Древняя Индия

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА
ТОМ І. ДРЕВНИЙ ВОСТОК
ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ
В произведениях некоторых греческих авторов эпохи эллинизма содержатся настолько ценные сведения по истории Индии IV–III вв. до н. э., что без них невозможно обойтись при изучении истории Индии этой эпохи. Со времени походов Александра Македонского значительное количество греческих путешественников посещало Индию. Они сделали много ценных наблюдений, использованных позднее Аррианом (№ 74), который сохранил нам описание природы, социальных отношений, быта и нравов Индии последних веков до н. э. Однако к этим известиям нужно подходить строго критически, учитывая различие миросозерцания греков и восточных народов, а также незнакомство эллинов с местными языками. Поэтому многие явления жизни индийцев они понимали неправильно.
Наиболее ценным источником по социально-экономической истории Индии являются «Законы Ману». Отрывки из них следует зачитать на уроке. При объяснении кастового строя, следует особенно противопоставить две социальные категории: полноправных брахманов и бесправных шудров (№ 75). Надо напомиить, что отвратительный кастовый строй сохраняется в Индии и позднее, в феодальную и капиталистическую эпоху, ибо его удобно использовать для эксплоатации трудящихся масс.
Следует подчеркнуть (приведя соответствующие примеры из № 75), что даже жизнь шудры не обеспечивалась законом, и брахман мог его безнаказанно (или почти безнаказанно) убивать и увечить.
Следует далее отметить различия между свободными крестьянами-общинниками, входившими в третью касту вайшиев, и рабами (каста шудров) и показать разные степени и приемы эксплоатации тех и других.
Во внешней политике Индии следует особенно выделить первое столкновение индийцев с греческим миром (поход Александра Македонского, № 76) и объяснить, почему чужеземные войска имели на первых порах успех. Надо подчеркнуть, что дело тут не в гениальности Александра Македонского, хотя он, безусловно, был выдающимся полководцем, а в сложившейся обстановке. Пока Индия была раздроблена и македоняне имели дело с отдельными царьками, например, Пором, остановить завоевателей было очень трудно. Положение резко изменилось, когда большая часть Индии была объединена Чандрагуптой, а монархия Александра распалась на несколько эллинистических государств. Тогда греко-македоняне получили решительный отпор.
Организацию могучей державы Чандрагупты следует иллюстрировать примерами из Артхашастры (№ 77) Особенно рекомендуется использовать отрывок «Положение рабов и наемных работников», который по возможности надо зачитать целиком. Тогда ученикам станет ясно, что Индия представляла в это время типичное рабовладельческое государство. Если останется время, то следует несколько остановиться на мерах, принимаемых для развития искусственного орошения, на финансовой организации («Доходы и расходы царской казны») и создании крупных царских мастерских («Царское прядильно-ткацкое производство»).
На основании этих отрывков (входящих в № 77) можно обрисовать восточную деспотию Чандрагупты в ее наиболее характерных чертах, полный контроль деспота над всеми областями хозяйственной жизни и создание сложного и централизованного бюрократического аппарата.
Древняя Индия в описании Мегасфена и Неарха
Арриан – историк II в. н. э., родом из г. Никомедии (в Вифинии, М. Азия), ученик философа Эпиктета, являлся не только ученым, но и государственным деятелем, сделавшим блестящую административную карьеру в правление Адриана и Антонина Пия. Он был наместником Каппадокии, а позднее членом римского сената и консулом. Главными произведениями его являются «Поход (анабазис) Александра» и «Индия». При описании Индии Арриан использовал главным образом два источника:
I. Произведение Мегасфена – друга и советника царя Селевка, отправленного последним послом к основателю царства Маурья – Чандрагупте (греч Сандракотту). К сожалению, труд Мегасфена, описывавшего Индию как очевидец, до нас не дошел. Тем более ценными являются пересказы, сделанные Аррианом.
II. Воспоминания Неарха, одного из полководцев Александра, командовавшего флотом, сооруженным для перевозки части македонской армии по Инду, а затем морским путем из Индии в Вавилонию.
Кроме того, Арриан использовал также труды известного александрийского географа и астронома – Эратосфена.
При изучении походов Александра Арриан пользовался в первую очередь произведениями Птолемея Лага, одного из полководцев македонского царя, позднее ставшего царем Египта, и Аристобула, также принимавшего участие в походе.
Главным образом благодаря Арриану до нас дошли многие исторические и историко-географические факты, собранные этими авторами. Само собой разумеется, что сообщения об Индии чужеземцев – греков и македонян, – записывавших свои поверхностные впечатления и не всегда понимавших местные социальные отношения и обычаи, нуждаются в проверке и в сопоставлении с индийскими первоисточниками. В частности, Арриан или, вернее говоря, авторы, которых он использовал, весьма неточно, с большими искажениями изобразили кастовый строй.
(Арриан, Индия, I, 1–2; II, 1,5–9; V, 1–4; VI; 9; VII, 1–3; X–XII; XVI, 1–10; XVII, 1–6).
I. Область вне излучины реки Инда к западу до реки Кофена заселяют астакены и ассакены, индийские народы. Но они не так велики ростом, как живущие внутри излучины Инда, и не так мужественны и не так черны, как большинство индийцев.
II. Те же области, которые находятся от Инда к востоку, будут называться у меня землей индийцев и народы эти индийцами. Северной же границей земли индийцев является гора Тавр … Те же области, что находятся к западу от земли индийцев, отделяет река Инд вплоть до Великого моря , куда и сам он впадает двумя устьями, причем устья не расположены рядом друг с другом, как расположены рядом пять устьев Истра , но как устья Нила, которыми образуется египетская Дельта; таким образом, и Дельту земли индийцев делает река Инд, не меньшую египетской; и называется она на языке индийцев Паталами. На юге само Великое море ограничивает землю индийцев, и с востока ограничивает ее это же море . Области, находящиеся к югу от Паталами и устьев Инда, посетил Александр, македоняне и многие эллины; до земель же, которые находятся к востоку далее реки Гифасия , Александр не дошел. Лишь немногие (авторы) описали то, что находится там до реки Ганга и где расположены устья Ганга и город величайший у индийцев – Палимботры у Ганга.
V. Кто же хочет объяснить причину многочисленности и величины индийских рек, пусть объясняет; по мне же и это пусть будет записано как слух. Ведь Мегасфен записал имена и многих других рек, которые за Гангом и Индом впадают в Восточное и Полуденное (внешнее) море . Он говорит, что всех индийских рек – пятьдесят восемь и все они судоходны. Но мне кажется, что Мегасфен посетил небольшую часть земли индийцев, правда, большую, чем приходившие с Александром (сыном Филиппа); ибо он говорит, что встречался с Сандракоттом, величайшим царем индийцев, еще большим, чем Пор. Итак, этот Мегасфен говорит, что ни индийцы не ходили войной на каких-либо людей, ни какие-либо люди – на индийцев.
VI … И внешний вид людей не совершенно отличен у индийцев и эфиопов. Ибо живущие на юге индийцы более похожи на эфиопов, черны по виду, и волосы у них черные, кроме того, конечно, что они не так курносы и курчавы, как эфиопы; живущие севернее по сравнению с этими по внешнему виду более напоминают египтян.
VII. Народов же индийских, говорит Мегасфен, всех сто восемнадцать. Что народов индийских много, я и сам соглашаюсь с Мегасфеном, но не могу сообразить, как он мог узнать и указать это точно, посетив лишь малую часть земли индийцев, в то время как не у всех племен есть сношения между собой. В древности же индийцы были номадами, напоминая не скифов-пахарей, а тех, которые, бродя со своими повозками, меняют одну часть Скифии на другую, не населяя городов и не чтя святилищ богов. Таким образом, у индийцев не было ни городов, ни святилищ, воздвигнутых богам, но одевались они звериными шкурами, принадлежавшими тем животным, которых они убивали, питались же они корой деревьев. Называются эти деревья на языке индийцев талами .
X. Рассказывается также, что индийцы не воздвигают памятников умершим, но считают, что именно доблести мужей достаточны для памяти о них, а также песни, которые ими поются. Число индийских городов залисать нельзя из-за их многочисленности. Те, которые находятся у реки или у моря, строятся из дерева; ибо построенные из кирпича не могут быть долговечными из-за ливней и потому, что реки около них, разливаясь выше берегов, наполняют водой равнины. Все же те, которые основаны в более возвышенных и высоко лежащих местах и к тому же обнаженных, делаются из кирпича и глины. Величайшим же городом у индийцев являются так называемые Палимботры , в земле прасиев, где находится слияние реки Эраннобоя и Ганга; Ганг величайшая из рек (Индии), Эраннобой же, хотя является третьей из индийских рек, больше рек, находящихся в других местах. Но он уступает Гангу, так как вливает в него воду. Мегасфен говорит, что город с каждой стороны, там, где он заселен на наибольшее расстояние, имеет в длину до восьмидесяти стадиев, в ширину же – до пятнадцати. Вокруг города расположен ров шестиплетровый по ширине, в глубину же – тридцать локтей; башен же стена имеет пятьсот семьдесят и ворот – шестьдесят четыре.
Достопримечательностью земли индийцев является то, что все индийцы свободны и ни один индиец не является рабом . В этом сходство лакедемонян и индийцев. Но у лакедемонян рабами являются илоты и они же выполняют подобающее рабам, у индийцев же никто другой не является рабом, ни тем более кто-либо из индийцев.
XI. Разделены же индийцы преимущественно на семь классов . Один из них – мудрецы, менее многочисленные, чем другие, но наиболее почитаемые и прославленные. Ибо у них нет необходимости ни заниматься каким-либо физическим трудом, ни вносить что-либо от того, что они получают, в общину. Попросту говоря, у мудрецов нет никакой другой обязанности, кроме как приносить жертвы богам за общину индийцев [и] если кто-нибудь приносит жертву частным образом, руководителем жертвы для него становится один из этих мудрецов, так как иначе его жертвы не будут угодны богам. Являются же они и единственными из индийцев, опытными в мантике , и не разрешается никому другому пророчествовать, кроме как мудрому мужу. Пророчествуют же они обо всем, что касается времен года, и о каком-либо несчастье, которое может постигнуть общину; о частных же вопросах отдельным людям у них не принято пророчествовать, потому что мантика не снисходит до более мелкого или потому что недостойно трудиться над этим. Кто же ошибется до трех раз, пророчествуя, ему не делают никакого другого зла, но он должен молчать остальное время; и нет никого, кто принудил бы такого мужа, которому предписано молчание, издать хоть один звук. Эти мудрецы живут нагими, зимой под открытым небом на солнце, летом же, когда солнце в полной силе, – на лугах и в болотах под большими деревьями, тень которых, говорит Неарх, достигает в окружности до пяти плетров, и десятки тысяч людей могли бы пользоваться тенью под одним деревом; столь велики эти деревья. Едят же они плоды и кору деревьев, которая не менее сладка и питательна, чем плоды финиковых пальм. Вторыми же после этих являются земледельцы, самые многочисленные из индийцев. У этих нет военного оружия, и они не заботятся о военных делах, но они обрабатывают землю и вносят подати царям и автономным городам. И если у индийцев случится война друг против друга, им нельзя касаться земли трудящихся и опустошать эту землю. Одни воюют и убивают друг друга, как случится, другие же вблизи них спокойно пашут, или собирают виноград, или снимают плоды, или жнут.
Третьим классом являются у индийцев пастухи, чабаны и волопсы. И эти не селятся ни в городах, ни в деревнях, они кочевники и живут на горах, подать и они приносят от скота, и охотятся они по всей стране и на птиц и на диких зверей.
XII. Четвертый класс – ремесленный и торговый. И эти выполняют повинности и приносят подать за свои занятия, кроме тех, которые делают военное оружие. Они и плату получают от общины. В этом классе состоят и кораблестроители, и корабельщики, которые плавают по рекам. Пятый класс у индийцев – воины, по многочисленности второй после земледельцев, пользующийся наибольшей свободой и наслаждениями. Они упражняются в одних военных делах. Оружие же делают им другие, и коней доставляют другие, и прислуживают в лагере другие, которые и ухаживают за лошадьми, и чистят оружие, и водят слонов, и приводят в порядок колесницы, и правят ими. Сами же они, если нужно воевать, воюют, когда же наступит мир – наслаждаются; и им плата из казны идет такая, что от нее легко кормить и других.
Шестыми являются у индийцев так называемые наблюдатели. Эти наблюдают совершающееся и по стране и по городам и сообщают об этом царю, где индийцы подчинены царской власти, или местным властям, где они автономны. И им нельзя сообщать ничего ложного, и ни один из индийцев никогда не обвинялся во лжи.
Седьмыми являются те, которые рассуждают об общих делах вместе с царем или по городам, которые автономны, с их властями. Численностью этот класс невелик, мудростью же и справедливостью выделяется из всех. Отсюда выбираются у них и начальники, и все номархи, гиппархи , хранители сокровищ, начальники лагерей, навархи , казначеи и наблюдатели за работами по части земледелия.
Брать жену из другого класса нельзя, например земледельцам из ремесленного или наоборот. Не позволено и то, чтобы один и тот же человек занимался двумя ремеслами, или переходить из одного класса в другой, например в земледельческий из пастушеского или в пастушеский из ремесленного. Одно им разрешено – становиться мудрецом из всякого класса, потому что у мудрецов жизнь не изнеженная, но наиболее бедственная.
XVI. Одеждой же индийцы пользуются полотняной, как говорит Неарх, из полотна, добываемого из деревьев , о которых мной уже сказано. Это же полотно или светлее по цвету всякого другого полотна, или кажется светлее, ибо сами они темного цвета. Есть же у них полотняный хитон до половины голени. Накидка отчасти наброшена на плечи, отчасти же обернута вокруг головы. И серьги из слоновой кости носят индийцы, которые очень богаты; ибо не все индийцы носят их. Бороды же, говорит Неарх, индийцы красят в разные цвета, одни, чтобы казаться белыми, например, в самый белый цвет, другие же – в темносиний; у некоторых же бороды багряные, у многих и пурпуровые, у иных зеленоватые; он же говорит, что высокопоставленные индийцы носят летом зонтики. Сандалии носят из белой кожи, причем они богато отделаны; и подошвы сандалий у них расписные и высокие, чтобы казаться больше ростом.
6. У индийцев не один и тот же вид оружия, но пешие у них имеют лук, причем лук равен по длине носящего его, и ставя его вниз на землю и упершись в него своей ногой, они так стреляют, оттягивая тетиву как можно больше назад , ибо стрела у них немного меньше трех локтей, и ничто не выдерживает стрелы, пущенной индийским мужем-стрелком, ни щит, ни панцырь, ни если бы было что-либо более прочное. В левых руках у них – пелты из сырой кожи, более узкие, чем у носящих у нас, длиной же немного уступающие им. У некоторых вместо луков – дротики. Меч носят все, широкий и в длину не меньше трех локтей; и его, когда начнется у них рукопашная битва – это не легко у индийцев случается – они обеими руками поднимают для удара, чтобы сильнее был удар. Всадники у них имеют два дротика, подобные дротикам савниям , и пелту меньшую, чем у пехотинцев.
XVII. По своему телосложению индийцы сухощавы и рослы и много легче на ходу других людей. Средствами же передвижения для большинства из индийцев являются верблюды, кони и ослы, для богатых же – слоны. Ибо слон является у индийцев царским способом передвижения; вторым по чести за ним – четверка (лошадей); третьим же – верблюды; ездить на одном коне – позорно. Индийцы едят хлеб и занимаются земледелием, те, по крайней мере, из них, которые не горцы; эти же едят звериное мясо.
Пер. О. В. Кудрявцева.
Законы Ману
«Законы Ману» – наиболее важный из всех древнеиндийских сборников законов – брахманской традицией считается установлением Ману, мифического прародителя людей. На самом же деле они являются результатом работы одной из брахманских научных школ. Составление этого сборника происходило в течение нескольких веков, вследствие чего в нем наряду со сравнительно поздними статьями имеются установления обычного права, отличающиеся чрезвычайной древностью. В дошедшей до нас редакции сборник составлен около начала нашей эры.
«Законы Ману» не кодекс законов в современном смысле слова, а скорее сборник предписаний благочестивому индийцу в исполнении им своего долга – общественного, религиозного и морального, – как он понимался господствующим классом; в нем наряду с нормами обычного права излагаются космогония, государственное устройство, кастовая регламентация, санитарно-гигиенические предписания и т. д.
Перевод сделан по изданию: J. Jolly, Manava dhazma sastra (Original Sanscrit text). London, 1887.

ХАРАКТЕРИСТИКА СБОРНИКА ЗАКОНОВ
1,102– С целью определения в должном порядке обязанностей его (брахмана) и [членов] других [каст], мудрый Ману, происшедший от Самосушего, составил этот сборник [священных законов].
1,107– В этом [сборнике] полностью изложен священный закон, добродетельность и зло [различных] деяний [людей], а также извечные правила жизни четырех каст.
1,108– Правило жизни – высший закон, изложенный в священном откровении и записанный в священных законах, поэтому дважды рожденный, желающий себе блага, пусть всегда следует ему.
РАБСТВО
X, VIII, 415 – Захваченный под знаменем, даса за содержание, рожденный в доме, купленный, подаренный, доставшийся по наследству и даса в силу наказания – таковы семь разрядов даса.
VIII, 416– Жена, сын и даса – трое считаются не имеющими собственности; чьи они, того и имущество, которое они приобретают.
VIII, 417– Брахман пусть уверенно пользуется вещами, [полученными] от шудры (дасы); так как у того нет никакой собственности, то его хозяин может взять его имущество.
VIII, 177– Пусть должник уплатит долг даже работой, если он равной или более низкой касты, но если более высокой, пусть отдает постепенно.
IX, 179 – Если у какого-либо шудры есть сын от дасы или от даси , принадлежащей дасе, он пусть получит разрешенную [отцом] долю наследства; так постановил закон.
IX, 229– Но имеющий касту кшатрия, вайшьи и шудры, не могущий уплатить штраф, пусть платит, что полагается, работой; брахман пусть платит мало-помалу.
КАСТЫ
1,31– А для процветания миров он (Брахма) создал из своих уст, рук, бедер и ступней брахмана, кшатрия, вайшью и шудру [соответственно].
1,87– А для сохранения всей этой вселенной он, пресветлый для происшедших из его уст, рук, бедер и ступней, установил особые [обязанности и] занятия.
1,88– Таким образом, обучение Ведам и изучение их, принесение жертв за себя и за других, а также дачу и получение [милостыни] он установил для брахманов.
1,89– Охрану подданных, а также дачу милостыни, жертвоприношение, изучение Вед и умеренность в наслаждениях он указал для кшатриев.
1,90– Пастьбу скота, а также дачу милостыни, жертвоприношение, изучение Вед, торговлю и ростовщичество – для вайшьи
1,91– Но только одно занятие Владыка указал для шудры – обслуживание этих каст со смирением.
1,93– Вследствие происхождения из самой благородной части тела (Брахмы), вследствие первородства и обладания (знанием Веды) брахман по праву владыка всей вселенной.
1,96– Из всех существ наилучшими считаются одушевленные, из одушевленных – разумные, из разумных – люди, из людей – брахманы.
VIII, 279– Какой частью тела человек низшей касты нанесет повреждение [человеку] высшей касты, именно она у него должна быть отрезана; таково предписание Ману.
VIII, 413– Но шудру купленного или некупленного (нанятого) пусть брахман-хозяин заставит исполнять [даже] унизительное услужение, ибо тот был создан Самосущим для услужения брахману.
VIII, 414 – Шудра (даса), даже отпущенный своим хозяином, не освобождается от обязанностей услужения, так как оно врождено для него, кто может освободить его от этого?
VIII, 418– Пусть [царь] ревностно заставляет исполнять свои работы вайшью и шудру, так как они, избегая своих обязанностей, потрясают этот мир.
IX, 322– Кшатрии не благоденствуют без брахманов, брахманы не благоденствуют без кшатриев; брахманы и кшатрии, будучи крепко соединенными, благоденствуют и в этом [мире] и в будущем.
X, 96– Кто из жадности живет занятиями высших, того царь, лишив имущества, пусть немедленно изгонит.
X, 97– Своя обязанность, плохо исполненная, лучше хорошо исполненной чужой, так как живущий [исполнением] чужой обязанности немедленно выпадает из [своей] касты.
X, 99– Шудра, не могущий исполнять обслуживание дважды рожденных и угрожаемый гибелью сыновей и жены, пусть живет ремесленными занятиями.
X, 121– Но шудра, [который не может содержать себя обслуживанием брахмана], старающийся заработать на жизнь, пусть обслуживает кшатрия, или пусть шудра живет, обслуживая богатого вайшью.
X, 122– Но брахмана он пусть обслуживает и ради неба и ради обоих [и того и этого мира], так как для него, постоянно преданного брахману, достижимы все цели.
X, 123– Обслуживание брахмана считается наилучшим занятием для шудры; что бы он ни делал другое, оно для него бесплодно.
X, 129– Шудрой не должны накопляться богатства, даже имеющим возможность [сделать это], так как шудра, приобретая богатство, притесняет брахманов.
X, 64– Если дочь брахмана от шудрянки рождает в супружестве с брахманом [дочь, которая вступает в брак также с брахманом и так далее], низший достигает высшей касты в седьмом колене.
X, 65– [Так] шудра идет к степени брахмана и брахман к степени шудры, но пусть будет известно, [что это относится] и к потомству кшатрия, а также вайшьи.
XI, 127– Одна четверть (эпитемии) за убийство брахмана предписывается [как очищение] за убийство кшатрия, одна восьмая – за убийство вайшьи; пусть будет известно, что одна шестнадцатая за убийство добродетельного шудры.
ЦАРЬ
VII, 2– Кшатрием, получившим, как полагается, посвящение, предписанное Ведой, должна производиться охрана всего этого [мира] согласно закону.
VII, 3– Когда не имеющие царя люди рассеялись по всем направлениям от страха, Владыка создал царя для охраны всего этого [мира].
VII, 4 – смешав вечные частицы Индры, Ветра, Ямы , Солнца, Огня, Варуны, а также Луны и Владыки Богатств (Куверы).
VII, 5– Так как царь сотворен из частиц этих главных богов, то он превосходит блеском все живые существа.
VII, 6 – И он, подобно солнцу, жжет глаза и сердце, и никто на земле не может даже смотреть на него.
VII, 7 – По своему могуществу он Агни, Вайю, Солнце, Сома, Царь Правосудия (Яма), Кувера, Варуна и Великий Индра.
VII, 8 – Царь даже [если он еще] дитя, не должен быть презираем [при мысли, что он только] смертный, так как по могуществу он божество с внешностью человека.
VII, 20 – Если бы царь не наказывал неустанно тех, кто должен быть наказан, более сильные изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле.
VII, 21 – Ворона стала бы клевать жертвенный пирог, а собака лизать жертвенную пищу, и не стало бы ни у кого собственности, и низшие заняли бы место высших.
VII, 24 – Все касты были бы разрушены, все законы были бы нарушены и имело бы место всенародное восстание из-за ошибочного применения наказания.
VII, 25 – Где действует черное, красноглазое наказание, уничтожающее преступников, там подданные не возмущаются, если вождь хорошо наблюдает.
VII, 218 – Пусть [царь] помещает во все свои вещи противоядия и лекарства и пусть всегда носит [при себе] драгоценные камни, служащие противоядием.
НАЛОГИ
VII, 127 – Приняв во внимание [цены при] покупке и продаже, расстояние пути, [издержки] на пищу и приправу и охрану товаров [государством], пусть заставит купцов платить пошлины.
VII, 128 – Рассудив, пусть царь всегда устанавливает в стране налоги такие, чтобы результатами труда пользовались и царь, и производитель.
VII, 129 – Как пиявка, теленок и пчела едят свою пищу мало-помалу, так мало-помалу должен царем изыматься ежегодный налог.
VII, 130 – Царем должна быть получаема пятидесятая часть скота и золота, восьмая, шестая или двенадцатая часть зерна.
VII, 131 – Пусть он получает еще шестую часть древесины, мяса, меда и масла, благовоний, лекарственных трав, соков, цветов, кореньев и плодов.
VII, 132 – Листьев, овощей, трав, шкур и изделий из тростника и глины, сосудов и всяких [изделий] из камня.
VII, 138 – Ремесленников всех специальностей и шудр, живущих своим трудом, он может заставить работать (на себя) один (день) в месяц.
VII, 139 – Пусть не подрезает корень ни у себя [невзиманием налогов], ни у других [взиманием налогов] с чрезмерной жадностью; подрезая корень у себя, он вредит и себе и другим.
X, 119 – Его (царя) истинный долг – победа; он пусть не обращается в бегство в опасности; защищая оружием вайшьев, пусть заставляет вносить законный налог.
X, 120 – С вайшьев [пусть берет] одну восьмую часть в зерне, одну двадцатую [других доходов], по крайней мере в одну карша-пану с шудры, а также ремесленники всех специальностей [пусть платят налог] исполнением работ для царя.
ВОЙНА
VII, 87– Царь, охраняющий свой народ и помнящий долг кшатрия, вызванный [врагом], равным по силе, более сильным и более слабым, пусть не уклоняется от битвы.
VII, 89 – Цари, в битвах желающие убить друг друга, сражающиеся с полным напряжением сил и не обращающиеся в бегство, идут на небо.
VII, 90 – Когда сражается с врагами, пусть не убивает врага ни вероломным оружием, ни зубчатыми стрелами, ни ядовитыми, ни имеющими наконечники, раскаленные на огне.
VII, 91– Пусть не убивает ни сошедшего на землю [если он сам остается на колеснице], ни сложившего руки [с мольбой о пощаде], ни имеющего развевающиеся волосы, ни сидящего, ни говорящего «я твой».
VII, 92 – Ни спящего, ни того, у которого нет кольчуги, ни нагого, ни безоружного, ни не сражающегося, а [только] смотрящего, ни сражающегося с другим.
VII, 93 – Ни того, у которого сломано оружие, ни пораженного [болезнью], ни тяжело раненного, ни устрашенного, ни обратившегося в бегство; [во всех этих случаях] пусть помнит долг настоящих [воинов].
VII, 96 – Колесницу и лошадь, слона, зонтик, деньги, зерно, скот, женщин (рабынь), все вещи и недрагоценные металлы [пусть берет тот], кто побеждает [в поединке].
VII, 97 – А для царя должна быть дана (воинами) отборная часть [добычи], так предписано ведическими текстами; завоеванное сообща должно быть роздано царем всем воинам.
VII, 102 – Пусть он всегда будет готов к применению силы, всегда обнаруживает храбрость, всегда скрывает секреты и всегда изучает слабые стороны врага.
VII, 103 – Всегда готового к применению силы страшится весь мир, поэтому пусть подчиняет себе все живое именно силой.
VII, 106 – Пусть обдумывает мероприятия, подобно цапле, а подобно зайцу, убегает [в безопасное место]; пусть вырывает [добычу], подобно волку, и проявляет храбрость, как лев.
VII, 198 – Пусть старается победить врагов примирением, дарами, сеянием раздоров [среди них], всеми [этими средствами] вместе или порознь, никогда сражением [если можно его избежать].
VII, 199 – Так как для обеих сражающихся [сторон] победа или поражение в сражении [заранее] неизвестна, то пусть [царь] избегает битвы .
VII, 201 – Победив, пусть почтит богов [завоеванной страны] и добродетельных брахманов; пусть дарует облегчение налогов и пусть объявит об отсутствии опасности.
VII, 202 – А узнав полностью желание их всех (жителей завоеванной страны), пусть поставит там его (побежденного царя) родственника и пусть заключит соглашение.
СЕМЬЯ И БРАК
III, 13 – Для шудры предписана жена только касты шудр; для вайшьи – той и своей касты; для кшатрия – тех обеих, а также своей; для брахмана – тех [трех], а также своей.
III, 51 – Пусть отец, знающий [закон], не берет за девушку даже самого незначительного вознаграждения, так как берущий [его] из жадности является человеком, продающим своих детей.
III, 56 – Где женщины почитаются, там боги бывают удовлетворены; но где они не почитаются, все почитание богов бесплодно.
V, 154 – Муж, [даже] чуждый добродетели, изменяющий [жене] или лишенный хороших качеств, верной женой всегда должен быть почитаем, как бог.
IX, 3 – Отец охраняет [женщину] в детстве, муж охраняет в молодости, сыновья охраняют в старости, женщина никогда не пригодна для самостоятельности.
IX, 46 – Ни продажею, ни разводом жена не освобождается от своего мужа…
IX, 81– Жена, не рождающая детей, может быть переменена на восьмом году, рождающая детей мертвыми – на десятом, рождающая только девочек – на одиннадцатом, но сварливая – немедленно.
IX, 85 – Если дважды рожденные берут жен из своей и других [низших каст], то старшинство, почет и помещение их должно быть согласно порядку каст.
IX, 91 – Если [девушка], не выданная замуж, сама найдет мужа, ни она не совершает никакого греха, ни тот, за кого она выходит.
IX, 153 – Из наследства [брахмана] брахман [сын жены брахманки] пусть возьмет четыре части, сын жены касты кшатриев – три, сын жены касты вайшьев – две, сын жены касты шудр – пусть возьмет одну часть.
IX, 185 – Не братья, не родители, (а) сыновья получают наследство отца…
IX, 194 – Данная до [брачного] огня, данная при свадебном шествии, данная в знак любви и полученная от брата, матери и отца – таких насчитывается шесть видов собственности женщины.
IX, 208– Что какой-нибудь [из братьев] приобрел своим трудом, без использования отцовского имущества, этого приобретения [сделанного только] его старанием, он не должен делить против своего собственного желания.
Пер. Г.Ф. Ильина.
Битва Александра Македонского с индийским царем Пором
(Арриан, Анабазис Александра, V, 15–18.)
15. …Александр сперва выслал конных лучников, сам же повел всадников; ибо он полагал, что Пор дерзнул приблизиться со всей силой; однако конница эта, выстроенная у него впереди, двигалась перед остальным войском. 2. Когда он точно узнал многочисленность индийцев, тогда он еще сильнее обрушился на них с окружавшими его всадниками; они же отступили, так как увидели самого Александра и массу всадников вокруг него, нападающих не по фронту, а по отрядам. И пало их, всадников, до четырехсот, пал же и сын Пора; колесницы при отступлении, оказываясь тяжелыми и бесполезными из-за грязи, захватывались с конями.
Когда Пору сообщили, сколько всадников спаслось бегством и что сам Александр не только проник с войском до самой сильной части его армии, но что сын его погиб в битве, стал он колебаться, потому что и те, которые находились на противоположной стороне в большем лагере, оставленные с Кратером , пытались переправиться; Пор все же принял решение, выйдя со всем войском против самого Александра, сражаться с сильнейшей частью македонян и с самим царем. Однако он оставил немногих из слонов с небольшим своим войском в лагере, чтобы угрожать всадникам, находившимся с Кратером на берегу. Сам же, взяв всю конницу, до четырех тысяч всадников, и все колесницы, которых было триста, из слонов двести и из пеших всех, кто был ему полезен, до тридцати тысяч, вышел против Александра. Когда же он достиг местности, где не было грязи и которая благодаря песку была ровной и твердой для передвижений и поворотов коней, он построил здесь войоко; первыми, в одну линию, слонов, причем слон от слона отстоял не менее, чем плетр, чтобы перед всей фалангой пеших по фронту были выстроены у него слоны и чтобы внушить повсюду страх всадникам Александра. В остальном он решил, что никто из врагов не отважится броситься в промежутки между слонами, конница из-за страха коней перед слонами, и пешие еще менее; ибо в промежутке они были бы заперты бросившимися на них гоплитами и растоптаны, когда против них повернулись бы слоны. За ними же у него были выстроены пешие, имея не одинаковый фронт со слонами, но будучи поставлены во второй линии после слонов, причем в промежутки между слонами на небольшое расстояние были выдвинуты лохи. Были же у него еще и на крыльях за слонами поставлены пешие, с обеих же сторон пехоты была им выстроена конница и перед ней с обеих сторон колесницы.
16. Таков был строй Пора. Александр же, когда уже увидел индийцев выстроившимися, выставил вперед всадников, чтобы дождаться подходящих все время частей пехоты. А когда и фаланга, соединившаяся с ним на бегу, оказалась уже вместе с остальным войском, он не сразу, выстроив, повел войско, чтобы не предать усталых и задыхающихся воинов неутомленным варварам, но, объехав вокруг, он задержал пеших до тех пор, пока они не перевели дух. Когда же он увидел строй индийцев, где были выдвинуты вперед слоны и тесно сомкнутая фаланга была выстроена в промежутках между ними, он решил не выступать против середины, побоявшись того самого, в расчете на то, что Пор выстроил свое войско таким образом; но сам, поскольку он превосходил врага конницей, взяв большую часть конницы, перешел на левое крыло врагов, собираясь напасть здесь. Койна же он посылает на правое крыло с гиппархией Деметрия и своей собственной, приказав, чтобы тот напал на них сзади, когда варвары, видя направляющуюся на них массу всадников, выступят навстречу в конном строю. Фалангу же пеших он велел вести Селевку , Антигену и Таврону , приказав, чтобы они не раньше принялись за дело, чем увидят и фалангу пеших и всадников приведенными в смятение конницей под начальством его самого.
Уже началась перестрелка, и Александр послал на левое крыло индийцев конных лучников, которых было до тысячи, чтобы расстроить стоявших здесь врагов сильным обстрелом и нападением коней. А сам, имея при себе всадников-гетеров, быстро продвинулся к левому крылу варваров, спеша наброситься на уже приведенных в смятение по всему крылу, прежде чем их конница будет выстроена перед фалангой.
17. В это же время и индийцы, собрав отовсюду всадников, выступили в конном строю против Александра, предупреждая нападение, и те, которые были вокруг Койна , как было уговорено, появились сзади них. Увидев это, индийцы были вынуждены сделать двойной строй конницы, имеющим два фронта, причем та часть, которая была направлена против Александра, была больше и сильнее, те же, которые должны были стоять против Койна и тех, что с ним, повернулись в противоположную сторону. И это, конечно, сразу привело в смятение и намерения индийцев, и Александр, видя удобный случай в самом развороте конницы в разные стороны, наваливается с теми, что были вокруг него, так что индийцы не приняли удара всадников, бывших вокруг Александра, но отступили, как за некую надежную стену, за слонов. А в это время погонщики слонов вывели животных навстречу коннице, и сама фаланга македонян выступила против слонов, бросая дротики в их вожаков и стреляя со всех сторон отовсюду в самих животных. И дело было не похоже ни на одно из прежних сражений: ибо и животные, врываясь в построения пехоты, прорывали фалангу македонян, хотя она и была плотной, и всадники индийцев, видя, что у пеших началось дело, снова повернувшись, сами напали на конницу. Когда их опять одолели те, что были вокруг Александра, много превосходя их и силой и опытом, то они снова отошли к слонам. А в это время вся конница Александра, уже соединенная в один отряд, не по распоряжению, но построившаяся таким образом в самом бою, где бы ни наталкивалась на построения индийцев, отбрасывала их, убивая многих. А когда животные были стеснены на узком пространстве, не меньше пострадали от них друзья, нежели враги, растаптываемые при поворотах и в давке. И из всадников, конечно, поскольку они таким образом путались вокруг слонов, были убиты многие, и многие вожаки слонов были заколоты дротиками, и сами слоны, одни поражаемые, другие – из-за страданий и отсутствия вожаков, находились в битве уже без управления. Но будучи, таким образом, вне себя от злобы и бросаясь одинаково и на друзей и на врагов, всяческим способом и оттесняли, и растаптывали, и убивали их. Но македоняне, поскольку они были на равнине и приближались к животным по своему усмотрению, когда те надвигались, отступали, когда же те поворачивали, следовали за ними, бросая в них копья; индийцы же, метавшиеся среди них, претерпевали от них большое зло. Когда же животные устали и перестали совершать сильные нападения и, издавая трубные звуки, стали подаваться шаг за шагом, как отступающие задним ходом корабли, тогда сам Александр охватил кольцом при помощи всего войска вражескую конницу, пешим же, сомкнувшим щиты как можно гуще, приказал напасть на фалангу. И таким образом всадники индийцев, за исключением немногих, были изрублены в деле; избивались и пехотинцы, так как уже отовсюду на них налегали македоняне. И в это время все обратились в бегство через свободное пространство, которое оставила конница Александра.
18. А в то же время Кратер и другие вожди войска Александра, которые были оставлены на берегу Гидаспа, как только увидели Александра одерживающим блестящую победу, и сами перешли через реку. И они совершили не меньшее избиение при отступлении индийцев, прибыв для преследования неутомленными вместо усталых воинов Александра.
Погибло из индийцев пеших немного менее двадцати тысяч, всадников до трех тысяч, колесницы все были разбиты; и два сына Пора погибли, и Спитак, номарх местных индийцев, и вожаки слонов, и возничие колесницы, и гиппархи, и стратеги войска Пора все …взяты же были и слоны, которые не погибли на этом месте. Из тех, что были вокруг Александра, погибло пеших скорее всего до восьмидесяти из шести тысяч, бывших при первом ударе; всадников из конных лучников, которые действительно первыми вступили в дело, – десять; из конницы гетеров – около двадцати, из других же всадников – около двухсот.
Пор же, совершивший в битве великие дела не только как стратег, но и как отважный воин, когда увидел избиение всадников и из слонов одних – павшими на этом самом месте, других же – лишенными вожаков, жалкими и блуждающими, тогда как из пеших у него большинство погибло, не отступил, как Дарий , великий царь, но вместе со своими сражался до тех пор, пока хоть сколько-нибудь индийцев оставалось в битве, и только раненый в правое плечо, которое одно имел обнаженным, участвуя в битве [ибо от остального тела отражал его стрелы панцырь, необыкновенный и по крепости, и по соразмерности, как позднее узнали видевшяе его], повернул слона. И Александр, видя, что он муж великий и благородный, пожелал спасти его в битве. Итак, он посылает к нему сперва индийца Таксила; и Такскл, подскакав настолько, насколько ему показалось безопасным к слону, который нес Пора, пожелал, чтобы тот остановил животное, ибо ему невозможно далее бежать, и послушал слова Александра. Тот же, видя Таксила, мужа, издревле враждебного ему, повернувшись, обратился против него, собираясь бросить дротик; и, может быть, и убил бы его, если бы тот, предупредив это намерение, не отъехал бы подальше от Пора со своим конем. Александр же не разгневался за это на Пора, но послал вместо Таксила и других, и в первую очередь Мероя, мужа-индийца, потому что узнал, что Мерой был издревле другом Пору. Пор же, как только услышал слова Мероя и вместе с тем почувствовал сильную жажду, остановил слона и слез с него: как только он выпил и освежился, он приказал скорее вести себя к Александру.
Пер. О. В. Кудрявцева.
Артхашастра
«Артхашастра» (руководство к практической деятельности царя) – политический и экономический трактат, составителем которого считается Каутилья (Кауталья или Вишнагупта) – главный советник Чандрагупты Маурьи (321–297 гг. до н. э.). Ниже приводятся некоторые важные места из этого уникального источника, касающиеся ведения царского хозяйства, а также экономических и общественных отношений в стране.
Перевод сделан по изданию: The Arthasastra of Kautalya. Trivandrum Sanscrit series, LXXIX, vol. I–III, 1921–1923.
ОСВОЕНИЕ НОВЫХ ЗЕМЕЛЬ (Из II, 1)
Пусть [царь] заселяет прежде существовавший или прежде несуществовавший населенный пункт выводом [населения] из чужой страны или изъятием излишнего своей страны.
Пусть образовывает деревни, состоящие не менее, чем из ста, и не более, чем из пятисот семей, главным образом земледельцев касты шудр, имеющие границы в крошу или две и способные к защите друг друга. Пусть определит на окраинах реку, гору, лес, растение гришти, пещеру, искусственное сооружение [и деревья] шальмали, щами и кшираврикша как обозначение границ.
Пусть возведет на восемьсот деревень укрепление под названием стханийя, на четыреста деревень – дронамукха, на двести – кхарватика и для группы в десять деревень – санграха.
На окраинах пусть установит укрепленные пункты с пограничной стражей, предназначенной для охраны входа в страну. Их внутренние области пусть охраняют звероловы, стрелки, охотники, чандалы и лесные племена.
Служителям при жертвоприношениях, духовным наставникам и ученым в Ведах [царь] пусть дает (земли, называемые) Брахмадейя, освобожденные от штрафов и налогов, дающие [продукцию] соответственно [положению владельца]. Смотрителям, счетоводам и т. д., а также управляющим деревнями, управляющим районами, обучающим слонов, врачам, объездчикам лошадей и посыльным – без права продажи и заклада.
Пусть дает подготовленные к обработке поля плательщикам налогов пожизненно. Пусть не забирает неподготовленные участки земли от обрабатывающих [их по своей инициативе]. Пусть, отнимая [землю, подготовленную к обработке] у необрабатывающих, дает другим, или пусть обрабатывают управляющие деревнями и торговцы; необрабатывающие [же] пусть возместят убыток [для царской казны]. Тех же, [кто обрабатывает], пусть поддерживает зерном, скотом и деньгами; они же пусть отдадут без ущерба для царя.
Пусть дарует им благодеяния и прощение налогов, [только] способствующие увеличению казны, и пусть избегает опустошающих казну, так как царь, имеющий малую казну, истощает (буквально: пожирает) горожан и селян. При образовании новых поселений или при чрезвычайных происшествиях пусть дарует прощение налогов; пусть, как отец, поддерживает тех, для кого срок прощения налогов кончился.
Пусть насаждает производство в рудниках, полях, лесах, питомниках слонов, [а также] скотоводство, торговлю, [пусть прокладывает] пути по воде и по суше, [а также строит] города для торговли.
Пусть сооружает резервуары с [дождевой] водой и проточной водой. Других же сооружающих [резервуары на свой счет] пусть наделяет участками, дорогами, лесом и помощью; это же относится и к местам паломничества, и к садам.
Пусть работу [устраняющегося от общих работ] выполнят [его] работники и быки, и пусть он будет иметь долю в убыточном деле и не получит доли [в прибыльном].
Пусть царь использует право собственности в отношении рыболовства, переправ и торговли зеленью [растущей] в искусственных водных бассейнах.
Игнорирующего [нужды] рабов, наемных работников и родственников царь пусть заставит придерживаться добродетельного поведения…
ДОХОДЫ И РАСХОДЫ ЦАРСКОЙ КАЗНЫ (Из II, 6)
Пусть главный сборщик налогов наблюдает [за сбором налогов с] городов («дурга»), сельских местностей («раштра»), рудников («кхани»), искусственных насаждений («сету»), лесов («вана»), стад скота («враджа») и торговых путей («ваникпатха»).
Пошлины, штрафы, меры и вес, городские служащие, смотритель над чеканкой монет, смотритель печатей и паспортов, хмельные напитки, убой животных, пряжа, растительное масло, животное масло, сахар , государственный золотых дел мастер, склад товаров, проститутки, игра в кости, участки для строительства, корпорации ремесленников всех специальностей, смотритель над [всем относящимся к] богам, въездные пошлины и налог с бахириков [являются источниками и статьями дохода, получаемыми с городов, и называются] «дурга».
Продукция царского хозяйства, поземельный налог в виде доли урожая, религиозные налоги, налог «кара» , купцы, хранитель рек, перевозы, суда, мелкие города, пастбища, дорожные заставы, веревка для измерения земельных участков и веревка для вязания воров [являются источниками и статьями дохода, получаемыми с сельской местности, и называются] «раштра».
Золото, серебро, алмазы, драгоценные камни, жемчуг, кораллы, раковины, металлы, соль, [извлекаемые из] равнин и горных россыпей, [являются источниками и статьями доходов, получаемыми с рудников, и называются] «кхани».
Цветочные и фруктовые сады, огороды, орошаемые поля и поля, засаживаемые рассадой, [являются источниками и статьями дохода, получаемыми с искусственных насаждений, и называются] «сету».
Леса– пастбища, охотничьи парки, леса и питомники слонов [являются источниками и статьями дохода, получаемыми с лесов, и называются] «вана».
Коровы, буйволы, козы, овцы, ослы, верблюды, лошади и мулы [являются источниками доходов, получаемых со стад, и называются] «враджа».
Пути по суше и по воде [являются источниками доходов, получаемых с торговых дорог, и называются] «ваникпатха».
Такова основная масса доходов.
Капитал, пай [в чужом деле], доход от выдачи лицензий, паригха (?), установленные налоги, обменный процент, установленные штрафы являются видами источников дохода.
Воспевание благоприятствующих гимнов во время богослужения в честь богов и предков и по случаю дачи даров, гарем, кухня, снаряжение послов, кладовая, арсенал, склады товаров и металлов, мастерские, наемные работники, содержание пехоты, кавалерии и слонов, стада коров, зверинец, содержащий животных, оленей, птиц и змей, склады топлива и фуража – основная масса расходов…
ЦАРЬ И ТОРГОВЛЯ (Из II, 16)
Смотритель за торговлей пусть разузнает предел высоких или низких цен на различные виды товаров, произведенных сушей и водой, доставляемых сухопутным или водным путем, а также спрос и отсутствие спроса. Кроме того, сроки, [удобные] для [их] сбыта, сосредоточения, покупки и продажи.
Цену товара, имеющегося в изобилии, он пусть заставит подняться, сосредоточив его [в своих руках]. А когда цена установилась, пусть установит предел цены.
Пусть для товаров местного производства и товаров царя устанавливает обмен [только] в одном месте; для [товаров], произведенных в чужих землях, – в разных местах; и те и другие пусть заставляет продавать для подданных милостиво. Пусть избегает слишком большой прибыли, вредящей подданным; пусть не производит ограничений (торговли) во времени для товаров постоянного спроса или зла сосредоточения (их в своих руках).
Или пусть торговцы продают товары царя в разных местах по установленной цене и пусть уплачивают возмещение, соответственное ущербу .
Отчисление в пользу казны при продаже товаров царя объемными и линейными мерами – одна шестнадцатая, мерами веса – одна двадцатая, по счету – одна одиннадцатая.
Пусть [смотритель над торговлей] милостивым отношением побуждает [торговцев] ввозить чужеземные товары. Морякам, караванным торговцам пусть дарует освобождение от пошлин, совместимое с интересами [царя], и непривлечение к ответственности за долги [купцов], приходящих [из других стран], если они не связаны с торговыми компаниями [данной страны].
Производящие торговлю [царскими товарами] пусть лично кладут выручку в деревянный ящичек, имеющий сверху отверстие. Во время восьмой части дня пусть они сдают [отчет] смотрителю над торговлей со словами: «Это продано, это остаток», и пусть сдадут меры веса и длины и ящичек.
Изложенное [выше относится к торговле] в своей стране.
Что касается [торговли] в чужой стране, [то] зная стоимость [своих] товаров и цены товаров, могущих быть полученными в обмен, [смотритель] пусть подумает о прибыли, очищенной от пошлин, дорожных пошлин, платы за перевозку, поборов на военных заставах, перевозов через реку, содержания торговца, стоимости аренды помещений, жертвоприношений [в пути]. При отсутствии прибыли, [получаемой] вывозом товаров или [в результате отсутствия] прибыльности обменных операций, пусть подумает о выгоде, [достигаемой другими средствами]. Затем пусть отправит одну четверть [находящихся в его распоряжении] ценных товаров по безопасным дорогам, по суше [на другие рынки]. Ради пользы дела пусть он (посланный торговец) войдет в дружбу с должностными лицами, лесной стражей, пограничной стражей и должностными лицами городов и сельских местностей. Пусть в несчастье спасает деньги или себя; или не достигший [намеченной] страны пусть сам обменивает [в другой], свободной от всяких поборов.
Пусть разузнает пути по воде, условия найма, [необходимое количество] слуг при путешествии, средства существования на пути, доходность и объем обмена, время, [удобное] для путешествий, [средства] предотвращения опасности и условия жизни в торговых городах.
Разузнав в пути по реке о торговле и обычаях (в торговых городах), пусть едет к выгодному и пусть избегает невыгодного.
ЦАРСКОЕ ПРЯДИЛЬНО– ТКАЦКОЕ ПРОИЗВОДСТВО (Из II, 23)
Смотритель над пряжей пусть заставляет людей соответствующей специальности производить изготовление доспехов, одежды и канатов из пряжи.
Пусть использует в прядении шерсти, мочалы, хлопка, конопли и льна – вдов, увечных женщин, [одиноких] девушек, нищенок, выкупающих штраф работой, матерей проституток, старых рабынь царя и отпущенных храмовых служанок.
Пусть устанавливает оплату, принимая во внимание тонкость, грубость и среднее качество пряжи и [исходя] из большого или малого количества [выхода] ее. Проверив размер пряжи, пусть награждает их маслом и плодами мирабилита.
В лунные дни они должны быть оставляемы на работе посредством [дарования] наград и почестей. Если пряжа коротка, оплата мала (буквально: коротка), в зависимости от качества изделия.
Пусть [смотритель] исполняет работу [по изготовлению одежды и т. д.] посредством производящих продукцию [в соответствии с] установленным объемом работы, временем и жалованьем, а также посредством ремесленников и пусть проверяет каждое изделие.
Пусть почтит производящих изготовление пряжи из льна, дукулы, шерсти и хлопка дарениями благовоний и гирлянд цветов, а также другими знаками отличия. Пусть заставит изготовлять различные виды одежд, покрывал и верхних одежд и пусть организует изготовление доспехов специальными ремесленниками всех специальностей.

Pages: 1 2

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.