Кутюмы Бовези

ФИЛИПП ДЕ БОМАНУАР
КУТЮМЫ БОВЕЗИ
COUTUMES BEAUVAISIS
Запись обычного права (кутюмов) началась во Франции в XIII столетии, когда в стране (помимо юга, где господствовало писаное право) насчитывалось 60 больших и 300 малых кутюмов.
Официальную унификацию обычного права во Франции стали проводить согласно Ордонансу Карла VII в 1454 году.
Предлагаемый источник — “Кутюмы Бовези” (Coutumes Beauvaisis) представляет собой запись обычного права северо-восточной части Франции, сделанную в 1282 году одним из крупнейших французских юристов — Филиппом Бомануаром (1247—1295).
Бомануар жил в годы правления Людовика IX (1226— 1276). Это было время больших реформ и значительных успехов в деле объединения французских земель. Дед Людовика IX — Филипп II наряду с присоединением к королевскому домену Нормандии, Мэна, Турени, части Пуату, Пикардии и Лангедока правел важнейшую административную реформу.
По этой реформе все королевские владения были разделены на равные административные округа — бальяжи (на юге — сенешальства). Во главе округов были поставлены королевские чиновники — бальи с очень значительными и разнообразными функциями в области суда, сбора налогов и созыва ополчения. Назначали их обычно на три года из людей, близких ко двору и никак не связанных с местной провинциальной знатью. Таких бальяжей при Филиппе II было 20.
Людовик IX продолжал программу Филиппа II и, значительно округлив свой домен, еще более укрепил королевскую власть.
Благодаря административно-судебным реформам при Людовике IX оформилось центральное управление Францией.
Королевский совет из съезда феодалов превратился в сложное централизованное учреждение.
Выделился малый королевский совет — постоянный орган при короле, членами которого являлись канцлер, коннетабль и немногие феодалы, близкие ко двору. В особые учреждения выделились также из курии королевского совета парламент, на который был возложен раэбор судебных дел, и счетная палата, ведавшая сбором налогов и прочих королевских доходов.
Увеличение и укрепление королевского домена и централизация королевской власти сопровождались серьезными изменениями в организации суда.
Проведенная Людовиком IX судебная реформа объявляла королевский суд высшим апелляционным органом для всего королевства, в который могли жаловаться на решения всех низших феодальных судов, не (исключая и тех, которые находились на территории доменов вассальных владений. Ряд судебных дел — поджог, похищение женщин, изготовление фальшивой монеты и другие подлежали исключительно юрисдикции королевского суда.
Специальным ордонансом в королевском домене были запрещены поединки и фактически ограничено право частной войны (был установлен обязательный 40-дневный срок — “так называемые 40 дней короля” — между ссорой и началом войны с тем, чтобы получившая вызов сторона могла апеллировать к королю).
Успехи в деле централизации государства и консолидации всех сил внутри него требовали оформления норм обычного права и введения общегосударственных правовых норм. Это мероприятие и было предпринято при Людовике IX.
Первая, незаконченная запись французского обычного права была произведена бальи Вермандуа и докладчиком в Королевском Совете Пьером де Фонтеном в 1254 — 1270 гг. по специальному приказу короля, желавшего, чтобы его сын и наследник престола Филипп, “вступив во владения землей, знал, согласно каким законам управлять своими подданными и как согласно законам и обычаям страны удержать свои земли”. Но действительно первую плодотворную попытку записи обычного права Франции сделал Филипп де Бомануар.
Филипп де Бомануар — интереснейшая фигура средневековой Франции. Он родился в дворянской семье. С 1261 по 1265 год он провел в Англии и Шотландии, по возвращении откуда написал два больших романа и поэму. Много лет Бомануар служил на должностях бальи и сенешала в Санлисе, Клермоне, Бовези, Пуату и других местах. В 1291 году Бомануар был назначен организатором армии, готовящийся к вторжению во Фландрию. Умер Бомануар Санлисе в 1296 году.
Основным произведением Бомануара, прославившим его и обеспечившим ему имя “Светоча своего времени”, (так назвал его Монтескье), являются “Кутюмы Бовези”, Дата их написания — 1283 год — чисто условна, так же, как и само название источника, далеко не исчерпывающее его содержание. Сам автор в предисловии признается, что часть книги основана на “правовых нормах, общих для кутюмов всей Франции”, и можно смело считать, что “Кутюмы Бовези” являются не только компиляцией местных обычаев (что уже само по себе представляло бы несомненный интерес), но и первым в истории Франции серьезным опытом правотворчества, дающим нам представление о нравах и обычаях страны, а также о политических идеях, зародившихся в этот период.
Бомануар — подлинный представитель школы французских легистов. Констатируя в своем труде феодальный обычай, скрупулезно собирая всевозможные законы и права провинции, он стремился объяснить их и по возможности обосновать феодальную эксплуатацию идеями канонического и римского права и приукрасить собственными идеями и положениями.
В работе последовательно и неуклонно проводится идея правового объединения Франции под властью одного монарха, являющегося, по мнению Бомануара, единственным и действительным господином над своими подданными.
Наряду с идеей правовой консолидации страны в работе Бомануара сквозит порой протест против сохранения крепостного права в современном автору обществе: “…Вначале все люди были свободны.., т. к. всякий знает, что мы все происходим от одного отца и от одной матери” 1, — пишет он — “…очень хорошо поступает тот сеньор, который дарит им (сервам) свободу, т. к. это большое зло когда какой-либо христианин находится в крепостном состоянии” 2. Интересно, что Бомануар как будто находит оправдание сервам, не любящим своих сеньоров. Среди добродетелей, необходимых бальи, он называет подлинную любовь к богу, непохожую по его словам, “на ту, которую некоторые сервы питают к своим сеньорам.., основанную на страхе и боязни” 3.
Виднейший юрист Франции XVI века Луазель называл “Кутюмы Бовези” “первым и самым смелым сочинением, которое когда-либо было написано о кутюмах Франции”. Эта смелость автора, полнота собранных им обычаев делают его труд исключительно ценным и интересным для каждого историка и юриста, занимающегося историей государства и права Франции периода феодализма вообще и XIII века — в особенности. Оригинал работы Бомануара не сохранился. Но имеется большое число списков, отличающихся друг от друга лишь по диалекту, на котором они написаны, и свидетельствующих о значительной популярности автора в XIV—XVII вв.
Впервые сочинение Бомануара было издано в 1690 году. Настоящий перевод кутюмов сделан с третьего двухтомного издания А. М. Сальмона, вышедшего в Париже в 1899—1900 гг.: Beaumanoir Ph. “Coutumes de Beauvaisis” (Texte critique, publie avec introduction, un glossaire et une table analitique), т. 1—2, Paris, 1899—1900.
Ниже приводятся отдельные параграфы, касающиеся обязанностей бальи и адвокатов, преступлений, права наследства, захвата сейзины, прав суверена, доказательств в суде, крепостного состояния, городских коммун, юрисдикции и права отвода судей.
Перевод §§ 972, 973, 977 заимствован из книги “Социальная история средневековья”, под редакцией Е. А. Косминского, М.—Л., т. II, 1927.
________________________________________
КУТЮМЫ БОВЕЗИ
Глава 1
О должности бальи
§ 12. По нашему мнению, человек, желающий быть справедливым и честным бальи, должен обладать десятью добродетелями, из которых одна является главной и госпожей над всеми другими, и без нее не могут существовать другие добродетели правителей. И эта добродетель называется мудростью, что означает быть мудрыми. Поэтому скажем прямо, что тот, кто хочет стать бальи и вершить правосудие, должен быть мудрым, иначе он не справится с обязанностями бальи.
§ 13. Вторая добродетель, которую должен иметь бальи, это то, что он должен сильно любить бога — нашего отца и спасителя, а также из любви к богу святую церковь. И речь идет не о любви, которую некоторые слуги питают к своим сеньорам, любви, основанной на страхе и боязни, а о подлинной любви, той, которой сын должен любить отца…
§ 14. Третья добродетель, которой должен обладать бальи, — это спокойствие и доброта; ему должны быть чужды свирепость и жестокость. Но он не должен быть добр ни к изменникам, ни к жестоким, ни к совершающим преступления, потому что к такого рода людям он должен показать себя строгим и даже суровым, чтобы положить конец их злодеяниям. Ведь так же, как врач позволит болезни из жалости к ней свалить больного, которого он должен лечить, добрый к злоумышленникам бальи подвергает угрозе смерти людей, жаждущих жить в покое. И нет большего блага для бальи, как выкорчевать зло при помощи скорого суда. И так, когда мы говорим, что бальи должен быть добр, это значит, что он должен быть добр к тем, кто желает блага и к простому народу, а также в тех случаях, которые произошли больше по несчастью, чем по злому умыслу…
§ 15. Четвертая добродетель, которой должен Обладать бальи,— это терпение и умение внимательно выслушать, способность не выходить из себя ни в каком случае, ибо бальи, который спешит с выводами или терзает и гневается, не может уяснить себе всего, что предлагают ему в суде. А если он не может всего этого себе уяснить и не может ничего хорошо запомнить, он не может надлежаще осуществить свою должность. Итак, бальи должен быть терпелив и внимательно выслушивать таким образом, чтобы предоставить тем, которые находились перед ним в суде, (возможность) высказать в суде все, что покажется необходимым одной стороне против другой, не прерывая их слов. Только в этом случае бальи сможет наилучше и наиболее мудро судить или заставить судить, если это суд (двор), где судят вассалы. Так же, как мы говорили, что доброта бальи не должна простираться на злоумышленников, мы говорим, что на них не должно простираться его сострадание; но он должен очень внимательно их выслушать, так как часто таким путем он может узнать, что скрывают они в своих сердцах… Мы также не считаем, что бальи должен быть чересчур сострадателен в делах об оскорблении его сеньора или причинении его сеньору или ему самому ущерба. Если вред или оскорбление нанесено его сеньору или ему, он должен быстро и мудро наказать за это сообразно тому, что требует содеянное, подавая самим наказанием другим пример того, как следует себя вести в отношении своих сеньоров или своих бальи, потому что бальи, находясь в своей должности, представляют своего сеньора, и потому преступление против бальи является преступлением против сеньора…
§ 16. Пятая добродетель, которой должен обладать бальи, — это смелость и энергичность без всякой лени. Ленивый бальи упускает множество обязанностей, которые следует осуществлять, предоставляя другим делать массу таких дел, которые должны быть сделаны им самим, и откладывает по своей лени решение таких вопросов, разрешение которых незамедлительно. О смелости же мы говорим потому, что без этой добродетели бальи не может делать то, что относится к его должности, ибо, если он труслив, он не сможет обвинить богатого человека, который совершил что-либо против бедняка, не посмеет осудить того, кто заслужил смерти, из страха за свою семью, и он не посмеет арестовать преступников, ни схватить их из страха, что (злоумышленники) могут оказать сопротивление. И все, что он не сделает из трусости, надлежит сделать ему. Итак, он должен быть смелым и бесстрашным, ничего не бояться и не колебаться, иначе он не сможет совершить то, что надлежит ему по своему положению. Но всегда, когда ему надлежит действовать решительно (смело), он должен делать это разумно. Ведь есть два рода смелости: одна мудрая, другая сумасбродная. Мудрая смелость состоит в том, чтобы проявлять ее после зрелого размышления и разумно. Сумасброд же, желая проявить свою смелость, поступает, никогда не подумав о результатах…
§ 17. Шестая добродетель, которая должна быть присуща бальи, — щедрость…
§ 18. Седьмая добродетель, необходимая бальи, состоит в том, что он должен повиноваться приказам своего сеньора…
§ 19. Восьмая добродетель необходимая тому, кто взял на себя должность бальи, — быть настоящим знатоком (своего дела)…
§ 20. Девятая добродетель, которая должна быть у того, кто взял на себя (должность) бальи, состоит в том, чтобы он был способным, сообразительным и умел хорошо исполнять (свои обязанности), не причиняя вреда другим, а также хорошо считать. Хорошо исполнять (свои обязанности) означает, что доходы, земли сеньора не должны уменьшаться по небрежности бальи, но, напротив, должны всегда расти, благодаря его разумным действиям…
§ 21. Десятая добродетель, которая должна быть у того, кто взял на себя (должность) бальи, — лучшая из всех, без которой ни одна ничего не стоит, потому что она озаряет все остальные. Эта добродетель называется верностью…
§ 22. Мы говорили о десяти добродетелях, которые должны быть у того, кто взял на себя (должность) бальи. И тот, который бы обладал ими, заслужил бы любовь бога и своего сеньора. Но так как очень трудно обладать всеми добродетелями, то, по крайне мере, бальи должен следить за тем, Чтобы у него не было недостатка в верности. Если же он может быть мудрым и верным, он имеет все остальное…
§ 47. Ни один преступник, каковы бы ни были его преступления, до тех пор пока они не доказаны и недостаточно известны, не должен быть приговорен к смерти. Прежде следует спросить бальи, хочет ли он дожидаться законных доказательств и если он этого не хочет, пусть держит его (преступника) в тюрьме, т. к. его плохая репутация свидетельствует против него.
§ 48. Бальи не должен ждать, пока его прево и сержанты ознакомят его с делами заключенных и с обстоятельствами, послужившими к их задержанию. Он должен переговорить с каждым заключенным о причинах его ареста, ибо нет такого положения, чтобы арестанты были одинаковы и чтобы преступления были равны. (Аица), задержанные за преступления, подсудные королевской юрисдикции (cas de justice), должны быть закованы в кандалы и содержаться в яме; другие же [лица], задержанные за преступления, не влекущие за собой потерю жизни или какого-либо члена, должны содержаться в более легких условиях.
Глава 2
О вызове в суд
§ 57. Когда кто-либо жалуется на нанесенный ему ущерб и хочет получить по справедливости возмещение, он должен вызвать в суд сеньора, ведению которого подлежит дело, того, на кого он собирается жаловаться. Об этом мы и будем говорить в этой части — о вызове в суд дворян от других (людей )— не знатного происхождения. И мы скажем, каким образом каждый должен быть вызван в суд, как он должен повиноваться вызову, который ему сделан, (по какому бы то ни было поводу) — будь то по поводу наследства имущества или ссоры, касающейся его словом или действием (par fet ou pur dit). Мы расскажем также, на какой вызов, согласно обычаю, он может ответить, что явится в суд лишь через две недели (contremander), и на какой он не может (так ответить), на какой он может ответить извинением (essoinier) и какое наказание он понесет, если не явится, как это должно, по вызову.
§ 58. Если сеньор хочет вызвать в суд дворянина, сидящего на его фьефе, он должен взять двух людей, являющихся пэрами тому, кого он хочет вызвать; а если таковых не имеется, он. должен одолжить их у своего сеньора, а сеньор, от которого они держат фьеф, обязан ему их предоставить. И тогда он должен им сказать, чтобы они пошли и вызвали в суд этого человека и чтобы они сопровождали его в надлежащее место, а также должен им поручить, чтобы они ему сказали, по какой причине он вызван в суд. И тогда, когда следует вызывать в суд, вызов должен быть сделан по меньшей мере за 15 дней.
§ 59. Тот, кто вызывается в суд, должен рассмотреть, как и почему его вызывают. Если его вызывают в суд просто, вызывающий говорит: “Мы вам предлагаем, считая с сегодняшнего дня, через 15 дней предстать в таком-то месте перед лицом нашего сеньора, от которого вы держите фьеф”. Больше они ничего не говорят. Или они говорят: “Мы вас вызываем по поводу всего, о чем вас будут спрашивать”. В этих двух случаях вызова человек может 3 раза отложить суд на полтора месяца (3 раза по 2 недели) и в четвертый раз не явиться в течение 2 недель по извещению. И если сеньор захватит его фьеф за то, что он не мог оправдаться, т. к. заявил, что придет в суд лишь через 15 дней, он должен будет ему его вернуть целиком, по требованию, если он сможет ответить по всем обвинениям, которые ему будут предъявлены.
Глава 3
Об извинениях и отсрочках
§ 98. После того как в предыдущей главе мы говорили о вызове в суд, в этой главе следует рассказать об извинениях по поводу невозможности явиться в суд и о двухнедельных отсрочках, как их следует производить и в каких тяжбах; о некоторых мы уже говорили в другом месте — в главе, посвященной вызову в суд; здесь же мы будем говорить о тех случаях, о которых мы еще не говорили. И так как после вызова в суд следуют извинения и отсрочки, которые зависят от того, как был сделан вызов, мы должны поговорить об этом до того, как перейдем к другим предметам.
§ 99. Существует множество поводов для того, чтобы просить у своего сеньора отложить дело — извиниться… при вызове в суд; к таковым относится телесная немощь: ведь существуют болезни, при которых совершенно ясно, что без серьезного вреда невозможно явиться в суд, и они (являются вполне законным извинением (для отсрочки).
§ 101. Законно может принести извинение тот, кто должен явиться в суд в качестве свидетеля и даже как заинтересованная сторона, если у него наступает срок в другом месте, так как в противном случае очень бы задерживались дела, не могущие быть завершенными без принесения присяги.
§ 102. Когда кто-либо должен явиться в суд к определенному сроку, законным извинением служит ему какая-либо помеха в дороге; если падет или взбесится лошадь, и он не сможет найти себе другую и не сможет также по состоянию своего здоровья идти пешком; если перед ним встанет обширное водное пространство, которое он не сможет пересечь без опасности для жизни, если наступит время больших дождей или больших снежных заносов и больших бурь.
§ 108. Существует большая разница между законным извинением за неявку в суд (essoinement) и отсрочкой (contremant). При всех тяжбах, при которых появляется необходимость в отсрочке, прежде чем явиться в суд, ее можно просить трижды (каждая по 15 дней); при этом не надо давать никаких клятв и не приводить причин, по которым требуется отсрочка. Извинение же может быть принесено только один раз между двумя заседаниями суда (il jours de court) и без назначения какого-либо срока, так как никто не знает, принося извинение, когда он сможет явиться в суд. А если его извинение будет принято, он, придя в суд, должен принести присягу в том случае, если его опросят.
Глава 5
Об адвокатах
§ 174. Так как большинство людей не знакомо с кутюмами и не знает, как ими надо пользоваться и на что следует опираться в каждой данной тяжбе, то те, которым предстоит судиться, должны искать совета у людей, могущих говорить за них. И тот, который говорит за других (в суде), называется адвокатом.
§ 175. Если кто-либо хочет стать адвокатом… — он должен присягнуть, что, исполняя свои обязанности адвоката, он будет вести себя хорошо и честно, что он, насколько ему будет известно, будет вести только добрые и законные дела, что, если он начнет дело, которое в начале покажется ему правильным, а потом, узнает, что оно нечестно, он сразу, как только узнает об этом, бросит его. И если он принесет в суде эту присягу, он после этого никогда её не должен (уже) повторять. Но до того, как он ее принес, он не может приступить к исполнению своих обязанностей и участвовать в споре (прениях).
§ 189. Бальи собственной властью может отвести с тем, чтобы он не выступал в данном суде, такого адвоката, который обычно говорит дерзости бальи, суду или противной стороне, т. к. было бы очень плохо, если бы подобного рода люди не могли бы быть отстранены от адвокатской должности.
§ 190. Женщина не должна выступать за плату, в качестве адвоката за другого, но без вознаграждения она может говорить за себя или за своих детей или кого-нибудь из своих домашних, но (делать) она может это с разрешения своего мужа, если она имеет мужа.
§ 195. Адвокат или советчик могут получать деньги и вознаграждение за свой совет или за защиту, но на это не имеют права судьи, т. к. могут действительно быть проданы услуги и совет, но не могут и не должны (быть проданы) решения.
Глава 30
О преступлениях
§ 823. Самое главное для всех тех, кто вершит правосудие,— это умение различать проступки, каковы они — велики или малы, и знание того, какого наказания они заслуживают. Ибо так же, как неодинаковы проступки, неодинаковы и наказания. Есть такие преступления, которые должны караться смертью как подлежащие королевской юрисдикции, независимо от того, каким путем злоумышленник их совершил. Другие же преступления должны быть наказаны долголетним тюремным заключением с конфискацией имущества, но не одинаково во всех случаях, а в той степени, в какой это требуется. Третьи же преступления должны быть наказаны конфискацией имущества без смертной казни, без увечья и без тюремного заключения; (для наказания преступников, их совершивших) достаточно штрафа, так как они не равны тем, о которых мы говорили выше. Мера наказания должна зависеть от проступка, а также от того, кто его совершил и кому нанесен ущерб. А для того, чтобы простые люди знали, какое их ожидает наказание, если кто-либо из них совершит преступление, и чтобы каждый человек в отдельности знал это, также чтобы сеньор знал, какое наказание следует за каждое преступление, мы расскажем в этой главе о преступлениях, которые могут быть совершены, и о том наказании, которое должно последовать за каждым из них.
§ 825. Убийство (murtres) состоит в том, что один (человек) умышленно убивает или заставляет кого-нибудь убить другого человека во время между заходом и восходом солнца, причем убийство это совершается наверняка.
§ 826. Предательство состоит в том, что кто-нибудь, не выказывая явно признаков ненависти, смертельно ненавидит кого-либо и из ненависти убивает его, или заставляет другого человека его убить, либо избивает его, или заставляет другого человека его избить до того, что тот, кого он ненавидит или предает, становится калекой.
§ 827. Никакое убийство не может быть совершено без предательства, но предательство может быть совершено без убийства во многих случаях; ведь убийство не может быть без смерти человека, а предательство выражается и в избиении, и в нанесении увечий во время перемирия в то время, как (человек) чувствует себя в полной безопасности… Предательство заключается и в лжесвидетельствовании, ведущем к чьей-либо смерти, или к лишению кого-либо наследства, или к ссылке, или к тому, что сеньор (данного человека) возненавидит его или к другим подобного рода последствиям.
§ 828. Убийством (homicide) называется и тот случай, когда кто-либо убивает другого (человека) в пылу спора: возникает ссора, во время ссоры произносятся безобразные слова, после безобразных слов возникает драка, кончающаяся часто смертью одного из спорящих.
§ 829. Изнасилованием женщины называется акт, совершаемый плотской компанией, овладевающей женщиной пропив ее воли и невзирая на то, что она делает все возможное для своей защиты.
§ 837. Все четыре вышеуказанные преступления должны быть наказаны и отомщены одинаково… Но имеются другие дела, подлежащие королевской юрисдикции, которые должны быть наказаны по-иному. Послушайте о каждом из них и о наказаниях, которые за них следуют.
§ 831. Тот, кто поджег дом, должен быть повешен, и его имущество должно быть конфисковано, как это указывалось выше.
§ 832. Тот, кто крадет чужие вещи, должен быть повешен, и его имущество должно быть конфисковано, как это указывалось выше.
§ 833. Тот, кто заблуждается в вере, не верит и не хочет вернуться на истинный путь, или тот, кто занимается содомией, должен быть сожжен и лишен всего имущества, как это указывалось выше.
§ 834. Фальшивомонетчики должны быть посажены под замок и затем повешены; имущество их подлежит конфискации, как это указывалось выше.
Глава 32
О захвате сейзины, о силе и т. д.
§ 972. Один рыцарь вчинил иск к другому рыцарю по поводу того, что он принял в свой “новый город” его поселенца, который жил у него в силу держания гостизы1 1 год и 1 день и ушел с нее, никому не передавши и не продавши своего надела, не очистивши его от обязательств и не оставивши заместителем поселенца со стороны, а просто бросивши (гостизу) совсем необрабатываемой и пустой. Вследствие этого требовал (рыцарь) принудить (другого рыцаря) отослать своего поселенца жить у него, как он жил и нести ему с гостизы повинности, как полагается. Но на это возразил (другой) рыцарь, что он не обязан того делать, ибо каждый свободный человек волен идти жить туда, где ему будет угодно, оставивши свою гостизу сеньору за (прекращение уплаты) оброка…
§ 973. Было постановлено по суду, чтобы он отослал его жить к истцу и впредь не принимал до тех пор, пока (поселенец) не даст удовлетворения своему сеньору за гостизу или очищением ее от обязательств, или продажей, или дарением, или же меной.
Но путей заграждать своим поселенцам сеньоры не могут, ибо они — свободные люди, не крепостные. И были еще показания на этом суде (от некоторых лиц), ссылавшихся на свидетельства своих отцов и дедов, о соглашении, заключенном между графом Раулем Клермонским и вассалами его из области Клермона, по поводу того, что граф Рауль провозгласил в местечке Neuville свободные поселения и малые оброни, предоставляя всем, кто туда приходил, вольное жительство и пользование сухостоем в лесу… Ввиду таких вольностей и льгот поселенцы его вассалов стали стекаться туда, не выполняя по отношению к своим сеньорам того, что они должны были (выполнять) со своих наделов…
На это и жаловались вассалы графа Рауля своему сеньору, ввиду чего между ними и их сеньором было заключено соглашение (в том числе), что нельзя им принимать поселенцев друг друга, пока они не выполнят того, что следует с их гостиз сеньорам, как выше сказано.
§ 977. В некоторых местностях графства существует обычай, в силу которого поселенцы наряду с чиншем и оброками должны платить известную сумму денег под видом талья… Но мы не знаем ни одной местности в графстве, где бы можно было облагать их тальей по произволу, как это во многих областях ведется. Но когда им надо (платить) для покрытия их общих расходов и на их общие нужды и когда они согласны платить, сеньоры могут собирать с каждого (талью) соразмерно его (доходу).
Глaвa 34
О суверене
§ 1043. Мы говорили в этой книге в ряде мест о суверене и о том, что он может и должен делать, но никто не может полагать, что если мы не называем ни графа, ни герцога, то речь идет (только) о короле; ибо во всех местах, где король не называется, мы подразумеваем тех, кто держит баронию, так как каждый барон является сувереном в своей баронии. Следует понимать, что король является сувереном над всеми, и на основании своего права охраняет все свое королевство, в силу чего он может создать всякие учреждения, какие ему угодно для общей пользы, и то, что он устанавливает, должно соблюдаться. И нет над ним никого, столь великого, чтобы он мог прийти в его двор (творить суд) о правонарушениях или пожалобам на неправильное решение и по всем делам, которые касаются короля. И так как он является сувереном, стоящим выше всех, мы его называем лишь тогда, когда мы говорим о каком-либо суверенном праве, которое ему принадлежит лично.
Глава 39
О доказательствах, фальшивых свидетелях и т. д.
§ 1145. Имеется много видов доказательств, которые все или некоторые из них достаточны для подтверждения. В этой главе мы укажем некоторые виды доказательств, положительные моменты каждого из них, время их применения и то, как можно и должно оспаривать свидетелей.
§ 1146. По нашему мнению, согласно нашим обычаям, имеется восемь видов доказательств. И первый вид состоит в том, что кто-либо признает то, что от него требуют, соглашается исполнить требуемое либо без всякого отказа, либо после некоторого отрицания факта. Это доказательство наилучшее, наиболее простое и наименее дорогостоящее из всех.
§ 1147. 2-й вид доказательства — письменное доказательство. Если кто-либо дал письменное обязательство, а затем отрицает его, следует при доказательстве прибегнуть к самому обязательству, так как отрицание не является достаточным основанием для обесценивания письменного доказательства. Об этом виде доказательств мы достаточно говорили в главе, посвященной письменным обязательствам.
§ 1148. 3-й вид доказательства — дуэль (gages de bataille); но это доказательство не должно приниматься в тех случаях, когда речь идет о поручительстве. Об этом виде доказательств и о случаях, когда оно должно быть принято во внимание, мы будем говорить в главе, посвященной апелляциям. И пусть тот, кто прибегает к этому доказательству, будет осторожен, так как из всех доказательств это самое опасное.
§ 1149. 4-й вид доказательства — доказательство при помощи свидетелей. К. нему прибегают в тех случаях, когда отрицается какой-то факт, и проситель предлагает его подтвердить при помощи свидетелей. Для этого доказательства необходимы по меньшей мере два законных свидетеля, которые отвечали бы после принесения присяги на предложенные вопросы одинаково. А о том, как их следует допрашивать, мы расскажем в следующей главе.
§ 1154. 5-й вид доказательства: утверждения одной стороны не оспариваются другой стороной…
§ 1155. 7-й вид доказательства: обстоятельство, которое хотят доказать, настолько ясно само по себе, что не требует иного доказательства…
§ 1156. 8-й вид доказательства — доказательство при помощи презумпции (presompcions). Этот вид доказательства может иметь множество способов, так как одни могут представить дело так ясно, что оно становится доказанным при помощи предположений, а другие столь сомнительно, что злодеяние никакими не доказывается.
§ 1175. Женщины, привлеченные в качестве свидетелей, не должны быть допущены в том случае, если против них выступает тот, против кого они должны свидетельствовать, в каком бы состоянии они ни находились — вдовы, замужние или девушки. Исключение составляет только одни случай: когда речь идет о засвидетельствовании факта рождения ребенка или его возраста. Ибо если женщина имеет двух мальчиков (males jumeaus) и старший хочет доказать старшинство, нельзя будет установить кто старше без свидетельства женщины. И в этом случае ей следует верить.
Глава 45
Об отказах, сервитутах и т. д.
§ 1432. Тот, кто преследуется закрепощением, может избавиться от преследования следующими путями. Первый путь таков: сам серв и его мать всю свою жизнь были свободными людьми и не несли никакой крепостной повинности по случаю своего крепостного состояния… И тогда сеньор, который преследует этого серва, должен доказать, что мать матери данного лица была крепостной этого сеньора… Но если сеньор не может этого доказать, [серв] остается свободным, если только сеньор не приведет новых доказательств происхождения своего утверждения, так как по закону никто не имеет права сказать бывшему всегда свободным человеку: “Вы мой серв”; это следует доказать. Если же он не говорит о происхождении (крепостной зависимости) и не может доказать, что данный человек когда-либо платил ему крепостную подать, то его не следует слушать и данное лицо остается свободным.
§ 1433. Другое основание, по которому тот или иной человек может защитить себя от того, чтобы попасть в крепостную зависимость, — это, если он знает, что его мать, бабка или прабабка, будучи крепостными, получили свободу от лица, имеющего право давать эту свободу. Для доказательства достаточно представить письменное удостоверение от сеньора или живых свидетелей. Этого достаточно для того, чтобы человек оставался свободным.
§ 1434. Известно, что крепостное состояние идет от матери, так как все дети, которых она выносила, — сервы, если она крепостная, даже, если отец — свободный человек. Если бы дворянин женился на крепостной, все дети, которых она бы имела от него, были бы сервами. И им было бы отказано в иске о признании их дворянами, т. к. нет такого закона, чтобы сервы получили дворянство, хотя милость получения дворянства должна идти от отца. Таков обычай французского королевства: дворянство может получить всякий, чей отец был дворянином, при условии, что его мать была кем угодно, даже простолюдинкой, но только не крепостной, ибо в таком случае, как это было сказано выше, он тоже становится (крепостным). Если же мать — дворянка, а отец не имеет дворянства, ребенок не может быть дворянином; но все же он не теряет всех привилегий: в отношении личности он рассматривается как дворянин и может владеть фьефом, на что вилланы не имеют права. И ясно, что если мужчина серв женится на свободной женщине, все дети свободны…
§ 1435. Третья возможность освободиться от закрепощения неучтивая; но мы ее должны были много раз выдвигать, защищая человека, которого хотят закрепостить, — это если серв говорит, что хочет доказать свое незаконнорожденное происхождение; если он может это доказать, он — вне крепостной зависимости. Доказательством незаконнорожденности является установление факта рождения человека до замужества матери или того факта, что его отец не был дома за 10 месяцев до его рождения и находился в чужих и дальних землях, не возвращаясь домой; это значит, что он не может быть сыном данного лица… Третьим доказательством незаконнорожденности является факт рождения ребенка через десять месяцев после смерти отца во время вдовства матери. И если человек докажет, что он незаконнорожденный, он остается свободным и живет по статуту незаконнорожденных. И пусть люди не думают, что рожденные вне брака, они что-либо выигрывают, так как незаконнорожденный не наследует ни звания отца, ни звания матери или семьи, ни состояния и ничего другого. А так как он не наследует ни их имущества, ни их положения, то он не должен наследовать и тяжких условий и тех податей, которые они обязаны платить сеньору.
§ 1436. Четвертым основанием для освобождения от закрепощения может служить тот факт, что данный человек является духовным лицом и принадлежал к духовному сословию в течение десяти лет на глазах и с ведома сеньора, который сейчас его преследует и который ранее этому не сопротивлялся, ибо достоин похвалы тот сеньор, который, видя, что его крепостной становится клириком, не протестует против этого… Если епископ делает духовным лицом моего человека помимо моей воли, я имею право потребовать возмещения ущерба за потерю этого человека и его имущества, переходящего в юрисдикцию епископа; ибо нет никакого сомнения, что я не могу забрать и присоединить к своему имущество клирика.
§ 1437. Лучше всего для того, кто хочет освободиться от крепостной зависимости, получить для этого подтверждение своей свободы от того суверена, от которого, зависит его сеньор; ведь если у меня есть крепостные, и я их освобожу без разрешения на то моего сеньора, я их теряю…
§ 1451. Следует знать, что людям нашего века известны три состояния. Первое — это знатное. Второе — состояние свободных по происхождению людей, рожденных свободной матерью; тех, которые могут и должны были бы по праву называться дворянами. Но не все свободные люди — дворяне, и между правами дворян и других свободных людей существует большая разница, т. к. дворянами называют тех, которые по прямой линии происходят от королей, герцогов, графов или рыцарей; и эта знатность идет по прямой отцовской, но никак не материнской линии; ведь совершенно ясно, что никто, даже если его мать и дворянка, не может стать дворянином, (если только не будет на то особой королевской милости), если только его отец не дворянин. Но по-иному обстоит дело со свободным состоянием, т. к. это состояние идет от матери, и всякий человек, рожденный свободной матерью, — свободен…
§ 1452. Мы говорили о двух состояниях — о знатном: и свободном; 3-е состояние людей — крепостное. И в этом состоянии не все люди находятся в одинаковом положении: имеются различные условия крепостной зависимости. Ибо одни из крепостных так подчинены своим сеньорам, что эти сеньоры могут распоряжаться всем их имуществом, имеют (над ними) право жизни и смерти, могут держать их в заключении как им будет угодно — за вину или без. вины — и ни перед кем за них не несут ответственности, кроме как перед богом. С другими обращаются более мягко, ибо при их жизни сеньоры не могут ничего от них требовать, если только они не провинятся, кроме их чиншей, рент и повинностей, обычно платимых ими за их; крепостное состояние (servitude). И (лишь) когда они умирают или женятся на свободных женщинах, все их имущество — движимое и недвижимое — переходит к сеньорам. Ибо тот, кто женится на свободной или на женщине из другой сеньории должен платить выкуп по усмотрению сеньора. И если (крепостной) умирает, нет у него иного наследника, кроме сеньора, а дети крепостного ничего не получают, если не заплатят выкупа сеньору, как это делали бы люди посторонние. Этот последний обычай, о котором мы говорили, носит у крепостных Бовези название мертвой руки и брачного выкупа (formariages). О других крепостных состояниях в чужих землях мы умолчим, ибо наша книга рассказывает об обычаях в Бовези.
§ 1457. Наш обычай более мягок (courtoise) в отношении к крепостным, нежели во многих других странах, ибо во многих других странах сеньоры могут распоряжаться жизнью и смертью своих крепостных когда и как им угодно, а также принуждать их вечно жить на своих землях. В Бовези же с ними обращаются более человечно, ибо при условии уплаты своим сеньорам положенных обычаем ренты и специального налога, собираемого с каждой семьи, (chevages), они могут идти служить и жить вне юрисдикции своих сеньоров. Но нигде они не должны отказываться платить следуемый сеньору брачный выкуп (formariages), за исключением мест, пребывание в которых может дать им свободу, как, например, в некоторых городах, всякий житель которых свободен в силу привилегии или обычая. Ибо, как только кто проведает, что его крепостной поселился в таком месте, он может потребовать его возвращения, если заявит на него свои права в течение одного года и одного дня или в течение того срока, который действителен для этих мест, согласно их “обычаям. Многие крепостные, таким образом тайно ушедшие от своих сеньоров на жительство в другие места, получили свободу.
Глава 50
О городских коммунах и их правах
§ 1516. Городские коммуны и даже города, не имеющие прав коммун, а также простой народ должны охраняться законами таким образом, чтобы никто их не обидел и чтобы они никого не смогли обидеть. Коммунальные хартии должны храниться как доказательство привилегий, которые могут быть нарушены, так как так же мало стоит печь, негодная к обжигу кирпича, как и хартия, повседневно непроводимая в жизнь.
§ 1517. По новым правилам во Франции ни один город не может стать коммуной без разрешения короля, ибо всякие новшества без согласия короля запрещены. Если же король пожелает предоставить какому-либо городу это право или предоставил его, это должно быть записано в хартии вольностей, выданной королем городу по этому случаю. Но это должно быть сделано без ущемления прав церкви и дворянства, так как не могут и не должны быть отягощены церкви и уменьшены владения дворян.
§ 1519. Каждый сеньор, имеющий в своей власти город-коммуну, должен ежегодно узнавать, в каком состоянии находится город и ,как им управляют мэры и те, которые поставлены его охранять и им управлять. Пусть богатые не сомневаются, что если они нарушают закон (mes font), они будут наказаны, и пусть бедняки указанных городов могут мирно зарабатывать себе на пропитание.
Глава 58
О юрисдикции
§ 1641. Мы говорили…, что каждый человек, владеющий фьефом в Клермонском графстве, обладает высшей и низшей юрисдикцией в пределах своего фьефа; и таковую же имеют церкви, имеющие право свободного наследования и с давнего времени не платящие никому и никакой аренды.
Однако, так как имеется большое число областей, где одни (лица) обладают высшей юрисдикцией, а другие лица имеют низшую, (и в самом Бовези могут иметь место такие случаи при продаже или при перемене с разрешения сеньора, что одно (лицо) может иметь в данном месте высшую юрисдикцию, а другое — низшую), полезно, чтобы мы объяснили вкратце, что такое высшая юрисдикция и что такое низшая юрисдикция, чтобы каждый мог пользоваться той юрисдикцией (тем судом), которая ему полагается.
§ 1642. Следует знать, что всякий, совершивший преступное деяние, каково бы оно ни было, исключая разбой, через которое можно и должно потерять жизнь, когда он будет пойман и предан суду, подлежит высшей юрисдикции; разбойник за разбой лишается жизни, хотя разбой и не подлежит ведению высшей юрисдикции. Но все прочие плохие деяния, как убийство, измена, отцеубийство и насилие над женщиной, поджог имущества или ночное ограбление и изготовление фальшивой монеты и помощь в ее производстве и скупке — все подобные деяния подсудны высшей юрисдикции. Следовательно, когда случается подобное дело, производство расследования и разбор его должны осуществляться тем, кто обладает высшей юрисдикцией. А расследование дел о разбое и прочих проступках, за которые не следует казнь, должен производить тот, кто обладает правом низшей юрисдикции. А какая юрисдикция должна применяться в указанных выше случаях и в других, о которых мы здесь не упоминаем, — .это разъясняется достаточно в главе, говорящей о преступлениях (mesfes), почему нам и нет надобности больше распространяться по этому поводу.
§ 1643. Мы указали, какие преступные деяния должны подлежать суду того, кто обладает правом высшей юрисдикции, и никакой выгоды (esploit) не должно быть ему от высшей юрисдикции, так как все имущество тех, кто захвачен в связи с деяниями, указанными выше, ему не принадлежит. Но следует принять во внимание, что это не относится к имуществу, находящемуся на собственной земле того, кто обладает правом высшей юрисдикции, потому что всякий, обладающий этим правом на своей земле, должен получать то, что находится на его земле из имущества тех злодеев.
§ 1644. Найденные и никому не принадлежащие вещи, розыски хозяев которых были безуспешны, как и имущество незаконнорожденных на том основании, что у них нет семьи, и то, что принадлежало чужестранцам, если кто из родных не заявит своих прав, — все эти вещи должны перейти сеньору, обладающему правом высшей юрисдикции, а не тому, кто имеет юрисдикцию низшую, если только он не приобрел таковую посредством длительного держания или же если она была передана ему как привилегия, или если, как это происходит в некоторых местностях, сеньор не передал все эти выгоды (esplois) каким-либо церквам, оставляя за собой право высшей юрисдикции.
§ 1645. Тот, кто обладает высшей юрисдикцией, не может запретить тому, кто имеет низшую, чтобы он или сам или его сержант (sergent) применял бы оружие для охраны того, что подведомственно низшей юрисдикции, а также тот, кто обладает низшей юрисдикцией — не может запрещать тому, кто обладает высшей юрисдикцией, чтобы он или его сержант не стерегли то, что ему принадлежит, потому что каждому надлежит охранять свое право, не причиняя вреда другому.
Глава 66
О праве отвода судей
§ 1871. Пришло время поговорить о тех, которые хотят дать отвод судьям. Это следует делать до вынесения приговора, т. к. после отвода можно этого добиться лишь при помощи апелляции. До вынесения же приговора отвода судей можно добиться по ряду причин. Укажем на некоторые из них.
§ 1872. Причина, по которой можно дать отвод судье, — это если тот, кто собирается судить, значится в числе моих врагов или так поссорился со мной или с кем-либо из моих близких, что уже началась война или если мы находимся только в состоянии перемирия; так как было бы значительно хуже, если бы я был осужден из ненависти…
§ 1873. Другая причина, по которой я могу дать отвод судье, — это если он угрожал мне или говорил кому-либо до разбора дела, что я проиграю тяжбу, либо если он был прокурором, адвокатом или советником противной стороны, либо если он заинтересован или может быть заинтересован в разбираемом деле, либо если он настроен против меня.., либо если он должник тех, против кого я выступаю, либо если он находится у них на жаловании, либо если он обещал свою благосклонность противной стороне, либо если он приходится тем, против кого я веду тяжбу, отцом или сыном. Отвод судье можно дать и в том случае, если разбирается дело об убийстве или членовредительстве кого-либо из его семьи…
§ 1874. Дать отвод можно также такому судье, который не может исполнять свои обязанности ввиду того, что является клириком или несовершеннолетним, которому его господин оказал такую милость, что признал его взрослым мужчиной: или идиотом, совершенно очевидно не имеющим достаточной памяти вследствие старости, или врожденной глупости, или какой-либо болезни, приведшей к потере памяти. Все эти лица могут быть отстранены от судейства, т. к. причины такого отстранения вполне разумны.
Глава 67
Как следует судить
§ 1883. Согласно нашим кутюмам, никто не может быть судьей в своем суде и по своему делу по двум причинам: первая — та, что никакой человек никогда не может быть судьей в собственном деле..; вторая — что, согласно кутюмам Бовези, сеньор не судит в своем суде. Судят в его суде только его люди.
§ 1884. Если какой-либо человек с весом (a poi) собирается судить в суде своего сеньора, он должен просить последнего представить его его пэрам, и тот должен это сделать…
§ 1910. Всякий раз, когда выносится приговор в отсутствие сторон, когда стороны не вызываются, чтобы выслушать решение, его следует повторить в присутствии сторон, с тем, чтобы они могли впоследствии апеллировать в совет.
§ 1914. Как мы уже сказали, решение суда ничего не стоит, если оно было вынесено в отсутствие сторон; оно также ничего не стоит в том случае, если оно было вынесено против несовершеннолетнего, и если этот несовершеннолетний не сможет апеллировать при достижении совершеннолетия.
§ 1920. Да знают все, что никто не имеет права отказаться от обязанности судьи, которые он несет по оммажу; но если у него на то есть какие-то законные основания, он может послать вместо себя (в суд) человека, могущего на своему положению его представлять.
Комментарии
1. Beaumanoir, Ph., Coutume de Beauvaisis, t. 2., p. 235.
2. Ibid., p. 236.
3. Ibid., t. I, p. 17.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.