Исламская полиция нравов Саудовской Аравии

В САУДОВСКОЙ АРАВИИ НЕ УТИХАЮТ СПОРЫ ВОКРУГ ИСЛАМСКОЙ ПОЛИЦИИ НРАВОВ

Комитет поощрения одобряемого и запрещения порицаемого: мы хотим преобразования в министерство и ожидаем внесения поправок в исполнительную инструкцию, а тот, кто против Комитета – противник шариата!
В Саудии раздаются голоса тех, кто считает необходимым усовершенствовать, взять под контроль и скорректировать деятельность Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого – правительственного органа, призванного следить за соблюдением правил общественного поведения исходя из определенных религиозных критериев.

Кроме того, эти люди настаивают на пересмотре низама[1] о Комитете и исполнительной инструкции к нему, принятой 28 лет назад, с целью приведения ее в соответствие с низамами о других правительственных органах, и прежде всего – Уголовным низамом, которому, как утверждают некоторые эксперты, противоречат многие статьи низама о Комитете.

Острота критики доходит до требования упразднить Комитет, так как его полномочия, по мнению некоторых, наделяют его «абсолютной властью».

С другой стороны, немало и тех, кто защищает Комитет, считая его предохранительным клапаном и стражем добродетели в саудовском обществе. Они говорят, что Комитет необходим, а его поддержка является религиозной обязанностью; критику же Комитета они рассматривают как одну из разновидностей критики самой религии. В то же время есть и те, кто говорит, что Комитет – это важный орган, но его руководители должны учесть ошибки в его работе и обратить внимание на злоупотребления некоторых его членов.

В этой разноголосице мнений руководство Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого занимает оборонительные рубежи и через все средства массовой информации отстаивает законность этого органа и полномочий, которыми он наделен. В скором времени, как гласит доклад руководства комитетов, направленный в Консультативный совет, оно будет рассматривать предложение о преобразовании Комитета в министерство: некоторые члены Комитета считают, что такое преобразование станет «моральным» стимулом для института хисбы[2]и его представителей.

Чтобы пролить свет на широко развернувшуюся в саудовском обществе дискуссию, газета «Аш-Шарк аль-Аусат» выслушала мнения всех участвующих в ней сторон.

Преобразование Комитета в министерство

Со своей стороны, помощник генерального директора комитетов по региону Эр-Рияда Усман аль-Усман выступает в защиту основного низама о Комитете поощрения одобряемого и запрещения порицаемого от 1400 г. хиджры, а также исполнительной инструкции к низаму от 1407 г. хиджры. По его словам, он поддерживает лишь идею о внесении некоторых поправок в исполнительную инструкцию о комитетах – идею, которая в настоящее время является предметом дискуссий на заседаниях дирекции, ищущей пути доработки инструкции в соответствии с новыми условиями работы. Эти поправки, считает аль-Усман, соответствуют чаяниям работников Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого, и в скором времени они будут приняты. В интервью «Аш-Шарк аль-Аусат» он возражает критикам Комитета, утверждая, что задачи последнего «определены новым Уголовным низамом, который должен будет применяться всеми правоохранительными органами и который рассматривает Комитет поощрения одобряемого и запрещения порицаемого как полицейское ведомство», обязанное, в частности, снимать первичные показания и передавать задержанных в руки компетентных органов.

По словам аль-Усмана, преобразование Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого в министерство (это предложение обсуждалось в Совете, и к такому преобразованию призывали сами члены Комитета и рядовые жители страны) станет моральным стимулом для этого органа и его членов. То, что в последнее время говорится о Комитете, можно разделить на две категории: это либо «всякие слухи», распускаемые теми, кого сотрудники данного органа задерживали за нарушение шариатских норм, либо это раздутые факты, действительно имевшие место, отмечает аль-Усман, защищая членов Комитета. «В человеческой деятельности, – добавляет он, – какие-то упущения неизбежны, но положительных сторон в работе Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого неизмеримо больше, чем недостатков, которые обсуждаются, и которые руководство постоянно стремится устранять». Аль-Усман поясняет, что совершенствование, к которому стремятся руководители и члены Комитета, наряду с подготовкой и обучением кадров подразумевает и усиление моральных стимулов. В их число входят «меры профессионального поощрения», отметил он, упомянув о том, что в настоящее время Консультативный совет изучает возможность «20-процентного повышения жалования членов Комитета», сталкивающихся по роду службы с трудностями и опасностями, а также с нападками в виде злокозненных судебных исков.

Аль-Усман решительно отрицает, что Комитет стоит перед дилеммой «быть или не быть»: по его словам, этот вопрос обсуждению не подлежит: хисба возникла во времена пророка и просуществовала до османской эпохи, ее работники получали жалование, а сама она была тщательным образом организована. Комитет, добавляет он, хорошо знает свои обязанности, а его деятельность и деятельность министерств гармонично дополняют друг друга.

Аль-Усман считает, что противники Комитета, призывающие к его упразднению, выступают против «применения шариата и осуществления миссии ислама».

«Абсолютные полномочия» в низаме о Комитете

Саудовская национальная ассоциация прав человека ранее также резко критиковала Комитет поощрения одобряемого и запрещения порицаемого, требуя четким образом переформулировать его задачи, дабы не допускать злоупотребления данной ему властью со стороны некоторых его представителей. В своем докладе правозащитная ассоциация особенно резко критиковала 12-ю статью низама о Комитете, согласно которой он должен «пресекать соблюдение порочных обрядов и традиций, выполняя свои обязанности твердо и решительно». К этой статье, утверждает саудовский юрист Умар ас-Сааб, имеются претензии, как и к другим статьям основного низама о Комитете и исполнительной инструкции к нему, поскольку они противоречат вновь принятым низамам. «Существует значительное противоречие, – говорит ас-Сааб, – между низамом о Комитете, изданным 28 лет назад, и другими низамами, изданными в последнее время». В пример он приводит статью 4-ю низама о Комитете, которая гласит, что верховный председатель формирует из членов Комитета следственные комиссии, что, как утверждает Умар ас-Сааб, вступает в противоречие с обязанностям сотрудников Следственного комитета и Генеральной прокуратуры. Что касается проведения обысков в жилых домах, то статья 13-я исполнительной инструкции Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого разрешает обыскивать дома и иные помещения для выявления деяний, осуждаемых шариатом, в то время как новый Уголовный низам провозглашает неприкосновенность частных лиц, их жилищ, офисов и транспортных средств. Статья запрещает сотрудникам уголовного розыска входить в жилые помещения или проводить в них обыск иначе как в дневное время и только при наличии ордера от Следственного комитета и Генеральной прокуратуры.

Ас-Сааб призывает к внесению изменений в низам о Комитете и в исполнительные инструкции к нему с целью приведения их в соответствие с другими низамами, имеющими отношение к данной сфере и изданными в последние годы.

К числу низамов, которым, как утверждает юрист ас-Сааб, противоречит низам о Комитете, относятся Уголовный низам, низамы о следствии и Генеральной прокуратуре с исполнительными инструкциями к ним, положения о применении дисциплинарных наказаний на месте, о временном лишении свободы и превентивном аресте. Так, согласно одной из статей низама о Комитете поощрения одобряемого и запрещения порицаемого, его члены вправе нанести провинившемуся до 15 ударов прутом, а также лишить его свободы на срок до 3 дней. Ас-Сааб отмечает, что статья 24-я Уголовного низама отменяет эту практику, а также все положения других низамов, имеющие отношения к правоохранительной сфере, в том числе об общественной безопасности и о Комитете поощрения одобряемого и запрещения порицаемого; таким образом, положения Уголовного низама являются обязательными для всех соответствующих ведомств. Ас-Сааб требует приведения низама о Комитете и исполнительной инструкции к нему в соответствие с другими низамами во избежание недоразумений, при которых члены Комитета ссылаются на положения низама о Комитете поощрения одобряемого и запрещения порицаемого и собственную исполнительную инструкцию. Он также выступает за четкое определение термина «порицаемое» исходя из принципа мусульманского права: «не считается порицаемым то, что является предметом спора».

Он настаивает на том, что функции хисбы должны заключаться лишь в поощрении одобряемого и запрещении порицаемого, и требует лишить Комитет права вести следствие и участвовать в полицейских операциях – права, которое делает его частью правоохранительных органов.

Недавно глава Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого шейх Ибрахим аль-Гайс в одном из заявлений для прессы выразил сильное недовольство СМИ, которые, по его словам, преувеличивают и раздувают ошибки, совершаемые некоторыми сотрудниками его ведомства. Он заявил, что у Комитета в стране не должно быть врагов. Аль-Гайс отверг политику очернительства, которую проводят некоторые СМИ, муссируя ошибки со стороны сотрудников ведомства, и призвал к установлению дружественных отношений между СМИ и Комитетом. «Предполагается, что у нас нет врагов и что мы друзья», – сказал он. Аль-Гайс подчеркнул, что он приветствует любую объективную критику в отношении своего ведомства, призвав журналистов к справедливости и непредвзятости в освещении событий, связанных с ним. «Если средства массовой информации будут расставлять все точки над “и”, ничего не прибавляя и не убавляя из фактов, то мы не возражаем против этого», – сказал он. По словам шейха, его ведомство доступно для СМИ и взаимодействует с ними в духе открытости. Он заявил, что в отношении членов Комитета, обвиняемых в избиении до смерти одного из жителей Саудии, продолжаются следственные действия, которые ведут Следственный комитет и Генеральная прокуратура наряду с администрацией региона Эр-Рияда. По словам аль-Гайса, в этом деле все «ясно и понятно», и «правый будет вознагражден, а виноватый получит по заслугам». Шейх отметил, что обыск у погибшего проводился в соответствии со всеми правилами и инструкциями, и добавил, что «руководство не будет торопиться делать заявления для прессы до тех пор, пока следствие не закончится и картина не прояснится полностью». Аль-Гайс усомнился в том, что в обыске в доме человека, погибшего от рук сотрудников его ведомства, участвовали добровольцы. «Следствие это выяснит», – сказал он. По поводу участия добровольных помощников Комитета в операциях на квартирах подозреваемых он сказал: «Нам не нужно, чтобы помощник предпринимал какие-то физические действия. Мы всегда просим лишь, чтобы он сообщил о нарушении, после чего Комитет проверит эти сведения, и в случае их достоверности испросит разрешение у официальных инстанций». Ибрахим аль-Гайс отказался назвать количество сотрудников Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого, арестованных за превышение власти, сказав: «Нет смысла называть точное число превысивших полномочия, так как в основном сотрудники Комитета их не превышают. Превышение случается, это не норма, но они – люди. Хотя это не значит, что я защищаю тех, кто ошибается». В этой же связи аль-Гайс заметил, что «члены Комитета преисполнены достоинств, а их недостатки тонут в море их достоинств».

Выдержки из исполнительной инструкции к низаму о Комитете поощрения одобряемого и запрещения порицаемого

Указом верховного председателя Комитета поощрения одобряемого и запрещения порицаемого за номером 2740 от 24.12.1407 г. х. была утверждена исполнительная инструкция, опубликованная в газете «Умм аль-Кура» в номере 3203 от 30.07.1408 г. х.

Глава 1. Обязанности Комитета, статья 1:
1. Побуждать людей придерживаться столпов исламской религии, таких, как молитва, закят, пост и хадж, украшаться ее благородными правилами поведения, призывать их совершать достойные поступки, одобренные шариатом – быть правдивыми и искренними, выполнять данные обещания, возвращать отданное на хранение, почитать родителей и кровных родственников, уважать права соседей, оказывать благодеяние бедным и нуждающимся, помогать старикам и слабейшим, напоминать людям о Последнем дне и о том, что душе того, кто совершил дело благое, это зачтется, а с души того, кто творил зло, спросится.

2. Поскольку молитва есть столп религии и вершина ее, членам Комитета надлежит следить за тем, чтобы ее совершали в мечетях в положенные шариатом часы, побуждать людей спешить на призыв к ней; им следует проверять, чтобы в часы молитвы закрывались магазины и лавки, и не велась торговля.

3. Вести надзор за рынками, дорогами, парками и другими общественными местами, чтобы там не совершались следующие порицаемые шариатом вещи:
1) запрещенные шариатом смешение полов и выставление напоказ женской красоты;
2) уподобление одного пола другому;
3) приставание мужчин к женщинам словом или деянием;
4) произнесение бесстыдных или неприличных слов;
5) включение радиоприемников, телевизоров, магнитофонов и т. п. вблизи мечетей или там, где это мешает молящимся;
6) демонстрация немусульманами своих верований или обрядов, либо выказывание ими неуважения к обрядам и нормам ислама;
7) демонстрация или продажа изображений, книг, видео- и аудиозаписей, противных шариатской морали или противоречащих исламскому вероучению;
8) демонстрация рельефных или порнографических изображений, либо символов неисламских религий, как-то: крест, звезда Давида, изображение Будды и т. п.;
9) изготовление и распространение спиртных напитков или их употребление совместно с другими лицами;
10) пресечение условий для совершения разврата (прелюбодеяния, педерастии, азартных игр), а также содержания домов и прочих мест, где совершаются порицаемые и развратные деяния;
11) явная ересь вроде прославления отдельных дат или мест, о которых умалчивает шариат, либо празднование еретических неисламских праздников и событий;
12) колдовство, знахарство и шарлатанство с целью выманивания денег у людей;
13) обвешивание и обман в мерах;
14) надзор за бойнями для обеспечения забоя скота в соответствии с требованиями шариата;
15) надзор за ярмарками и магазинами женской одежды.

Глава 2. Контроль, задержание, обыск и следствие.
Раздел 1:
Статья 2: Члены Комитета должны выявлять все действия, порицаемые шариатом, о которых говорится в главе 1-й настоящей инструкции, и задерживать совершающих их лиц. Они должны также выявлять прочие нарушения шариата, происходящие на их глазах, замеченные в момент их совершения или те, о которых им становится известно по возгласам пострадавших или очевидцев, проследивших за преступником после совершения преступления, либо если преступник застигнут с оружием, орудиями совершения преступления или вещами, полученными в результате его совершения, либо если найдены вещественные доказательства того, что данное лицо является преступником или соучастником преступления.

Статья 3: Если преступление или нарушение, зафиксированное в момент его совершения, не является порицаемым шариатом деянием, каковые перечислены в главе 1 настоящей инструкции¸ то надлежит уведомлять об этом следственные органы и передавать им задержанных лиц в официальном порядке.

Раздел 2, статья 12:
Обыск женщин производится двумя женщинами, честность и правдивость которых подтверждена принесением ими шариатской присяги в соответствии с параграфом 6 статьи 150 низама об общественной безопасности.

Статья 13:
Специальным сотрудникам Комитета разрешается обыскивать жилища и другие места с целью пресечения порицаемых шариатом деяний, перечисленных в главе 1 настоящей инструкции, либо задерживать нарушителей.

Статья 14:
Обыск жилищ разрешается только в случаях, предусмотренных низамами, приказами, указами и инструкциями, касающимися ведения уголовных дел и в порядке, предусмотренном ими, в частности, теми, о которых говорится в разделе 17 низама об общественной безопасности. При этом надлежит соблюдать следующие правила:

– в случае несогласия или недовольства хозяина жилища, при необходимости срочно покинуть жилище, как и в случаях обрушения, затопления, пожара либо проникновения в дом агрессора, обыск разрешается производить лишь с разрешения соответствующей инстанции и в присутствии старосты квартала или его заместителя и двух известных лиц из числа старейшин, а также самого обвиняемого или хозяина жилища, его родственника или знакомого; в тех населенных пунктах, где нет квартальных старост, достаточно присутствия двух людей из числа местных старейшин;

– обыск жилищ производится днем, в ночное время входить в них разрешается только при явном наличии преступления и в момент его совершения, или если того требуют неотложные обстоятельства – во избежание утраты улик или в целях предупреждения бегства подозреваемого.

Статья 15:
Если в жилище в момент обыска находятся женщины, задержание или обыск которых не предусматривается, ответственный за проведение обыска должен предоставить им возможность скрыться от посторонних глаз и покинуть данное место, не причиняя ущерба результатам обыска и интересам следствия.

Раздел 4:
Задержание женщин, девушек-подростков и девочек и проведение в отношении них следственных действий
Статья 49:
Проведение следственных действий в отношении женщин разрешается лишь в присутствии их родственника или того, кто его заменяет; при этом действует инструкция, изданная ведомством общественной безопасности.

Хода ас-Салех

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.