Древний Китай

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА
ТОМ І. ДРЕВНИЙ ВОСТОК
ДРЕВНИЙ КИТАЙ
История древнего Китая достаточно хорошо известна благодаря огромному количеству документов, из которых древнейшие восходят к II тысячелетию до н. э. В отличие от других народов древнего Востока, при изучении далекого прошлого этой страны приходится пользоваться только местными текстами, ибо античные авторы имели о Дальнем Востоке скудные и весьма смутные представления.
Уж в период правления династии Чжоу в Китае наблюдается значительное социальное расслоение общества. На уроке необходимо прочитать надписи на бронзовых сосудах, чтобы наглядно представить этот процесс. В этих кратких надписях говорится о наделении вельмож рабами и землей.
Из них явствует, что тогдашнее общество Китая уже являлось рабовладельческим, что земля перешла в частное владение рабовладельцев. Однако надо объяснить, что рабовладельцев и землевладельцев было еще мало. Большинство населения составляли крестьяне, объединенные в сельские общины. Об их положении мы можем судить по замечательным народным песням этого времени – «В седьмой луне» (№ 81) и «Большие крысы» (№ 82). Эти произведения обязательно следует зачитать в классе. Они дадут представление о высоких достоинствах древнекитайской поэзии, столь реалистически отражающей жизнь древних китайцев, и в то же время покажут социальные отношения в период правления Чжоу, тот жестокий гнет, которому подвергался рядовой земледелец.
Дальнейшее ухудшение положения земледельцев отражено в трактате «Спор об управлении соли и железа» (№ 87) и в отрывке из «Истории первой династии Хань» (№ 91). Эти документы лучше пересказать своими словами. Особое внимание следует обратить на борьбу трудящихся масс против эксплоататоров, принимающую особенно широкий размах при династии Хань. В этой борьбе активное участие принимали как рабы (№ 92), так и разоренные и обнищавшие земледельцы (№№ 95–96). Надо указать, что в период династии Хань сближение рабов и бедняков легко осуществлялось, что любой бедняк мог каждую минуту превратиться в раба, ибо часто практиковалась продажа в рабство за неуплату налогов.
Крупные рабовладельцы Китая прекрасно понимали опасность и шаткость своего положения и стремились предотвратить массовые народные движения путем частичных уступок. С этой точки зрения нужно оценивать и реформы Ван Мана. Необходимо все время подчеркивать, что им руководили отнюдь не соображения гуманности, а простой расчет.
Следует напомнить ученикам, что рассуждения царей о справедливости и великодушии являются лишь прикрытием классовых интересов. Реформы Ван Мана не могли иметь успеха, ибо они являлись вынужденными уступками. Ван Ман был нерешителен и при малейшем затруднении быстро отменял свои распоряжения.
Разумеется, что такая политика определялась не его личным характером, а была неизбежной, ибо господствующий класс никогда добровольно не отказывается от своих привилегий. Надо подчеркнуть, что даже выдающаяся личность не может изменить хода исторического процесса, и если бы на месте Ван Мана был более решительный и последовательный правитель, то все равно он не мог бы путем реформ предотвратить обнищание народных масс.
Кроме того, мероприятия Ван Мана проводились в жизнь чиновниками, связанными тесными узами с крупными рабовладельцами, землевладельцами и купцами и поэтому стремившимися всячески саботировать меры, принимаемые в пользу земледельцев. Таким образом, станет ясным, что реформы Ван Мана не могли предотвратить народные восстания, но, напротив, ускорили их.
При оценке самих восстаний (№№ 95 и 96) нужно отмечать их стихийность. Следует напомнить, что земледельцы не имели перед собой ясной цели и даже в случае успеха не могли его использовать и легко шли на соглашение с новым царем (в данном случае с Лю Сю), веря в его обещания. И в то же время нужно отметить разрушительную силу восстаний, подтачивавших устои рабовладельческого общества и ускоряющих его гибель.
На внеклассных занятиях можно поставить вопрос о взаимоотношениях древнего Китая с народами нашей страны. В отрывке № 90 содержится интереснейший материал о торговле древних китайцев со странами Средней Азии (современный Узбекистан и Таджикистан). Эти материалы могут быть прекрасно использованы в ученическом докладе.
Гадательные надписи
Гадательные надписи на костях жертвенных животных и щитах черепахи, найденные в деревне Сяотунь около города Аньян в конце прошлого века. Древнейшие из известных памятников китайской письменности. Датируются последними веками правления династии Инь (1766–1122 гг. до н. э.).
Го Можо, Изучение древнего общества в Китае. Шанхай, 1934.
ОХОТА
1. Добыли оленей двести.
2. В день динмао [вождь спрашивал гадателя на черепахе] охотиться правильно. Убили в загоне оленей 262, кабанов 113, зайцев 10…
РЫБОЛОВСТВО
1. В Бу ловили рыбу, одиннадцатая луна.
2. В день куйвэй гадание на черепахе: в день динхай ловить рыбу.
3. Вождь ловил рыбу.
СКОТОВОДСТВО
1. Гадание на черепахе: когда пасти скот? В шестой луне.
2. Придут пасти скот … до запада…
3. В день синью сказано: ему пасти скот.
ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ
1. Гадание: возлить вино, принести в жертву триста коров.
2. В день динхай гадание на черепахе: [правильно ли] прежде в день и– ю преподнесли колчан со стрелами и военной песней вождям (предкам) Дадину , Дацзя , Цзу– и и сто ковшей вина, сто баранов, триста коров.
3. Гадание в день синьцзи : обильный ли будет год (?), зарыли трех собак, сварили пять собак, пять свиней, четырех коров, первая луна.
ЗЕМЛЕДЕЛИЕ
1. Гадание в день гэншэн на черепахе: мы соберем просо в этом году. Третья луна.
2. Гадание: в этом году будет дождь, колос не будет короткий.
3. Гадание в день гэн– у : сейте зерно, будет дождь, третья луна.
РАБСТВО
1. Гадание в день усюй : захватим много рабов.
2. Гадание в день куйцзи : приказ наказать пастухов.
ВОЙНЫ
1. Гадание на черепахе в день сюйшэнь : у пленных захватим много раковин.
2. Гадание в день гэнсюй : подарим много женских украшений из раковин.
Пер. Л.Д. Позднеевой.
Надписи на сосудах из бронзы
Относятся ко времени династии Чжоу 1122–256 гг. до н. э.
1. НАДПИСЬ НА ЖЕРТВЕННОМ СОСУДЕ ДЛЯ ЗЕРНА ШИ ЛИНА .
(Го Можо, Сборник Юйшу. 1941)
…Цзян пожаловал Лину раковин десятью две, рабов … десять семей, рабов .. сто человек.
НАДПИСЬ НА ТРЕНОЖНИКЕ ЮЯ .
(1056 г. до н э.)
Дарую тебе четырех старейшин этого княжества, рабов от конюхов, пахарей и до ремесленников шестьсот и пятьдесят и девять человек. Дарую тебе вождей и старейшин из варваров И десять и три, рабов тысячу и пятьдесят человек.
НАДПИСЬ НА ЖЕРТВЕННОМ СОСУДЕ ДЛЯ ЗЕРНА ЧЖОУГУНА .
Дарую рабов: людей Чжоу, Чжун и Юн .
НАДПИСЬ НА ТРЕНОЖНИКЕ ДАКЭ .
Дарую тебе писца, маленького раба, шамана, флейтиста, барабанщика. Дарую тебе население Цзин… тао. Дарую тебе людей Цзин , бежавших в…
НАДПИСЬ НА ЧАШЕ ДЛЯ ВИНА КНЯЗЯ ЦЗИН .
Князь жалует тебе … рабов двести семей.
НАДПИСЬ НА ТРЕНОЖНИКЕ ЛИНА .
Я дарую тебе рабов десять семей.
НАДПИСЬ НА КОЛОКОЛЕ КНЯЗЯ ЦИ .
Жалую тебе лук один, стрел связку, рабов пять семей, полей десять.
НАДПИСЬ НА ЖЕРТВЕННОМ СОСУДЕ ДЛЯ ЗЕРНА ЦЗЫ .
Я дарую тебе колесницы, коней, оружие, солдат. Дарую тебе рабов… триста и пятьдесят семей, чтобы ты охранял от нападения.
Пер. Л.Д. Позднеевой.
“Феникс”. “В седьмой луне”. “Большие крысы”
№ 80. ФЕНИКС
Гимн при жертвоприношениях духам предков племени шан. Время династии Инь– Шан (1766–1122 гг. до н. э.). Входит в состав одного из древнейших памятников литературы Китая «Книгу песен» (Шицзин). Редакция последней приписывается традицией Конфуцию. В этом гимне отражена социальная структура общества того времени.
«Тринадцать классических книг», изд. Каймин.
Благовещему фениксу неба указ
Вниз спуститься и шанское племя родить,
Поселить его в землях обильных, в широких просторах.
В старину бог воителю Тану отдал свой приказ
Править нашей землею во всех четырех сторонах.
В сторонах он назначил старейшин из рода,
А потом скоро девять пошло областей.
В нашем племени шан изначала вожди,
Получивши приказ, управляли спокойно
До внука Удина – вождя из их рода.
А потомок Удина – воинственный князь.
Он всегда побеждает врагов во всех битвах.
К десяти колесницам с драконовым флагом
На блюдах огромных мы подносим зерно.
И владенья князя на тысячу ли
Окружают жилища рабов, нам покорных.
Наши земли расширил он к самым морям,
И от этих морей четырех прибывают к нему,
К приношениям жертв и к мольбам о дожде,
Прибывают к местам, окруженным рекой.
И недаром дан племени неба указ,
Много счастья заслужено племенем Инь.
Пер. Л.Д. Позднеевой.
№ 81. В СЕДЬМОЙ ЛУНЕ
Народная песня из царства Бинь. Время династии Чжоу (1122–256 гг. до н. э.). Из «Книги песен». Представляет собой, вероятно, перекличку мужского и женского хора. В ней отображен цикл сельскохозяйственных работ китайских земледельцев. «Тринадцать классических книг».
1
В седьмой луне спадает жар,
Звезда огня скользит на запад.
В девятую луну к зиме
Нам жены платье подают.
Холодный ветер в первую луну,
Мороз жестокий в дни луны второй –
Как зимовать без платья, без сукна!
Мы в третий лунный месяц чиним сохи,
Мы начинаем пахоту в четвертый,
Обед нам носят жены, дети –
И радуется бог полей!
2
В седьмой луне спадает жар,
Звезда огня скользит на запад.
В девятую луну к зиме
Нам жены платье подают.
Весною солнце жар несет,
И песня иволги слышна.
С корзинкой девушка идет,
Нежны листочки шелковицы –
Сбирает тихо, солнце медлит,
И сердце девушки томится:
Ей с милым вместе поскорей бы возвратиться.
3
В седьмой луне спадает жар,
Звезда огня скользит на запад.
В восьмой созреет уж тростник.
Рвем шелковицу во второй.
Длинны у малых тутов ветки –
Мы рубим сверху, что подальше.
В седьмой поет сорокопут.
В восьмой мы станем прясть и ткать.
У тканей желтый цвет и темный.
Красна, что солнце, ткань моя –
Наденет милый мой рубашку.
4
Трава в четвертой расцветет,
Цикада застрекочет в пятой.
Мы жать начнем в луне восьмой,
А листья падают в десятой.
Охотимся мы в первой на енота,
Берем лисиц и диких кошек –
Тот мех на шубу молодцам.
Все дни второй луны мы, как и первой,
В делах военных проведем.
И скажем: поросята – нам,
Большие свиньи – в княжий дом.
5
На пятую движенье саранчи.
В шестую крылышки кузнечик расправляет.
В седьмой луне мы на полях,
В восьмой луне мы под навесом,
В девятую идем в дома.
В десятую луну сверчок нам заползает под кровать.
Заткнем окно, замажем щели,
Выкуриваем всех мышей.
Ах, наши жены, наши дети.
Мы скажем им: пришла зима,
И в дом теперь мы жить идем.
6
В шестой луне мы сливы желтые едим.
В седьмой луне мы варим овощи, бобы,
Сбираем финики в восьмой,
И рис мы станем жать в десятой.
Для седобровых стариков
Вина наварим молодого.
В седьмую тыкву станем есть,
В восьмую срезывать горлянку.
В девятой хворост и тростник
Сбирать и семя конопли –
Мужей чтоб наших накормить.
7
В девятой мы утаптываем ток,
В десятую несем снопы:
Горох и ранний, поздний хлеб,
Пеньку, пшеницу, просо, сорго.
Ах! Землепашцы– муженьки!
Мы вместе урожай собрали,
Возьмемся за дела по дому:
Мы днем сберем пырей для кровли,
А ночью станем вить веревки.
Мы поспешим поправить дом,
А там опять возьмемся за посев.
8
Тук, тук! В луну вторую колем, колем много льда,
А в третий лунный месяц в ледник весь мы переносим.
В четвертую луну встаем мы рано –
Ягнят и лук подносим духам.
В десятой иней, холода.
В десятой убираем площадь –
С вином кувшинов пару ставим,
Баранов режем и ягнят,
Приходим все мы в царский дом –
Берем с вином рог носорога
И долгой жизни пожелаем.
Пер. Л.Д. Позднеевой
№ 82. БОЛЬШИЕ КРЫСЫ
Народная песня «Большие крысы» из княжества Вэй времени династии Чжоу представляет собой сатиру на князя, непомерная алчность которого опустошает поля, словно нашествие крыс. Из «Книги песен».
Наши крысы, наши крысы,
Не грызите наше просо.
Мы живем у вас три года,
А забот от вас не видно.
Бросим вас, уйдем подальше,
В земли счастья мы пойдем.
В землях счастья, в землях счастья
Там жилище мы найдем.
Наши крысы, наши крысы,
Не грызите вы пшеницу.
Мы живем у вас три года,
Добрых дел от вас не видно.
Бросим вас, уйдем подальше,
В место счастья мы уйдем,
В месте счастья, в месте счастья
Правду мы себе найдем.
Наши крысы, наши крысы.
Не грызите вы посевы.
Мы живем у вас три года,
А наград от вас не видно.
Бросим вас, уйдем подальше,
В страны счастья мы пойдем.
В странах счастья, в странах счастья
От кого рыдать начнем?!
Пер. Л.Д. Позднеевой
Из “Трактата о военном искусстве”
Древнейший трактат о военном искусстве в Китае приписывается полководцу Суньцзы (VI в. до н. э.). Приводимые выдержки содержат правила ведения войны.
…Суньцзы сказал: правило ведения войны таково:
Если у тебя тысяча легких колесниц и тысяча тяжелых, сто тысяч солдат, если провиант надо отправлять за тысячу миль,то расходы внутренние и внешние, издержки на прием гостей, материал для лака и клея, снаряжение колесниц и вооружения – все это составит тысячу золотых в день …
… Поэтому на войне слыхали об успехе при быстроте, даже при неискусности ее ведения, и не видели еще успеха при продолжительности, даже при искусности ее ведения.
… Тот, кто умеет вести войну, два раза рекрутского набора не производит, три раза провиант не грузит; снаряжение берет из своего государства, провиант же берет у противника …
…Силы в поле подрываются, средства иссякают внутри государства, в домах пусто; имущество народа уменьшается на семь десятых, имущество князя – боевые колесницы поломаны, кони изнурены, шлемы, панцыри, луки и стрелы, рогатины и малые щиты, пики и большие щиты, волы и повозки – все это уменьшается на шесть десятых.
Поэтому умный полководец старается кормиться за счет противника. При этом один фунт пищи противника соответствует двадцати фунтам своей; один пуд отрубей и соломы противника соответствует двадцати пудам своих.
… Поэтому самая лучшая война – разбить замыслы противника; на следующем месте – разбить его союзы; на следующем месте – разбить его войско. Самое худшее – осаждать крепости. По правилам осады крепостей такая осада должна производиться лишь будучи неизбежной.
Подготовка больших щитов, осадных колесниц, заготовка снаряжения требуют три месяца; однако полководец, не будучи в состоянии преодолеть свое нетерпение, посылает своих солдат на приступ, словно муравьев, при этом одна треть офицеров и солдат оказывается убитыми, а крепость не взятой. Таковы гибельные последствия осады.
… Действий в сражении всего только два – правильный бой и маневр, но изменений в правильном бое и маневре всех и исчислить невозможно. Правильный бой и маневр взаимно порождают друг друга, подобно тому как у круга нет конца.
…Мощь – это как бы натягивание лука, рассчитанность удара, как бы спуск стрелы.
…При грабеже селений разделяют свое войско на части; при захвате земель занимают своими частями выгодные пункты.
…Когда говорят, другие не слышат, поэтому изготовляют гонги и барабаны. Когда смотрят, друг друга не видят, поэтому и изготовляют знамена и значки. Гонги, барабаны, знамена и значки соединяют воедино глаза и уши своих солдат…
…Грабя тучные поля, имей в достатке продовольствие для своей армии, тщательно заботься о своих солдатах, не утомляй их, сплачивай их дух и соединяй их силу. Передвигая войска, действуй согласно своим расчетам и планам.
Суньцзы сказал: огневое нападение бывает пяти видов: первое, когда сжигают людей; второе, когда сжигают запасы; третье, когда сжигают обозы; четвертое, когда сжигают склады; пятое, когда сжигают отряды.
… Если нет выгоды, не двигайся; если не можешь приобрести, не пускай в ход войска; если нет опасности, не воюй. Государь не должен поднимать оружие из– за своего гнева; полководец не должен вступать в бой из– за своей злобы … Гнев может опять превратиться в радость, злоба опять может превратиться в веселье, но погибшее государство снова не возродится, мертвые не оживут. Поэтому просвещенный государь очень осторожен по отношению к войне, а хороший полководец очень остерегается ее…
…Знание наперед нельзя получить от богов и демонов, нельзя получить и путем умозаключения, нельзя получить и путем всяких вычислений. Знание положения противника можно получить только от людей.
Поэтому использование шпионов бывает пяти видов: бывают шпионы местные, шпионы внутренние, шпионы обратные, шпионы смерти, шпионы жизни. Местных шпионов набирают из местных жителей страны противника и пользуются ими; внутренних шпионов набирают из его чиновников и пользуются ими; обратных шпионов набирают из шпионов противника и пользуются ими. Когда я пускаю в ход что– либо обманное, я даю знать об этом своим шпионам, а они передают это противнику. Такие шпионы будут шпионами смерти. Шпионы жизни это те, кто возвращаются с донесением. Пользование шпионами – существеннейшее на войне; это та опора, полагаясь на которую, действует армия.
Пер. Н.И. Конрада.
Из политико– экономического трактата древнего Китая «Гуаньцзы»
Политико– экономический трактат древнего Китая «Гуаньцзы» приписывается традицией Гуань– Чжуну, изд. «Гуаньцзы», Шанхай, 1915.
…Строить столицу государства нужно если не у подножия высокой горы, то над течением широкой реки. Она должна быть высока, но чтобы не приближать засуху, чтобы воды было достаточно. Она должна быть низка, но чтобы не приближать наводнение, чтобы каналы предохраняли от затопления. Привлекая на помощь естественные условия, нужно развить выгоды местности, чтобы не было нужным вымеривать угломером и линейкой внутренние и внешние укрепления города и выравнивать дороги ватерпасом и веревкой…
…Династия – закон справедливости. Это значит, что ранги установлены правильно и народ не ропщет. Если народ не ропщет, то нет смуты и справедливость может стать законом. Если закон не соответствует истине, нельзя управлять без установления закона. Поэтому все в государстве не могут быть знатными. Если бы все были знатными, дела не выполнялись бы и страна оставалась бы без выгоды. А если дела не выполняются и страна остается без выгоды, сделать так, чтобы не было знатных. Но тогда народ не сможет сам управляться. Поэтому и различают знатных и низких, чтобы сознавать последовательность тех, кто выше, и тех, кто ниже, справедливость знатности и подлости. Это и называется учением…
… Рынок является регулятором всех товаров. Поэтому если все товары дешевы, то не будет излишних прибылей. Если не будет излишних прибылей, то это означает, что все отрасли будут в порядке. Если все отрасли будут в порядке, то все потребление будет умеренным. Поэтому все дела появляются благодаря заботе, завершаются упорным трудом, гибнут из– за презрения к ним… Поэтому и говорится: … люди, связанные с рынком, могут знать, отчего бывает порядок или беспорядок, отчего товаров бывает много или мало, хотя они сами и не могут сделать так, чтобы было много или мало. Это и называется учением …
…Князь Хуань спросил: как сделать, чтобы народ жил в определенном месте и чтобы его дела были успешны?
Гуаньцзы ответил: служилым людям, земледельцам, ремесленникам и торговцам, четырем сословиям народа, представляющим основу страны, нельзя давать жить вместе. Если они будут жить вместе, возникнет смута в речах и смута в делах … Мудрый государь отводит ученым жительство в спокойном месте для отдыха и пиров, отводит земледельцам жительство там, где находятся обрабатываемые ими поля; ремесленникам отводит жительство в казенных учреждениях, а торговцам – в торговых кварталах…
…Земледельцам … приготовляют орудия для полевых работ, сохой и бороной обрабатывают землю. В холода удаляют сухие колосья в ожидании пахоты. Они глубоко пашут и разбрасывают семена равномерно, покрывая их землей. До наступления дождя пропалывают травы и затем ожидают дождя. Когда приходит дождь, они берут подмышки мотыги и очищают поле от сорняков. Так с утра до вечера они заняты на полях. Они работают без одежды. Они отделяют злаки от плевел, рассаживают ростки равномерно.
На голове у него шапка, плетенная из камыша, на теле – грубый плащ. Туловище залито водой, ноги в грязи. Палящим зноем выжжены волосы и кожа. До крайности напряжена сила тела, чтобы быстро справиться с обработкой поля. Он привык с детства. Душа его спокойна. Он не видит редких вещей и не меняет свое положение… Поэтому дети земледельцев всегда становятся земледельцами…
Князь Хуань спросил у Гуаньцзы: я хочу ввести налоги на строения… Каково ваше мнение?
– Это уничтожит строительство, – отвечал Гуаньцзы.
– Я хочу обложить лес.
– Это прекратит его рост.
– Я хочу установить налог на шесть видов скота.
– Это прекратит его разведение.
– Я хочу ввести налог на людей.
– Народ будет скрываться.
– Как же мне управлять?
– Управлять горами и морями… В семье в десять душ все десять потребляют соль. В семье в сто душ, все сто потребляют соль. За месяц взрослый мужчина потребит по меньшей мере 5 шэн соли. Взрослая женщина – 3 шэна, ребенок – 2 шэна. Такой получается великий счет… Если приказать, что к цене соли на каждый шэн прибавляется по одной единице… или по две единицы… тридцать монет с одного человека в месяц, это составит 30 миллионов монет…
…Каждая женщина для работы должна иметь одну иглу, один нож. Каждый пахарь для работы должен иметь одну соху, один плуг, один серп. Экипажный мастер для работы должен иметь один топор, одну пилу, одно шило, одну стамеску… Если приказать к цене иглы прибавить одну единицу, то 30 игл дадут столько же, сколько налог на одного человека. Если к цене ножа прибавить шесть единиц, то пятью шесть составит тридцать, т. е. пять ножей дадут столько же, сколько налог на одного человека. Если к цене железного плуга прибавить семь единиц, то три железных плуга дадут столько же, сколько налог на одного человека.
… Князья в государствах в тысячу или десять тысяч колесниц… ведут бойцов нападать друг на друга. Конечно, они используют нападение и защиту в пограничных районах. Те, кто имеют заслуги, не возвращаются домой. Знать умирает на чужбине. При дележе земель перечисляют заслуги. Когда связывают захваченных пленных, их делят, как награду и пожалования. Все земли жалуются за заслуги …… Яшму добывают в Юйши , золото добывается в реках Жу и Хань , жемчуг добывают в Чие . С разных сторон они отстоят на 7 800 ли. Там, где кончается вода и прерывается суша, не проедет ни лодка, ни повозка. Прежние государи считали, что путь туда далек и труден. Поэтому они стремились… сохранить дороговизну. Жемчуг и яшму они считали за первый сорт денег, золото за средний, а ножи и холст за низший. Таковы были три сорта денег …
…Князь Хуань оказал: я забочусь о равновесии и хотел бы установить налог на богатых купцов и ростовщиков в нашем княжестве, чтобы принести пользу нашим бедным порабощенным земледельцам, чтобы они не теряли своего основного занятия…
Гуаньцзы ответил …прикажите четырем деятелям от имени государя расследовать ростовщичество по всей стране и донести, сколько ростовщиков и какой они берут процент…
Бао Шy … по возвращении доложил: чернь, живущая на западе… на болотах, рыбачит, охотится, собирает хворост для пропитания. Самые богатые из семей ростовщиков имеют по тысяче «чжунов» , наименее богатые – по 600, 700 «чжунов». С одного отданного взаймы «чжуна» они требуют один «чжун». Тех, кто берет проценты по займам, всего 900 с лишком семей.
Бин Сюйу … по возвращении доложил: чернь, живущая в южной стороне, живет в горах и долинах… Наверху рубит деревья для колес и осей, внизу собирает редкие хлеба. Они охотятся для пропитания. Наиболее богатые из семей ростовщиков имеют по 10 миллионов, наименее богатые по 6–7 миллионов. Они взимают по займам в среднем пять на сто. Число семей, занимающихся ростовщичеством, – более восьмисот.
Нин Ци … по возвращении доложил: чернь восточной стороны живет около гор и моря. Если место возвышенное, они рубят лес, внизу – рыбачат и охотятся. Они изготовляют пеньковую пряжу для пропитания. Среди семей ростовщиков – Дин Хой и Хао Го. Самые богатые имеют 5 тысяч «чжунов», наименее богатые – 3 тысячи «чжунов». Когда они дают взаймы, с одного «чжуна» взимают пять «фу». Берущих проценты 800–900 семей.
Си Пын … по возвращении доложил: чернь, живущая в северной части в богатых местах, связанных с морем, выпаривает соляной раствор, а в Лян и Цзи ловит рыбу… Богатые семьи ростовщиков имеют по 10 миллионов, наименее богатые – по 6–7 миллионов. Если они дают взаймы, то со ста берут двадцать. Там 900 с лишком семей, берущих проценты…
Пер. Л.Д.Позднеевой
Реформы Шан Яна
Извлечение из «Хроники княжества Цинь», «Исторических записок» Сыма Цяня – отца истории Китая. Это первая работа, где полно и последовательно была изложена история страны с древнейших времен. Окончена в 104 г. до н. э.
Реформы Шан Яна знаменовали собой переворот в аграрных отношениях древнего Китая. Они ввели частное владение землей, ее свободную куплю– продажу, что повлекло за собой неограниченный рост поместий; они установили новое деление населения по территориальному признаку с новым земельным налогом, с обязательным дроблением семей, что ускоряло распад общины; они узаконили отдачу в рабство за провинности целыми семьями, что открыло для Китая новый источник пополнения рабочей силы за счет осуждения свободных земледельцев. «Двадцать пять династических историй», т. I, Шанхай, 1935.
…На двенадцатом году правления Циньского князя Сяо (350 г. до н. э.)… соединили все мелкие деревни в большие уезды. Во главе каждого уезда был поставлен начальник. Всего сорок один уезд. В полях отменили старые межи…
…Был определен указ для проведения реформ:
«Приказываю народу селиться по пять и по десять семей, которые будут связаны друг с другом круговой порукой. В случае суда все они будут привлекаться как соучастники. Того, кто не донесет о нарушении закона, рубить пополам. Того, кто донесет о преступлении, наградить наравне с воином, принесшим голову врага. Скрывающего преступника казнить наравне с перешедшим к врагу. Если в семье имеется двое и более мужчин и они не разделили между собой хозяйство, то с каждого брать двойной налог. Каждый имеющий военные заслуги получает соответствующий им титул. Драки за личные интересы наказывать согласно тяжести совершенного преступления… Те, кто, занимаясь земледелием и ткачеством, получают больше проса и шелка, освобождаются от повинностей; те, кто не получают выгоды и беднеют от лени, отдаются в рабы вместе с женами и детьми. Родовитые дома, не имеющие военных заслуг, не могут больше состоять в списках знати. Установить ясное различие между знатными и низкими в титулах и рангах и соответственно с ним различие семей: по количеству поля, домов, слуг, служанок и по одежде.
Имеющим заслуги оказывать почести, не имеющим заслуг, даже при богатстве, нельзя разрешать роскошь».
Приказ уже был готов, но его не объявили из боязни, что народ ему не поверит. Тогда у южных ворот столицы поставили бревно в три сажени и стали призывать народ, обещая дать десять золотых тому, кто сможет его перенести к южным воротам. Народ дивился, но никто не брался перенести. За перенос бревна пообещали пятьдесят золотых. Один человек нашелся, и как только он перенес, ему сразу выдали пятьдесят золотых, чтобы было ясно, что его не обманывают. Тогда объявили указ, и он был проведен в народе…
Пер. Л.Д. Позднеевой.
Доклад Ли Сы
Из биографии Ли Сы . «Двадцать пять династических историй», ч. I, Шанхай, 1935.
…На 34-м году правления Цинь Ши Хуанди (213 г. до н. э.) Ли Сы подал императору следующий доклад:
«В древние времена Поднебесная была разъединена, в стране царила смута, и она не могла объединиться. Поэтому вся знать действовала одновременно. Рассуждали о древности, чтобы опорочить современность, украшали пустыми словами, чтобы повредить живущим людям. Они умело пользуются своими частными учениями, чтобы отрицать созданное императором. Ныне ваше величество объединили империю, разграничили белое от черного и установили один трон. Частные же школы, передавая друг другу, обучают незаконному учению… Услыша об указе, каждый [с точки зрения] своей школы обсуждает его. Входят они с ложью в душе, а выходя, судачат в переулках. Они считают славой отсутствие императора, они считают почетным иметь разные мнения. Они ведут массы к созданию клеветы. Если это не запретить, то наверху падет мощь императора, а внизу их единомышленники добьются успеха. Удобнее их запретить. Я прошу вас изъять все литературные сочинения, «Книгу песен», «Книгу истории» и изречения всех философов. Через тридцать дней после получения приказа послать на каторжные работы с клеймением лица всех, кто не изъял этих книг. Не подлежат изъятию книги по медицине, лекарствам, гаданию, земледелию и садоводству. Если найдутся желающие учиться, то дать им в учителя писца».
Ши Хуанди одобрил предложенный Ли Сы указ. Он изъял «Книгу песен», «Книгу истории» и изречения всех философов, чтобы одурачить народ. И тогда в империи больше не порочили современность с помощью древности. Ши Хуанди основал школу Тунвэньшу для понимания законодательства и определения указов…
Пер. Л. Д. Позднеевой.
Из трактата “Спор об управлении соли и железа” Янь Те Луня
(Время династии Хань 206 г. до н. э. – 220 г. н. д.)
…В настоящее время, при существовании управления соли и железа, монополии на вино и рыночного выравнивания цен в областях и княжествах возникло соревнование с народом из– за прибылей, которое ослабляет природную простоту и поощряет склонность к эгоизму и жадности. В результате лишь немногие среди нашего народа обращаются к основному занятию (т. е. земледелию), тогда как массы устремляются к побочному. Между тем при насаждении искусственности природные качества приходят в упадок, а при развитии побочных занятий основное терпит урон. Когда процветают побочные занятия, народ становится легкомысленным. Когда процветает земледелие, народ является простым и цельным. Когда народ является простым и цельным, то богатства достаточно для потребления. Когда народ склонен к расточительству, неизбежно рождаются [страдания] от голода и холода. Мы просим о том, чтобы управление соли и железа, монополия вина и система рыночного выравнивания цен были упразднены и этим было бы оказано поощрение основному занятию и можно было бы добиться отвлечения от второстепенных занятий, а земледельческий труд получил бы выгоду…
…Известны слова Гуаньцзы : страна может обладать изобилием плодородной земли, и все же народу может нехватать пропитания, – причина лежит в том, что нет достаточного снабжения инструментом и орудиями. Она может обладать богатыми природными ресурсами в своих горах и морях, и все же народ может испытывать недостаток в богатстве, – причина лежит в недостаточности числа ремесленников и торговцев. Красные лаковые изделия и пестрые перья из Лу и Шу , выделанные кожи, кости и слоновая кость из Цзин и Ян , кедровое и сандаловое дерево и бамбуковые жерди из Цзяньнаня , рыба, соль, ковры и меха из Янь и Ци , крашеная пряжа, тонкое полотно и пеньковая одежда из Янь и Юй – все это блага, необходимые для поддержания нашей жизни и обеспечения на случай смерти. Но мы зависим от купцов в их обращении и от ремесленников в придании им законченной формы. Вот почему мудрецы обзаводились кораблями и мостами, чтобы организовать транспорт через реки и долины, и навьючивали рогатый скот и коней для путешествий через горы. Таким образом, проникая в отдаленнейшие страны и разъезжая по дальним краям, они приобрели возможность обменивать все блага для удобства народа. Поэтому– то покойный государь учредил должности чиновников по контролю над железом, чтобы обеспечить нужды земледельцев, и создал рыночное выравнивание цен, чтобы сделать достаточным народное богатство. Таким образом управление соли и железа и рыночное выравнивание цен получает поддержку масс народа, и на них смотрят как на источник снабжения, поэтому отменять их было бы нецелесообразно…
…Золото из рек Жу и Хань и и предметы роскоши, доставляемые в виде дани, служат для того, чтобы завлекать внешние княжества и высасывать драгоценности из Цян и Ху . Ведь за кусок обыкновенного китайского шелка можно выменять у гуннов предметы стоимостью в несколько золотых и тем самым уменьшить ресурсы врага. Мулы, ослы, верблюды проходят границу, направляясь к нам непрерывной чередой. Лошади всех пород и видов поступают в наше распоряжение. Меха соболей, сурков, лисиц, барсуков, цветные и разукрашенные ковры наполняют наше казначейство, а яшма, драгоценные камни, кораллы и кристаллы становятся фондом драгоценностей нашего княжества. Это значит, что блага из внешних княжеств притекают к нам, а прибыли уходят от нас за пределы. Если к нам поступают извне редкие блага, то это значит, что в нашей стране потребление изысканно. Если прибыли не утекают от нас в другие княжества, это значит, что народное потребление достаточно изобильно…
…Рабы и преступники работают в мастерских, а у народа из– за этого отбирают земельные угодья, на которых добывают соль и железо. Когда льют железо и выпаривают соль, соль и хлеб стоят в одной цене. Орудия помогают доходам и должны находиться во всеобщем пользовании. В настоящее же время, когда правительственные власти взялись за производство железных орудий, много крайне плохих. Издержки для приобретения их немалые. Рабы и преступники находятся в угнетенном состоянии и применяют свою силу далеко не полностью… Цены на соль и на железо высокие, для народа непосильные. Бедный люд пашет бревнами и пропалывает руками… А тут еще чиновники по железному делу продают орудия по несходной цене или облагают народ тяжелыми налогами. Рабы и преступники вырабатывают орудия не того размера, который нужен всем…»
Советы о денежном обращении
Из «Истории первой династии Хань», написанном семьей ученых– историков: Бань Бяо, его сыном Бань Гу и дочерью Бань Чжао – в 58–75 гг. н. э. по образцу «Исторических записок» Сыма Цяня. Это первый обзор событий, происшедших во время правления одной династии, в китайской историографии.
«Двадцать пять династических историй», т. I, Шанхай, 1935.
Цзя И подал совет: закон разрешает всем в стране при уплате налога плавить монету из меди и олова. Но преступление тех искусников, которые смеют подмешивать свинец и железо, наказывается клеймением лица. Однако, выплавка монеты без ловкой примеси не приносит выгоды. Очень небольшая доля примеси приносит большую выгоду. Это дело вызывает бедствия, и закон ведет к беззаконию. Настоящий закон позволяет мелкому люду овладеть искусством отливки монеты, и каждый занимается этим втайне. Если захотеть запретить такие большие доходы и мелкое беззаконие, их нельзя было бы остановить даже ежедневным осуждением с клеймением лица. Осужденных, по крайней мере в одном уезде, исчисляют сотнями, заподозренных мелкими чиновниками и наказанных палками и бежавших – массы. Установление этого закона для соблазна народа, чтобы он сам попадал в ловушку… В старину запрещали лить монету и смертных приговоров выносилось много. Ныне разрешено всем плавить монету, а приговоров клеймения лица выносится много. Если таково исполнение законов, то на что опереться императору? И притом деньги в различных областях и уездах не одинаковы. В некоторых пользуются легкой монетой, добавляя на сто столько– то примеси, в некоторых – тяжелой монетой; нет равновесия. Закон о монете не установлен… Во– первых, государь должен собрать всю медь, не допускать ее на рынок, тогда народ не будет отливать монеты и клеймение лица прекратится. Во– вторых, не будет много фальшивых монет, и люди не будут друг друга подозревать. В– третьих, собиравшие медь и отливавшие монеты вернутся к обработке полей. В– четвертых, вся медь пойдет к государю, он накопит ее и сможет установить равновесие. Когда монета будет дешева, найдутся средства, чтобы собрать ее; когда она будет дорога, найдутся средства, чтобы раздать ее; тогда товары повсюду будут одинаковы. В– пятых, медь можно будет использовать на оружие… Но государь не послушался его [совета]…
Пер. Л.Д. Позднеевой.
Положение земледельцев во II–I вв. до н.э.
«История первой династии Хань» Бань Бяо, Бань Гу и Бань Чжао.
«Двадцать пять династических историй», т. I, Шанхай, 1935.
…Дун Чжуншу обратился к императору со следующей речью: «…При династии Цинь все стало иначе. Тогда применили реформы Шан Яна, изменили систему древних государей, отменили систему колодезных полей . Народ смог продавать и покупать землю. Поля богатых протянулись и вдоль и поперек, а у бедных не стало места, чтобы воткнуть шило. Кроме того, у них (богатых) выгоды от рек и озер, богатства от гор и лесов… Как может бедный люд не страдать?
…Военные и трудовые повинности в году в тридцать раз больше, чем в древности, земельный и подушный налоги, сборы за соль и железо в двадцать раз больше, чем в древности, некоторые обрабатывают поля крупных землевладельцев за половину урожая. Поэтому бедный народ постоянно одевается в шкуры животных, ест пищу собак и свиней. Это усиливается еще тем, что алчные и жестокие чиновники своевольно приговаривают и убивают их. Погибая от мучений, не имея опоры, народ убегает в леса и горы, чтобы стать разбойниками. Полуголых на половине дороги приговаривают к тюрьме. За год число их достигает тысяч и десятков тысяч.
Когда воцарилась династия Хань, она сохранила это и не изменила. Хотя древнюю систему колодезных полей трудно сразу провести, но необходимо понемногу приближаться к древности. Ограничить частное владение землей, чтобы уравнить с теми, у кого земли недостаточно. Прекратить захват земли. Отдать народу соль и железо. Отменить рабство. Отменить право на убийство рабов. Облегчить налоги, сократить повинности, чтобы облегчить положение народа. Только тогда можно будет хорошо управлять…»
Пер. Л.Д. Позднеевой.
Путешествия Чжан Цяня в Среднюю Азию во II–I вв. до н.э.
У Сыма Цяня и других летописцев Китая имеются главы, посвященные географическим сведениям и описаниям соседних городов, как, например, приводимые ниже извлечения из биографий посла Чжан Цяня и полководца Ли Гуангли. Такие записи явились большим вкладом в науку древнего Китая, расширяя представление китайцев о мире. Они сохранили известия о сношениях Китая с западными странами и до настоящего времени являются ценным, а порой и единственным источником для исследования истории народов Средней Азии в древности и средние века.
Чжан Цянь – уроженец уезда Ханьчжоу (провинция Шэньси). «История первой династии Хань» Бань Бяо, Бань Гу и Бань Чжао. «Двадцать пять династических историй», т. I, Шанхай, 1935.
При императоре Уди, в годы правления Цзяньюань (140–135 гг. до н. э.) он (Чжан Цянь) служил в императорской страже. В то время пленные гунны рассказывали о том, как они разбили князя племени Юэчжи и из его головы сделали сосуд для питья. Бежавшие Юэчжи хотели отомстить гуннам, но у них не было союзников для нападения. В это время император династии Хань собирался уничтожить гуннов и, узнав об этом, сказал: «Я хочу начать с ними (Юэчжи) сношения, но путь к ним идет через гуннов. Стали искать, кто мог бы стать послом. Чжан Цянь, как офицер стражи, вызвался пойти к племени Юэчжи вместе с рабом Ганьфу, принадлежавшим роду Танли. Они вместе вышли из провинции Шэньси и попали прямо к гуннам. Гунны захватили их и передали своему вождю. Вождь сказал: Юэчжи живут от меня на севере, как могут китайцы посылать к ним посла? Я хочу, чтобы ты оставил императора Хань. Хочешь ли ты повиноваться мне?». Он оставил у себя Чжан Цяня. Чжан Цянь прожил у гуннов более десяти лет, вождь дал ему жену, от которой у него родился сын. Однако Чжан Цянь все время сохранял посольский бунчук ханьского императора. Он не потерял его. Он жил на западе владений гуннов и вместе с посланными с ним бежал. Несколько десятков дней они бежали на запад к племени Юэчжи и пришли в Давань . Там уже раньше слыхали о богатстве Китая и хотели завязать с ним сношения, но не смогли. Они обрадовались Чжан Цяню и спросили, чего он желает. Чжан Цянь рассказал им, как он был отправлен императором Хань послом к племени Юэчжи и в пути был захвачен гуннами и потом освободился…
Они послали переводчика проводить Чжан Цяня к племени Канцзюй . Канцзюй переслали его к племени Больших Юэчжи. Но князь Больших Юэчжи был убит гуннами, на престол взошел его наследник, который покорил племя Дася и царствовал над ним. Земли были плодородные, он понемногу разбойничал, стремился к наслаждениям и покою, поэтому отдалился от далекого Китая и совсем забыл о намерении отомстить гуннам. Так и не добившись от Юэчжи самого важного, Чжан Цянь поехал в Дася и оставался там более года. Думая вернуться обратно через владения племени Цян , он поехал через Наныпань и, снова схваченный гуннами, остался у них более года. В это время вождь гуннов умер, в стране поднялась смута, и Чжан Цянь бежал вместе со своей женой из племени гуннов и рабом из рода Танли. После возвращения Чжан Цяня император пожаловал ему звание сановника, а рабу из рода Танли – звание слуги посланника. Чжан Цянь был человеком непреклонным, великодушным и верным. Все варвары любили его. Раб из рода Танли был варваром и прекрасно стрелял. В тяжелые времена он охотился на птиц и зверей, стреляя, добывал пищу. Когда Чжан Цянь отправлялся в свое путешествие, с ним пошло более сотни человек, а через тринадцать лет вернулось только двое. Чжан Цянь побывал лично в Давани, у Больших Юэчжи, в Дася, у Канцзюй и, кроме того, из рассказов узнал, что около них имеется еще пять или шесть больших государств. Он рассказал императору обо всех их землях и обо всем, что там имеется, все, что слышал в Западном крае.
Чжан Цянь сказал: «Когда я был в Дася, я видел там трости из бамбука с длинными коленцами и тонкий холст из Шу (провинция Сычуань). Я спросил, откуда они это достали. И человек из Дася сообщил мне: наши купцы отправляются покупать их в страну Шэньду . Страна Шэньду находится в нескольких тысячах ли на юго– восток от Дася, у них обычай жить на земле оседло. Места такие же, как и в Дася: низкие, влажные и очень жаркие. Народ там ведет войну на слонах. Государство это расположено вблизи большого моря. Чжан Цянь считал, что Дася находится в двенадцати тысячах ли на юго-запад от Китая, а страна Шэньду в нескольких тысячах ли на юго– восток от Дася. Там имеются товары из Сычуани, значит, она недалеко от нее. На этот раз я ехал в Дася через племя Цян, это опасно. Цян ненавидят нас, и немного севернее их я был схвачен гуннами. Через Сычуань путь прямее, и нет разбойников.
Император услыхал, что в таких больших странах, как Давань, Дася, Аньси , имеется много редкостей, что люди там ведут оседлую жизнь и обычаи их сходны с китайскими, но армия слабая и что они ценят богатства Китая. Он узнал, что к северу от них у таких племен, как Большие Юэчжи и Канцзюй, солдаты сильны. Поэтому он решил послать им подарки, чтобы извлечь пользу для династии. И тогда ему удастся покорить их без войны. Он подумал о том, как земли его расширятся на десять тысяч ли, как распространится его слава и доблесть среди разных народов, и с радостью поверил словам Чжан Цяня. Так как путь через Сычуань был быстрее, то он приказал послать разведчиков сразу по нескольким дорогам. Они направились через племена Ман, Цю, Си и Бо . Но прошли лишь одну или две тысячи ли. Тем, кто шел на север, преградили путь племена Ди и Цю . Тем, кто шел на юг, преградили путь Суй и Куньмин . Такие племена, как Куньмин, живут без князей, любят разбойничать и часто убивают. И посланные в конце концов не смогли проехать. Однако они слыхали, что к западу от них в тысяче с лишним ли существует страна, где ездят на слонах, и что называется она Дяньюэ , что купцы из Сычуани иногда пробираются туда с товарами.
Император уже поежде начал завязывать сношения со страной Дянь, чтобы найти путь в Дася. Сначала решил отправить посланцев на юго– запад через племя И , но после больших расходов оставил это намерение. Когда же Чжан Цянь рассказал, что завязать сношения с Дася возможно, он снова повел дело с племенем И на юго-западе.
Чжан Цянь в сане полномочного военного комиссара, управляющего завоеванными странами, отправился сопровождать полководца. Гуннам был нанесен удар. Чжан Цянь знал места с травой и водой, поэтому армия не терпела недостатка. Чжан Цяню был пожалован титул князя уезда Бован. Это произошло на шестой год правления Юаньшу (123 г. до н. э.). На второй год после этого (121 г. до н. э.) Чжан Цянь как начальник дворцовой стражи выступил вместе с Ли Гуаном. В Юбэйпин (провинция Жэхэ) они напали на гуннов. Но гунны окружили полководца Ли, армия понесла большие потери, и Чжан Цянь стал ожидать казни. В наказание его разжаловали, в простолюдины. В том же году сильнейший полководец разбил гуннов на северной границе. Уничтожив несколько тысяч человек, он дошел до Тянь– Шаня. Той же осенью вождь гуннов Хунья привел свой народ и покорился Китаю. Гуннов не стало от Цзиньчэна (совр. Ганьсу) до Яньцзэ (Лобнора). Сначала послы от гуннов прибывали часто, а потом все реже. Через два года китайская армия прогнала вождя гуннов на север пустыни.
Император неоднократно расспрашивал Чжан Цяня о таких странах, как Дася. Когда он потерял княжеский титул, он рассказал:
«Когда я жил у гуннов, то слыхал их рассказы про князя племени Усунь , по прозванию Куньмо. Отец его Наньдоуми жил вместе с племенем Больших Юэчжи между Тянь– Шанем и Дуньхуаном (провинция Ганьсу). Большие Юэчжи напали на Усуней, убили Наньдоуми и захватили его земли. Народ его бежал к гуннам. Дядька в чине Буцзю и сане князя Лин схватил новорожденного Куньмо и бежал в степь. Однажды он ушел искать пищу и, вернувшись, увидел, что волчица кормила молоком Куньмо. А ворон летал около них с мясом в клюве. Он принял это за чудо и пошел с мальчиком к гуннам. Вождь гуннов полюбил мальчика и воспитал его. Когда Куньмо возмужал, вождь отдал ему народ его отца и посылал его предводительствовать войсками. Куньмо неоднократно одерживал победы. В то время разбитые гуннами Большие Юэчжи напали на севере на племя Сэ . Сэ ушли далеко на юг, а Юэчжи поселились в их землях. Когда Куньмо стал сильным, он попросил у вождя гуннов разрешения отомстить за отца. Он напал на Больших Юэчжи с запада. Они снова ушли и переселились в земли Дася. Куньмо стал управлять их народом и остался там, чтобы дать солдатам отдохнуть. В это время вождь умер, и Куньмо не захотел больше служить гуннам. Гунны послали против него солдат, но они не смогли его победить и, еще сильнее поверив в его божественную силу, ушли. Ныне китайская армия снова подавила вождя гуннов, а земли Куньмо пустуют. Варвары любят родные места, и притом жаждут китайских вещей. Действительно, в такое время нужно послать племени Усунь щедрые подарки, завлечь их переселиться на старые места на восток и послать царевну в жены младшему брату Куньмо. Тогда он должен будет подчиниться власти ханьских императоров. Это означает отрубить у гуннов правую руку. Если мы соединимся с Усунями, то сумеем привлечь как внешних данников на западе такие государства, как Дася».
Император признал расчеты Чжан Цяня правильными и возвел его в чин придворного командира. Дал ему триста человек и на каждого по паре коней, десятки тысяч коров и овец, послал на подарки золота и тканей до нескольких тысяч кусков, железа более десяти тысяч. Он дал Чжан Цяню спутника в звании помощника посла с отдельным посольским бунчуком, чтобы можно было разделиться и послать его в другую страну. Когда они прибыли к Усуням, Чжан Цянь пожаловал им императорский указ, но не смог добиться у них решения… Тогда он расстался со своим помощником и послал его в Давань, Канцзюй, Юэчжи и Дася. Усуни проводили его и показывали дорогу. Цянь вместе с послом от Усуней и несколькими десятками человек с конями в благодарность императору поехал обратно, чтобы они посмотрели на Китай и узнали его величие и громадную территорию. Чжан Цяню был пожалован титул «Великого деятеля». Через год с небольшим он скончался.
Прошел еще год с лишним. Посланный им помощник установил сношения с Дася и другими странами и вернулся оттуда вместе со многими людьми. И тогда северо– западные страны стали сноситься с Ханьской империей. Однако проложил им дорогу Чжан Цянь. Все послы в дальнейшем назывались титулом князя Бован, так как он являлся залогом доверия иноплеменных стран.
Пер. Л.Д. Позднеевой.
Попытка ограничения концентрации земель и рабов в конце I в. до н. э. и I в. н. э.
К концу I в. до н. э., началу I в. н. э. в Китае наблюдалось резкое обострение классовых противоречий. Земля концентрировалась в руках крупных собственников, свободные земледельцы теряли землю, нищали, число осужденных за нарушения законов, обращенных в рабство все росло.
Вспыхивали отдельные, разрозненные восстания рабов и свободных бедняков. Отдельные представители господствующего класса выступали за смягчение эксплоатации – ограничение владения землей и рабами. Одной из таких попыток и явились реформы Ван Мана, захватившего престол Хань в 8 г. н. э. Но, как и предшествующие, попытка Ван Мана провести реформы сверху провалилась из– за противодействия рабовладельцев. Реформы ничего не принесли беднякам. В 12 г. Ван Ман отменяет новые законы, и через 6 лет поднимается мощное восстание свободных земледельцев и рабов, известное под именем восстания «Краснобровых».
«История первой династии Хань» Бань Бяо, Бань Гу и Бань Чжао. «Двадцать пять династических историй», т. I, Шанхай, 1935.
№ 91. ПРОЕКТ РЕФОРМЫ ИМПЕРАТОРА ПИНДИ
«…сановники Кун Гуан и Хэ У подали императору доклад с просьбой…, чтобы поля знати, чиновников и народа не превышали трехсот му , число рабов у князей не превышало двухсот человек, число рабов у знати и принцесс не превышало ста человек, а у чиновников и народа не превышало тридцати человек. Срок закона должен наступить через три года. У тех, кто его нарушит, конфискуется имущество. Цена на землю и рабов понизилась…»
Пер. Л. Д. Позднеевой.
№ 92. ВОССТАНИЯ РАБОВ В КОНЦЕ I в. ДО Н. Э.
Из «Истории первой династии Хань» Бань Бяо, Бань Гу и Бань Чжао. Описываемые ниже восстания произошли во время правления императора Чень– ди.

Pages: 1 2

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.