Ислам в законодательстве России

ИСЛАМ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИИ
1554-1929 ГГ.
ВВЕДЕНИЕ
Ислам становится объектом российского законотворчества с середины XVI в., хотя, конечно, контакты населения древней Руси с мусульманами – хазарами, камскими булгарами, половцами – относятся к более раннему периоду, они восходят к VII-IX вв. Это были традиционные для данного исторического периода экономические контакты, а также вооруженные столкновения. Золотоордынская эпоха характеризуется усилением позиций ислама в Орде и укреплением православия на Руси, и вместе с тем – независимостью обеих религий друг от друга, несмотря на вассальную зависимость Руси от золотоордынских ханов. Возвышение Москвы и освобождение русских княжеств от ордынского ига сменили акцент в отношениях Руси и тюркских ханств, но по-прежнему ислам и православие оставались самостоятельными религиями, не испытывая давления со стороны друг друга.
В 1552 году войска Ивана IV захватили Казань, в 1556 г. – Астрахань, территории Казанского ханства и Астраханского ханств стали составной частью государства Ивана IV. В тот же год в Казани появились послы башкирских племен, обратившиеся с просьбой принять их в русское подданство. В XVI в. началось покорение Сибири. Таким образом, с середины XVI века Россия становится поликонфессиональным государством – и православные, и мусульмане, а также многочисленные языческие племена оказались в составе одного государственного образования. С этого времени мусульмане вошли в орбиту российского законодательства.
Положение инородцев в составе русского православного государства регулировалось на бытовом уровне инерцией культурных связей и межконфессиональных отношений, уже сложившихся в предшествующий период, а на официальном – различными государственными законодательными актами. В истории отношения государства к исламу и мусульманам можно выделить несколько этапов, каждый из них характеризуется особенностями внутриполитического развития и внешнеполитических устремлений России.
Наиболее сложными для мусульман, как и для многих инородцев России, оказались вторая половина XVI и первая половина XVIII вв. Физическое истребление мусульман во время взятия Казани, насильственная христианизация татар и народов Поволжья, жестокое подавление восстаний башкир, отстаивавших свои права на землю и веру предков, предоставление всевозможных льгот иноверцам, «воспринявшим святое крещение», не привели к конфессиональному единообразию страны. Напротив, исламский фактор стал ощутимой реальностью России, с которой приходилось считаться. Он стал еще более значимым в период пугачевского восстания, происходившего на фоне ярко выраженного восточного направления российской внешней политики. Войны России с Османской Турцией в XVIII веке и наличие бунтующего мусульманского социума внутри страны делали небезопасным противостояние государства и ислама. Первой попыткой урегулировать государственно-исламские отношения стал Синодский указ «О терпимости всех вероисповеданий», выражавший стремление Екатерины II достичь «любви, тишины и согласия» между ее подданными. Официальное признание ислама как дозволяемой, но строго контролируемой религии последовало в 1788 году. По велению Екатерины II в Уфе был учрежден орган управления делами российских мусульман – Оренбургское Магометанского закона Духовное собрание.
Весь XIX век и начало следующего, вплоть до июля 1917 года, русское православие сохраняет статус главенствующей, государственной религии. Используя религиозно-церковные структуры в своих политико-идеологических и социальных целях, государство создавало для православной церкви условия наибольшего благоприятствования, поддерживая ее юридически, материально и морально. Поощрялся переход из любой веры в православие, преследовался в уголовном порядке переход из православия в иную другую веру, в том числе христианскую инославную. Ограничивалась правоспособность и дееспособность духовных лиц неправославного исповедания. Запрещались браки христиан и нехристиан, усыновление лиц нехристианского исповедания. Вместе с тем расположение государства к официальной церкви отчасти распространялось и на официальный, «организованный» ислам, лояльность по отношению к которому становится все более заметной. Следует подчеркнуть, что при этом учитывались интересы не рядовых членов религиозных общин той и другой церкви, а интересы и права церкви как бюрократического публичного института, способного держать верующее население в повиновении властям. Поэтому неудивительно, что идеи необходимости реформирования церкви как публичного института стали развиваться параллельно: и внутри православия, и внутри ислама.
На протяжение пореформенного периода можно наблюдать, как общество шаг за шагом приближается к признанию равных прав православного и мусульманского населения, отказываясь от мелочной регламентации всех сторон повседневной жизни мусульман. За свободой отправления религиозных обрядов, внутреннего устройства жизни общины следует право выбора фасадов при строительстве мечетей, самостоятельного распоряжения вакуфным имуществом. Мусульмане наравне с православными служат в регулярной армии, получают правительственные награды, государственные пенсии. Но по-прежнему, согласно Уложению о наказаниях, «за отвлечение от христианской веры православного или другого исповедания в веру магометанскую, еврейскую или иную нехристианскую» виновный приговаривается к 8-10 годам каторжных работ.
Некоторые элементы религиозной свободы появились в российском обществе с началом первой русской революции. Указы о веротерпимости 1905 г. вернули в ислам, старообрядчество, протестантизм тысячи насильственно крещенных. В Госдуму были внесены проекты законов о вероисповеданиях, здесь активно работала мусульманская фракция депутатов, предлагая проекты устройства политической и социальной жизни мусульман. Но лишь летом 1917 года Временным правительством был принят, наконец, закон о свободе совести. Этот закон гарантировал свободу совести и равенство всех исповеданий, чем кардинально отличался от указов 1905 года и более ранних. Но он не ставил вопроса об отделении церкви от государства, которое по-прежнему оставалось православно-ориентированным. В связи с этим нельзя с уверенностью предполагать, что государственно-исламские отношения в рамках русского государства могли быть коренным образом изменены на базе данного закона.
С победой большевиков осенью 1917 года наступает новый этап в развитии государственно-церковных, в том числе государственно-исламских отношений. Анализ законодательных материалов, правительственных распоряжений, всевозможных актов позволяет утверждать, что несмотря на принятый в январе 1918 года декрет об отделении церкви от государства, который уравнивал в правах и свободах (или несвободах) все исповедания, первое десятилетие большевистское правительство придерживалось особой политики в отношении мусульманского населения страны. Исламские церковные институты отделялись от государства, но сами мусульмане рассматривались скорее как представители этно-социальной группы, причем значительно пострадавшей от самодержавного режима. Кроме того, большевики учитывали и высокую политическую активность мусульманских народов, их мощные национальные движения 1917-1919 гг. Именно поэтому были созданы особые органы для проведения специальной национальной политики в мусульманской среде. Однако в дальнейшем, одновременно проводя в жизнь декрет об отделении церкви от государства и делая поправки на мусульманский образ жизни, правительство постепенно нивелировало свое отношение ко всем религиям. Постановление ВЦИК от 8 апреля 1929 года «О религиозных объединениях» исключает любые попытки избирательного подхода к духовным потребностям представителей различных конфессий. Дальнейшие законодательные акты не рассматривают отдельно последователей ислама и других исповеданий. Период с 1929 по 1990 гг. включает в себя несколько этапов в развитии государственно-церковных отношений, в рамках которых особые государственно-исламские отношения на законотворческом уровне не выделяются.
***
В настоящий сборник вошли разнообразные законодательные материалы – законы, официальные правительственные указы, распоряжения, постановления, инструкции. Большая часть из них была выявлена из «Полного собрания законов Российской Империи» (ПСЗ). Это наиболее полный сборник российских законов, расположенных в хронологическом порядке. Всего в Собрание вошло более 330 тысяч актов.
Первое издание ПСЗ состоялось в 1830 г. Оно было подготовлено под руководством М.М. Сперанского, который в 1821 году был назначен членом Государственного Совета и временно управляющим комиссии по разработке нового гражданского Уложения. Смерть Александра I прервала работу по разработке Уложения, и при Николае I работа свелась к кодификации российских законов, что вылилось в подготовку к изданию Собрания законов Российской Империи. Началом Собрания стало Уложение 1649 года, объединившее весь предшествующий правовой материал. Второе издание ПСЗ выпускалось с 1830 по 1884 гг. и охватывало правовые акты с 12 декабря 1825 г. по 28 февраля 1881 г. Третье издание ПСЗ охватывало материал с 1 марта 1881 года и выпускалось до 1916 года.
Первоначально разработка Собрания рассматривалась как подготовительный этап к составлению «Свода законов Российской Имении». Свод включал в себя только действующие законы. 10 января 1832 года Государственный совет рассмотрел все подготовленные 15 томов Свода, и было принято решение ввести в действие Свод законов с 1 января 1835 года. Первое издание Свода было произведено в 1832 году, за ним последовало два полных (1842, 1857) и шесть неполных (1833, 1876, 1885, 1887. 1889) изданий.
В настоящий сборник также вошли материалы правительственных ведомств, включенные в «Собрание узаконений и распоряжений Правительства, издаваемых при Правительствующем Сенате». Оно издавалось с 1862 по 1917 год.
Особое положение русской православной церкви подчеркивают приведенные статьи «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» – нового уголовного кодекса, принятого в 1845 году. Он демонстрирует сословный подход к квалификации наказания и определению санкций в соответствии с установленными привилегиями, в том числе и православной церкви. Следующие редакции Уложения (1857, 1866, 1885) сохраняли это положение.
Попытки реформы государственно-церковных отношений в начале XX века отражены в материалах сборника «Законодательные акты переходного времени (1904-1908 гг.)», изданного в 1909 году.
Наряду с дореволюционными изданиями при составлении сборника использован 9 том «Законодательство эпохи буржуазно-демократических революций» многотомного издания «Российское законодательство Х-ХХ веков». Использованы также периодически издававшиеся с 1917 года узаконения и распоряжения Временного правительства, правительств РСФСР и БАССР.
Специфический материал, характеризующий проведение советским правительством национальной и религиозной политики на местах, в Башкирии и Татарии, выявлен из опубликованных сборников по истории национально-государственного и государственно-правового строительства этих республик. Использованы также отдельные архивные материалы, не введенные или частично введенные в научный оборот. К ним относятся документы правительства Башкирской автономии за 1917-1918 гг., материалы Наркомнаца, НКВД БАССР и другие.
А.Б. Юнусова

1554 год. О грамоте Ивана IV. Из шежере башкир племени юрматы
[...]Когда Татигач стал бием, в девятьсот пятьдесят девятом [году], в год мыши, на второй день октября русские взяли город Казань. После этого Белый бий стал падишахом. Был девятьсот шестьдесят первый год, когда во все земли были направлены послы с грамотами, [которые] известили: пусть никто не убегает и пусть каждый остается при своей вере, соблюдает свои обычаи.
Хрестоматия по истории Башкортостана. –
Уфа, 1996, с. 75.
1555 год. Из царского наказа казанскому архиепископу Гурию об обращении
с крещеными татарами
[...] А которые татаровя похотят креститись своею волей, а не от неволи, и ему тех велети крестити, и лутчих держати у себя в епископье и поучати всему хрестьянскому закону, и покоити их как мочно, а иных раздавати крестити по монастырем; а как новокрещены из под научения выдут, и архиепископу их знати к себе ясти почасту, а пойти их у себя за столы квасы, а после стола посылати их пойти медом на загородской двор.
А которые татаровя учнут к нему приходити челом ударити, и ему их велети кормити и поити у себя на дворе квасом же, а медом их поити на загородском дворе; кротостию с ними говорити и приводити их к хрестьянскому закону, и разговаривая с ними со умилением, а жестокостию с ними не говорите. А который татарин до вины дойдет и убежит к нему от опалы, от каковы ни буди, и похочет креститесь, и ему того воеводам назад никак не отдати, и крестити его, и покоити у себя, и посоветовати о том с наместниками[...]
А которого татарина в каково в вине велят его воеводы казнити, а придут о нем иные татарове бити челом о печалованье и архиепископу, о тех посылати отпрашивати, и по совету наместничу и всех воевод имати тех людей у наместника и у воевод за себя, и которых пригоже, тех держати в Казани; а которым в Казани быти непригоже, и тех отсылати к государю царю и великому князю, а о них с печалованьем и устроеньем писати грамоты к государю [...] и всякими обычаи, как возможно, так архиепископу татар к себе приучати и приводити их любовью на крещение, а страхом их ко крещению

никак не приводити. А услышит архиепископ которое бесчиние в казанских [...] воеводах [...] и архиепископу их о том поучати с умилением [...].
Акты археографической экспедиции Академии наук. –
Т. 1. – № 241. – СПб., 1836. – С. 259-260.
1591 г. Июля 18. Из списка с государевой грамоты о новокрещенных татарах
[...] Писал к нам богомолец наш Ермоген, митрополит казанский, что нашей отчине в Казани и в Казанском, и в Свияжском уездах живут новокрещены с татары и с чувашею, и с черемисой, и с вотяки вместе и едят, и пьют с ними содново, и к Церквам божиим не приходят, и крестов на себе не носят, и в домах своих божиих образов, и крестов не держат, и попов в домы свои не призывают [...], и детей своих не крестят [...], и умерших к церкви хоронити не носят, кладутца по старым своим татарским кладбищам, а женихи к невестам по татарскому своему обычаю приходят, а венчався у церкви, изнова венчаются в своих домех попы татарскими, а во все посты и в середы, и в пятницы скоромь едят [...] да и многие ж скверные татарские обычаи держат без стыдно, а хрестьянской веры не держитца и не навыкают [...].
А ныне де учали татарова мечети ставити близко посада всего [...] вы б [воеводы] тогда в Казани на посаде и по слободам велели переписати новокрещенов по имянам с женами и с детьми, и с людьми, служивых и черных людей; и в Казанской во весь уезд и в приходы послати детей боярских и подьячих, а велети новокрещенов потому ж переписати [...], а, переписав, велели б естя или всем быть в Казань, [...] а отвели б естя им слободу, где пригоже в остроге, или за острогом меж русских людей, а татар бы близко не было, и велети им в слободе дворы ставити самим по их изможенью [...], и церковь бы есте в той слободе поставити велели [...]; и сына боярского выбрав добра [...] приказали ему ту слободу ведать и над новокрещены беречи того накрепко, чтоб они хрестьянску веру держали крепко [...] и сами бы новокрещены женились и детей своих женили у русских людей и меж собой на крещеных и дочери свои давали и за русских людей и новокрещенов, а в татарскую веру от хрестьянския веры не обращались, и с татары, и с немцы не сходились и с одного с ними не ели и не пили, и некрещеных татар и черемисы, и чуваш, и немецких полоняников и полонянок у себя однолично не держали, а которые новокрещены прижили с некрещеными татарками или с немецкими полонянками дети, и они б тех своих детей крестили и татар, и черемису, и чувашу и полон немецкий и литовский, которые у них служат, крестили ж бы; и которые татарове и чуваша, и черемиса не крестятца, и они б их поотпускали или распродали татарам и черемисе, и чуваше [....]; а которые новокрещены христианские веры крепко держати не учнут, и вы б тех велели смеряти, в тюрьму сажати и бити, и в желези, и в чепи сажати, и на иных и заповеди имати, а иных отсылати б есте к Ермогену митрополиту и митрополиту им о питемии им чинить [...], чтоб однолично новокрещенов всех во крестьянскую веру привесть крепко и утвердить [...], а у которых новокрещенов пашни в Казанском уезде и от Казани далеко, и вы б теми пашнями промыслили [...], чтоб те пашни поотдавать татарам, а им бы подавать ближние пашни у Казани, взяв у татар; а будет так нельзя изместить, и их бы пашни взята в наши в дворцовые села и им бы дати пашни содного близко Казани из их дворцовых сел [...] вы б мечети татарские все велели посметати и вперед татарам мечети однолично ставити не велели, конечно б есте мечети татарския извели [...] и вы б вперед русским людем у татар [...] жити и служити добровольно и за деньги не велели [...].
История Татарии в документах и материалах. –
М., 1937, с. 147-150.
1649 год. Из Соборного Уложения
Гл. XX, ст. 71. А которые иноземцы разных вер некрещены живут на Москве и городех у иноземцев же некрещеных разных же вер по купчим или полоняники, и похотят те иноземцы креститься в православную христианскую веру, и учнут о том бити челом государю, чтобы государь пожаловал велел их, взяв у тех иноземцов, у кого они во дворях живут, крестити в православную христианскую веру, и по тому челобитию тех иноземцев крестити в православную христианскую веру [...], а откупу за них давати иноземцем по пятнатцати рублев за человека, и платить те деньги им собою. [...]
Гл. XXII, ст. 24. А будет кого бусурман какими-нибудь мерами, насильством или обманом русского человека своей бусурманской вере принудит, и по своей бусурманской вере обрежет, а сыщется допряма: и того бусурмана по сыску казнить, сжечь огнем безо всякого милосердия [...].
Гл. XVI, ст. 42. А у которых татар и у мордвы, русских же людей поместныя земли [...], а впредь о тех землях будут челобитчики русские люди: и те земли у татар и у мордвы взять, и отдать в поместье русским людем.

Гл. XVI, ст. 44. А которые князи и мурзы, и татаровя, и мордва, и чуваша, и черемиса, и вотяки крестилися в православную христианскую веру: и у тех, у новокрещенов поместных земель не отымать.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. I. – № I. – Спб., 1830, с. 64, 102, 141.
1675 год. Из Указа «Об отписке поместий у татар и иных иноземцев»
Которые татарские и иных иноземцов поместья и вотчины взяты и розданы в роздачу русским людем и новокрещеным за крещение в православную веру, и тем быть за теми по даче, а прежним помещиком бусурманом не давать; а которым новокрещеным даны отписные, а старые поместья мурз и татар, а после того мурзы и татарове крестятся, и им старых их поместий не поворачивать же, а велеть им поместья приискивать вновь из выморочных поместий.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. 1. – № 616. – СПб., 1830. – С. 108.
1681 г. Мая 16. Из указа «Об отписке у мурз и татар поместий и вотчин, и о выгодах, какие принявшим христианскую веру предоставляются»
[...] у тех мурз и татар поместья и вотчины с крестьяны отписать на Великого Государя, а будет которые мурзы и татарове похотят в православную христьянскую веру креститься, и тех крестить, и отписным крестьянам за ними быть по-прежнему, да им же давать жалованье: поместным и беспоместным мурзам по 16 рублей, женам их по 5 рублей, а детям их против матери в половину, татарам по 5 рублей, женам их по 2 рубля с полтиною [...] да и мордве сказать, чтобы они, поискав благочестивые христьянские веры, крестились все [...], а как они крестятся [...], и им во всяких податех даны будут льготы на 6 лет. [...]
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. II. – № 867. – Спб., 1830. – С. 446-447.
1680 г Мая 21. Из указа «О разных монарших милостях романовским мурзам и татарам за принятие христианской веры»
[…] Великий государь жалуя их [романовских мурз и татар] за крещение в православную христианскую веру, велел их писати княжьим имянем. Да их же пожаловал Великий государь, лелел им быть у себя в стольниках и учинить им своего государева жалования поместные и денежные оклады против их братии, таких же новокрещеных, а которые их поместья и вотчины по его Великого государя указу отписаны были и за их вины и за съезд со службы из полку и ведено было роздать в роздачу и теми поместьями и вотчинами Великий государь их пожаловал по-прежнему. Да их же пожаловал Великий государь не велел посылати на свою государеву службу три года.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. I. – № 823– Спб., 1830. – С. 282-283.
1681 г. Мая 24. Из указа «О поместьях романовских и ярославских мурз и татар»
Которые романовские и ярославские мурзы, и татарове во святую православную христьянскую веру крестились, и им по указу великого государя за крещение православные христьянския веры ведено отдать поместья и вотчины родственников их некрещеных [...], а которые романовские и ярославские мурзы и татарове упрямством своим во святую православную христьянскую веру греческого закона не крестились, по указу Великого государя с женами и с детьми, и с людьми их бусурманские веры посланы с Москвы на Углич, и ведено их поставить на постоялых дворех, и в том городе жить им до указу великого государя, а кормить их велено родственникам их тем, которым за крещение в православную христьянскую веру тех мурз и татар поместья и вотчины отданы.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. II. – № 870. – Спб., 1830. – С. 465.
1681 г Ноября 27. Из указа «О именовании архиереев по степеням и о придачи патриарху в каждую епархию епископов»
[...] а в которых градех быта епископам и имети им довольство и то писати имянно: [...] на Уфе, а во удовольствие дати ему Успенский монастырь, а за ним 132 двора [...].
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. II. – № 898. – Спб. – 1830. – С. 492.
1684 г. Декабря 16. Из указа «О запрете кабалить новокрещенных служилых и не служилых»
[...] впредь на Москве и в городах новокрещенных служилых и не служилых, и ясачных, и посошных людей в кабальное холопство ни имать [...], а которые иноверцы крестились в православную

веру, и станут бить челом кому в кабальное холопство и кабалы на себя давать и их освобождать и за то, что они станут бить челом кому во двор, в холопство, чинить наказание [...].
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. II. – № 1099. – Спб. – 1830. – С. 644.
1713 г. Февраля 3. Указ Петра I «О помещиках магометанской веры, у коих крепостные православные содержаться»
Великий государь указал в Казанской и Азовской губерниях бусурманам магометанской веры, за которыми есть поместья и вотчины, и в тех их поместьях и вотчинах за ними крестьяне и дворовые, и деловые люди православные христианские веры, сказать свой великого государя указ, чтобы они, бусурманы, крестились конечно в полгода; а как воспримут святое, и теми поместьями, и вотчинами, и людьми, и крестьяны владеть по-прежнему. А ежели они в полгода не крестятся, и те их поместья, и вотчины с людьми и со крестьяны у них взять и отписать на него великого государя, и без указу, никому не отдавать; а сколько человек из тех бусурман воспримут святое крещение и сколько человек не крестятся, и что у таких поместий и вотчин отписано будет, о том в канцелярию Сената прислать из тех губерний ведение.
Полное Собрание Законов Российской Империи –
Т. V. – № 2273. – Спб. – 1830. – С. 66-67.
1715 г. Июля 12. Из указа «Об оставлении за крестившимися иноверцами
их поместий и вотчин»
Великий государь указал: ежели которые мурзы и татары, и другие люди магометанской веры, за которыми есть русские крестьяне, воспримут православную христианскую веру, и за ними тем русским крестьянам быть по-прежнему, а которые мурзы и татары, и другие магометанские ж веры креститься не похотят, и у тех русских крестьян с пашнею и со всеми угодьи, чем они крестьяне владели, отписать на великого государя, а мурзам и татарам жить в домах своих и земель их, и всякого угодия и мельниц, которыми они владели, кроме крестьянских земель, не отписывать, а владеть им [...].
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. V. – № 2920. – Спб. – 1830. – С. 163.

1720 г. Сентября 1. Из указа «О выдаче наград инородцам, принявшим христианскую веру»
[...] которые некрещеные разных народов люди воспримут православную веру [...] и тем во всяких государственных сборах и издельях давать льготы на 3 года, дабы тем придать к восприятию веры греческого закона лучшую охоту [...].
А из которых дворов будут приходить креститься только некоторые персоны, а не все того двора жители, оную льготу давать только тем [...].
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. VI. – № 3676. – Спб. – 1830. – С. 238.
1721 г. Декабря 2. Из указа «О казанских татарах, приставших к башкирскому бунту»
Казанским татарам с женами и с детьми, которые во время башкирского бунта приставали к башкирцам и во время войны взяты казанскими татарами и прочими людьми и проданы разных чинов людям, и купчие даны, таковым по явным свидетельствам по тем купчим быть в работе по-прежнему; понеж тогда указом объявлено, ежели кто таких возьмет, то такие от него отняты не будут, а которых татар и татарок иноверцев ясачных людей, кроме того, кто у себя держит под неволею, и таковых всех освободить и велеть им жить на прежних жилищах. Также которых из иноверцев ясачных людей крестились и таковых всяких чинов люди, крепя себя, поженили на крепостных своих девках, и тех от них освободить же, велеть жить и ясак платить с новокрещенными по-прежнему; а что таковых явится, записывать в книги, и писать камер-коллегию.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. VI. – № 3697. – СПб. – 1830. – С. 279.
1722 г. Февраля 2. Из указа губернатору Казани
«О не приеме в рекруты крестившихся иноверцев»
[...] по получении сего указа тех, которые из бусурман крестились, в службу не бери и которые взятые ныне обретаются еще в казанском гарнизоне и оных отпусти в домы их. А которые креститься не хотят, и таких бери в службу по прежнему указу.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. VI. – № 4123. – Спб. – 1830. – С. 792.

28 августа 1724 г. Августа. 28. Из указа «Об освобождении из холопства крещен»
[...] татар и прочих иноверцев, которые крестились и приняли православную веру греческого исповедания и отданы в холопство иноверцам [...], чтоб они свободные и бескабальные были. И всякие крепостные, не смотря ни на какие крепости, возвратить и учинить свободными.
Полнее Собрание Законов Российской Империи. –
СПб., 1830. – Т. VII. – № 4556. – С. 342-343.
1722 г. Из представления начальника главного правления
сибирских и казанских казенных заводов В.И. Татищева
Параграф 4. Взять от лутчих мурз и татар [...] детей и обучать грамоте русской. Однако надобно чтоб учителя были доброго жития, а особливо не пьяницы. К тому же чтоб силою к вере не понуждали, но с ласкою и толкованием помалу закон христианский знать им давали, через то со временем без принуждения вкорениться [...].
Материалы по истории Башкирии. – Т. III. –
№ 545. – М.-Л., 1949. – С. 482.
17 сентября 1729 г. Сентября 17. Ст. 19 «Об обрезывающих в магометанство
и о крещающих в иноверство» из указа 1729 г.
Понеже в Российской империи многие подданные обретаются иноверцы, а именно мордва, чуваши, черемиса, остяки, вотяки, лопари и иные им подобные, из которых народов не безызвестно, что магометане превращают в свою веру, и обрезывают, что губернаторам или воеводе накрепко смотреть и отнюдь до того не допущатъ.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. VIII. – № 5333. – Спб., 1830. – С. 117
1732 год. Проект устройства и функции православной миссии в Казани
Дабы ради лучшаго и способнейшаго новокрещенских дел управления, ежели Святейший синод благоразсмотреть соизволит, то надлежит определить следующее:
1. Ради вспоможения ему, архимандриту, помянутых новокрещенов в надзирание и обучение их закону, и впредь для достовернаго обстоятельнаго оных дел ведения определить из духовных персон доброжительных двух человек, кого он, архимандрит, может усмотреть в Казанской епархии.
2. В надежду священства, вместо прежде обучавшихся и в священный чин произведшихся, отобрать в школу из новокрещенских детей удобопонятных для научения славенороссийские грамоте 20 чел., а вышеозначенные прежние студенты как пищею, так и одеждою, и обувью, и прочими потребами содержать определенными от дома архиерейского к новокрещенским делам деньгами ныне оные по прежнему ли содержать, понеже оные студенты требуют себе ученые дни для утешения сверх пищи и одежды и от денег по части.
3 К тем студентам потребны (нанять) для учения грамоте: первой – учитель, второй – сторож, ему ж управлять поваренное, третий человек платье на них (будет) мыть и зашивать.
4 Ежели к новокрещенным, в новокрещенских жилищах, церквам из показанных студентов или из других посвящаться будут в попы, в дьяконы, в дьячки и пономари, с тех за произведение и посвящение пошлин (дабы доброжелательные люди охотнее к тем церквам во священство приходили) по-прежнему не имать.
5. В которых новокрещенских жительствах строятся вновь святые церкви, к тем посвящаются священники с причетники, тех церквей со священнослужителей для исправления и домоваго их новопоселения на три года данных (дани) денег не брать, по примеру, как ныне по именному ея императорскаго величества указу ведено, которые иноверцы восприимут св. крещение, давать в платеже подушных денег трехлетнюю льготу.
6. Которые новокрещениые люди, вскоре по восприятии св. крещения, а именно во время грехлетния их льготы, пожелают брачиться, с тех венечных и лазаретных денег не брать, и для взятия венечных паматей к закащикам их не отсылать; а вместо венечных паматей, к которым пристойно священникам посылать от новокрещенских дел особливые с обыкновенною запискою указы беспошлинно, чтобы иноверцам охотнее было приходить ко крещению.
7. Ради порядочного означенных дел управления и содержания прихода и расхода денежные казны определить канцеляриста и двух копеистов.
8. И ежели помянутых учителей, подьячих и при школе служителей поведено будет содержать при жалование, а в вышеозначенных бы на новокрещеннские потребы определенных деньгах не происходило недостатков, предпологается сие.
9. Из вышеописаннаго Богородицкаго монастыря в Коллегию экономии Синодального правления за определением платится по 132 р. по 42 к. на год, которые, ежели в ту Коллегию не платить, отдавать впредь в прибавку к новокрещенским же делам, тем оных учителей, подьячих и служителей содержать будет возможно, для того что и от прежних лет за новокрещенскими расходами определенных денег имеется ныне на лице, кроме что на доме архиерейском доимочных, две тысячи пятьсот семьдесят три рубля семьдесят восемь копеек (2 573 р. 79 к.)
Малое Е. Б. О Новокрещенской конторе. –
М., 1878. – С. 7-9.
13 января 1735 г. Января 13. Из записки начальника Оренбургской экспедиции И.К. Кириллова о наказании магометанских священников
[...] параграф 3. Махометанских духовных, ежели до кого хотя б малое дело в вине коснулось, тех не щадя наказывать и ссылать не токмо из Уфимского, но и из Казанского и других уездов, где они обретаютца, для того что простые татара в них, как в пророков веруют, а они воздержным житием к себе привлекли и в вере утверждают и умножают. К кому ж мочно бы из них лутчих ученых для переводов и толмачества от их мечетей и школ и от простого народу отлучать [...].
Материалы по истории Башкирии. – Т. III. –
№ 549. – М.-Л. 1949. – С. 494.
1736 г. Ноября 11. Из указа «О недержании беглецов, о наказаниях башкирцев, и о назначении из башкир четырех дорожных ахунов»
[...] параграф 14. В Башкирии ахунам быть по одному на дорогу, итого четырем и тем ахунам чинить особые присяги, дабы им о всяких худых поступках объявлять и не таить, и никого из других вер в свой закон не приводить и не обрезывать, без указов мечетей и школ не строить, и который ахун из них умрет, то на их место с челобитья, усматривая верности, определять.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. IX. – № 6887. – Спб., 1830. – С. 118.

1740 г Июня 2. Из резолюции Кабинета Министров «О наказании казака из башкир Р. Исаева за обратный переход в магометанскую веру»
[..] Табынский казак Роман Исаев до солдатства волею своею из татар с женою своею крестился и потому из солдатства и с женою своею бежал в Уфимский уезд и обасурманился и во время бунта при главных ворах башкирцах Кильмяке с товарищи был же.
После означенный казак Исаев, крестясь в веру греческого исповедания, был в солдатах, бежал и обасурманился [...]. Оный Исаев за то подлежит смертной казни.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XI. – № 8125. – Спб., 1830. – С. 134-135.
1740 г. Сентября 2. Из инструкций Новокрещенской конторе
[...] 4) Всем новокрещеным нашим указом объявить, чтоб они в церковь святую к славословию божию приходили не леностно [...] во дни ж великого поста у приходских своих священников исповедовались и приобщались св. тайн повсягодно и с некрещеными от сообщения, сколько возможно удалялись. [...] и ежели кого из новокрещенных усмотрят, что он поступает не так, как правоверному христианину надлежит, и в церковь божию для моления в дванадесятые и господские праздники, и в воскресные, и высокоторжественные дни не приходят, и магометанские обычаи содержат, таких в начале увещевать, дабы от того престали; а буде не послушают, тогда священникам того приходу объявлять, которые должны упомянутых новокрещенных от всякаго суеверия и лености отвращать и к истинному пути христианскаго закона приводить и наставлять, а на непокорных оные эпитимии налагать [...], а буде по свидетельству явится великая вина, то церковным покаяниям или другими, по рассмотрению их, штрафами штрафовать; однако ж таких дел, что для новокрещенных иноверцов о вере и неисполнении христианскаго закона касаться будет, далее трех дней отнюдь не продолжать и по приказному обычаю ничем их не завязывать; но всякое снисхождение, сколько возможно, им показывать, дабы чрез такие ласковые к ним поступки и наставление праведному и беспорочному житию, прочим иноверцам к восприятию христианского закона придать охоту. [...]
6) Упомянутых новокрещенных иноверцов, которые живут в одних деревнях с некрещеными, перевесть в другие деревни и поселить вместе с крещенными ж иноверцами и старинными русскими людьми, земли и всяких угодий давать им при поселении по стольку же, сколько они на прежних жилищах имели [...].
15) Приходящим ко крещению в награждение за восприятие св. крещения, против прежних дач, покупая из положенной на новокрещенных суммы, давать каждому по кресту медному, что на персях носят, весом каждой по пять золотников, да по одной рубахе с порты и по сермяжному кафтану с шапкою и рукавицы, обуви чирики с чулками; а кто по знатнее, тем при крещении давать кресты серебряные по четыре золотника, кафтан из сукон крашенных, какого цвета кто похочет, ценою по 50 коп. арш; а вместо чириков сапоги ценой по 45 коп.; женскому полу волосники и очельники, по рубахе холщевой, да от денег мужеска пола, кои от рождения выше 15 лет, по рублю по 50 коп., а от 10 до 15 лет, по рублю, а кои ниже 10 лет, тем по 50 коп.; женска пола от 12 лет и выше по рублю, а прочим, кои ниже 12 лет, по 50 коп.; сверх же того, которые святое крещение с женами и с детьми примут всею семьею, давать в домы их по иконе со изображением спасителева образа или богоматери с предвечным младенцем и о том в жилищах их для ведома публиковать указами. [...]
21) Для обучения иноверческих детей учредить четыре школы: первую в Казани в Федоровском монастыре, вторую в Казанском уезде по Зюрейской дороге, в дворцовом селе Елабуге, третью в Свияжском уезде в городе Цивильске, четвертую в Казанском уезде в городе Царевококшайске, и обучать оных новокрещенских детей русской грамоте по алфабету и слогах букваря с десятословием, часослова, псалтыри и катехизиса и скорописному; однако ж при том за ними смотреть, чтоб они и своих природных языков не позабыли [...].
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XI – № 8236. – Спб, 1830. – С. 244-246.
1743 год. Из представления уфимского вице-губернатора П.Д. Аксакова
императрице Елизавете Петровне
[...] параграф 12. Уфимского уезда башкирцы были розданы, покрадены и покупаны в Казанскую губернию с ее провинциями и в пригороды, и в Оренбургских новых крепостях и в прочих городах в близости от Уфимского уезда и по близости которые окрещены [...] ушли от своих помещиков и хозяев.

[...] За неимением пропитания отосланы к прежним новокрещенцам при Нагайбацкой крепости, в деревню Бакалы и в прочие, чтоб работой могли кормиться.
Материалы по истории Башкирии. – Т. III. –
№576. – М.-Л. 1949. – С. 550.
1744 г. Сентября 28. Из указа «О разных льготах иноверцам, воспринявшим святое крещение»
[...] Параграф 1. Тем новокрещенам из магометанского закона за восприятие святого крещения из холопства и крестьянства от помещиков иноверных быть свободными вечно, и тем прежним помещикам до владения их новокрещенами никакого дела не иметь, а по крещении переводить семьи их в слободы с прочими новокрещенными.
[...] Разве то оные помещики сами, по желанию своему, воспримут веру греческого исповедания, тогда крепостные и холопы их отданы будут во владение своим господам по-прежнему.
Параграф 2. Которые из иноверцев живут по заемным крепостям и воспримут святое крещение, то за оных [...] что отдано денег заимодавцам, засчитать: женатых – по 5 рублей, холостых – по 3 руб. на год, и по записи тех денег с заимодавцев считать их свободными.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XI. – № 8793. – Спб., 1830. – С. 919.
1744 г. Июня 22. Указ «О сломе мечетей и о выселении некрещеных татар»
[...] Которые татарские мечети есть в таких местах, где русские, а также из иноверцев новокрещены живут в одних деревнях, где церкви построены или даже их нет, а те мечети еще не сломаны, все сломать и вновь строить в тех деревнях не давать. А тех иноверцев из тех деревень по силе указа [...] переселить в другие деревни, где такие же иноверцы живут. В Казани и губернии мечетей было 536, из них сломано 418. Ежели из них все сломать, то из того лишь одно оскорбление последовать может.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XII. – № 8978. – Спб., 1830. – С. 396.
1746 год. Из записки К. Уракова «Об истории башкирского народа»
Параграф 13. Издревле имелось Уфимского уезда новокрещенов около полутора тысячи душ. Жительство имели в оном уезде на Казанской, Осинской и Сибирской дорогах в разных деревнях с башкирцами и с татарами в дальних местах от российских городов и сел, особливо для их церквей и священников не бывало. А в прошлом 1736 г. Кириллов построил для них Нагошбацкую церковь, где имеется священник для обучения их. Определены они в казачью службу и отведено им пахотных земель и сенных покосов с прочими угодьями довольно без всякой платы из башкирских земель. Построили им церковь [...] в деревне Бакалах [...].
А присланный от Новокрещенской конторы помощник из монахов Евмений в 1744 г., как ехал чрез их жилища, увидя их такие порядки, тутошних иноверцев некоторых окрестил насильством. Судебных льгот и привилегий к новокрещенам не применяется. Казанская духовная консистория и тамошние командиры об оном молчат.
Материмы по истории Башкирии. – Т. III.
№ 557 – М.-Л., 1949. – С. 554, 558.
1773 г Июня 17. Синодский указ «О терпимости всех вероисповеданий и о запрещении Архиереям вступать в дела, касающиеся до иноверных исповеданий и до построения по uх закону молитвенных домов, предоставляя все сие светским начальникам»
Святейший Правительствующего Синод, слушав сообщенного из Правительствующего Сената ведения, коим объявлено: Правительствующему де Сенату Генерал-Прокурор и Кавалер Князь Александр Алексеевич Вяземский объявил, что он, вследствие определения Правительствующего Сената, на сообщенные сведения из Святейшего Синода ведения, коим требовано об учинении рассмотрения о построенных в Казани в Старой Татарской слободе, по дозволению, в бытность тамо в 767 году Губернатором, Тайного Советника, Сенатора и Кавалера Андрея Никитича Квашнина-Самарина, близ благочестивых церквей и в общем жительстве Татар и новокрещено, двух каменных мечетях, докладывал Ее Императорскому Величеству, и 29 числа минувшего Мая получил на то Высочайший отзыв, что как Всевышний Бог на земле терпит все веры, языки и исповедания, то и Ея Величество из тех же правил, сходствуя Его Святой воле, и в сем поступать изволит, желая только, чтоб между подданными Ея Величества всегда любовь и согласие царствовало; а впрочем бывший Губернатор Квашнин-Самарин дозволение строить каменные мечети сделал в сходственность данного большого Наказа 494, 495 и 496 статей, которые в том ведении точно прописаны.
Приказали: Как Синодальный членам, так во все Епархии к Преосвященным Архиереям послать указы, в которых написать, что по представленным в Святейший Синод от Синодального Члена, Преосвященного Вениамина, Архиепископа Казанского, и из других Епархий доношениям о построенных в городе Казани и в прочих местах близ благочестивых церквей и в общем жительстве Татар и новокрещен Татарских мечетях и о прочем, Святейший Синод с Правительствущим Сенатом сношение имел, и напоследок получив от Правительстующего Сената ведение ж и имея по оному рассуждение, определить: отныне Преосвященным архиереям, в дела, касающиеся до всех иноверных исповеданий и до построения по их законам молитвенных домов, не вступать, а предоставлять оное все на рассмотрение светских команд. Преосвященные же Архиереи, так как и светские команды, должны прилагать, в силу Государственных законов, старание, чтоб оттого между подданными Ея Императорского Величества не могло быть никакого разногласия, а паче б между ими любовь, тишина и согласие царствовало.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XIX. – № 13996 – Спб, 1830. – С. 775-776.
1785 г. Сентября 4. Из указа оренбургскому губернатору Игельстрому «О построении школ и о заведении караван-сараев при мечетях татарских»
[...] Построенные для подданных наших магометанского закона мечети в крепости Троицкой и в Оренбурге открыты. Не сомневаемся, что таковое сооружение мест дня публичной молитвы привлечет и прочих в близости кочующих или обитающих к границам нашим, сие же может послужить со временем способом к воздержанию их от своевольств лучше всяких строгих мер.
Вследствие сего необходимо, во-первых, при помянутых мечетях построить татарские школы и тут же завести караван-сарай для выгоды торгующих магометан; во-вторых, мечети обнести каменным забором, осведомившись от татар как-то пристойнее по их обычаю.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XXII. – № 16225. – Спб., 1830 – С. 523-524.

1788 г. Сентября 22. Указ об учреждении должности уфимского муфтия и мусульманского духовного собрания Генерал-губернатору барону Игельстрому
Приняв за благо представление ваше, чтоб муллы и прочие духовные чины магометанского закона между народами оный в империи нашей исповедующими определялись не инако, как по учинении им надлежащего испытания и с утверждения наместнического правления, повелеваем вам произвести сие в действо, и вследствие того учредить в Уфе духовное собрание магометанского закона, которое, имея в ведомстве своем всех духовных чинов того закона, в разных губерниях пребывающих, исключая Таврической области, где особое есть духовное управление, в случае надобности определять их куда-либо вновь, сии люди были испытываемы и не инако определяемы, как когда признаны будут достойными. Со стороны же наших генералов-губернаторов, правящих ту должность, в отсутствии же их губернаторов, наблюдать, дабы к исправлению духовных должностей магометанского закона употребляемы были люди, в верности надежные и доброго поведения. В духовном собрании помянутом председательствовать первому ахуну Мухамет Джан Гусейну, коего мы всемилостивейше жалуем муфтием с произвождением ему жалованья по 1500 р. на год, с ним заседать 2 или 3 муллам из казанских татар, в верности к нам и в добропорядочном поведении их испытанным, с жалованьем по 120 р. на год; о чем предоставляем вам снестись с генерал-губернаторами и правящими их должность тех губерний, в коих народы магометанской веры обитают.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XXII – № 16710. – Спб., 1830. – С. 1107.
1789 г. Декабря 4. «Положение о Духовном магометанском собрании составленное Симбирским и Уфимским наместником С. А Игельстромом»
1-е
В Духовном магометанского закона собрании по высочайшему Е.И.В. именному указу в 22 день сентября 1788 года о учреждении его последовавшему, председательствует муфтий и заседают 3 муллы из казанских татар, в верности и добропорядочном поведении испытанные.

2-е
В сходстве высочайшего указа Духовное Магометанского закона собрание состоит под ведомством и указом Уфимского наместнического правления и потому равняется со средними судебными местами.
3-е
В ведомстве Духовного магометанского закона собрания по силе высочайшего указа состоят все духовные магометанского закона чины, пребывающие в разных губерниях, исключая Таврической области, где особое есть духовное управление; а дабы имело об них сведение, собирает [Духовное собрание] от всех мест чрез посредство Уфимского наместнического правления именные им списки.
4-е
Вследствие высочайшего указа Духовное магометанского закона собрание должно делать испытание в знаниях правил и обрядов магометанского закона всякому желание имеющему или выбранному и удостаиваемому к поступлению в муллы или шхуны, или другое звание духовного чина, и от наместнического правления для учинения оному испытаний в сие собрание посланному. А по сделании таковому надлежащего испытания при письменном отнесении, одобряющем или опорочивающем его знания и способности, представить оного обратно в наместническое правление для утверждения и определения в том духовном звании, к которому он предназначался, или отвержения его от оного, когда оказался к тому неспособным и недостаточным.
5-е
Всякий раз, когда таковому, в духовный чин поступить предназначенному, Духовное магометанского закона собрание приступит чинить испытание, должно оно пригласить в свое собрание двух верхней расправы заседателей и в присутствии их производить испытание.
6-е
Всяк, желание имеющий или избранный и удостаиваемый к поступлению в мулы и ахуны или другое звание духовного чина, иметь должен о поведении своем и подлинно ли он житель того селения или уезда, в котором быть желает, за свидетельством того уезда земского исправника обывательское одобрение.

7-е
Все письменные дела, в Духовном магометанского закона собрании имеют производимы быть на российском диалекте, таким же точно порядком, как и в прочих присутственных местах по высочайшим Е.И.В. установлениям производится, с тем только различием, чтоб оные всегда были с переводом на татарский диалект, а испытание определяющимся в муллы и ахуны или другое звание духовного чина производимо бы было на татарском диалекте с переводом на российский, исходящие же письма, выпускаемые из того собрания в присутственные места, вести на одном российском диалекте, а отпуски оным иметь при делах с татарским переводом.
8-е
Дабы отправляемые в Духовном магометанского закона собрании дела производились законами определенным порядком, прокурору верхней расправы иметь наблюдение над производством и течением оных.
Полное Собрание Законов Российской Империи. –
Т. XXII. – № 16711. – Спб., 1830. – С. 1107.
1789 г. Декабря 5. Проект положения о компетенции Духовного магометанского собрания, предложенный Симбирским и Уфимским наместником С.А. Игельстромом на решение императрицы Екатерины II
1-ое
Обязанность Духовного магометанского закона собрания чтоб состояла не только в одном чинении определяемы вновь духовным магометанским чинам испытания, но так же и в том, чтоб разбирать и решать дела по духовной части магометанского закона принадлежащие, как-то: до обрезания, бракосочетания, разводов и мечетного служения, простирая всемерное наблюдение на то, чтоб в производстве всего онаго не вкралось суеверие и другие злоупотребления, не могущие быть терпимы.
2-ое
Поелику в вере магометанской бракосочетания и разводы браков совершаются каждым звание духовного чина носящим, особливо же последнее, то есть развод, по согласию обеих сторон, разведенными быть желающих, делается тем ахуном или муллою, которого они избирают к тому, и многие случаи обнаружили, что ныне не всегда наблюдается в том справедливость и законоположение, то для отвращения впредь таких следствий, чтоб всякий магометанского закона чин, когда утвердит развод брака, сделал о том Духовному собранию донесение с обстоятельным объяснением всех причин, оправдывающих развод, дабы Духовное собрание могло видеть, что им соблюдены справедливость и законопредписание, а в случае несохранения оных, уничтожить решение его. По установлении же сего порядка, чтоб вольно было всякому, кто не доволен решением муллы или ахуна, объявить неудовольствие свое Духовному собранию и просить оное о чинении по делу его разбирательства.
3-ое
[...] Течение дел открыло, да и беспрерывно почти входят жалобы, что между здешними магометанами у мужа жену, а у родителей дочь увозит жених, и скрытно совокупляются браком. Для пресечения сего зла, чтоб Духовное собрание чрез посредство наместнического правления в рассуждении бракосочетания завело между здешними магометанами такой же порядок, какой наблюдается между европейскими народами, и магометанскому закону ни мало противен быть не может, то есть, чтоб с всяким в брак вступающим за 3 недели до совершения брачного обряда в мечеть при полудневной молитве чрез отправляющего в оной благослужении обнародовать, что такой-то вступает в брак с такою-то девицей или женой. Когда же сей порядок не будет соблюден и обнаружится сие, то чтоб Духовное собрание не только уничтожило брак, но и преступившего сие постановление отослало к суждению по Законам в то место, куда следует.
4-ое

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.