Роль традиционной культуры ингушей

ХАРСИЕВ БОРИС МАГОМЕТ-ГИРЕЕВИЧ
Канд. философских наук
Зав. отдела Этнологии Инг. НИИ
Гуманитарных Исследовании им. Ч. Ахриева

РОЛЬ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
В ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ ИНГУШЕЙ
Национально-государственная форма организации общественной жизни в полиэтническом пространстве обусловлена противоречиями, заключающимися в несовпадении государственной и этнической оценки некоторых социальных явлений, то есть, противоречие между периферией и центром. Особенно эти противоречия обостряются, когда экономически развитому центру, приходится содержать менее развитые национальные округа.
В условиях экономической диспропорции и политического кризиса постепенно зарождаются формы этнической дискриминации.
С другой стороны, деградация базовых национальных ценностей в этническом сознании порождает в обществе два вида мировоззрения и политических установок, известных науке как консерватизм и либерализм, а в иных своих формах проявляющиеся как национализм и космополитизм. Поэтому вполне обусловлены различные сценарии во взаимоотношениях центра и периферии. Решающую роль в этих взаимоотношениях играет культурный и интеллектуальный уровень как титульного, так и периферийного этноса.
Глубокое сознание процессов происходящих в Республике Ингушетия наводит на мысль, что дальнейшее продвижение на пути регресса национальной культуры приведет народ не только к потере национальной республики, территорий, но и к этнической идентификации национального элемента, в конечном счете, к ассимиляции. Вырождение национального элемента напрямую связано с размыванием культурных ценностей, которые способны либо прогрессировать, эволюционируя в новых условиях, либо регрессировать дегенерировать до полной асфиксии культурного сознания.
Констатируя современное состояние Республики Ингушетия, нельзя не заметить, что на фоне не разрешенных социальных проблем населения, пограничных проблем с соседними республиками, искусственно нагнетается этнополитический кризис, преследующий весьма определенные и очевидные цели. На этом фоне общественному сознанию из вне прививается идеи об ущербности национального характера и, в соответствии с этим не способности народа к рациональной организации и управлению республикой, а граждан – к быту в правовом пространстве. Тезис о положительной и отрицательной комплиментарности народов пришел из колониального прошлого, и наивысшее развитие получил в эпоху сталинских репрессии. Однако и сегодня в очередной раз он взят на вооружение противниками мира на Кавказе и откровенными врагами Республики Ингушетия.
Последние события в республике недвусмысленно демонстрируют, что конфликтная спираль, в которую втянута республика, выходит далеко за её пределы. Через расширяющееся количество целенаправленных убийств и терактов, ответных специальных и войсковых операций, проявляется окончательно сформировавшийся конфликтный механизм, охвативший практически весь регион, со своими правилами игры, своими ставками и своими тайнами.
Пригородный район это территория, находящаяся в средине (в самом сердце) Ингушетии. Через территорию пригородного района проходят технические и транспортные коммуникационные сети, соединяющие между собой районы Республики Ингушетия. Из одного района республики Ингушетия невозможно попасть в другой минуя пригородного района. Например, чтобы из Малгобекского района попасть в Назрановский район, в Джейрахский район или в столицу Ингушетии Магас надо пересечь пригородный район Северной Осетий. Граница пригородного района проходит по улицам города Назрани. Чтобы попасть в населенные пункты самого Назрановского района, например в селения, Далаково или Кантышева необходимо пересечь пригородный район, присвоенный Северной Осетией. На территории пригородного района от поселка Майский и до границы с. Ачалуки не проживает ни одна осетинская семья.
Субъективные отношения государственной власти и гражданского населения находятся в неудовлетворительном состоянии. В создавшихся условиях вполне объясним абсентеизм граждан Республики обоснованный на неверие граждан в эффективность политических институтов; отсутствие у самой власти политической культуры; корпоративная борьба за ситуативное удовлетворение интересов и другое.
Создается ситуация полной растерянности личности, дезориентации ценностных установок сознания.
Люди, находясь на границе двух социальных миров, двух культур и идеологий, оказываются выброшенными за пределы благополучного и достойного человеческого существования, поэтому не редко становятся изгоями общества. Зачастую внутренняя опустошенность, вызванная распадом ценностно-нормативных, духовных основ общества, подталкивает индивида к асоциальным действиям, либо к апатии и бездеятельности. В результате, человек, социальная группа перестает быть активным, полноценным членом общества и теряет всякую положительную связь с ним.
Некоторые, в поисках лучшего ищут новые формы бытия, подменивая собственные устои универсальными правилами европейского культурного субстрата. Личность уже не гордится своей семьей, обществом, своим народом. Сегодня уже можно наблюдать такие явления, когда ингуш меняет паспорт, для того чтобы поставить в документе европейскую фамилию и имя. Многие просто уезжают за пределы республики или страны, разрывая навсегда генетическую связь с прошлым, со своим народом. Но и там, за пределами своей родины, оторванный от традиционного быта человек не ощущает себя счастливым. Зачастую, хваленные европейские ценности становятся чужими и не приемлемыми для выходцев с Кавказа.
Рисуя портрет современного европейца, Х.Ортега-и-Гассет отмечает, что его мировоззрение не содержит ни опоры на Бога, ни опоры на разум. Человек напоминает избалованного ребенка с присущим ему беспрепятственным ростом жизненных запросов, с врожденной неблагодарностью ко всему, что дало ему жизнь и облегчило ее. Философ сравнивает современного человека со «взбесившимся дикарем», именно «взбесившимся», ибо – «нормальный дикарь» чтит традиции, следует вере, табу, заветам и обычаям. Сформировавшаяся эпоха тотального плюрализма отвергла иерархию ценностей. Плюрализм ценностей стал основой жизни человека и общества, приоритеты – нравственные, политические, государственные экономические, классовые и т. д. – исчезли, «общество автоматизировалось в индивидуумы», разрушив ценностную вертикаль, спроецировав все ценности на горизонтальную поверхность, уравняв их в пространстве и времени своего бытия. Мир повседневности превращается в главную ценность.
Тем не менее, здесь у себя на родине многие пытаются подражать европейскому универсализму, потеряв всякий интерес к богатству и неповторимости собственной культуры.
Психологическому вырождению общественной прослойки способствуют как объективные, так и субъективные признаки, породившие подобные явления.
Экзистенциональный страх, сопровождающий осознание того факта, что все базовые опоры: Бог, разум, традиционная социальность разрушены, породил попытку искать основание бытия и сознания в общении людей, в их коммуникации. Но к концу XX в. стало ясно, что коммуникативные цепочки разорваны, связь поколений, межпоколенное общение уничтожено, осталось какое-то неопределенное пространство, заполненное информацией. Низкопробная массовая культура не способна сформировать метафору сознания как духовную опору современного общества, личности. Современный мир пытается вытеснить классическое понятие «сознание», заменяя его бессознательным фрейдовским «Оно» – низшими инстинктами. Сознание превратилось в служанку «Оно», оправдывая и обосновывая право инстинктов на господство. Эротика, насилие, секс тиражируются и выплескиваются, впрыскиваются с экранов, мониторов, страниц журналов, с картин и плакатов в сознание общества, как высшие ценности счастливой жизни. С потерей ценностного сознания общество погружается в безопорность и бессмысленность существования. Человек, лишенный духовности, растерян и испуган. Инстинкт становится для него единственным стержнем жизни.
Разве не к такому состоянию ведет массовая культура, врывающаяся в наши дома через коммуникационные сети современности?
Пока одна часть населения жаждет диктата власти, а другая анархии как спасительного чуда для воцарения порядка на родной земле, Ингушетия медленно, но верно движется к катастрофе.
Изложенные выше основания убедительно показывают, что настало время, когда необходимо мобилизовать все интеллектуальные ресурсы для достижения консолидации общественной массы на национальном культурном пространстве. В сложившейся ситуации в качестве квинтэссенцией, способной остановить разрушительные процессы, должна выступить этническая культура ингушей со своей четкой иерархией ценностей: Ислам, Родной язык, Отечество, приемлемых и понятных общественному сознанию.
Нет никаких сомнений, что именно культурная мобилизация приведет, наконец, к политической социализаций, которую необходимо понимать как формирование современного политического сознания и политической культуры, способной вывести народ и общество на новый уровень социальной модернизации, то есть от застойных моделей жизни к современным, от инволюционных процессов к эволюционным.
Сегодня назрела острая необходимость выявить и поставить заслон механизмам, размывающим традиционные культурные феномены. Заново определить методы и приоритеты для дальнейшего прогрессивного развития национальной культуры.
Дальнейшая дезориентация в современном двуполярном цивилизованном пространстве «Восток – Запад» способствует опасному замедлению динамического движения культурного уровня.
Считаем, что для национальной культуры одинаково опасны резкие скачки как влево, так и вправо. Критерием освоения тех или иных атрибутивных элементов западной, либо восточной цивилизаций, должна стать приемлемость различных новации национальному характеру, национальным ценностям.
Необходимо учитывать и опасный характер тенденций современной глобализации, в направлении формальной, надцивилизационной интеграции и в направлении оттеснения на периферию социальной жизни и развития целых массивов традиционных культур.
В современных исторических условиях необходимо направить все усилия для пропаганды ценностных устоев ингушской культуры.
Здесь важную роль играет сознание, поэтому именно на сознательном уровне необходимо поощрять ценности культуры. Ведь сознание напоминает человеку, что он есть не только природное, физическое и физиологическое существо, но и нечто иное – духовное. Сознание – это не только знание о внешнем мире, но прежде всего знание о собственном духовном опыте, его содержании. Философия считает, что сознание дано нам для того, чтобы мы помнили: в своей обычной жизни мы удалены от Бога, однако может совершить переход на уровень Божественного отдохновения с целью очищения. Сознание есть своеобразная память о нашей земной ничтожности. Ислам учит человека непосредственному общению с Аллахом, то есть молитве. В ней человек погружается внутрь себя. Отключается от потока жизни, от чувственных восприятий, освобождается от диктата тела. Душа молится Творцу. Молитву всегда сопровождают душевные переживания. Наряду с молитвой возникла практика раскаяния, стимулировавшей умение совершать самоанализ, нравственный самоотчет, самоочищение. В процедуре раскаяния способность к самооценке закрепляется институционально.
В формировании нравственного сознания общества и этноса религия играет весьма значительную роль. Истинное религиозное сознание всегда связано с высокими душевными качествами личности.
Ценностные установки, традиции, обычаи и нравы всегда адекватны религиозным воззрениям. Религиозное невежество опасно, оно является причиной многих бед среди населения республики.
На наш взгляд было бы полезно на базе национального университета, открыть факультет восточных языков и культуры, который позволит всем желающим получить соответствующие знания.
Огромное влияние на уровень сознания оказывает просвещение, образование. Родной язык, фольклор, история, литература и искусство формируют в сознании личности и общества основу положительного духовного образа народа, осознанное восприятие судьбы своего народа; знание и уважение его ценностей и есть патриотизм.
Гуманитарный подход акцентируется на совершенствовании человека как духовно-нравственного субъекта культуры. Выступая в качестве проявления человеческой сущности, культура охватывает все стороны жизни человека, предстает как процесс воспроизводства человека во всем богатстве его свойств и потребностей, универсальности. Культура языка, есть процесс созидания человеком своей родовой сущности, мера национального в человеке.
Особое место в мире культуры занимает ее морально-этические и эстетические аспекты. Мораль регулирует жизнь людей в самых различных сферах — в быту, в семье, на работе, в науке, в политике и т. д. В нравственных принципах и нормах откладывается все то, что имеет всеобщее значение, что составляет культуру межчеловеческих отношений. Есть универсальные, общечеловеческие представления о добре и зле, такие, как: «не укради», «не убий», «не прелюбодействуй» и другие, зафиксированные в религиозных постулатах. Есть групповые, исторически ограниченные представления о том, «что такое хорошо» и «что такое плохо». В любом случае практика межчеловеческих связей осмысливается как добро, благородство, справедливость.
Эстетическое восприятие, эстетическое переживание, эстетический вкус присущи каждому человеку. Исторически изменчивы и идеалы красоты. Тем не менее, в обществе существуют определенные нормы эстетической, моральной, политической, религиозной, познавательной, духовной культуры. Эти нормы – невидимый каркас, скрепляющий общественный организм в единое целое. Литература и искусство формируют ценностный эстетический мир индивида.
Особое место в культуре любого народа занимает социальное, гуманитарное образование. Социальное познание неразрывно и постоянно связано с предметными (оценка явлений с точки зрения добра и зла, справедливого и несправедливого и т. п.) и «субъективными» (установки, взгляды, нормы, цели и т. п.) ценностями. Они указывают на человечески значимое и культурное значение определенных явлений действительности. Таковы, в частности, политические, мировоззренческие, нравственные убеждения человека, его привязанности, принципы и мотивы поведения и т. д. Все указанные и им подобные моменты входят в процесс социального исследования и неизбежно сказываются на содержании получаемых в этом процессе знаний.
Сознание личности формирует духовная культура.
Величественная и неповторимая материальная культура ингушей должна стать предметом гордости и изучения. Необходимо разработать методику для того, чтобы вести в школах республики предмет «материальная культура ингушей». Непонятно почему столь важный пласт материальной культуры как строительство в средние века горных замков, башен, террас и т.д., не демонстрируется молодому поколению на уровне школьного воспитания.
Территория, недра, археологические ценности также остаются за пределами сегодняшнего школьного образования. Создать условия для развития молодого поколения на богатых культурных традициях духовного и материального уровня ингушского народа – первоочередная цель современного образования. Считаем необходимым выступить с инициативой проведения во всех образовательных учреждениях Республики Ингушетия, ежегодных семинаров на тему: «национальная культура вчера, сегодня и завтра», а также организовать ежегодные театральные, литературные и музыкальные фестивали, конкурсы, что может дать положительные сдвиги в культурном развитии.
Надо поставить простой вопрос: чем гордятся наши дети сегодня и чем они могли бы гордиться при ином отношений каждого из нас к своей культуре?
Национальная элита должна быть заинтересованной в пропаганде культурных норм, в конечном счете, в социальном прогрессе населения, если она способна еще служить народу. Не стоит забывать, что единство традиции и обновления – универсальная характеристика любой культуры.
Безумная растрата традиционного культурного основания этноса обернется хаосом, признаки которого мы можем наблюдать уже сегодня.
Не пора ли остановится и переосмыслить происходящее каждому, начиная с себя с личных ценностей и ценностей своей семьи.
20. 04. 2010 г.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.