Китаб ал-Харадж

«КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ»
АБУ ЙУСУФА
Автор книги «Китаб ал-харадж» Абу Йусуф Йакуб б. Ибрахим ал-Ансари ал-Куфи (113/731 – 182/798) – один из известных правоведов раннего ислама – родился в г. Куфа (Ирак) в небогатой и незнатной арабской семье. Довольно рано, в тринадцатилетнем возрасте, проявив незаурядные способности в учебе, он был взят судьей г. Куфа Ибн Аби Лайлой (ум. 148/765) для дальнейшего обучения, а уже в 22 года стал учеником и ближайшим помощником выдающегося богослова и законоведа, основателя первой из ведущих школ (мазхабов) суннитского ислама Абу Ханифы ан-Нумана (80/699 – 150/767). После смерти Абу Ханифы Абу Йусуф встает во главе его школы, в деталях разрабатывая положения ханафитского мазхаба и всецело способствуя его популяризации по всему исламскому миру. Некоторые последователи раннего ислама даже склонны считать, что не будь Абу Йусуфа и не приложи он своих усилий для распространения учения Абу Ханифы, последний едва ли достиг бы столь широкой известности.
При халифе ал-Махди (158/775 – 169/785) Абу Йусуф занимает должность судьи г. Куфа, а при следующем аббасидском халифе Харуне ар-Рашиде (170/786 – 193/809) его приглашают в столицу Халифата – Багдад, где он впервые в истории ислама становится Судьей судей (кади ал-кудат), т.е. Верховным судьей всего Халифата с правом назначать судей на местах и принимать апелляции, что до него являлось прерогативой халифа. Вне всякого сомнения такой высокий пост Абу Йусуфа немало способствовал распространению и укреплению ханафитского мазхаба, некоторые положения которого берут за основу и далее развивают основатели-эпонимы двух других суннитских религиозно-правовых школ: Муххамад аш-Шафии (150/767 – 204/820) и Ахмад б. Ханбал (164/780 – 241/855). Вполне естественно, что, заняв пост Верховного судьи, Абу Йусуф назначает судей на местах в крупных городах Халифата из числа правоведов-ханафитов, последователей школы Абу Ханифы . При жизни Абу Йусуфа должность судьи, ответственного за западную часть Багдада, получает его сын Йусуф.
Очевидно, что распространению ханафитского мазхаба способствовала и писательская деятельность Верховного судьи. Кроме «Китаб ал-харадж» Абу Йусуфом были написаны следующие основные сочинения: «Китаб ал-асар»  сборник преданий, передаваемых куфийцам; «Китаб ихтилаф Аби Ханифа ва-Ибн Аби Лайла»  сочинение о расхождениях Абу Ханифы и Ибн Аби Лайлы в вопросах права; «Китаб ар-радд ала сийар ал-Авзаи»  книга опровержения взглядов сирийского ученого ал-Авзаи на законы ведения войны; «Китад ал-хийал»  книга о механике юриспруденции; «Китаб ал-кадийа» (и/или «Адаб ал-кади»)  книга о судействе. По-видимому, его же перу принадлежат, как минимум, еще два полемических сочинения: «Китаб ихтилаф ал-амсар» и «Китаб ар-раддала Малик б. Анас» .
«КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ»
В свою бытность Верховным судьей Абу Йусуф по просьбе халифа Харуна ар-Рашида пишет «Китаб ал-харадж», сочинение, посвященное правилам налогообложения в широком смысле этого слова. Здесь освящаются самые разные вопросы, как связанные с подушной податью и налогом на землю и имеющие сходство с современными налогами, так и с земле– и водопользованием, государственным управлением, а также – касающиеся наложения наказаний за те или иные правонарушения против Бога и против человека. Следует сразу оговорится, что, по всей видимости, тот вид и объем, который «Китаб ал-харадж» Абу Йусуфа имеет сегодня, существенно отличается от авторского оригинала VIII в. В пользу этого предложения свидетельствуют многочисленные разночтения и вставки в списках сочинения, равно как и в изданиях конца XIX – начала ХХ в.
«Китаб ал-харадж» Абу Йусуфа не является самой первой книгой о мусульманском налогообложении. Известно одноименной сочинение, написанное до Абй Йусуфа вазиром халифа ал-Махди – Муавийей б. Убайд Аллахом б. Йасаром ал-Ашари (ум. 170/786). Кроме них, в источниках отмечены еще 19 различных авторов сочинений, озаглавленных как «Китаб ал-харадж» или «Рисада фи-л-харадж». К сожалению, из двадцати одного сочинения по вопросам налогообложения эпохи раннего ислама и правления Аббасидов на сегодняшний день в полном объеме доступны только три: в авторстве Абу Йусуфа, Йахйи б. Адама (ум. 203/818) и Кудамы б. Джафара (ум. 320/932). Тем не менее, можно, наверное, вести речь о возникновении жанра сочинения книг по налогообложению, которые были востребованы всякий раз – с приходом нового халифа или же с появлением новой религиозно-правовой школы – в эпоху, когда активно шел процесс письменной фиксации второго источника мусульманского права – хадисов. В этой связи имеет смысл вкратце уделить внимание основным отличительным особенностям настоящего жанра юридической литературы на примере книги «Китаб ал-харадж Абу Йусуфа».
О термине харадж. На сегодняшний день в целом не вызывает сомнения, что арабский термин харадж является заимствованием из позднесреднеперсидского языка.. В манихейских текстах, написанных на среднеперсидском, термин встречается для обозначения поземельного налога. Дальнейшая реконструкция этимологии приводит к древнеперсидскому haraka-, арамейскому halak и аккадскому ilku, в значении «повинность с земли». Талмудическая литература знает термин в виде karga, keraga – «подушная подать», восходящий к тому же halak .
Та же многозначность, или разное осмысление термина харадж, характерна и для раннеисламской юридической литературы. В частности, Абу Йусуфом термин употребляется для передачи любого вида налога, иногда для обозначения только земельного налога, а временами выступает синонимом для подушной подати (джизил). Поэтому именно смысловой перевод названия – «Мусульманское налогообложение» – выглядит вполне правомерным для данного издания.
Особенности подачи материала. Кроме отмеченной полисемичности термина харадж, которая, кстати, характерна и для одноименных сочинений Йахйи б. Адама и Кудамы б. Джафара, следует указать на освещение вопросов, не имеющих непосредственного касательства к налогообложению, а также на принцип подачи материала. Речь идет прежде всего о рассмотрении в книге проблем гражданского и уголовного права, а равно и связанных с ним процессуальных норм, хотя мусульманское право и не знает такого деления. В «Китаб ал-харадж» Абу Йусуфа и Кудамы б. Джафара можно встретить разделы, относящиеся к административным, географическим и историческим вопросам. Скажем, у Кудамы б. Джафара лишь одна из девяти частей книги посвящена налогам. Вероятнее всего, такая особенность объясняется прежде всего заказчиком книги, для которого она в целях разбавления однотипного хадисного материала была сдобрена разного рода дополнительными сведениями. В случае Абу Йусуфа заказчик – халиф, в случае Кудамы б. Джафара – вазир, при котором тот состоял катибом.
Там, где затрагиваются правовые проблемы, предлагаемые варианты их решений у Абу Йусуфа зиждутся на основных постулатах ханафитской школы: это, во-первых, текст божественного откровения – Коран; во-вторых, предания и хадисы, составляющие сунну и дающие источник прецедента, то есть поступка или высказывания Пророка и его ближайшего окружения в отношении поставленного вопроса; в-третьих, согласованное мнение (иджма) авторитетных лиц, отраженное в тексте книги в выражениях типа: «по мнению Абу Ханифы и его единомышленников», «законоведы нашей школы единогласно утверждают» и т.п.; в-четвертых, применение суждения по аналогии (кийас) о предмете – при отсутствии прямых указаний на него в Коране и хадисах, например:
Если кто-нибудь наймет работника (для рытья колодца), а тот выроет ему колодец на дороге (общего пользования мусульман), не имея на это распоряжение правителя, и какой-нибудь человек, упав в колодец, разобьется насмерть, то, по аналогии, ответственность за это должна бы пасть на работника, но в данном случае мы отказываемся от аналогии, ибо, если колодец вырыт много раньше, наемные рабочие никому не будут известны, и потому в данном случае ответственность падет на того, кто нанял работника;
В-пятых, применение принципа предпочтительного решения (истихсан) при аналогичном выводе из суждения по аналогии или при наличии разнотолков в хадисах, когда Абу Йусуф говорит: «тебе… будет не трудно остановить свой выбор на одном из приведенных мнений» или «придерживайся, о повелитель правоверных, того из двух мнений, которое признаешь за благо», и наконец – использование норм обычного права (урф) в качестве вспомогательного источника права мусульманского.
Общее количество приведенных в «Китаб ал-харадж» хадисов (по Булакскому изданию) колеблется около 550, включая и те из них, которые Абу Йусуф передает от своих учителей Абу Ханифы и Ибн Аби Лайлы без указания имен предшествовавших им передатчиков. Точную цифру назвать сложно, поскольку иногда автор приводит для одного матна более одного иснада и наоборот, что дает погрешность ± 2%. Тем не менее в качестве своеобразной статистики ниже я укажу круг основных лиц-информаторов, выдающихся историков, знатоков хадисов и толкователей Корана, на которых Абу Йусуф ссылался при передаче включенных в «Китаб ал-харадж» хадисов.
Абу Ханифа ан-Нуман – 33 хадиса; Мухаммад б. Исхак б. Йасар (85/704 – 150/767) – историк, автор биографии Мухаммада – 32; ал-Амаш, Сулейман б. Мухаммад ал-Кахили ал-Асади (60/679 – 148/765) – 29; Ашас б. Саввар ал-Кинди (ум. 136/753-4 г.) – кади в ал-Ахвазе – 21; Ибн Аби Лайла, то есть Мухаммад б. Абд ар-Рахман б. Аби Лайла (ум. 148/765) – кади Куфы, первый наставник Абу Йусуфа – 15; ал-Хасан б. Умара – 15; Мугира б. Миксам ад-Дабби (ум. 137/754-5) – слепой передатчик хадисов – 15; Саид б. Аби Аруба (ум. 156-7/773) – 13; Хишам б. Урва – 13; Йахйа б. Саид – 12; Суфйан б. Уйайна б. Маймун ал-Хилали (107/725 – 196/811) – 10, и т.д.
Здесь отдельно следует выделить хадисы с отсутствующим или редуцированным иснадом: рассказывали/передавали – 31; наш шайх – 26; некто – 8; шайх из Сирии – 1, что в совокупности составляет 78 хадисов. Для некоторых исследователей такой достаточно высокий процент «дефектных» иснадов послужил поводом уличить Абу Йусуфа в предпочтении текстового содержания предания цепи его передатчиков, другими словами, в пренебрежении иснадом . Скорее всего, главной причиной здесь все-таки является адресат, то есть халиф Харун ар-Рашид, которого Абу Йусуф, вероятно, не хотел перегружать иснадами и который и без того полностью доверял своему Верховному судье; хотя, конечно, возможны и другие объяснения.
При подаче хадисного материала Абу Йусуф в целом придерживается принципа приоритетности, то есть сначала им приводятся высказывания и поступки Пророка, если они зафиксированы традицией по рассматриваемому Абу Йусуфом вопросу. Затем в порядке очередности им цитируются предания (если есть), дошедшие от Абу Бакра, Умара б. ал-Хаттаба, Усмана б. Аффана, Али б. Аби Талиба, Умара б. Абд ал-Азиза и их ближайшего окружения. При этом хадисы с высказываниями зачастую предшествуют хадисам с поступками. Естественно, если затронутый вопрос как-то отражен в Коране, то последний цитируется прежде прочего. Но таких цитат, по вполне понятным причинам, не так много.
Иногда Абу Йусуф высказывает уже сформировавшиеся мнение по тому или иному вопросу до группы хадисов, которые в таком случае приводятся в качестве подтверждения. Некоторые разделы книги вообще не содержат хадисов в традиционном понимании, например: О землях Сирии и ал-Джазиры; О принятии ислама некоторыми из жителей завоеванных территорий и из бедуинов, при условии сохранения за ними земли и имущества; О тех, которых отпали от ислама, оказывали вооруженное сопротивление и защищали свои жилища (против ислама); Об определении земли, подлежащей обложению ушром, и земли, подлежащей обложению хараджем; Об островах на Тигре и Евфрате и о плавучих мельницах. Здесь Абу Йусуф, по-видимому, передает уже сложившееся мнение или сообщает довольно известные исторические факты, не требующие дополнительного обоснования их иснадами информаторов: «Я же ни у одного из них не спрашивал их иснады».
В отдельных случаях мнение Абу Йусуфа расходится с мнением его учителей Абу Ханифы и Ибн Аби Лайлы или с мнением кого-то одного из них, что автор «Китаб ал-харадж» отмечает в выражениях: «Я же, Абу Йусуф, утверждаю, что…».
ПЕРЕВОДЫ «КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ»
На сегодняшний день существуют два перевода сочинения Абу Йусуфа на европейские языки. Полный перевод на французский язык был сделан Е. Фаньяном (Е. Fagnan) по первому Булакскому изданию и издан в 1921 г. Этот перевод и был привлечен А.Э. Шмидтом при работе с текстом. Кроме того, есть перевод на английский язык, выполненный А. Бен Шемешом и опубликованный в 1969 г. Однако перевод Бен Шемеша существенно отличается от оригинального текста. Во-первых, в нем представлены только те разделы текста, которые непосредственно касаются налогообложения. Во-вторых, материал переведенных разделов реорганизован по усмотрению Бен Шемеша. Автор перевода объясняет такой подход целями, которые он ставил при подготовке перевода. Речь, прежде всего, идет о том, что перевод «Китаб ал-харадж» Абу Йусуфа является третьим в серии под общим названием «Налогообложение в исламе» («Taxation in Islam»). Первые два перевода в ней представляют собой соответственно «Китаб ал-харадж» Йахйи б. Адама и Кудамы б. Джа’фара. Все три книги следуют одному принципу подачи материала. Кроме того, по словам Бен Шемеша, исключенные им из перевода разделы текста не содержат оригинального материала по налогообложению, который не встречался бы в других сочинениях Абу Йусуфа или в религиозно-исторических сочинениях иных авторов .
ДАННОЕ ИЗДАНИЕ
Данное издание во многом уникально. Прежде всего, речь идет о первом русском переводе одного из самых ранних памятников мусульманского права, дающем отчетливое представление о втором основном источнике этого права – хадисах и о действовавших нормах судопроизводства времен Пророка и первых халифов. Надо сказать, что публикация подобных сочинений в русском переводе с языка оригинала – большая редкость (если вообще не единичный случай). Кроме того, над переводом текста работал не один, а два специалиста, что тоже случается не часто. При этом А.Э. Шмидт сопоставлял свой перевод с французским переводом «Китаб ал-харадж» Фаньяна, тогда как А.С. Боголюбов использовал второе арабское издание сочинения 1928 г., приводя в своих комментариях возможные варианты чтения и понимания – конъектуры – «темных» мест текста. Другими словами, в переводе так или иначе отражено претендующее на объективность видение оригинала. Конечно, какие-то места перевода могут показаться не ясными, не вполне точно передающими смысл арабского текста или некорректно откомментированными, однако, следует еще раз подчеркнуть, что данный перевод является изданием архивного материала, не предусматривающим внесение каких-либо изменений в авторский текст, кроме правки технического характера.
Издатели работали, совмещая требования к современным публикациям и одновременно принимая во внимание важность сохранения авторской редакции перевода. Текст оригинала в ходе общего редактирования претерпел минимальные изменения, которые, по большей части, касаются оформления и подачи материала, не затрагивая лексики и фразеологии самого А.Э. Шмидта. Возможно, поспей автор сам с редакторской правкой, текст перевода выглядел бы более изящно, избегнув стилистики подстрочника с характерным для арабского языка обилием притяжательных и относительных местоимений. Но соблюдение авторских прав тем более важно и обязательно – в отсутствие автора. Поэтому изменения, главным образом технического характера, внесенные в оригинал перевода, коснулись только следующих основных моментов:
во-первых, везде, где представлялась возможность, цитаты и диалоги, оформленные кавычками, были заменены на прямую речь, что позволило привнести определенную толику жизни и живости в кажущееся монотонным повествование и заодно избавиться от груза многочисленных кавычек, разнообразие коих не столь велико, сколь количество действующих лиц в цепи передатчиков того или иного хадиса;
во-вторых, каждый конкретный хадис был оформлен отдельным абзацем с отличительным стилевым признаком;
в-третьих, в текст была введена стилистика письма – там, где использовались выражения: «он написал такую грамоту», «он отправил письмо следующего содержания» и т.п.; поскольку, как правило, подобные письма (грамоты) начинаются с басмалы, то, на наш взгляд, они требуют особого выделения в тексте;
в-четвертых, отличный шрифт был придан введенным в перевод арабским словам и терминам (кроме имен собственных и русифицированных арабизмов, типа «ушровые земли»). При первом упоминании они откомментированы, приведены в постраничных примечаниях в арабской графике и включены в Указатель. Отличительным шрифтом не выделены только уже вошедшие в русский язык арабские заимствования, как то: вазир, имам, ислам, халиф, халифат и т. п.;
в-пятых, для облегчения восприятия текста из диакритических и транслитерационных знаков в книге оставлены только ‘айн (‘) и хамза (‘), но в Указателе все упомянутые в тексте перевода имена приведены дополнительно в арабской графике;
и, наконец, везде по тексту супракомментарии и примечания, принадлежащие перу А.С. Боголюбова, выделены жирным шрифтом с пометкой (А.Б.) в конце. Добавленные (там, где это представлялось необходимым) в небольшом количестве комментарии издателя снабжены пометой – Примеч. изд.
По-видимому, первоначально издание перевода планировалось вместе с арабским текстом Булакского оригинала сочинения, о чем свидетельствует форма комментария в отдельных примечаниях. Для того чтобы связать текст перевода с арабским оригиналом, в первый включена пагинация по Булакскому изданию, оформленная прямыми скобками (/…/). Ссылки на Коран из примечаний введены в корпус текста в квадратных скобках ([...]), ими же оформлен текст, реконструируемый переводчиком предположительно. Перевод цитат из Корана дан в авторском варианте А.Э. Шмидта. С уважением издатели отнеслись также к особенностям авторской пунктуации переводчика.
Цель и надежда издателя – донести до читающей публики (как научной, так и до общества в более широком смысле) неповторимый аромат раннеисламской эпохи, отметить культурные пункты отличий и совпадений в мусульманском праве и праве вообще; подтолкнуть развитие ученой мысли будущих поколений и почтить память поколений ушедших. Собственно, это causa finalis.
А.А. Хисматулин

АБУ ЙУСУФ
ЙА’КУБ Б. ИБРАХИМ АЛ-КУФИ
«КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ»
Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!
Это – то, что Абу Йусуф, да помилует его Аллах,
написал повелителю правоверных Харуну ар-Рашиду
Дa продлит Аллах жизнь повелителя правоверных и да дарует ему величие на долгие дни в совершенном благоденствии и неугасающей славе!
К милостям Своим, оказанным повелителю правоверных, присоединит Аллах блаженство в мире потустороннем, не убывающее и не прекращающееся, и сопутствие Пророка, да благословит его Аллах и да подаст ему мир!
Повелитель правоверных, да поможет ему Аллах, потребовал от меня, чтобы я составил для него книгу-сборник для руководства в деле взимания земельного налога, десятины, налога в пользу бедных, подушной подати и во всем прочем, во что ему приходится вникать и сообразно чему приходится поступать. Это требование повелителя правоверных было вызвано исключительно желанием избавить его подданных от притеснений и обеспечить им благополучие; да сподобит его Аллах Всевышний успеха, да наставит его и да поможет ему в этом его предприятии, и да оградит его от того, чего он опасается и остерегается! Он пожелал, чтобы я ему ясно изложил, разъяснил и истолковал то, о чем он меня спрашивал и чем имеет в виду руководствоваться на деле, и вот я все это разъяснил и истолковал.
О, повелитель правоверных! Ведь Аллах, хвала Ему, поручил тебе великое дело; награда за его выполнение – величайшая из наград, а наказание за небрежение им – самое суровое из наказаний. Аллах поручил тебе вершить дела этой общины, так что [во все] дни с утра до вечера, ты созидаешь для людей многих, пасти которых поручил тебе Аллах, власть над которыми Он тебе вверил, [заботу] о которых Он возложил на тебя в виде испытания, править которыми Он тебя поставил.
Если здание построено не на основе благочестия, то не замедлит Аллах поразить его основы, обрушит Он его на того, кто его построил и кто помогал строить. Так не моги пренебречь заботами о делах этой общины и твоих подданных, которые Аллах возложил на тебя, ведь способность к совершению дела зависит от соизволения Аллаха! Не откладывай на завтра того дела, которое нужно завершить сегодня, ибо, если ты поступишь так, ты выкажешь небрежение. Ведь предел жизни не сообразуется с желаниями человека, так постарайся завершить дела свои до положенного тебе предела жизни, ибо после этого предела никакое дело невозможно.
Подлинно, правители выполняют для Господина своего [лишь] то, что пастырь должен выполнять для своего господина. Так хотя бы в течение часа в день выполняй лежащие на тебе обязанности в том, что поручено тебе Аллахом и возложено Им на тебя. Ведь блаженнейший из правителей пред Аллахом в День воскресения мертвых тот правитель, заботами которого благоденствуют его подданные. Не сбивайся с правильного пути, дабы не сбились твои подданные, и берегись руководствоваться в делах своими вожделениями и действовать под влиянием гнева. А если ты столкнешься с двумя делами, из которых одно имеет значение для жизни загробной, а другое для жизни земной, то отдай предпочтение делу загробной жизни перед делом земной жизни, ибо загробная жизнь вечна, а земная жизнь преходяща.
Из страха перед Аллахом будь настороже и пусть все люди, и близкие, и далекие, будут равны перед тобой в выполнении тобою велений Аллаха. Выполняй волю Аллаха, не бойся порицания порицающего, но будь осмотрителен, и осмотрительность должна быть в сердце, а не только на языке. Бойся Аллаха, а страх Божий заключается в осмотрительности, и кто боится Аллаха, того Он хранит. Стремись к определенному пределу, стремись идти по дороге, по которой следует идти, шествовать по пути, который подобает избрать, совершать дела, о которых сохранится память, и придти к водопою, к которому надлежит придти, ибо это и есть истинный путь и высшая стоянка, на которой сердца исполняются страхом и прекращаются всякие доводы пред величием Царя, всемогуществом которого они подавлены. Твари презрены пред лицом Его и ожидают приговора, и страшатся Его наказания. И как будто это уже случалось, и хватит скорби и сожаления в тот день на этой великой стоянке для тех, кто знал, но не поступил [согласно тому, что знал], в тот день, когда поскользнутся ноги, когда изменится цвет лица, когда придется долго стоять и будет тяжким расчет. Аллах Благословенный, Всевышний говорит в Своем Писании: «Подлинно, один день пред лицом твоего Господина, что тысяча лет по вашему исчислению» [Коран, 22:46]; равным образом сказал Всевышний: «Это День суда, на который собрали Мы вас и предшествующие поколения» [Коран, 77:38]; и далее: «В День суда все они встретятся» [Коран, 44:40]; и еще сказал Всевышний: «Как будто в тот день, когда они узрят то, что было им обещано, они просуществовали не более одного часа…» [Коран, 46: 34-35] или «Как будто в тот день, когда они узрят [час судный], они просуществовали не более одного вечера или одного утра» [Коран, 79:46].
О, что за прегрешение, которому нет прощения! Что за раскаяние, от которого нет никакой пользы! Ведь именно благодаря чередованию ночи и дня ветшает все новое, приближается все далекое и наступает все то, что было обещано! И Аллах воздает всякой душе в меру того, что она содеяла, и Аллах скор в требовании отчета. Аллах! Аллах! Ведь жизнь коротка, бедствие велико, мир дольний погибнет и погибнет всяк в нем живущий, а мир будущий – обитель вечная.
Так да не предстанешь ты пред Аллахом завтра, как идущий по пути преступающих законы! Ведь воздающий в день воздаяния воздаст своим рабам по делам им, а не по их сану. Аллах тебя предостерегает, так будь настороже. Ведь ты создан не для забавы и тебе не ускользнуть от наблюдения: Аллах потребует от тебя ответа в том, что ты делаешь, и в том, чем ты руководствовался в своих поступках. Подумай, как ты ответишь, и знай, что в День воскресения мертвых не сдвинутся с места стопы раба Божия пред лицом Аллаха Благословенного и Возвышенного, прежде чем от него потребуют ответа. Ведь Пророк, да благословит его Аллах и да подаст ему мир, сказал:
– В День воскресения мертвых не сдвинутся с места стопы раба Божия, пока от него не потребуют ответа на четыре вопроса: о том, что он знали и как руководствовался этим в своих поступках; о том, на что он потратил свою жизнь; о том, как он приобрел свое имущество и на что его издержал; и, наконец, о том, как он использовал свое тело.
Так приготовься, о, повелитель правоверных, к тем вопросам и к ответам на них, ибо то, что ты содеял, раз это будет подтверждено, завтра [в День судный] будет тебе прочтено, и помни, что [тогда] при собрании свидетелей будут удалены завесы, отделяющие тебя от Аллаха.
Завещаю тебе, о, повелитель правоверных, охранять то, что Аллах вверил твоей охране, и заботиться о том, что Аллах вверил твоим заботам, и в этом отношении смотреть лишь на Него и [действовать лишь] ради Него. Если ты так не поступишь, то неудобопроходимым станет для тебя ровный правильный путь, станут невидимы для твоего глаза и сотрутся следы его, станет тесным для тебя его простор, ты станешь не одобрять то, что заслуживает поощрения, и поощрять то, что заслуживает неодобрения. Борись со своей душой как человек, который желает добиться для нее же успеха, а не поражения. Нерадивый пастырь ответит за то, что погибнет в его руках, что он, если бы пожелал, мог, с соизволения Аллаха, отвести с мест гибельных в места жизни и спасения. Если он этого не сделает, то его погубит, а если он вместо того займется чем-либо другим, то тем скорее и более сокрушительно наступит для него гибель. Если же он станет держаться правильного образа действий, то тем самым достигнет благополучия и Аллах воздаст ему вдвое против того, что он выполнил. Так остерегайся, чтобы не потерпело ущерба твое стадо, дабы владелец его полностью не потребовал от тебя возмещения его ущерба и не лишил тебя следуемого тебе вознаграждения в возмещение причиненного тобой ущерба. Строение следует подпереть прежде, чем оно начнет разрушаться. В твою пользу зачтется все то, что ты сделал для тех, дела которых поручил тебе Аллах, тебе во вред пойдет все то, что в этом отношении ты упустил сделать. Не забывай же заботы о деле тех, чье дело вверил тебе Аллах. Так же не забывай и не оставляй без внимания ни их, ни того, что способствует их благополучию, тогда и ты не будешь забыт. Твоя доля в благах мира сего в эти дни и ночи не уменьшится от обильного движения губ твоих при поминании Аллаха в восхвалениях, славословиях и прославлении Его, и в молитвах за посланника Аллаха, – да благословит его Аллах и да подаст ему мир, этого Пророка милосердия и руководителя по пути праведному, – да благословит его Аллах и да подаст ему мир.
В Своей милости, Своем милосердии и всепрощении Аллах сделал властителей халифами на Своей земле и сподобил их света, который озаряет для подданных все те их повседневные дела, кои для них темны, и те их права, кои вызывают у них сомнения. И озарение, [исходящее от] света властителей – в поддержании законности и в охране прав отдельных лиц путем стойкости и ясных приказов.
Превыше всего оживление сунны , введенной благочестивым поколением, ибо оживление сунны принадлежит к тем добрым делам, которые живы и не умирают. Несправедливость пастыря влечет за собой /4/ гибель паствы, и опираться на людей, недостойных доверия и нехороших значит погубить народ.
Так восполни, о повелитель правоверных, оказанные тебе Аллахом милости соответственно хорошим их приемом, благодарностью за эти милости добивайся их умножения, ибо так говорит Аллах Преблаги и Всевышний в Своей драгоценной Книге: «Воистину, если вы будете благодарны, Я еще прибавлю вам, а если будете неблагодарны, то наказание Мое мучительно» [Коран, 14:7]. Нет ничего милее для Аллаха, чем добродетель, и нет для Него ничего ненавистнее, чем порок. Совершение греховного равносильно неблагодарности за оказанные милости; мало таких людей, которые, оказавшись неблагодарными за оказанные им милости и не обратившись к раскаянию, не были бы лишены своего могущества и не оказались отданными Аллахом во власть своих врагов.
О, повелитель правоверных, я молю Аллаха, который наряду с другими милостями сподобил тебя познать Его, чтобы ни в одном из твоих дел Он не представил тебя самому себе, а чтобы Он приблизил тебя к себе так, как Он приближает к себе своих святых, возлюбленных им, ибо Он – тот, кто может это сделать, тот, кого надлежит умолять об этом.
Вот, пишу тебе о том, о чем ты приказал мне писать, и толкую и разъясняю тебе это, а ты это изучи, поразмысли над этим и повторно читай, пока не запомнишь. А я в этом деле постарался для тебя и не отступил от доброго расположения к тебе и к мусульманам, делая это ради Аллаха, снискивая Его воздаяние и опасаясь Его наказания. И я твердо надеюсь, что если ты будешь поступать в соответствии с тем, что здесь ясно изложено, то Аллах умножит для тебя храдж без притеснения кого-либо из мусульман или живущих по договору , и ниспошлет благополучие твоим подданным, ибо их благополучие покоится на поддержании законности в отношении их и в ограждении их от притеснений и взаимных обид там, где их права вызывают у них сомнения. Я записал для тебя хорошие хадисы , в которых ты найдешь поощрение и побуждение к тому, о чем ты меня спрашивал и чем ты, если пожелает Аллах, собираешься руководствоваться.
Да сподобит тебя Аллах того, чем ты сможешь заслужить Его благоволение, и да подаст Он [другим] благополучие через тебя и твоими руками!

Раздел I
Сказал Абу Йусуф, да смилуется над ним Аллах:
Сказал Абу Йусуф, да смилуется над ним Аллах : «Рассказал мне Йахйа б. Са’ид , со слов Абу-з-Зубайра, со слов Тавуса, со слов My’аза б. Джабала , который сказал: «Сказал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и ниспошлет ему мир :
– Нет для сына Адама поступка более способного спасти его от адского пламени, чем поминание Аллаха.
Его спросили:
– О, посланник Аллаха, даже не подвижничество на пути Аллаха?
Он ответил:
– Даже не подвижничество на пути Аллаха , хотя бы ты рубил мечом, пока он не сломается, затем еще рубил бы, пока он не сломается, затем еще рубил бы им, пока он не сломается.
Так он сказал трижды, а между тем, о повелитель правоверных, благостное значение джихада поистине велико и награда за него обильна».
Рассказывал мне один из наших шайхов со слов Нафи’а со слов Ибн ‘Умара, что Абу Бакр-Праведник , да будет над ним благословение Аллаха, отправил Йазида б. Аби Суфйана в Сирию [во главе войска] и прошел вместе с ними около двух миль. Ему сказали:
– О, заместитель посланника Аллаха, не вернуться ли тебе?
Он ответил:
– Нет! Ведь я слыхал, как посланник Аллаха говорил: «Если чьи-либо ноги покроются пылью на пути Аллаха, то воспретит Аллах адскому пламени коснуться их».
Рассказывал мне Мухаммад б. ‘Аджлан со слов Абу Хазима, со слов Абу Хурайры, который сказал:
– Сказал посланник Аллаха: «Утренний или вечерний поход на пути Аллаха лучше, чем дольний мир и все, что в нем есть».
До нас дошло со слов Макхуля объяснение [Мухаммада] слов «утренний или вечерний поход на пути Аллаха», а именно они означают, что утренний или вечерний поход на пути Аллаха, в котором жертвуешь собою, лучше, чем дольний мир и все, что в нем есть, ибо это последнее ты расходуешь, не жертвуя собою.
Рассказывал Абан б. Аби ‘Аййаш со слов Анаса , который сказал:
– Сказал посланник Аллаха: «Кто сотворит одну молитву за меня, того Аллах благословит десятью благословениями и снимет с него десять дурных поступков».
Рассказывал мне один из наших шайхов со слов ‘Абд Аллаха б. ас-Са’иба, со слов ‘Абд Аллаха, то есть Ибн Мас’уда , да будет над ним благословение Аллаха, который сказал:
– Сказал посланник Аллаха: «У Аллаха есть ангелы, которые странствуют по земле и приносят мне приветы от моей общины».
Рассказал мне ал-А’маш , со слов Абу Салиха , со слов Абу Са’ида со слов посланника Аллаха, который сказал:
– Как вы будете держать себя , когда Трубящий в рог уже приставит его ко рту, сморщит свой лоб и насторожит свой слух в ожидании, что ему прикажут [затрубить]?
Мы спросили:
– О, посланник Аллаха, что же нам сказать?
Он ответил:
– Скажите: Аллах – наш защитник и лучший покровитель, на Него мы уповаем!
Рассказывал мне Йазид б. Синан со слов ‘А’ из Аллаха б. Идриса, который сказал:
– Шаддад б. Аус говорил проповедь народу; он воздал хвалу Аллаху и прославил Его, а затем сказал: «А я ведь слыхал, как посланник Аллаха говорил: «Все благо целиком в раю, а все зло целиком в аду. Ведь рай окружен тем, что вызывает отвращение, а ад окружен тем, что возбуждает вожделения; если пред человеком поднимается завеса, скрывающая неприятное, и он устоит, то он приближается к раю и становится достойным его, а если пред человеком /5/ поднимается завеса, скрывающая похоти и вожделения, то он приближается к адскому пламени и становится достойным его. Так действуйте по справедливости, помня о том дне, когда решения будут выноситься только по справедливости, и вы попадете в обиталище справедливости».
Рассказывал нам ал-А’маш со слов Йазида ар-Ракаши, со слов Анаса [б. Малика], который сказал:
– Когда Пророк был вознесен на небеса и приблизился к ним, он услыхал какой-то шум и спросил: «О, Гаври’ил, что это такое? Тот ответил: «Это камень, сброшенный с края геенны; он падал в нее в течение семидесяти лет и вот теперь попал на ее дно».
Рассказывал нам ал-А’маш со слов Йазида ар-Ракаши, со слов Анаса б. Малика, который сказал:
– Сказал посланник Аллаха: «Люди, обреченные на адский пламень, будут обречены на плач, и будут они плакать, пока не иссякнут их слезы, а потом еще будут плакать, пока лица их не будут изрыты как бы бороздами».
Рассказал мне Мухаммад б. Исхак , говоря:
– Рассказал мне ‘Убайд Аллах б. ал-Мугира со слов Сулаймана б. ‘Амра, со слов Абу Са’ида ал-Худури , – да будет доволен им Аллах! – Он сказал: «Я слыхал, как посланник Аллаха говорил, что Сират будет проложен от одного края геенны до другого, и он будет усеян колючками, вроде колючек са’дана , и вот тогда люди попытаются пройти по этому мосту; некоторые спасутся невредимыми, другие будут исцарапаны, а потом все же спасутся, третьи, наконец, зацепятся и опрокинутся в геенну».
Рассказал мне Са’ид б. Муслим со слов ‘Амира , со слов ‘Абд Аллаха б. аз-Зубайра , со слов ‘Ауфа б. ал-Хариса , со слов ‘А’иши , которая сказала:
– Сказал посланник Аллаха: «О, ‘А’иша, берегись совершать презренные поступки, ибо Аллах за них потребует к ответу».
Рассказал мне ‘Абд Аллах б. Вакид со слов Мухаммада б. Малика, со слов ал-Бара’а б. ‘Азиба , который сказал:
– Мы вместе с Пророком присутствовали на похоронах, и, когда мы подошли к вырытой могиле, Пророк преклонил колени, я повернулся и обратился к нему лицом, а он плакал так, что [своими слезами] оросил землю.
Затем [ал-Бара’а] сказал:
– Так вот, братья мои, к такому дню приготовьтесь .
Рассказывал Малик б. Мигвал со слов ал-Фадла, со слов ‘Убайда б. ‘Умайра , который сказал:
– Подлинно могила спросит: «О, сын Адама, что ты приготовил для меня? Разве ты не знаешь, что я – обиталище на чужбине, обиталище червей, обиталище одиночества?»
Рассказывал нам Мухаммад б. ‘Амр со слов Абу Саламы , со слов Абу Хурайры, со слов Пророка, который сказал:
– Говорит Аллах Великий и Славный: «Для своих благочестивых рабов Я уготовал то, чего ни один глаз не видел, ни одно ухо не слышало, чего не приходило на ум ни одному человек». (Если хотите,) прочтите: «Ни одна душа не знает, сколько еще сокрыто [уготованных] им утех в воздаяние за те дела, что совершены ими» [Коран, 32:17]. Подлинно, есть в раю дерево, под тенью которого всадник может ехать сто лет, не объехав его. (Если хотите,) прочтите сами: «И под тенью» [Коран, 56:29]. Подлинно, заболоченное место в раю лучше, чем этот дольний мир со всем тем, что в нем есть. (Если хотите,) прочтите сами: «Тот, кто будет спасен от адского пламени и введен в рай, тем самым достигнет блаженства, а жизнь в дольнем мире не более, как обманчивое наслаждение» [Коран, 3:128].
Рассказал мне ал-Фадл б. Марзук со слов ‘Атиййа б. Ca’да , со слов Абу Са’ида [ал-Худури], который говорил:
– Сказал посланник Аллаха: «Подлинно, к числу любимых мною наиболее людей, тех, что будут находиться ближе всего ко мне в День воскресения мертвых, [принадлежит] справедливый имам , а к числу людей, наиболее ненавистных мне в День воскресения мертвых, тех, что будут подвергнуты наиболее мучительному наказанию, [принадлежит] имам-притеснитель».
Рассказал нам Хишам б. Са’д со слов Даххака б. Музахима со слов ‘Абд Аллаха б. ‘Аббаса , который говорил:
– Сказал посланник Аллаха: «Если Аллах пожелает людям добра, то власть над ними Он вверяет людям рассудительным, а имущество их отдает в руки людей великодушных, а если Аллах пожелает людям зла, то власть над ними Он вверяет людям безрассудным, а имущество их отдает в руки людей любо стяжательных.
Ведь вот, если кому-нибудь поручено вершить какое-нибудь дело моей общины и он благосклонно отнесется к нуждам членов этой общины, то и Аллах благосклонно отнесется к нему в тот день, когда у него будет какая-нибудь нужда; если же такой человек будет уклоняться от удовлетворения таких нужд, то и Аллах уклонится от удовлетворения его нужд и желаний».
Рассказывал мне ‘Абд Аллах б. ‘Али со слов Абу-з-Зинада со слов ал-А’раджа со слов Абу Хурайры, со слов посланника Аллаха, который говорил:
– Имам не более, как щит, под покровом которого сражаются и который служит защитой. Если он призывает к благочестию и поступает справедливо, то ему будет воздаяние за это, если же он будет поступать иначе, то грех его падет на него. (рассказывал мне Йахйа б. Са’ид со слов ал-Хариса б. Зийада ал-Химйари, что Абу Зарр просил Пророка о назначении его амиром , но тот ответил:
– Ты слишком слаб [для этого]; ведь власть – нечто данное на хранение, и в День воскресения мертвых она будет источником позора и сожаления для всех, кроме того, кто принял ее, будучи ее достойным, и выполнил все обязательства, лежавшие на нем, как носителе ее.
Рассказывал мне Исра’ил со слов Абу Исхака , со слов Йахйа б. ал-Хусайна, со слов его бабушки Умм ал-Хусайн, которая говорила:
– Я видела, как посланник Аллаха завернулся в свой плащ, /6/ подняв его подмышки, а при этом говорил: «О, люди! Бойтесь Аллаха! Слушайтесь и повинуйтесь; если над вами будет поставлен хотя бы увечный абиссинский раб, все же слушайтесь его и повинуйтесь ему».
Рассказывал нам ал-А’маш со слов Абу Салиха, со слов Абу Хурайры, который говорил:
– Сказал посланник Аллаха: «Если кто повинуется мне, тот тем самым повинуется Аллаху, и если кто повинуется имаму, тот тем самым повинуется мне, а если кто не подчиняется мне, тот тем самым не подчиняется Аллаху, и если кто не подчиняется имаму, тот тем самым не подчиняется мне».
Рассказывал мне один из наших шайхов, со слов Хабиба со слов Абу-л-Бахтари , со слов Хузайфы : «Несовместимо с сунной обнажать оружие против своего имама».
Рассказывал мне Мутарриф б. Тариф со слов Абу-л-Джахма , со слов Халида б. Вахбана, со слов Абу Зарра:
– Сказал посланник Аллаха: «Кто на пядень отойдет от общины и от ислама, тот тем самым сбросит с себя узы ислама».
Рассказывал мне Мухаммад б. Исхак со слов ‘Абд ас-Салама со слов аз-Зухри со слов Мухаммада б. Джубайра б. Мут’има со слов его отца:
– Встал посланник Аллаха в Хайфе около Мины и сказал: «Да сделает Аллах прекрасным [того мужа], который услышит мои слова и передаст их далее так, как их слышал! Немало носителей знания, которые не являются учеными, и немало людей приносят свои знания таким, которые более знающие, чем они. Есть три вещи, которыми сердце правоверного не поступится: искренность в поступках во имя Аллаха, доброжелательное отношение к правителям мусульман и к их общине, ибо их молитва защищает его».
Рассказывал мне Гайлан со слов Кайса ал-Хамдани , со слов Анаса б. Малика: «Завещали нам наши наибольшие из сподвижников Мухаммада, чтобы мы не поносили своих амиров, не обманывали их, не выходили из послушания им и чтобы мы боялись Аллаха и были терпеливы».
Рассказывал мне Исма’ил б. Ибрахим б. Мухаджир со слов Ва’ила б. Аби Бакра, который сказал:
– Я слышал, как ал-Хасан ал-Басри говорил: «Сказал посланник Аллаха: «Не поносите правителей, ведь если они поступят хорошо, то им будет воздаяние, а на вас лежит обязательство благодарить их; если же они поступят нехорошо, то на них ляжет грех, а вы обязаны терпеть, ибо они являются тем наказанием, которым Аллах наказывает того, кого пожелает. Так не воспринимайте наказания Аллаха с негодованием и гневом, а воспринимайте его с покорностью и смирением».
Рассказывал мне ал-А’маш со слов Зайда б. Вахба , со слов ‘Абд ар-Рахмана б. ‘Абд Рабб ал-Ка’ба, который говорил:
– Я подошел к ‘Абд Аллаху б. ‘Умару в то время, когда он сидел в тени Ка’бы, а народ собрался вокруг него, и я слыхал, как он говорил: «Сказал посланник Аллаха: «Если кто присягнул на верность имаму и дал ему руку в этом, то пусть подчиняется ему, как только может, а если придет другой и станет оспаривать у него [власть], то отрубите этому другому голову».
Рассказывал мне один из наших шайхов со слов Макхула, со слов My’аза б. Джабала, который сказал:
– Сказал посланник Аллаха: «О, Му’аз, подчиняйся всякому амиру, совершай молитву под руководством всякого имама и не поноси ни одного из моих сподвижников».
Рассказывал мне Исма’ил б. Аби Халид со слов Кайса:
– Встал Абу Бакр, да будет доволен им Аллах, восхвалил Аллаха и прославил Его, а затем сказал: «О, люди, вы вот читаете этот стих Корана «О вы, которые веруете! Вам надлежит блюсти самих себя, и раз вы сами находитесь на правильном пути, то не повредит вам тот, кто собьется с пути» [Коран, 5: 104]. Подлинно, мы слышали, как посланник Аллаха говорил: «Если видят предосудительное и не изменяют его, то очень возможно, что Аллах распространит и на них Свое наказание».
Рассказывал мне Йахйа б. Са’ид со слов Исма’ила б. Аби Хакима, со слов ‘Умара б. ‘Абд ал-’Азиза , который сказал:
– Подлинно, Аллах не станет наказывать простой народ за то, что содеяли знатные , но если проступки будут совершаться [людьми вообще] и не встретят осуждения, то они [люди] все вместе заслужат наказание.
Рассказывал мне Исма’ил б. Аби Халид со слов Зубайда б. алХариса [или б. Сабита], который сказал: «Когда наступил смертный час Абу Бакра, да будет доволен им Аллах, он послал за ‘Умаром, чтобы объявить его своим преемником, а люди [окружавшие его] сказали:
– Неужели ты оставишь после себя [властвовать] над нами человека сурового, жесткого, который, став повелителем нашим, станет еще более суровым и более жестоким? Что же ты скажешь своему Господу, представ перед Ним, если оставишь над нами ‘Умара, да будет доволен им Аллах, своим заместителем!
Абу Бакр ответил:
– Неужели же вы пугаете меня моим Господом! Я скажу: «О, Боже! Я поставил амиром над ними лучшего из Твоего народа”».
Затем он послал за ‘Умаром и сказал ему:
– Я оставляю тебе завет, если ты будешь ему верен, то не будет тебе ничего милее смерти, когда она тебя настигнет; если же ты его нарушишь, то не будет тебе ничего ненавистнее смерти, а между тем тебе никак не удастся избегнуть ее! Поистине, на тебе пред Аллахом лежат обязательства ночью, выполнение которых Он не примет днем, и лежат на тебе перед Аллахом обязательства днем, выполнение которых Он не примет ночью. Ведь не приемлется же необязательный молитвенный обряд, прежде чем будет выполнен обязательный! Если у чьих-либо весов в День воскресения мертвых одна из чашек поднимется кверху, то именно потому, что в дольнем мире он следовал лжи; легкость веса падет на него, а для весов вполне законно, /7/ чтобы чаша поднялась кверху, раз она нагружена исключительно ложью. Если же у чьих-либо весов, обремененная, опустится, то именно потому, что в дольнем мире он следовал истине; тяжесть веса падет на его долю, а для весов вполне законно, чтобы чаша их, обремененная, опустилась, раз она нагружена исключительно истиной. Так если ты останешься верен этому моему завету, то из того, что еще не наступило, ничто не будет тебе милее смерти, а она ведь неизбежно наступит для тебя; если же ты нарушишь этот мой завет, то из того, что еще не наступило, ничто не будет тебе ненавистнее смерти, а между тем тебе все же никак не удастся избегнуть ее».
Сказал Муса б. ‘Укба:
– Рассказывала Асма’ дочь ‘Увайса : «И сказал [Абу Бакр] ему [‘Умару]: «О, сын ал-Хаттаба! Я оставляю тебя своим преемником, считаясь с тем, что я оставляю после себя. Ты ведь был сподвижником посланника Аллаха и, значит, видел, какое предпочтение оказывал он нам перед самим собой и нашим семьям перед своей семьей, так что нам приходилось дарить его семье от избытков того, что мы от него получали. Ты был ведь и при мне, и видел, что я следовал только по пути того, кто был до меня. Клянусь Аллахом, не для того я спал, чтобы видеть сны, не для того я делал свои предположения, чтобы впасть в ошибку! Подлинно, я нахожусь на пути [правильном], с которого не сбивался! Прежде всего, о, ‘Умар, я предостерегаю тебя от самого тебя! У всякой души свое вожделение, и если их удовлетворить, то она будет упорствовать еще в других. Остерегайся же тех из числа сподвижников посланника Аллаха, которые ходят с раздутыми животами и высоко поднятыми взорами, причем каждый из них помышляет лишь о том, что любо ему; а если кто-нибудь оказывается впавшим в заблуждение, они изумляются. Не будь ты таким и помни, что никогда они не перестанут бояться тебя, пока ты будешь бояться Аллаха, и не перестанут поступать честно в отношении тебя, пока путь твой остается правильным. Вот мой тебе завет. Мир с тобой».
Рассказывал нам ‘Абд ар-Рахман б. Исхак со слов ‘Абд Аллаха б. ал-Кураши, со слов ‘Абд Аллаха б. Хакима, который сказал:
– Говорил нам Абу Бакр проповедь, а затем сказал: «А затем: Мой завет вам – бойтесь Аллаха, прославляйте Его так, как Он того достоин, сочетайте желание со страхом и соединяйте требование с просьбой; ведь Аллах Всевышний прославил Закарийу и его семью, причем Всевышний сказал – Подлинно, они спешили друг перед другом творить добрые дела и взывали к Нам с желанием и страхом и смирялись перед Нами [Коран, 21: 90]. Затем знайте, о, рабы Аллаха, что Аллах Всевышний взял в залог ваши души во исполнение лежащих на вас в отношении Его обязательств, связал вас договором и купил у вас вот это незначительное тленное в обмен на обильное вечное. Вот у вас есть Писание Аллаха, чудеса которого непреходящи и светоч которого не угаснет; так верьте в истинность Его слова, в Писании Его ищите наставлений и им просветляйте свои взоры в день мрака, ибо Аллах создал вас для поклонения Ему и приставил к вам благородных [ангелов], которые записывают [ваши поступки] и знают, что вы делаете. Знайте, о рабы Аллаха, что и утром и вечером вы существуете в пределах определенного срока, время наступления которого скрыто от вас; если сможете, то сделайте так, чтобы окончание положенного для вас жизненного предела застало вас за делами, посвященными Аллаху, но этого вы не сможете иначе, как при помощи Аллаха. Так торопитесь же использовать сроки положенных вам пределов жизни, дабы не судил вас Аллах по худшим из ваших поступков. Ведь есть такие люди, которые, позабыв о самих себе, используют положенный им жизненный предел для других, и я запрещаю вам быть похожими на них, так спешите, спешите! Спасайтесь, спасайтесь! Ведь за вами стоит некто, кто требует [отчета] скоро, дело которого [свершается] быстро».
Рассказывал мне Абу Бакр б. ‘Абд Аллах ал-Хузайли со слов ал-Хасана ал-Басри, что какой-то человек сказал ‘Умару б алХаттабу :
– Бойся Аллаха, о ‘Умар, и много распространялся перед ним [об этом]; кто-то заметил ему:
– Замолчи! Ты слишком много позволил себе против повелителя правоверных.
А ‘Умар сказал этому [вмешавшемуся в разговор]:
– Оставь его! Не были бы хороши они, если бы не говорили нам подобных вещей, не были бы хороши мы сами, если бы не выслушивали их.
И он чуть было даже не ответил самому, сказавшему эти слова.
Рассказывал мне ‘Убайд Аллах б. Аби Хамид со слов Абу-л-Малика б. Аби Усамы ал-Хузали, что ‘Умар б. ал-Хаттаб говорил проповедь и сказал:
– О, люди, на нас по отношению к вам лежит обязанность, а именно: советы в отношении сокровенного [мира] и помощь к свершению добра . О, правители! Нет благоразумия более любезного Аллаху и более вообще полезного, чем благоразумие имама в сочетании с его снисходительностью, и нет неразумения более ненавистного Аллаху и более вообще вредного, чем неразумение имама в сочетании с его жестокостью. Подлинно, кто стремится обеспечить безмятежную жизнь вокруг себя, тому она будет дарована свыше.
Рассказывал мне Да’уд б. Аби Хинд со слов ‘Амира, что ‘Абд Аллах б. ‘Аббас говорил: «Я зашел к ‘Умару, когда он был ранен и сказал ему:
– О, повелитель правоверных, радуйся тому, что ты попадешь в рай, ведь ты принял ислам, когда другие люди оставались в неверии, ты сражался за веру вместе с Пророком, когда другие люди его покинули; посланник Аллаха скончался благоволя тебе; относительно твоего права на халифат не было двух мнений и убит ты как мученик .
Тогда ‘Умар сказал:
– Повтори мне это еще раз.
И я ему это повторил. ‘Умар же произнес:
– Клянусь Аллахом, кроме которого нет другого божества, если бы все золото и серебро, которые есть на земле, /8/ принадлежали мне, я ими откупился бы от дня Страшного суда».
Рассказывал мне один из наших шайхов со слов ‘Абд ал-Малика б. Муслима со слов ‘Усмана б. ‘Ата’ ал-Кала’и и со слов отца [последнего], что ‘Умар произносил проповедь людям, восхвалил Аллаха, прославил Его, потом сказал:

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.