их вел по враждебной своему народу стране, то побуждал опустошать ее мечом и огнем. Из этого было видно, что вовсе не из расположения к Эллинам был он прислан. Через пять дней они дошли до горы, по имени Техес. И когда первые из них поднялись на вершину и увидели море, то подняли большой крик. Ксенофонт и Эллины appиepгapдa, когда услыхали это, подумали, что неприятели напали на авангард, так как они сзади постоянно были преследуемы жителями опустошенных стран, причем некоторых из них они убили, устроив засаду, других поймали живыми и взяли в добычу двадцать плетеных щитов, покрытых необделанными бычачьими кожами… Вдруг солдаты (при общей радости, что видят море), как будто по приказанию, стащили в одно место камни, построили большой холм и на верх положили множество необделанных кож, толстых палок и плетеных щитов, взятых в добычу. Проводник начал ломать щиты и велел другим делать тоже.
IV, 8. Отсюда Эллины в три перехода прошли десять парасангов через страну Макронов. В первый день они подошли в одной реке, составляющей границу между страной Макронов и Скифинов. Направо от них поднималась гористая местность, трудно проходимая, а налево другая река, приток первой, которая составляет границу и через которую они должны были переправиться. Берега ее были покрыты не толстыми, но густыми деревьями. Эллины, придя сюда, стали, рубить их, потому что спешили, как можно скорее, выбраться из этой страны. Макроны же, носящие плетеные щиты, копья и власяницы, стояли на противоположном берегу и, ободряя друг друга криками, бросали камни в реку, не добрасывая, впрочем, до Греков и не причиняя им никакого вреда… После заключения союза с Макронами, эти последние тотчас стали помогать Эллинам рубить деревья и проделывать дорогу, с намерением облегчить им проход, и продавали им жизненные припасы, сколько успевали доставать, и так проводили их до границ Колхов. Тут; была высокая, доступная гора, на которой выстроились Колхи. Сначала Эллины отправились против них, выстроившись фалангой, чтобы таким образом взойти на гору, а потом сошлись предводители войска и стали совещаться, как будет лучше с ними сражаться… Овладев горой, Эллины расположились во многих деревнях, изобильно снабженных всеми жизненными припасами. Там они ничего не нашли замечательного, но удивились множеству ульев. Все солдаты, которые поели сотого, потеряли сознание; у них пошла рвота и понос, и никто из них не мог держаться на ногах. Те же, которые сели только немного, были похожи на пьяных, а те, которые ели много, на бешеных или умирающих. На земле лежало очень много Эллинов, как будто они были разбиты в сражении; все упали духом. Но на другой день ни один не умер, через сутки все пришли в себя, а на третий и четвертый день вставали, как будто из заколдованного состояния. Отсюда дошли они в два перехода, совершив семь парасангов, до моря и многолюдного Эллингского города Трапезонда, в стране Колхов. Этот город был колонией гор. Синопы. Тут остались они около 30 дней в деревнях Колхов. Жители Трапезонгда продавали войску жизненные припасы, угощали их у себя дома и дарили им, как гостям, быков, муку и вино. Они просили тоже пощады соседям своим, Колхам, особенно тем, которые жили на равнине и от которых Эллины получили подарки в виде быков.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.