Первое обращение Дэвиса к конгрессу Конфедерации

ПЕРВОЕ ОБРАЩЕНИЕ ПРЕЗИДЕНТА ДЖЕФФЕРСОНА ДЕВИСА К ПЕРЕХОДНОМУ КОНГРЕССУ КОНФЕДЕРАТИВНЫХ ШТАТОВ АМЕРИКИ
Монтгомери, 29 апреля 1861 года
Господа конгрессмены, мне выпала почетная обязанность сообщить вам, что Конституция, разработанная для создания постоянного Правительства Конфедеративных Штатов, была ратифицирована конвентами всех штатов, к которым она имеет отношение. Для того, чтобы такое Правительство начало работать в полную силу, основываясь на волеизъявлении народа, осталось только провести выборы для назначения должностных лиц, которые будут им руководить. Есть все причины полагать, что недалек тот день, когда все остальные штаты, разделяющие политические принципы и общность интересов с представляемыми вами штатами, присоединятся к Конфедерации, сделав ее созвездие еще ярче, ее Правительство свободных, равных и независимых штатов еще действеннее, а гармонию конституционной свободы еще надежнее защищенной. Однако я счел своим долгом собрать вас здесь ранее назначенного вами дня не для того, чтобы сообщить вам эту новость. Объявление войны против Конфедерации, сделанное Авраамом Линкольном, Президентом Соединенных Штатов, в его прокламации от 15 дня текущего месяца, по моему мнению, настоятельно требует вашего скорейшего заседания для выработки мер, необходимых для защиты страны. Это действительно исключительный случай. Он дает мне право представить здесь краткий обзор наших отношений до настоящего момента, а также сжатый рассказ о событиях, приведших к этой войне, чтобы человечество могло составить собственное компетентное и непредвзятое мнение о ее причинах и целях. Во время войны, которую вели против Великобритании ее колонии на американском континенте, общая опасность подвигла их на тесное сотрудничество и образование конфедерации. По условиям этого соглашения, колонии, называвшие себя штатами, «независимо друг от друга вошли в прочный союз друг с другом для совместной обороны, охраны свобод, взаимного и всеобщего благосостояния, взяв на себя обязательства помогать друг другу противостоять всякому насилию и нападению, направленному на них, или на кого-то из них, связанному с вопросами религии, независимости, торговли или любыми другими причинами». Во избежание неверного толкования этого соглашения, несколько штатов настояли на внесении в декларацию особой статьи, по которой «каждый штат сохраняет за собой свою независимость, свободу, все полномочия и права, не делегированные в рамках этой Конфедерации созываемому Конгрессу Соединенных Штатов».
В рамках этого союза Американская Революция (Революционная война) успешно завершилась в 1783 году подписанием мирного договора с Великобританией, по условиям которого была признана независимость каждого штата по отдельности. В Статьях Конфедерации было положение, запрещавшее любые изменения без одобрения Законодательными собраниями каждого из штатов после принятия их Конгрессом. В соответствии с этим положением, по резолюции Конгресса от 21 февраля 1787 года несколько штатов назначили делегатов, участвовавших в конвенте «с единственной и ярко выраженной целью пересмотра Статей Конфедерации и доклада Конгрессу и Законодательным собраниям штатов о таких изменениях и условиях соглашения, которые, будучи приняты Конгрессом и подтверждены штатами, привели бы Федеративную Конституцию в соответствие с нуждами управления и сохранения Союза». Именно делегаты, избранные штатами в соответствии с только что процитированной резолюцией, выработали в 1787 году Конституцию Соединенных Штатов, переданную затем штатам для ратификации, как гласит седьмая статья: «Ратификация Конвентами девяти штатов является достаточной для принятия этой Конституции теми штатами, которые утвердили ее в указанном порядке». Я выделил некоторые слова в вышеприведенных цитатах, чтобы привлечь внимание к той исключительной и подчеркнутой осторожности, с которой штаты всячески старались не допустить мысль о том, чтобы суверенитет отдельных независимых штатов был поглощен единым правительством и нацией, и тому искреннему стремлению подчеркнуть истинный смысл Конституции как соглашения независимых штатов. Однако из-за того, что в Конституции 1787 года было опущено положение Статей Конфедерации, ясно утверждающее, что каждый штат сохраняет свою независимость, штаты, когда им предстояло ратифицировать Конституцию, беспокоились, как бы это упущение не было истолковано в смысле отказа от лелеемого ими принципа; тогда они отказались от ратификации, пока к Конституции не была добавлена поправка, снимавшая всякие сомнения относительно сохранения штатами всех суверенных прав и полномочий, не делегированных эксплицитно Соединенным Штатам по Конституции.
Непредвзятому наблюдателю это покажется странным, но, тем не менее, это правда, что все эти тщательно сформулированные положения оказались не способны предотвратить возникновение и рост в Северных штатах политической школы, настоятельно требовавшей, чтобы сформированное правительство представляло бы не плод соглашения между штатами, но было бы национальным правительством, стоящим над всеми штатами. Организация, созданная штатами для закрепления благ свободы и охраны от иностранной агрессии, постепенно трансформировалась в инструмент вмешательства во внутренние дела штатов. Творение превзошло своих творцов; начальники были вынуждены подчиняться назначенным ими агентам. Народ Южных Штатов, чьим почти единственным занятием было сельское хозяйство, рано заметил стремление Северных Штатов подчинить общее правительство своим целям, наложив пошлины на торговлю, чтобы защитить интересы своей промышленности и торгового флота. Эти, часто успешные, попытки добиться процветания одной части страны за счет другой вызвали длительные и яростные споры. Возникшая по этой причине угроза распада союза возрастала благодаря тому, что население Северных штатов росло значительно быстрее (из-за иммиграции и по другим причинам), чем население Южных. Постепенно, по мере того, как Северные штаты завоевывали преимущество в Национальном Конгрессе, эгоизм научил народ Северных штатов с готовностью соглашаться с любой благовидной пропагандой их права большинства на неконтролируемое управление меньшинством. Они научились раздражаться при упоминании о конституционных препятствиях осуществлению их воли; принципы Конституции были настолько искажены в сознании северян, что в своей инаугурационной речи прошлым мартом президент Линкольн утверждает в качестве аксиомы, которая ему кажется совершенно неоспоримой, что теория Конституции требует, чтобы во всех случаях правило большинство; в другом памятном случае тот же глава государства без колебаний уподобил отношения между штатом и Соединенными штатами отношениям между округом и штатом, в котором округ находится и которым он был создан. Та прискорбная и фундаментальная ошибка, на которой базируется подобная политика, достигла кульминации в его объявлении войны Конфедеративным штатам. Наряду с продолжительным и укоренившимся возмущением Южных штатов постоянным злоупотреблением полномочиями, делегированными Конгрессу, направленным на обогащение промышленников и судовладельцев Севера за счет Юга, уже почти полвека существует и другой предмет разногласий, затрагивающий интересы такого трансцендентного порядка, который во все времена порождал в душе многих верных сторонников Союза мрачные опасения о невозможности его долгого существования. Когда штаты делегировали некоторые полномочия Конгрессу Соединенных Штатов, значительная часть работающего населения состояла из африканских рабов, ввезенных в колонии метрополией. В двенадцати из тринадцати штатов существовало рабство, а право собственности на рабов было защищено законом. Это право собственности было признано Конституцией, и были предусмотрены меры против потери собственности в случае бегства раба. Рост числа рабов в результате дальнейшего их ввоза из Африки был также гарантирован статьей, не позволяющей Конгрессу запрещать работорговлю до установленной даты, и нет ни одной статьи, уполномочивающей Конгресс принимать любые законы, ущемляющие права владельцев этого вида собственности, или отказывающие им в защите Правительства.
Климат и почва Северных Штатов вскоре показали нецелесообразность использования труда рабов, тогда как на Юге положение было противоположным. При существовавшем свободном сообщении между двумя частями страны Северные Штаты в соответствии со своими интересами продали своих рабов Югу и запретили у себя рабство. Южане охотно покупали собственность, удовлетворявшую их потребностям, и платили запрашиваемую цену, не подозревая, что их мирному владению помешают лица, лишенные не только конституционной власти, но и доверия как продавцы, покушающиеся на проданный ими самими товар. Как только число Северных штатов, запретивших рабство на своей территории, стало достаточным для получения большинства мест в Конгрессе, была принята целая система мер, направленных на нарушение прав рабовладельцев в Южных штатах. Непрерывная череда таких мер была направлена на расшатывание института рабовладения. Организации фанатиков, снабжаемых за счет добровольных пожертвований, упорно насаждали среди рабов дух недовольства и возмущения; были предприняты меры по организации побегов рабов от хозяев, специальные посредники склоняли рабов к бегству; конституционные положения о возвращении беглых рабов владельцам сначала игнорировались, а потом были открыто объявлены нарушением обязательств совести и религиозного долга; людей учили, что заслуга состоит в том, чтобы сбегать, не подчиняться и активно сопротивляться исполнению законов, принятых для гарантии выполнения обещаний конституционного соглашения; рабовладельцев, обратившихся в суд с просьбой о задержании беглых рабов, избивали и даже убивали; Идеи этих волюнтаристских организаций вскоре охватили Законодательные собрания многих Северных штатов, и были приняты законы о наказании посредством наложения разорительных штрафов и длительного заключения в тюрьмах и колониях тех граждан Южных штатов, которые осмеливались обращаться к представителям закона за помощью в возвращении их собственности. Обнадеженные успехом, они перенесли место агитации и агрессии против утвержденных конституционных прав Южных штатов в Конгресс; сенаторы и представители посылались на общенациональные собрания, основной целью которых было проявление духа крайнего фанатизма, а задача которых состояла не в том, чтобы «способствовать всеобщему благосостоянию и гарантировать внутреннее спокойствие», а в пробуждении жесточайшей ненависти против граждан братских штатов через грубое разрушение их институтов; ведению внутренних дел препятствовали непрекращающиеся попытки узурпации полномочий, не делегированных Конституцией, с целью помешать неприкосновенности права собственности на рабов и поставить штаты, где существовало рабство, в униженное положение. В конце концов, была создана большая партия с целью добиться контроля над правительством, явно стремящаяся использовать свою власть для того, чтобы полностью лишить рабовладельческие штаты всех благ, приобретенных всеми штатами сообща, будь то посредством завоевания или покупки, чтобы окружить их со всех сторон штатами, в которых будет запрещено рабство и таким образом сделать собственность на рабов настолько незащищенной, что она потеряла бы всякую ценность, обесценив тем самым собственность, стоящую тысячи миллионов долларов. Кандидат от этой партии победил в прошлом ноябре на выборах Президента Соединенных Штатов.
Тем временем, в мягком и благоприятном южном климате, при растущих заботе и внимании к благосостоянию и удобству рабочего класса, диктуемым как заинтересованностью, так и человечностью, численность африканских рабов увеличилась с 600 000 на момент принятия конституционного соглашения до 4 000 000. В нравственном и социальном отношении они поднялись от грубых дикарей до хорошо обученных и воспитанных сельскохозяйственных работников, обеспеченных не только материальными удобствами, но и религиозным воспитанием. Под руководством высшей расы их труд был направлен не только на постепенное и заметное улучшение их собственной природы, но и на превращение сотен тысяч квадратных миль целины в обработанные земли, населенные процветающими людьми; при социальной системе Юга выросли целые города, быстро увеличивающие свое богатство и население; белое население Южных рабовладельческих штатов увеличилось с 1 250 000 на момент принятия Конституции до более 8 500 000 в 1860 году; производство хлопка, риса, сахара и табака, для развития которого труд африканских рабов был и остается необходим, составило почти три четверти экспорта всех Соединенных Штатов и стало совершенно необходимо для нужд цивилизованного человека. Когда под угрозу были поставлены интересы такого огромного значения, поведение Севера вынудило народ Южных штатов принять план действий для предотвращения столь явно угрожающей им опасности. В связи с этим Законодательные собрания нескольких штатов призвали народ избрать делегатов на конвенты, созываемые для определения мер, наилучшим образом отвечающих столь серьезному кризису в их истории. Стоит отметить, что уже в 1798 году во всех штатах Союза существовала партия, почти всегда составлявшая большинство, основывающаяся на принципе, по которому, в конечном счете, каждый штат является единственным судьей как своих нарушений, так и способа борьбы с ними. Действительно, в международном праве этот принцип является аксиомой для отношений независимых суверенных государств, каковыми являются штаты, объединившиеся в рамках конституционного соглашения. Демократическая партия Соединенных Штатов во время своей успешной предвыборной кампании 1856 года подтвердила заявление, делавшееся и ранее во время многочисленных политических споров, что она будет «преданно соблюдать и поддерживать принципы, утвержденные резолюциями 1798 года в Кентукки и Вирджинии, а также в докладе Президента Мэдисона Законодательному собранию Вирджинии в 1799 году; что она принимает эти принципы в качестве одного из главных оснований своего политического кредо». Эти прямо акцентируемые принципы касаются того, о чем я уже говорил – права каждого штата рассматривать и исправлять внутренние нарушения. Эти принципы были поддержаны абсолютным большинством людей во всех штатах Союза на разных выборах, особенно на выборах г-на Джефферсона в 1805 году, г-на Мэдисона в 1809, и г-на Пирса в 1852. Во исполнение этого древнего и установленного права, столь необходимого для самосохранения, народ Конфедеративных штатов на своих конвентах решил, что нарушения, от которых они пострадали, и зло, им угрожающее, требуют возобновления передачи полномочий Федеральному правительству, что было одобрено несколькими конвентами. Последовательно были приняты законы, возобновляющие их права в качестве суверенных и независимых штатов, и разрывающие их связь с другими штатами Союза.
[В оставшейся части доклада речь идет об образовании Конфедерации после отделения, об обстреле форта Самтер и подготовке к войне.]
(Печатается по изданию: J.D. Richardson, Messages and Papers of Jefferson Davis and the Confederacy, Including Diplomatic Correspondence, 1861-1865)

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.