Горжусь своими корнями (интервью газете “Деловой Кавказ”, номер 1 за 2011 год)

ГОРЖУСЬ СВОИМИ КОРНЯМИ

(Эксклюзив)

Газета «Деловой Кавказ», номер 1 за 2011 год

Досье

Роман Викторович Пашков родился в 1974 году в Москве, где и вырос. Мать – музыкальный педагог, сейчас пенсионерка, отец (ныне покойный) работал  в области теоретической физики. Закончил в 2002 году Московский вечерний факультет Московской Государственной Юридической Академии по государственно-правовому направлению. Вся трудовая биография  связана с работой в банках. В настоящее время заместитель начальника Юридического управления одного из московских банков. Не женат.

По материнской линии  из рода (тейпа зандкъо) Р. В. Пашкова являются  известный чеченский шейх Гази-Хаджи Зандакский и  четвертый имам Кавказа Али-Бек -Хаджи, дед – Васир-Паша Мустафаевич Ташаев. “Я ощущаю себя , -говорит  Роман на своём сайте “Правовое наследие Кавказа (Архивы Кавказа)”  – русским православного вероисповедания с чеченской кровью, хотя многие мои кровные близкие родственники  – чеченцы, я среди них вырос в Москве, так случилось, что называется”…

Деловой Кавказ: Когда Вы узнали, что Вы потомственный дворянин?

Роман Пашков: По двоюродной русской линии со стороны матери русский графский род Черемухиных, двоюродным прадедом моим является Алексей Михайлович Черемухин, советский авиаконструктор, создатель теории прочности и изобретатель первых вертолетов в мире (раньше Сикорского). По женской линии со стороны бабушки отца  – польское шляхетство. Так что, мне есть чем гордиться  и это накладывает определенную ответственность на поведение. Честь  – это не пустой звук для меня. Как говорят горцы: “Лучше славная кончина – чем бесславная жизнь!”

Деловой Кавказ: Бывали ли Вы на родине матери?

Роман Пашков: Мать родилась в Москве, она старшая дочь от первого брака деда. Она  и сама мало бывала на Кавказе, в основном  в Абхазии, где у нас семейные  друзья. А меня самого не пускают. Все родственники ( в Москве и на Кавказе) категорически против, “не время”,  как они говорят, в связи с определенной нестабильностью. Хотя многие меня зовут погостить , в том числе и приятели  – чеченские ученые. Пока  слушаюсь первых, но этому придет конец. Все-таки тяга к горам большая…

Деловой Кавказ: Банковский служащий , налоговый консультант и глубокое увлечение историей России, Кавказа, интерес к изучению истории религий… Как получилось, что  Вы начали изучать историю?

Роман Пашков: Да оно как-то само получилось, я еще в школе увлекался историей. У меня же склонность к социологии, право  – это как способ зарабатывания денег. Социологом я родился, а праву научился, выработав юридическое мышление. То, чем я занимаюсь по работе,  мне не в тягость, я на своем месте. А материалы постепенно собирались. Сайты в чем помогли, так это в том, что я систематизировал  все свои базы данных, привел в порядок, знакомлюсь с учеными, многие сами выходят на связь. Правда, с чеченскими писателями и журналистами пока контактов нет, но с чеченскими учеными уже есть. В принципе, я творческих людей и  ученых не делю на национальности.

Деловой Кавказ: На сайте, который Вы ведёте, выложено много интересных  и малоизвестных современникам документов Российского государства по Северному Кавказу в целом, по Чечне в частности. Проявляют ли интерес  к архивным документам пользователи Интернета?

Роман Пашков: Да, посещаемость большая, где-то уровень 1000-1200 уникальных посетителей, доходит и до 1600. Многие пишут, благодарят, но  то,  что выложено, это не все, постепенно работаем дальше в нескольких направлениях.

Деловой Кавказ: Всех великих людей  Кавказ всегда манил своей таинственностью. А какой след он оставил в Вашей жизни, в  творчестве?

Роман Пашков: Кавказ удивителен своим правовым разнообразием, от наследственной монархии Аварского ханства до “демократических” адыгских племен. Крайнее разнообразие общественного строя и правовых обычаев, это представляет несомненный интерес для любого исследователя, особенно в области обычного чеченского  права (адата).

Деловой Кавказ: Какая черта в Вашем характере главенствует?

Роман Пашков: Стремлюсь быть последовательным, доводить все до логического конца.

Никогда нельзя останавливаться на полпути и бросать начатое.

Деловой Кавказ: Почему архивы чеченских шейхов нельзя перевести в Грозный, и почему они до сих пор не рассекречены?

Роман Пашков: Дело в том, что эти архивы крайне актуальны, ведь проблемы одни и те же того времени и нашей современности. Стоит вопрос о пути развития Кавказа в глобальном контексте, идет определенная исламизация плюс авторитет самих шейхов тянет верующих, как магнитом, узнать их творчество. Государство боится выпустить, что называется,  “джинна из бутылки”, ведь господствующий тренд это факт того, что ислам исключается из сферы публичной политики и права.

Деловой Кавказ: Чеченцы считают себя людьми Ноя, на территории нынешней Чечни Ноев Ковчег останавливался два раза: на вершине Эрта и  горе Нашха. Почему историки их считают пришельцами из Аравии?

Роман Пашков: То, что пришельцы из Аравии , пока неизвестно. Урарту было чеченским государством и ряд других – это достоверно известно. Я бы не советовал увлекаться мифотворчеством, очень много недоказанных теорий. Ясно, что чеченцы были известны  на территории современной Чечни уже в 5 веке до нашей эры. Очень много было уничтожено из области письменных источников, много тептаров (чеченских родовых хроник) сожжено при последней депортации в 40-х годах 20 века. К сожалению и очень горькому,  потери большие.

Деловой Кавказ: Как Вы относитесь к лозунгам типа : “Россия – для русских!”

Роман Пашков: Данный путь ведет к разрушению. Это то, что называется русским сепаратизмом. Русские  – имперский народ, создавший Россию. Однако при этом надо не забывать, что Россия – федерация народов, то есть,  государство создали русский и союзные ему народы.

Ситуация на Кавказе неоднозначна в силу ряда причин. К ним можно отнести пассионарный этнический подъем кавказских народов, что русским непривычно и пугает. Далее осознание принадлежности к умме (мусульманской общине), которая многократно превосходит Россию по численности. Государство стремится как-то интегрировать ислам в государственную политику. Также нужно отметить переплетённость правовых устоев: шариат в семейном и наследственном праве, адат в уголовном праве и государственное право России. Может быть, удивляет что я так об этом говорю, но налицо определенный параллелизм правовых норм.

А без Кадырова многое было бы по -другому, популярна была точка зрения про Израиль ( Россия) и Палестину (Чечня). Кадыров – надо отдать ему должное – вытащил ситуацию из тупика.

Деловой Кавказ: Без чего, на Ваш взгляд,  не может существовать Россия?

Роман Пашков: Без единой идеологии исторической судьбы, идеологии общего политико-культурного пространства, евразийского культурно-исторического мира. На мой взгляд, такой идеологией могло бы стать неоевразийство, только не в варианте Дугина и евразийства русской иммиграции. Если бы  была эта идеология, то Советский Союз мог бы превратиться в Евразийский союз, но люди часто слепы в своем  стремлении что-либо уничтожить.

Евразийский мир – это жизненное пространство русской культуры и интеграция в общую политическую судьбу и российский образ жизни других народов. Такой подход вытянул бы ситуацию из определенной тупиковости взаимоотношений федерального центра и Кавказа.

Деловой Кавказ: Как Вы оцениваете духовное воспитание чеченцев: надо ли возродить Дома  культуры,  просмотр хороших отечественных и зарубежных  кинофильмов или нравоучений в мечети достаточно для духовного возрождения?

Роман Пашков: Идет широкомасштабная трансформация народной культуры средневековья в нечто новое, какой она будет эта новая культура – зависит от самих чеченцев. Адаты постепенно изменяются. Однако без общих народных ценностей ни один народ как единая общность существовать в современном глобальном мире не может. В западном мире народная культура превратилась в городскую массовую поп-культуру.

Деловой Кавказ: Что Вы хотели бы пожелать  читателям нашей газеты?

Роман Пашков: Быть личностью с принципами, сохраняя честь рода, любовь в семье, уважение друзей. Однако без абсолютизирования некоторых моментов, жизнь это в определенной степени компромисс, а часто и работа является сама по себе каждый день компромиссом с другими людьми.

Вел беседу-Хасан Гапур.

Фото из архива Романа Пашкова.

Москва-Грозный.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.