Черный кодекс

ЧЕРНЫЙ КОДЕКС
1685 года
С начала XVI века французы стали проникать в некоторые районы Америки. Франция превратилась в одну из главных колониальных держав, эксплуатирующую свои колонии с помощью акционерных компаний. Французские короли рассматривали колонии как свои личные владения, которыми они вправе распоряжаться по своему усмотрению. Уильям З. Фостер пишет по этому поводу: “Французский губернатор по традиции назначался из числа виднейших представителей местной знати… Кольбер и его колониальные чиновники представляли себе удел новых колонистов очень просто. Им надлежало участвовать в образовании колониального общества, возможно более похожего на общество сельской (феодальной) Франции” 1. Будучи феодальным государством, Франция перенесла в колонии многие феодальные институты, в частности систему сеньорий, для которой характерны неотчуждаемость земель, право первородства и т. д.
Очень скоро во французских заморских владениях возникло рабовладельческое плантационное хозяйство, основанное на эксплуатации африканских негров. К 1791 году в Гаити, бывшем к тому времени французской колонией, из 536 тысяч жителей не менее 480 тысяч были чернокожими рабами, а белое население составляло всего 35 тысяч человек. Самой важной и доходной культурой был сахар, пользовавшийся огромным опросом в Европе.
Условия труда негров были невыносимыми. Повсюду в колониях негров-рабов считали скотом и обращались с ними соответственно. Продолжительность жизни рабов на плантациях Вест-Мидии не превышала 6—7 лет. Беспощадный террор и угнетение приводили к тому, что рабы нередко убегали от своих хозяев. Рабов, бежавших с плантаций и поселявшихся в лесах и болотах, называли маронами. Нечего и говорить, что беглых рабов беспощадно преследовали. Рабы поднимались и на восстания, впрочем, безуспешные.
Оплотом эксплуатации негров во французских колониях была католическая церковь, пользовавшаяся всяческой поддержкой французских королей. В колониях, как и в метрополии, католическая церковь признавалась официальной государственной церковью. Она выступала во французских заморских владениях как крупный земельный собственник. Пользуясь огромным влиянием, католическая церковь была, по сути дела, самостоятельной силой во французских колониях. С одной стороны, она санкционировала бесчеловечную эксплуатацию и угнетение рабов-негров, а с другой — парализовала их волю к борьбе, их сопротивление, обращая негров в христианскую веру. И хотя при Людовике XIII официально провозглашалось, что “дикие народы”, обращенные в христианство, будут считаться натурализованными французами и получат свободу, однако плантаторы вовсе не склонны были разделять эту точку зрения. Был ли негр христианином или не христианином, он оставался в рабстве до самой смерти. Единственная привилегия раба-христианина состояла в том, что его хоронили на христианском кладбище.
Правовое положение рабов, точнее полное их бесправие, закреплялось в специальных кодексах, существовавших во всех крупных рабовладельческих районах Северной Америки. Одним из таких кодексов был Ордонанс от марта 1685 года, подготовленный при Кольбере и опубликованный уже после его смерти. Этот ордонанс, получивший название “Черного кодекса”, санкционировал безжалостную эксплуатацию негров, рассматривая их не как людей, а как вещи. Можно легко представить себе, как обращались с рабами-неграми в английских колониях, если обычно считают, что французский кодекс был более благоприятным для рабов, чем кодексы английских колоний! Какова же была практика применения “Черного кодекса”? Колониальные собрания, выражавшие волю плантаторов-рабовладельцев, упорно придерживались того принципа, что вообще законы вовсе, не должны вмешиваться в отношения между господами и рабами. Поэтому применялись неукоснительно лишь те нормы кодекса, которые предусматривали суровые наказания для рабов. Все другие нормы, которые хоть в какой-то мере ограничивали власть рабовладельцев или возлагали на них какие-то обязанности, оставались мертвой буквой.
В порядке дополнения и развития положений, содержащихся в “Черном кодексе”, по прошествии двух десятилетий были изданы новые акты, а именно: эдикт от октября 1716 года и декларация от 15 декабря 1721 г. Эти постановления еще более усилили и без того суровые наказания для негров. В дальнейшем были опубликованы еще две декларации: от 15 июня 1736 г. и от 1 февраля 1743 г. Первая из них запрещала освобождать рабов без письменного разрешения генерал-губернатора и интенданта колоний. Вторая карала смертной казнью беглых рабов, захваченных с оружием в руках, а также виновных в похищении пироги или лодки в целях побега.
В январе 1767 гада правительство Людовика XV издало еще один акт такого рода, отличающийся своей циничной откровенностью. В нем говорится буквально следующее: “Весьма важно для сохранения общественного порядка не ослаблять состояния приниженности, присущего черной расе, в какой бы степени это ни выражалось… Его величество пожелал поддерживать предрассудок, который должен устранить навсегда людей с цветной кожей и их потомков от всех преимуществ, присущих белым”. 3 декабря 1784 г., то есть незадолго до великой французской революции, последовал эдикт Людовика XVI, якобы смягчавший участь рабов. Он ограничивал 50-ю ударами кнута любое наказание, к которому мог быть присужден раб.
Вполне понятно, что свирепость “Черного кодекса” и дополняющих его актов правительства метрополии усугублялась колониальным деспотизмом, полным произволом и безнаказанностью рабовладельцев. 4 февраля 1794 г. Конвент, руководимый вождями левого крыла буржуазии — якобинцами, декретировал полную отмену рабства на Гаити и других французских островах. Однако после того, как во Франции установилась диктатура Наполеона, последний в интересах плантаторов восстановил рабство в колониях на островах Мартиника и Гваделупа. И хотя работорговля во Франции была запрещена в 1815 году, но рабство было полностью отменено лишь во время февральской революции 1848 года.
В “Черном кодексе” насчитывается 60 статей. Некоторые из них, как увидит читатель, посвящены не только положению рабов, но также другим вопросам, как-то: изгнанию евреев из французских владений в Америке, соблюдению воскресного дня и праздников, общим формальностям брака и пр. Поскольку кодекс служил основой для законодательства о французских колониях даже в буржуазную эпоху, полезно дать перевод большинства его постановлений. Перевод дается по тексту, помещенному в собрании Изамбера (т. XIX, стр. 494—504).
________________________________________
ЧЕРНЫЙ КОДЕКС, ДО ПОЛИЦИИ ФРАНЦУЗСКИХ ОСТРОВОВ В АМЕРИКЕ ОТНОСЯЩИЙСЯ 2
(Версаль, март 1685 г.)
Людовик и т. д. Так как мы обязаны иметь одинаковую заботу обо всех народах, которых божественное провидение поставило под нашу власть, мы предписали рассмотреть в нашем присутствии докладные записки, присланные нам должностными лицами наших островных владений в Америке. Из сих докладов явствует, что имеется нужда в том, чтобы нашей властью и нашим правосудием поддержать там дисциплину в католической апостольской и римской церкви и чтобы установить там правила касательно положения рабов. Мы желаем также объяснить жителям упомянутых выше владений наших, что хотя они обитают в краях бесконечно отдаленных от нашего обычного местопребывания, мы для них всегда присутствуем, и не только широтой нашей власти, но и быстротой оказания им помощи.
По этим причинам, и т. д., желаем, соизволяем и постановляем о нижеследующем:
Статья 1.
Желаем, чтобы эдикт достойного вечной памяти покойного короля, нашего высокочтимого сеньора и отца, данный 23-го апреля 1615 года, выполнялся бы на наших островах; объявляя об этом, повелеваем всем нашим офицерам изгнать из наших островов всех евреев, обосновавшихся там на жительство, которым как явным врагам Христова имени мы приказываем оттуда удалиться в течение трех месяцев, считая со дня опубликования настоящего эдикта, под страхом казни и конфискации имущества.
Статья 2.
Все рабы, которые будут на наших островах, должны быть крещены и воспитаны в религии католической, апостольской и римской. Повелеваем жителям, покупающим вновь прибывающих негров, сообщать об этом, в недельный срок губернатору и интенданту вышеупомянутых островов, под страхом произвольного штрафа; каковые дадут необходимые приказы, чтобы их записать и окрестить в соответствующий срок.
Статья 3.
Запрещаем публичное выполнение обрядов иной религии, кроме религии католической, апостольской и римской; желаем, чтобы нарушители наказывались как бунтовщики и ослушники наших приказов. Запрещаем всякие собрания для этой цели, каковые мы объявляем сборищами беспутных людей, незаконными и мятежными, подлежащими той же каре, каковая назначена хозяевам, их разрешившим, или проявляющим терпимость к поведению своих рабов.
Статья 4.
Не могут назначаться на должности начальников, надзирающих за неграми, лица, не исповедующие религию католическую, апостольскую и римскую, под страхом конфискации вышеупомянутых негров у допустивших это хозяев и произвольного наказания лиц, принявших таковое назначение.
Статья 5.
Запрещаем нашим подданным, исповедующим так называемую реформированную религию, причинять какие-либо затруднения или препятствия другим нашим подданным или даже их рабам в свободном исповедании религии католической, апостольской и римской под страхом сурового наказания.
Статья 6.
Повелеваем всем нашим подданным, какого звания или положения они бы ни были, соблюдать воскресные и праздничные дни, соблюдаемые нашими подданными католического, апостольского и римского вероисповедания. Запрещаем им как самим работать, так и заставлять работать своих рабов в указанные дни, с полуночи до полуночи, на земледельческих работах, в сахароварнях или на других работах, под страхом штрафа и произвольного наказания хозяев, а также конфискации как сахара, так и рабов, которые будут захвачены нашими офицерами во время работы.
Статья 7.
Также запрещаем им продавать негров и другие товары в указанные дни, под страхом конфискации товаров, оказавшихся на рынке, и произвольного штрафа, налагаемого на торговцев.
Статья 8.
Объявляем наших подданных, не исповедующих религию католическую, апостольскую и римскую, неспособными в дальнейшем заключать законные браки. Объявляем незаконными детей, родившихся от подобных сожительств, которые мы желаем считать, считаем и объявляем подлинным конкубинатом.
Статья 9.
Свободные люди, которые будут иметь одного или нескольких детей от сожительства с рабами, вместе с хозяевами, которые это допустили, подвергаются каждый штрафу в 2000 фунтов сахару; и если они являются хозяевами рабыни, от которой имели детей, то мы желаем, чтобы в наказание у них отнимались рабыня и дети и направлялись бы в дом для негров 3, без права получить когда-либо свободу.
Но мы желаем, чтобы настоящая статья не применялась, если свободный мужчина, не состоящий в браке с другой женщиной во время сожительства со своей рабыней, вступит в брак с вышеназванной рабыней в формах, предписанных церковью. Такая рабыня через это станет свободной, а дети станут свободными и законными.
Статья 10.
Обряды, предписанные Ордонансом Блуа и декларацией от ноября 1639 года для совершения браков, должны исполняться как для людей свободных, так и для рабов, за исключением того, что согласие родителей рабов не является обязательным, а обязательно только согласие хозяев.
Статья 11.
Строжайше запрещаем священникам совершать браки рабов, если они не представят согласия своих хозяев; запрещаем также хозяевам оказывать какое-либо принуждение я отношении своих рабов, чтобы заставлять их вступать в брак против воли,
Статья 12.
Дети, рожденные от браков между рабами, становятся рабами и будут принадлежать хозяевам жен-рабынь, а не хозяевам их мужей, если муж и жена имеют разных хозяев.
Статья 13.
Желаем, чтобы, если мужчина-раб женится на свободной женщине, дети как мужского, так и женского пола принадлежали бы к сословию своей матери, и были бы свободны, как она, независимо от рабского состояния их отца; и чтобы, если отец свободен, а мать является рабыней, дети становились рабами.
Статья 14.
Хозяева должны хоронить на освященной земле и на отведенных для этой цели кладбищах своих рабов, принявших крещение; что касается тех, которые умрут, не получив крещения, то их будут хоронить ночью на каком-либо поле вблизи места их кончины.
Статья 15.
Запрещаем рабам носить какое-либо наступательное оружие или большие палки, под страхом наказания кнутом и конфискации оружия в пользу лица, его обнаружившего, за исключением только тех, которые посланы своими хозяевами на охоту и которые имеют записки или известные метки.
Статья 16.
Равным образом запрещаем рабам, принадлежащим разным хозяевам, скапливаться, днем или ночью, под предлогом свадьбы или другим предлогом, будь то у одного из их хозяев, или в другом месте, а тем более на больших дорогах или в удаленных местах, под страхом телесного наказания, которое не может быть менее кнута или клеймения; а в случае повторения или при других отягчающих обстоятельствах виновные могут быть подвергнуты смертной казни, что мы оставляем на усмотрение судей.
Приказываем всем нашим подданным преследовать таковых нарушителей, задерживать их и препровождать в тюрьму, хотя бы они и не являлись должностными лицами и не имели бы никакого формального предписания.
Статья 17.
Хозяева, которые будут уличены в том, что разрешили или терпели подобные собрания иных рабов, кроме им принадлежащих, приговариваются сами возместить все убытки, причиненные названными сборищами соседям, а также к уплате штрафа в 10 ливров в первый раз и в двойном размере в случае повторения.
Статья 18.
Запрещаем рабам продавать сахарный тростник для какой бы то ни было надобности, даже и с разрешения их хозяев, под страхом наказания кнутом рабов, 10 турских ливров штрафа, налагаемого на хозяина, давшего разрешение, и такого же штрафа, налагаемого на покупателя.
Статья 19.
Им же запрещаем выносить на рынок или доставлять в частные дома для продажи какую-либо провизию, даже фрукты, овощи, травы для кормления скота, а также и свои изделия, без особого разрешения хозяев в виде записки или известной метки; под страхом конфискации предметов, таким образом продаваемых, без компенсации их стоимости хозяевам, и 6-ти турских ливров штрафа, налагаемого в пользу хозяев на покупателей.
Статья 20.
Желаем, чтобы для этой цели нашими офицерами назначались бы по 2 человека на каждый рынок, для проверки провизии и товаров, приносимых рабами, равно как и имеющихся при них записок или меток, выданных их хозяевами.
Статья 21.
Разрешаем всем нашим подданным, проживающим на островах, отбирать вещи, обнаруженные ими при виновных рабах, не имеющих при себе выданных хозяевами записок или известных меток, для немедленного возвращения указанных вещей хозяевам, если их жительство недалеко от места задержания рабов; в противном случае они должны быть немедленно направлены в дом для негров и там находиться до уведомления об этом хозяев.
Статья 22.
Хозяева обязаны каждую неделю выдавать своим рабам, от десятилетнего возраста и старше, для их пропитания по два с половиной горшка (по парижской мерке) муки из маниока или трех лепешек, весящих каждая не менее 2 с половиной фунтов, или что-нибудь равноценное, и по 2 фунта солонины, или по 3 фунта рыбы, или что-нибудь соответственное этому; детям же, начиная от момента отнятия от груди и до 10 лет, выдавать половину указанного выше количества пищи.
Статья 23.
Запрещаем им выдавать рабам водку из тростинка или из сахара взамен продуктов, указанных в предыдущей, статье.
Статья 24.
Запрещаем им также прекращать выдачу питания и содержания своим рабам при разрешении им работать в известные дни недели для собственных нужд.
Статья 25.
Хозяева обязаны выдавать ежегодно каждому рабу по две полотняных одежды или по 4 аршина полотна, по выбору хозяев.
Статья 26.
Рабы, которых их хозяева не будут кормить, одевать и содержать в соответствии с тем, как мы это здесь предписали, могут заявить об этом прокурору и вручить ему в руки свои жалобы, на основании которых или даже своею-властью, согласно полученным иначе сведениям, хозяева будут преследоваться по его требованию и без оплаты издержек. Мы желаем, чтобы это соблюдалось в случае преступлений или жестокого бесчеловечного обращения хозяев в отношении своих рабов.
Статья 27.
Рабы, неспособные трудиться по старости, по болезни: или по другой причине, будь-то болезнь излечимая или нет, должны получать питание и содержание от своих хозяев, если же они их оставят, то такие рабы должны помещаться в дом для негров, а хозяева их обязываются платить по 6 су в день на питание и содержание каждого раба.
Статья 28.
Объявляем, что рабы не могут обладать чем бы то ни было, что не принадлежало бы их хозяевам; и все, что они получают от своей работы или в качестве дара от других лиц или каким-либо другим способом — переходит в полную собственность хозяев; и ни дети рабов, ни их отцы и матери или все прочие родственники не могут ни на что претендовать по наследству или по распоряжению между живыми или на случай смерти; каковые распоряжения мы объявляем недействительными, равно как и все обещания или обязательства рабов, как совершенные людьми, не способными распоряжаться и заключать договоры от своего имени.
Статья 30.
Рабы не могут назначаться на службу. Им не могут даваться поручения, связанные с какими-либо общественными обязанностями, они не могут ни являться уполномоченными кого-либо, кроме их хозяев, для управления и руководства каким-либо делом, ни выступать посредниками, экспертами или свидетелями как по делам гражданским, так и уголовным; а в случае, если они будут выслушаны в качестве свидетелей, их показания могут рассматриваться только как данные, могущие помочь разобраться в деле, без того, чтобы из них можно было вывести презумпции, решения или доказательства.
Статья 31.
Рабы не могут также являться стороной — ни выступать по гражданским делам как в качестве истцов, так и ответчиков, ни выступать в качестве гражданского ответчика в делах уголовных; их хозяева, однако, должны действовать и отвечать по гражданским делам и преследовать в уголовном порядке за оскорбление и эксцессы, которые были совершены против их рабов.
Статья 32.
Рабы могут быть преследуемы в уголовном порядке без того, чтобы привлекались бы к делу их хозяева, кроме случаев соучастия; и рабы будут судимы в судах первой инстанции и апеллировать к высшему суду по тем же правилам и с теми же формальностями, как и свободные.
Статья 33.
Раб, ударивший своего хозяина или жену своего хозяина, хозяйку или мужа своей хозяйки или их детей, так что будет ушиб или пролитие крови, будет наказан смертью.
Статья 34.
Что же касается эксцессов и насилий, чинимых рабами против свободных людей, то мы желаем, чтобы они были, строго наказаны, даже смертью, если это потребуется.
Статья 35.
Квалифицированные кражи, в том числе кража коней, кобыл, мулов, быков или коров, совершенные рабами или вольноотпущенниками, будут наказаны карами против личности, даже смертью, если обстоятельства того потребуют.
Статья 36.
Кражи баранов, коз, свиней, домашней птицы, сахарного тростника, гороха, маиса, маниока и других овощей, совершенные рабами, будут наказаны сообразно с размером похищенного судьями, которые могут, если это требуется, приговорить рабов к избиению розгами через исполнителя высшего суда и к клеймению.
Статья 37.
Хозяева должны в случае хищений или другого ущерба, причиненного их рабами, помимо телесного наказания своих рабов, возместить убытки, если они не предпочтут отдать рабов тому, кому вред был причинен, что они должны решить в течение трех дней, считая со дня осуждения; в противном случае они их лишатся…
Статья 38.
Беглый раб, который будет находиться в бегах в течение месяца, считая с того дня, когда хозяин об этом заявит правосудию, лишается обоих ушей и ему накладывают клеймо на одно плечо. В случае повторного побега той же продолжительности, считая со дня объявления хозяина, у раба будут подрезаны сухожилия и наложено клеймо на второе плечо. При третьем побеге он будет наказан смертью.
Статья 39.
Вольноотпущенники, которые дадут в своем доме приют беглым рабам, будут приговорены к штрафу в пользу хозяев в размере 3000 фунтов сахару с головы за каждый день укрывательства, а другие свободные люди, которые дадут им подобное убежище, подлежат штрафу в 10 турок их ливров за каждый день укрывательства.
Статья 40.
Раб, приговоренный к смерти по донесению своего хозяина, не являющегося соучастником преступления, за которое раб был приговорен, будет оценен до приведения в исполнение приговора двумя почетными жителями острова, которые будут назначены официально судьей, и стоимость оценки будет выплачена хозяину. Для удовлетворения чего интендантом будет разложена сумма, назначенная оценкой, на каждую голову негра, подлежащего обложению. Эта сумма будет собираться управляющим королевским доменом во избежание расходов.
Статья 41.
Запрещаем судьям, нашим прокурорам и писарям взимать какую-либо плату в уголовных процессах против рабов, что будет наказуемо, как лихоимство.
Статья 42.
Хозяева могут лишь, когда они считают, что их рабы этого заслуживают, приказать заковать их в цепи и наказать розгами или веревкой; запрещается подвергать их пытке либо причинять какое-либо членовредительство под страхом конфискации рабов и чрезвычайных мер против хозяев.
Статья 43.
Приказываем нашим должностным лицам преследовать в уголовном порядке хозяев или управляющих, убивших раба, находящегося под их властью или управлением, и наказывать таковое убийство в соответствии с жестокостью его совершения; в случае оправдания разрешаем нашим должностным лицам отпускать оправданных, как хозяина, так и управителя, для чего не требуется наших грамот о помиловании.
Статья 44.
Объявляем, что рабы являются движимым имуществом, и как таковое входят в общее владение супругов и не могут быть переданы в силу ипотеки и что они делятся поровну между сонаследниками без выделения преимущественной доли и права первородства и не могут входить во вдовью долю по кутюмному (обычному) праву…
Статья 45.
Мы не желаем, однако, лишать наших подданных права считать их личной собственностью, принадлежащей им и членам их семьи, так же, как это имеет место по отношению к денежным суммам и другому движимому имуществу.
Статья 46.
Для наложения ареста на рабов, как на движимое имущество, должны соблюдаться формальности, установленные нашими ордонансами и кутюмами по вопросу о наложении ареста на движимое имущество. Мы желаем, чтобы деньги, полученные таким образом, были распределены согласно порядку о наложении ареста, а в случае банкротства — по одному су с каждого турского ливра, после того, как будут заплачены привилегированные долги, и вообще после того, как будут устроены рабы подобно всякому движимому имуществу, кроме следующих исключений.
Статья 47.
Не могут подвергаться наложению ареста и быть проданы раздельно муж и жена и их малолетние дети, если они находятся под властью одного хозяина. Объявляем недействительными наложение ареста и продажи, которые будут так сделаны; мы хотим, чтобы имело место добровольное отчуждение — под страхом лишения того или тех, которых они сохраняют и которые будут присуждены приобретателю без дополнительной оплаты.
Статья 54.
Приказываем хранителям благородным и буржуа, узуфруктариям, сдающим в аренду, и другим пользующимся земельными имениями, за которыми закреплены работающие рабы, управлять указанными рабами, как добрые отцы семейства, с тем, чтобы они не должны были после окончания своего управления возвращать стоимость тех, которые скончаются либо упадут в цене вследствие болезни и старости либо других причин без их вины. И чтобы они не могли также удержать в свою пользу детей, рожденных от упомянутых рабов в течение их управления, каковых мы приказываем сохранить и возвратить тем, кто является их собственниками.
Статья 55.
Хозяева в возрасте 20 лет могут освобождать своих рабов посредством всех актов между живыми или на случай смерти, не давая отчета о причине освобождения и не нуждаясь в мнении родителей, несмотря на то, что они не достигли полного совершеннолетия (25 лет).
Статья 56.
Рабы, которые будут своими хозяевами сделаны общими легатариями, либо назначены душеприказчиками, либо опекунами их детей, будут признаваться и рассматриваться, по нашему распоряжению, вольноотпущенниками.
Статья 57.
Объявляем, что рабы, отпущенные на волю на наших островах, будут считаться уроженцами наших островов и что нашим освобожденным рабам не требуется нашей грамоты о натурализации для того, чтобы пользоваться преимуществами прирожденных подданных нашего королевства, земель и стран, нам подвластных, хотя эти рабы и рождены в чужих странах.
Статья 58.
Призываем вольноотпущенников проявлять особое почтение к своим прежним хозяевам, их вдовам и детям; оскорбление, нанесенное им, будет наказано на много строже, чем если бы оно было нанесено какому-либо другому лицу. Объявляем их, однако, свободными и освобожденными по отношению к бывшим хозяевам от всех других обязанностей, служб и платежей, на которые те пожелали претендовать в качестве патронов как на их личность, так и на их имущество и наследственную массу.
Статья 59.
Даруем вольноотпущенникам те же самые права, привилегии и иммунитеты, которыми пользуются лица, рожденные свободными; желаем, чтобы они заслужили полученную свободу, и чтобы она принесла им те же самые личные и имущественные блага, какие приносит счастье свободы от рождения остальным нашим подданным.
Статья 60.
Объявляем настоящим ордонансом, что все конфискации и штрафы не будут предназначаться для частных лиц, а будут принадлежать нам и тем, которые поставлены для сбора наших податей и налогов; желаем, однако, чтобы третья часть упомянутых конфискаций и штрафов выделялась в пользу дома для рабов, построенного на острове, где они будут удержаны.
Комментарии
1. Уильям З. Фостер, Очерк политической истории Америки, М., 1953, стр. 73—74.
2. В собрании Изамбера этот акт озаглавлен “Code noir, touchant la police des lies de l’Amerique”. В широком смысле слово “police” означает управление.
3. Так мы переводим на русский язык слово “I’hopital” (прим. пер.).

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.