Вторая духовная грамота Василия 1 Дмитриевича

ДУХОВНАЯ ГРАМОТА (ВТОРАЯ) ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ
ВАСИЛИЯ I ДМИТРИЕВИЧА
Около июля 1417 г.
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, пo благословленью отца нашего Фотия, митрополита киевскаго и всия Руси, се яз, грешный худый раб Божий Василей, при своем здоровье, пишю грамоту душевную. Даю ряд своему сыну, князю Василью, и своей княгине.
Приказываю своего сына, князя Василья, своей княгине. А ты, сын мой, князь Василей, чти матерь свою и слушай своие матери в мое место, своего отца.
А благословляю своего сына, князя Василья, своею вотчиною, чем мя благословил отець мой, третью Москвы и с путми, своими жеребьи, и Добрятинским селом и с бортью, и Васильцевым стом, и третью численых людей, и Коломною с волостьми и с путьми. А с сел даю сыну своему, князю Василью: на Москве село Островьское, и с Орининским, и с Костянтиновским, да село Малаховское, да Жирошкины деревни со всем, што к тем селом потягло, да Копотенское село, да селце у города у Москвы над Великим прудом, да Хвостовское селце, да луг Великий у гoрода у Москвы за рекою, да Ходынскую мелницю, да двор в городе на Москве Фоминский Ивановича у Боровицьских ворот, да другий двор, што был за Михаилом за Вяжем, да новой двор за городом у святого Володимера. Да даю сыну своему, князю Василью, свой примысл в Юрьеве, село Петровское, Олексинское.
А княгине своей даю волости Коломенские: Песочну да Брашеву и с селцем и с Гвоздною, и с Ыванем, да Усть-Мерску, да Гжелю, и с путьми, и с селы с своими, што в тех волостех ни есть. А ис Коломенских сел даю княгине своей: села Малинские, што были за моею матерью, да село Ивановское и с Чюхистовым, да Окуловское, да Захаровское со всем, што к ним потягло, да село Репенское, што ей дала мати моя. А што ее прикуп и примысл, а то ее и есть. А княгине же своей даю прадеда своего примысл в Бежицьском Версе Кистьму да села Онтоновьские, да в Ростове Василевское, да свой примысл Троецскую слободку на Волзе, да Белеутовские села на Волоце и в Юрьеве слободе, да треть тамги московские и всех пошлин в городе на Москве, свoй жеребей. А ис сел из Московских даю своей княгине: Митин починок со всем, што к нему потягло, да Семцинское село и с Самсоновым лугом, со всем, как было за моею матерью, да сельце Федоровьское Свиблово на Яузе и с мелницею, да Крилатьское село, што было за татаром, а княгини моя даст с того села чернице Софье пятьдесят рублев долгу ее. А што покупила на Москве и што ее примысл, то ее и есть. А княгине же своей даю отца своего примысл, слободку на Гуси, да в Юрьеве Красное село, и с Праватовом, и с Елезаровским, да свой примысл в Юрьеве же, село Фроловское, да Елох, да село Богородицьское. А што ее прикуп и примысл, а то ее и есть. Да свой же примысл даю ей на Белеозере слободка, што была княжа Васильева Семеновича, да на Вологде Ухтюшка, да Брюховская слободка, да Федоровские села Свибловы, да свой примысл и прикуп на Вологде и на Тошне. А што ее прикуп и примысл, а то ее и есть. Да на Устюзе даю ей Федоровские деревни Свибловы, да Ивановские Головина, да Тутолминские, штo прикупил мой поселский Григорей Горбищев, што мой примысл.
А сына своего, князя Василья, благословляю своею вотчиною, великим княженьем, чем мя благословил мой отець.
А княгине моей ис Костромы Иледам, и с Обнорою, и с Комелою, и с Волочком, да Нерехта, и с варницами, и с бортники, и с бобровники, и со Княгининьским селом. А ис Переяславля княгине же моей Юлка так же со всеми людми, которого пути в ней люди ни будут, да Доброе село. А из Володимеря Ондреевское село. А Тошну оже выменит сын мой, князь Василей, у княжих детей у Володимеровых, по докончалной нашей грамоте с их отцем, ино Тошня княгине же моей.
А оже ми даст Бог Новгород Нижний, и яз и Новымгородом Нижним благословляю сына своего, князя Василья, со всем. А сына же своего, князя Василья, благословляю своим же примыслом Муромом со всем, штo к нему потягло.
А из Новагорода княгине моей половина пошлин моих всех. А што есм ей подавал села в Новегороде, или што ее примысл, а то ее и есть. Да Соколское село со всем ей же, да Кержанець со всем княгине же моей. А из Мурома княгине же моей Селце да Шатур.
А те волости, и села, што есмь подавал своей княгине, послав сын мой да моя княгини, опишют да положат на них дань по людем, по силе, и княгини моя даст с тех волостей и с сел дань по розочту и ям, што ся коли им имет. А переменит Бог Орду, и княгини моя емлет себе ту дань, а сыну моему, князю Василью, не вступатися. А волостели свои, и тиуни, и доводщики судит княгини моя сама. А сыну моему, князю Василью, в ее волости и в села не всылати ни по што. А те волости и села княгине моей до ее живота, а по ее животе ино сыну моему, князю Василью, опроче Гжели, да Семциньского села, да ее прикупа. А во Гжеле, да в Семцинском селе, да в своем примысле вольна княгини мoя, кому хочет дати, тому даст. А хто имет служити у моие княгини бояр, и сын мой, князь Василей, тех бояр блюдет.
А благословляю сына своего, князя Василья, страстьми болшими, да крест честный животворящий патреяршь Филофеевский. А сына же своего благословляю, даю ему икону Парамшина дела, да чепь хрестьчатую, што мя благословил отець мой, да шапку золотую, да бармы, да пояс золот с каменьем, што ми дал отець мой, да другий пояс мои на чепех с каменьем, да третий пояс ему же на синем ремени. А ис судов даю сыну своему, князю Василью, коропку сердоничную, да ковшь золот княжь Семеновский, да судно окованое золотом, што ми дала мати моя, да каменное судно болшее, што ми от великого князя от Витовта привезл князь Семен, да кубок хрусталной, што ми король прислал.
А стада кобыльи моей княгине с моим сыном наполы.
А опроче того, што ни есть у мене, тo все моей княгине.
А холопи, которые есм подавал своей княгине при своем животе, те ей и есть. Да даст моя княгини моим дчерем из моих холопов по пяти семей, а опроче того вси холопи мои на слободу и с женами и с детми.
А приказываю своего сына, князя Василья, и свою княгиню, и свои дети своему брату и тистю, великому князю Витовту, как ми рекл, на Бозе да на нем, как ся имет печаловати, и своей братье молодшей, князю Ондрею Дмитреевичю, и князю Петру Дмитреевичю, и князю Костянтину Дмитреевичю, и князю Семену Володимеровичю, и князю Яраславу Володимеровичю, и их братье по их докончанью, как ми рекли.
А у сее грамоты были мои бояре: князь Юрьи Патрекеевич, Иван Дмитреевич, Михайло Ондреевич, Иван Федорович, Федор Иванович.
А грамоту писал мой дьяк Тимофей Ачкасов.
А ктo сю мою грамоту порушит, судит ему Бог, а не буди на нем моего благословенья в сий век, ни в будущий.
Внизу подпись на греческом языке митрополита Фотия.
На лицевой стороне грамоты были привешены пять печатей, из которых сохранились три черновосковые печати: князя Андрея Дмитриевича, князя Петра Дмитриевича и князя Константина Дмитриевича.
Основание для датировки: грамота, по-видимому, написана в связи со смертью старшего сына Василия Дмитриевича – Ивана (ПСРЛ, т. VIII, стр. 88).
Выверено по изданию: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. Подготовлено к печати Л.В. Черепниным. – М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1950.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.