Сеймовый устав Финляндии 1906

СЕЙМОВЫЙ УСТАВ ВЕЛИКОГО КНЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО
Дан в Петергофе 20 июля 1906 года
Мы, Александр Второй, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и проч. и проч. и проч. Объявляем чрез сие: ввиду выяснившийся необходимости дать дальнейшее развитие новым основным законам организации финляндского народного представительства и по обсуждении сего законодательного вопроса в порядке, установленном в пар. 71 Сеймового Устава от 03 апреля 1869 года, Мы признали за благо сим утвердить к руководству принятый земскими чинами Финляндии по Нашему Высочайшему предложению новый Сеймовый устав для Великого княжества Финляндского, следующего, слово в слово, содержания:
Глава I.
Общие основания.
§ 1. Сейм Великого Княжества Финляндского представляет финский народ.
Помещенное в § 1 проекта выражение, что Сейм Великого Княжества Финляндского «является представителем» финского народа, было признано со стороны Совещания не вполне точным и заменено выражением «представляет» (журн. Особ. Совещ.).
См. Примечание к § 5. Об уравнении в правах с финляндскими гражданами других русских подданных см. Приложение 15.
§ 2 проекта определяет, что Сейм образует одну палату, в составе двухсот депутатов. Определение это не вызвало каких-либо возражений со стороны Председателя и двух членов (Н.Д. Сергеевского и Н.П. Гагарина), коими были приняты во внимание как доводы, приведенные по этому поводу в представлении Сената, так и заявление Финляндского Генерал-Губернатора о том, что однопалатная система находится в соответствии с демократическим строем финского народа, в котором высшие сословия не пользуются какими-либо существенными привилегиями и в правом положении отдельных классов населения не было и нет сколько-нибудь значительного различия (журн. Особ. Совещ.).
Статистические данные о Сеймах см. в Приложении 15.
§ 3. Выборы сеймовых депутатов производятся каждый третий год одновременно во всей стране. Полномочия сеймового депутата начинаются с объявления его избранным и продолжаются до окончания следующих выборов.
Государь Император и Великий Князь, буде признает то нужным, постановляет о производстве новых выборов до истечения упомянутого в пункте первом трехлетнего срока. В этом случае, если не последует также 1) в течение трех лет.
Во второй части § 3 проекта значится, «Государь Император и Великий Князь имеет, однако, право, независимо от определения пункта первого, постановить о производстве новых выборов, в каковом случае следующие выборы производятся в том году, в котором очередной Сейм соберется в третий раз после новых выборов». Находя таковое изложение неясным и даже, согласно мнению некоторых членов, могущим подать повод к неверному толкованию, что Императорская власть ограничивается в праве распустить во второй раз Сейм до истечения установленного трехлетнего срока, Совещание полагаю изложить это определение в более точной редакции: «Государь Император и Великий Князь, буде признает то нужным, постановляет о производстве новых выборов до истечения упомянутого в пункте первом трехлетнего срока. В этом случае, если не последует нового роспуска Сейма, полномочия депутатов продолжаются также в течение трех лет» (журн. Особ. Совещ.)
________________
1) В шведском и финском текстах слово «также» отсутствует, что дает простор различным толкованиям; си. Приложение 47. – О значении русского текста, как подлинника, см. примечание составителя к § 50 сего Устава. – О несоответствии финского и шведского текстов русскому см. Приложение 21, § 1, выноска к примечанию составителя.
О Высочайшем титуле см. Приложение 14.
О роспуске Сейма, см. §§ 44, 48, примечание к § 45, Приложения 55 и 56, а также §§ 4, 15, 17, 37 Закона о выборах 1906 года. О выборах от населения Финляндии в Государственный Совет и Государственную Думу – см. Приложение 12, отд. 11 и Ш; ср. Приложение 45.
Ср. § 68 Закона о выборах.
§ 4. Сеймовые депутаты избираются посредством прямых и пропорциональных выборов, для чего край разделяется на избирательные округа, число коих должно быть не менее двенадцати и не более восемнадцати.
Буде по местным условиям потребуется отступить от пропорциональной системы выборов, то сверх означенного числа могут быть образуемы один или несколько избирательных округов для выбора только одного сеймового депутата.
При выборах все избиратели имеют одинаковое право голоса.
Избирательное право не может быть осуществляемо чрез поверенного.
Подробные правила об избирательных округах, а также о времени и порядке производства выборов установлены особым Законом о выборах.
При обсуждении § 4, в котором устанавливается пропорциональная система выборов, Председателем и двумя членами (Н.Д. Сергеевским и Н.П. Гариным) было принято во внимание высказанное Генерал-Губернатором по сему поводу заключение, что названная система, представляющаяся по проекту несколько сложною, без сомнения, в весьма непродолжительном времени получить легкое применение на практике, при той точности и аккуратности, с какими функционируют местные учреждения; сама же по себе эта система заслуживает полного одобрения, так как обеспечивает интересы сравнительно небольших групп и партий, давая им возможность иметь своих представителей на Сейме, наряду с депутатами от более значительных групп. По сим соображениям Председатель и два члена не усматривали, с своей стороны, повода к возражениям против проектируемого нововведения (журн. Особ. Совещ.).
§ 5. Право участия в выборах сеймовых депутатов принадлежит всем финляндским гражданам, как мужчинам, так и женщинам, коим до начала года, когда производятся выборы, исполнилось двадцать четыре года.
Избирательным правом однако не пользуются:
1) кто состоит на действительной военной службе;
2) кто состоит под опекою;
3) кто не числился в мантальных списках края за последние три года;
4) кто не уплатил, по иной причине, кроме удостоверенной общинным управлением бедности, наложенных на него за последние два года казенных податей;
5) кто пользуется лично для себя пособием от учреждения общественного призрения бедных, если пособие это не случайное;
6) кто уступил свое имущество на удовлетворение кредиторов, пока он не подтвердит присягою своего имущественного положения;
7) кто приговорен за бродяжничество к общественным работам – до исхода третьего года после того, в котором работам – до исхода третьего года после того, в котором он освобожден был из работного дома;
8) кто на основании законного приговора должен считаться лишенным неопороченного имени или признан недостойным состоять на службе края или быть уполномоченным от другого лица 1);
9) кто уличен в том, что он на сеймовых выборах покупал или продавал голоса, или покушался на то, или подал голос в разных местах, или же насилием или угрозою нарушил свободу выборов – до исхода шестого календарного года после постановления окончательного по делу приговора.
Содержащееся в § 5 проекта определение о том, что правом участия в выборах сеймовых депутатов пользуются лишь финляндские граждане, вызвало в среде Совещания существенное разномыслие.
Три члена (А.Ф. Лангоф, Л.Г. Мехелин и Л.Г. Гриценберг) заявили, что указанное правило, вполне согласующееся как с Сеймовым Уставом 1869 г., так и с принципами, принятыми в законодательных системах других стран, должно быть сохранено и в проекте. Сейм Финляндии представляет финский народ. Только тому, кто по рождению или по праву натурализации принадлежит к этому народу, может быть предоставлена возможность участвовать в избрании народного представительства и самому, в качестве члена этого представительства, принимать участие в его законодательной деятельности. Избирательное право предполагает, что избирателю присуще сознание своей ответственности и своих обязанностей перед страною, в которой это право осуществляется. Этому условию не удовлетворяют русские уроженцы, проживающие в Финляндии лишь временно, ради своих торговых, деловых или иных личных интересов. Они остаются чуждыми этому краю, являются в нем случайными посетителями, а не постоянными обывателями. Насколько известно, со стороны таких лиц до сих пор и не заявлялось каких либо жалоб по поводу того, что они не пользуются в Финляндии политическими правами. Те же из уроженцев Империи, которые, фактически переселясь в Финляндию, выражают желание остаться там навсегда, обыкновенно добиваются перечисления в финляндское гражданство и тем самым приобретают также и политические права. Стеснения, установленные в последнее время в отношении такого перечисления, имеют лишь временный характер и должны быть устранены путем пересмотра соответствующих узаконений. По сим основаниям названные три члена Совещания не признавали возможным согласиться на предоставление избирательного права русским уроженцам, не приобревшим прав Финляндского гражданства; вместо с тем означенными членами было выражено твердое убеждение в том, что подобное правило, если бы оно и было включено в законопроект, не будет принято Земскими Чинами нынешнего Сейма.
Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин), с своей стороны, рассуждали, что вопрос о распространении избирательных прав и проживающих в Финляндии русских уроженцев имеет весьма важное принципиальное значение. Исключение русских уроженцев имеет весьма
___________________
1) Об участии финляндских граждан в выборах в Государственную Думу. Приложение 43.
важное принципиальное значение. Исключение русских уроженцев из числа лиц, пользующихся правами по участию в сеймовых выборах, ставит их в положение иностранцев, которые, конечно, не могут иметь политических прав в чужом государстве. Между тем, такой взгляд в корне ошибочен. Русские в Финляндии – не иностранцы, они такие же подданные Государя Всероссийского, как и финляндцы и, находясь в Финляндии, не могут считаться оставившими свое отечество или выехавшими из оного. Указание на то, что и по Уставу 1869 г. названные лица не пользовались избирательным правом, не может быть признано решающим данный вопрос, так как до настоящего времени в России не существовало представительного собрания и, следовательно, лишение упомянутых лиц этого важного политического права ничем не выделяло их из общей массы населения Империи. Теперь, с учреждением Государственной Думы, положение существенно изменилось: проживающие в пределах края русские уроженцы не имеют возможности осуществлять свои избирательные права в Империи, а так как, по проекту, они в то же время исключены из числа избирателей в Финляндии, то окажется, что фактически они будут лишены всяких прав по участию в каких бы то ни было политических выборах. Такое положение представляется тем менее нормальным, что наоборот – финляндские уроженцы, проживающие в Империи, отнюдь не устранены от участия в выборах и даже сами могут быть избираемы в Думу, наравне с представителями коренного населения 1). Последнее обстоятельство весьма убедительно доказывает, что в России не проводится принципиальной разницы между уроженцами Империи и Финляндии, и что в глазах Имперского правительства финляндец есть такой же полноправный гражданин, как и природный обыватель Империи. Таковым же должно быть юридическое положение и русских уроженцев в Великом Княжестве; и это требование не является для них каким либо преимуществом, но простым удовлетворением начал законности и справедливости. Что касается вопроса о возможности для русских уроженцев приобретать политические права в Финляндии путем перечисления в финляндское гражданство, то в сем отношении нельзя не принять во внимание, что фактически приобретение прав финляндского гражданства сопряжено для русских уроженцев с известными затруднения, даже большими, чем для иностранцев. Так, например, для лиц мещанского и крестьянского званий установлено условие предварительного пребывания в крае в течение шести тел или же уплаты тысячи рублей в пользу благотворительных и рабочих заведений, тогда как от поселившихся в Финляндии иностранцев требуется в этом случае лишь предварительное пребывание в крае в течение трех лет; наконец, нельзя не заметить, что с 1 июня 1900 г. перечисление в Финляндию русских уроженцев, по Высочайшему повелению, приостановлено вовсе 2). Как бы ни была малочисленна группа русских, прошивающих в Финляндии, предоставление им права участия в сеймовых выборах представляется ныне безусловно желательным и справедливым. В этом отношении необходимо, конечно, установить некоторые ограничительные условия, присвоить избирательное право, например, не всем без исключения русским уроженцам, но (применительно к п. 2 § 5 проекта) только тем из них, которые прожили в крае не менее трех лет или имущество которых занесено в мантальные списки на предмет взимания податей в последние три года. Из сего исключаются, однако, лица, состоящие на действительной военной службе, которые ни в каком случае – сколько бы лет они в крае ни прожили и каким бы имуществом там ни владели – не приобретают прав по участию в выборах. Высказываясь за установление вышеуказанных условий,
________________________
1) Примечание составителя. Таким образом судимость в Империи не лишает избирательного права по Сейму.
2) Примечание составителя. Этот акт касается лишь русских уроженцев низших состояний.
Председатель и два члена вместе с тем находили, что эти же самые условия могла бы быть приняты в качестве оснований для приобретения русскими уроженцами прав финляндского гражданства вообще. Разрешение этого специального вопроса не может, однако, иметь места в Сеймовом Уставе, и означенный принцип, по мнению Председателя и двух членов, мог бы быть лишь принят в качестве руководящего начала в будущем, при предстоящем пересмотре правил о порядке перечисления русских уроженцев в Финляндию 1). По изложенным соображениям Председатель и два члена полагали дополнить первую часть § 5 проекта правилом, примерно, следующего содержания: «указанное право предоставляется также тем из пребывающих в Финляндии и достигших 24-летнего возраста русских уроженцев, которые прожили в крае не менее трех лет и имущество которых занесено в мантальные списки на предмет взимания налогов и податей в последние три года».
Особое Совещание не пришло к единогласному заключению и по другому, возникшему при обсуждении § 5, вопросу о том, следует ли оставить в силе тот принцип проекта нового Устава, что лица воинского звания, наравне с прочими, пользуются правами по участию в выборах и на Сейме. По этому поводу три члена (А.Ф. Лангоф, Л.Г. Мехелин и Л.Г. Грипенберг) указали, что по правилам Сеймового Устава 1869 г. офицеры не были лишены ни права представительства в сословии рыцарства и дворянства, ни активного и пассивного избирательного права в сословии горожан. В Финляндии господствует убеждение, что сохранение за лицами, посвятившими себя военной службе, политических и общественных прав, какие принадлежат и прочим гражданам, в высокой степени полезно как для самих военнослужащих, так и для общества. С другой стороны, лишение их упомянутых прав может иметь своим последствием то в высшей степени нежелательное явление, что военнослужащие обратятся в изолированную от прочих граждан касту. К такому ограничению существующих прав для лиц воинского звания, казалось бы, усматривает тем менее оснований, что в настоящее время, согласно Манифесту от 22 Октября (4 Ноября) 1905 г. 2), в Финляндии имеет быть введено всеобщее и разное избирательное право. То обстоятельство, что по Имперскому закону о Государственной Думе военнослужащие устранены от участия в выборах, едва ли может иметь решающее значение, ибо упомянутое право впервые применяется в Империи, чем обусловливает установление в данной области известных ограничений, тогда как новый финляндский избирательный закон имеет целью лишь дальнейшее развитие действовавших и по сие время норм на Высочайше предуказанных началах всеобщего и равного права подачи голосов. Подготовка финских войск 3) по одинаковому образцу с Имперскими никоим образом не может встретить себе препятствий или затруднений в том, что гражданское положение офицерского состава в названных частях войск будет не одинаково. Наконец, относительно нижних чинов следует заметить, что лишение их избирательного права имело бы на практике весьма мало значения, так как, при издании впредь нового закона о воинской повинности для Великого Княжества Финляндского, срок действительной службы в
_____________
1) См. Приложение 9.
2) Приведен в Приложении 6А.
3) Финские войска упразднены узаконениями: 1901 июня 29 (июля 12) С.П.Ф. № 26 с 1 Выс. Маниф., V; 1902 Янв. 21 С.П.Ф. № 2 с. 9 Выс. Объявл. и 1905 Авг. 25 прик. по воен. Вед. Ходатайства Императорского Финляндского Сената о восстановлении особых финских войск отклонены Высочайшими повелениями от 17 Января 906 года (по докладу Воен. Мин.) и 4 июля 1908 года(Выс. утв. журн. Сов. Мин.).
войсках, конечно, не будет увеличен, сравнительно с прежним, а следовательно, при достижении возраста, требующегося по закону для осуществления избирательного права, военнообязанные в большинстве случаев уже успеют отбыть воинскую повинность.
Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин), с своей стороны, высказали, что при обсуждении настоящего вопроса, в сущности, следует иметь в виду две группы лиц: 1) военнослужащих из русских уроженцев, кои временно пребывают в Финляндии в составе расквартированных так русских воинских частей, и 2) военнослужащих из финляндских уроженцев, кои состоят на службе в русских воинских частях, безразлично – расположенных ли в Империи или расквартированных в пределах Великого Княжества. В отношении лиц первой категории не возникает никаких сомнений, что им не может быть предоставлено право участия в выборах по Финляндии, ибо и у себя на родине они сим правом не пользуются. Что касается лиц второй категории, то следует заметить, что в данном случае речь может идти собственно только об офицерах, так как распространение избирательных прав на нижних чинов допущено впервые настоящим проектом, и его не существовало в Сеймовом Уставе 1869 г. (§ 12). Если, однако, согласно определениям сего Устава офицеры не были лишены участия в выборах, и подобное правило не вызвало в свое время каких либо возражений, то это обстоятельство отчасти объясняется тем, что в эпоху издания упомянутого Устава финские воинские части были организованы на совершенно своеобразных началах; в то время в Финляндии господствовала система поселенных войск, резко отличавшая их от остальной русской армии. С другой стороны, в описываемый период в Империи не существовало какого-либо представительного учреждения, подобного нынешней Государственной Думе, почему и вопроса об избирательном праве русских офицеров само собою не возникало. Ныне, с учреждением Думы, указанный вопрос приобретает особый интерес и вполне жизненное значение. Тем не менее, для этой части офицеров вопрос категорически разрешен в отрицательном смысле, причем возражения против предоставления им избирательного права были сделаны именно со стороны Военного Министерства решительно высказавшегося за полную нежелательность вмешательства офицеров в политическую жизнь и участия их в избирательной борьбе партий. В этом именно смысле составителям проекта об учреждении Государственной Думы и были преподаны соответствующие Высочайшие указания. Но точно таким же образом, казалось бы, должен быть разрешен вопрос и об офицерах-финляндцах, служащих в настоящее время в войсках Империи. Входя в состав одной и той же армии, бок-о-бок с товарищами офицерами из русских уроженцев, устраненными от всякого участия в избирательном праве, офицеры-финляндцы не могут и не должны отличаться от своих однополчан по объему принадлежащих им прав: права офицерского состава армии должны быть едины, как едина сама армия.
Находя, таким образом, что обсуждаемый вопрос и для Финляндии подлежал бы разрешению в том же смысле, как для Империи, Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Г.П. Гарин) полагали повергнуть настоящий вопрос, в виду принципиального его значения для российской армии, на Высочайшее Государя Император благовоззрение.
Независимо от изложенного, рассматриваемый § 5 проекта заключает в себе два важных нововведения: 1) повышение возрастного ценза для активного избирательного права с 21 года до 24 лет и 2) распространение этого права на лиц женского пола. Как в том, так и в другом отношении Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин), в согласие с отзывом Финляндского Генерал-губернатора, не представили каких-либо принципиальных возражений по существу упомянутых вопросов. В частности, относительно распространения избирательного права на женщин Председатель и два члена заметили, что хотя опыт тех немногих государств, которые открыли женщинам доступ в среду законодательных собраний, и не дает пока определенных выводов в ту или другую сторону, однако практика Финляндии, где женщины пользуются активным избирательным правом в общинах и, на ряду с мужчинами, допускаются к занятию некоторых должностей на правительственной службе, обнаружила в этом отношении – как то удостоверяет Финляндский Сенат – весьма благоприятные результаты. На сем основании и находя, что означенный вопрос касается исключительно внутренней жизни Финляндии и ни в чем не затрагивает Имперских интересов, Председатель и два члена признавали возможным не возражать против сохранения настоящего правила в законопроекте (журн. Особ. Совещ.).
См. Приложения: 9 (о перечислении в Финляндское гражданство) 15 (закон 20 Янв. 1912 г. об уравнении в правах с Финляндскими гражданами прочих русских подданных) и 45 (об участии финляндцев в выборах в Государственную Думу).
§ 6. В сеймовые депутаты могут быть избираемы, независимо от местожительства, все пользующиеся избирательным правом.
§ 7. Должностные лица, за посягательство повлиять своею служебное властью на сеймовые выборы, лишаются должности.
За нарушение свободы выборов подговорами или обещаниями виновный подвергается тюремному заключению на срок не свыше трех месяцев. Если виновный употребитель при этом насилие или угрозы, то он подвергается тюремному заключению на срок от одного месяца до одного года включительно; должностные лица за такое преступление, кроме того, лишаются должности.
Если работодатель не допустит, по возможности, служащего у него избирателя к осуществлению избирательного права, то он подвергается денежному взысканию.
§ 8. Лицо, объявленное на основании Закона о выборах избранным в сеймовые депутаты, не может быть освобождено от сего поручения, если им не указаны законные препятствия или иные причины, признанные Сеймом уважительными 1).
С. §§ 66, 67 Закона о выборах.
§ 9. Сеймовый депутат обязан при осуществлении своих полномочий руководствоваться велениями права и правды. Он обязан при этом соблюдать основные законы и не связан никакими иными указаниями.
При обсуждении § 9 (проекта), Особое Совещание остановилось на помещенном в конце сего параграфа указании о том, что сеймовый депутат, при осуществлении своих полномочий, «не связан иными определениями, кроме основных законов края». Находя таковое определение чрезмерно узким и не оттеняющим того бесспорного положения, что финляндские народные представители обязаны повиноваться также основным законам Империи, а равно не должны принимать мандатов от своих избирателей, Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин) полагали изложить настоящее правило в следующей редакции: «Он обязан при этом соблюдать основные законы и не связан никакими иными указаниями». А три члена (А.Ф. Лангоф,
_______________
1) О прениях на Сейме касательно ходатайства сеймового депутата Котонена об освобождении его от сего знания – см. «Финляндская Газета» 1912 г., № 53.
Л.Г. Мехелин и Л.Г. Грипенберг) не усматривали оснований к изменению этого, вполне соответствующего Сеймовому Уставу 1869 года, определение, которое к тому же не затрагивает интересов Империи или прерогатив Монарха (журн. Особ. Совещ.).
§ 9 Сеймового Устава 1906 года соответствует § 7 Сеймового Устава 1869 года. О финляндских основных законах см. Приложение 32.
Об Основных Государственных Законах см. Приложения 1, 8, 9 и 12 (отд. I, ст. 2), а также примечание к § 25 Сеймового Устава 1906 года.
§ 10. Сеймовому депутату не должно быть воспрещаемо явиться на Сейм и осуществить свои полномочия.
§ 11. Сеймовый депутат не может быть привлечен к судебной ответственности или лишен свободы за выраженные им мнения или вообще за его поведение во время прений, если Сейм не изъявил на то согласия постановлением, принятым большинством пяти шестых присутствующих членов.
См. Материалы по пересмотру Сеймового Устава 1869 г., Соб. Гос. Тип., 1904 г., стр. 70, 80, 92.
§ 12. Во время Сейма сеймовый депутат не может быть без согласия Сейма заключен под стражу за преступное деяние, кроме случаев, когда о задержании его состоялось определение суда или он застигнут при совершении преступления, влекущего за собой наказание тюремных заключением на срок не менее шести месяцев.
Сеймовый депутат, арестованный во время следования на Сейм, на ином основании, кроме упомянутого в пункте первом, должен быть освобожден, буде о том состоится постановление Сейма.
О заключении сеймового депутата под стражу должно быть немедленно сообщено Тальману.
§ 13. Если сеймовый депутат во время следования на Сейм или обратно или во время Сейма оскорблен будет словом или действием и нанесшему оскорблению известно, что он сеймовый депутат, или если против него учинено насилие после Сейма, за действия его по званию сеймового депутата, то учинение такого преступления против сеймового депутата считается особенно увеличивающим вину обстоятельством.
Сказанное о сеймовых депутатах применяется также к Секретарям и служащим Сейма.
О Секретарях и служащих Сейма см. также §§ 25, 39 и 45 Сеймового Устава 1906 года; §§ 5 и 4 Наказа Сейма, и §§ 1-5 Правил о производстве выборов на Сейме.
§ 14. Сеймовые депутаты получают от казны содержание и, кроме того, вознаграждение за проезд на Сейм и обратно.
Содержание за время очередного Сейма составляет тысячу четыреста марок, если же Сейм был распущен или полномочия сеймового депутата прекратились до исхода девяносто дней со дня открытия Сейма, то пятнадцать марок в день. На очередном Сейме, собравшемся, по распущении Сейма и по производстве новых выборов, не в установленный законом срок, равно как и на чрезвычайных Сеймах оклад содержания определяется по приведенному суточному расчету, с тем однако, чтобы оклад этот в общей сложности не превышал тысячи четырехсот марок.
О вознаграждении см. § 45.
О роспуске Сейма см. примечание к § 5 сего Устава.
§ 15. Если сеймовый депутат не прибудет своевременно на Сейм или, без согласия Сейма, не явится в заседание, не имея на то причины, уваженной Сеймом, то Сейм может присудить его к вычету из содержания по пятнадцати марок за каждый пропущенный день и, кроме того, к денежному взысканию не свыше суммы вычета. При неявке, несмотря на наложенное денежное взыскание, Сем может объявить сеймового депутата лишенным сего звания 1).
См. Наказ Сейма §§ 58, 59.
______________
1) По вопросу о приведении в исполнение присужденного депутату Сейма Айрола наказания за оскорбление Величества см. «Финляндская Газета» 1912 г. №№ 49, 62.
Глава II.
Открытие, распущение и закрытие Сейма.
§ 16. Сейм заседает в главном городе края, кроме случаев, когда это вследствие вторжения неприятеля или по другим важным препятствиям, является невозможным или угрожало бы безопасности Сейма; в таких случаях, место собрания назначается, в пределах края, Государем Императором и Великим Князем.
§ 17. Очередной Сейм собирается ежегодно, по особому каждый раз созыву, первого Февраля, буде Государь Император и Великий Князь не определит иной день года, и расходится по Высочайшему о том повелению, в девяностый затем день, за исключением случаев, когда Государь Император и Великий Князь, по Личному Своему усмотрению или по ходатайству Сейма, постановит, что Сейм имеет быть закрыт раньше или позже означенного срока.
Если упомянутый в предыдущем пункте или вообще определенный в настоящем Уставе для известных случаев срок приходится на праздничный день, то назначенным на такой случай сроком считается ближайший следующий непраздничный день.
Согласно проекту первая часть § 17 гласила:
«Очередной Сейм собирается, без особого созыва, ежегодно 1 февраля и расходится в девяностый затем день, за исключением случаев, когда Государь Император и Великий Князь, по ходатайству Сейма, постановить, или Сейм, по предложению Государя Императора и Великого Князя, решить, что Сейм имеет быть закрыт раньше или позже означенного срока». При обсуждении приведенного правила, голоса членов Особого Совещания разделились. Три члена (А.Ф. Лангоф, Л.Г. Мехелин и Л.Г. Грипенберг) высказались за сохранение проектируемого текста без изменений на том основании, что им имеет в виду установить возможно более регулярную деятельность Сейма. Эта регулярность имеет весьма большое значение, с одной стороны, для Сената, на обязанность которого возлагается подготовка дел, подлежать рассмотрению Сейма; с другой стороны, и для депутатов практически представляется весьма важным заранее знать, с какого именно времени и в течение какого срока они будут заняты на Сейме. Согласно § 2 действующего Устава, периодичность сеймовых сессий определяется лишь общим указанием о том, что Земские Чины собираются по крайней мере каждый пятый год; при этом условии, точное время созвания Сейма, естественно, должно было всякий раз назначаться Высочайшею властью, соответственно чему для каждого Сейма требовалась издание особой грамоты о его созыве, с повелением о производстве выборов. В настоящее же время когда упомянутый срок предполагается установить в самом законе, уже не встречается надобности в созвании Сейма Государем Императором и Великим Князем, вследствие чего издание Высочайшей грамоты о созыве представлялось бы лишь простою формальностью. На этом основании отмена вышеуказанного порядка, по мнению трех членов, не может быть признана умалением прав Монарха.
С своей стороны, Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин) придерживались мнения, что § 17 ни в каком случае не может быть сохранен в проекте, без коренной переработки. Настоящий параграф касается двух вопросов: 1) о созыве и закрытии очередного Сейма и 2) о продлении или сокращении его занятий. По первому вопросу проектировано установить, что Сейм собирается и расходится в точно определенные сроки, в силу требований самого закона и без всякого в том участия Верховной власти, тогда как по правилам действующего Устава (§§ 2 и 5) созыв и закрытие урочного Сейма предоставлены усмотрению Государя Императора. Предполагаемое в сем случае изменение существующего порядка практически, быть может, и не имело бы особого значения, так как решительно нет повода опасаться, чтобы указанные в проекте сроки не были избраны и Высочайшею властью, коль скоро они окажутся удобными для местного населения; однако, как это высказал в своем отзыве и Финляндский Генерал-Губернатор, такое нововведение не может быть допущено по соображениям чисто принципиального свойства. По учреждению Государственной Думы, равно как и по конституциям большинства иностранных государств, созыв представительного собрания на очередную сессию составляет неотъемлемую прерогативу Монарха, и указание о правах Государя Императора в сем отношении подлежит непременному сохранению также и в проекте нового Сеймового Устава. Что же касается вопроса о том каким именно актом должны производиться созыв и закрытие Сейма, т.е. особою Высочайшею грамотою или рескриптом, на имя Генерал-Губернатора края, то этот вопрос, по мнению Председателя и двух членов, может быть и не разрешен окончательно в настоящем проекте: в последнем, казалось бы, достаточно установить самый принцип незыблемости прав Монарха в упомянутом отношении, с тем, чтобы ближайшие указания о форме требующего в сих случаях акта были преподаны по личному усмотрению Государя Императора. Равным образом, Председатель и два члена не могли согласиться и с тем проектированным в § 17 правилом, что для досрочного закрытия или продления сессии очередного Сейма требуется согласие народных представителей. Так как по § 5 действующего Устава продление или сокращение времени заседания Земских Чинов на урочном Сейме составляют исключительную прерогативу Верховной власти, то принятие вновь проектируемых начал являлось бы существенным ограничением прав Монарха, тем более нежелательным, что в отдельных случаях оно могло бы привести к столкновениям правительства с Сеймом.
По сим соображениям и не возражая по существу против принципа ежегодности Сеймов, Председатель и два члена признавали необходимым заменить первую часть § 17 новым правилом, примерно, следующего содержания: «Очередной Сейм собирается, по особому каждый раз созыву, ежегодно 1 февраля буде Государь Император и Великий Князь не постановит иначе 1), и расходится по Высочайшему о том повелению, в девяностый затем день, за исключением случаев, когда Государь Император и Великий Князь, по личному своему усмотрению или по ходатайству Сейма, постановит, что Сейм имеет быть закрыт раньше или позже означенного срока» (журн. Особ. Совещь.).
Ср. также примечание к следующему § 18.
О сессиях однопалатного Сейма и перерывах в них см. Приложение 46.
§ 18. Если Государь Император и Великий Князь во время очередного Сейма постановит о производстве новых выборов, то Сейм распускается в срок, объявленный по повелению Государя Императора и Великого Князя. В таком случае после новых выборов очередной Сейм собирается _______________
1) При рассмотрении этого правила Земские Чины нашли, что так как, очевидно предполагается, что Сейм должен собираться ежегодно, что действует также из §§ 26 и 74, равно как из введения к Высочайшему предложению, выражение же «буде Государь Император и Великий Князь не постановит иначе…» неопределенно, то Земские Чины во избежание недоразумений приняли этот параграф с заменою слов «не постановит иначе» словами «не назначит другого дня года».
вновь либо первого числа ближайшего календарного месяца по исходе девяноста дней со дня распущения, или же раньше, в срок, назначенный Государем Императором и Великим Князем.
Если постановление о производстве новых выборов издано после закрытия очередного Сейма и выборы не могут быть окончены ранее первого числа следующего февраля месяца, то открытие очередного Сейма отсрочивается до первого числа календарного месяца после объявления об исходе выборов.
В третьей части § 18 проекта помещено указание о том, что очередной Сейм, собирающийся после новых выборов, не может быть распущен ранее девяноста дней со дня начала Сейма. По этому поводу тремя членами совещания (А.Ф. Лангофом, Л.Г. Мехелиным и Л.Г. Грипенбергом) было заявлено следующее. Согласно § 18 проекта, Государю Императору и Великому Князю будет принадлежать право распустить Сейм, чему соответствует упомянутое уже в § 3 право постановлять о производстве новых выборов до истечения трехлетнего периода, на который избраны сеймовые депутаты. Это весьма важная прерогатива, и она присваивается Монарху по конституциям большинства стран. Указанные определения не могут, конечно, соответствовать § 5 Сеймового Устава 1869 г., не предусматривавшего ежегодных Сеймов с трехлетним избирательным периодом. Право Государя Императора и Великого Князя распускать Сейм и назначать новые выборы не ограничивается иным определением, кроме того, что, что очередной Сейм, собравшийся в первый раз после новых выборов, не может быть распущен ранее истечения нормального срока в девяносто дней. Такое ограничение мотивируется отчасти тем, что надлежащее урегулирование финансовых вопросов, которое вообще заканчивается лишь к исходу сессии Сейма, – быть может, не состоялось бы вовсе, в случае досрочного роспуска двух очередных Сеймов под ряд 1). С другой стороны убеждение в необходимости распустить вновь избранный Сейм, в виду нежелательности его политического направления, не может явиться у правительства сразу, но лишь по ознакомлении с характером и деятельностью этого Сейма. По изложенным основаниям названные три члена полагали, что § 18 должен быть сохранен в проекте без изменений.
А Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин) рассуждали, что, действительно, настоящее правило не имеет столь капитального значения, как определения § 17, ибо практически едва ли может встретиться необходимость роспуска двух очередных Сеймов кряду 2). К тому же – как это предположено Председателем и названными двумя членам по § 17 – за Монархом должно быть сохранено во всей неприкосновенности право, не прибегая к роспуску Сейма, закрыть его заседание в любой момент времени и тем парализовать нежелательную деятельность депутатов. Однако, по Уставу 1869 года не существовало каких-либо ограничений прерогатив Государя Император в отношении роспуска Сейма, и эти Высочайшие прерогативы должны быть охранены во всей их полноте. По сим соображениям Председатель и два члена, соглашаясь с отзывом Финляндского Генерал-Губернатора по сему предмету, находили соответственным вышеприведенное правило из проекта исключить (журн. Особ. Совещь.).
О роспуске Сейма см. Приложения 16 и 46, а также §§ 5 и 14 сего Сеймового Устава и примечания к ним.
______________
1) См. § 46 Формы Правления, привед. в Приложении 19.
2) Такой случай, однако, уже имел место в 1909 году. См. Приложения 16 и 46.
§ 19. Созвание чрезвычайного Сейма и определение срока его закрытия зависит от Государя Императора и Великого Князя.
Срок открытия чрезвычайного сейма назначается не ближе пятнадцатого дня, считая со дня объявления о созыве; заседания же его продолжаются не долее, как до последнего перед началом очередного Сейма непраздничного дня включительно.
На чрезвычайном Сейме рассматриваются 1) только дела, послужившие поводом к созыву Сейма или вообще переданные Сейму Государем Императором и Великим Князем, равно как и вопросы, находящиеся в неразрывной связи с такими делами.
Вторая часть § 19 проекта определяет, что «срок открытия чрезвычайного Сейма не может быть назначен ранее, как на пятнадцатый день со дня объявления о созыве; чрезвычайный Сейм ни в каком случае не может продолжаться долее, как до последнего перед началом очередного Сейма непраздничного дня включительно». По поводу сего параграфа Действительный Тайный Советник Герард в отзыве своем указал, что так как определения эти касаются Верховной власти, то их надлежало бы изложить не в столь резкой форме. Вполне присоединяясь к таковому заключению Генерал-Губернатора, Совещание полагало изложить настоящее правило в следующей редакции: «Срок открытия чрезвычайного Сейма назначается не ближе пятнадцатого дня, считая со дня объявления о созыве: заседания же его продолжаются не долее, как до последнего перед началом очередного Сейма непраздничного дня включительно» (журн. Особ. Совещ.).
О решении дел на чрезвычайном Сейме см. § 57 (последний обзац).
§ 20. Постановления Государя Императора и Великого Князя, упоминаемые в §§ 16, 18 и 19, объявляются в установленном для обнародования финляндских постановлений порядке.
Постановление о новых выборах сообщается кроме того Губернаторам, а также тем властям и Коммисиям, от коих зависят распоряжения о производстве выборов.
Примечание составителя. Имеющимся в конце первого абзаца выражением «финляндских постановлений» было замечено, по решению Совещания, выражение проекта «общих постановлений». Такая замена была произведена вследствие того, что выражение «общие постановления» способно возбудить сомнения, хотя и было заявлено, что под этим выражением разумеются вообще всякие акты Верховной власти: законы, указы и проч. 2). Согласно Основным Государственным Законам, термин «постановление» употребляется как в смысле закона вообще (законодательные постановления» – ст. 92 – 115) или закона по военной или военно-морской частям (ст. 96 и 97), так и в смысле распоряжений властей подчиненных («постановления Совета
______________
1) О созыве чрезвычайного Сейма 1910 года, о данных ему предложениях и о его роспуске см. Приложения 45 и 46.
2) Так, напр., из текста § 8 Выс. пост. 22 Марта 1808 г. (С.П.Ф. № 16 с. 1) о добровольных аукционах вытекает, что выражение «общее постановление» («yleinen asetus», «allman forfattning») обозначает и постановление, издаваемое и в порядке административного законодательства, а не только в сеймовом порядке. – Ср. Н. Корево, Общее Уложение Финляндии. Спб. 1912, т. II, Прил. 102 § 1; Прил. 167, выноска и Прил. 149, выноска при § 1..
Министров» – ст. 116, или «обязательные постановления» Совета Министров, Министров или других законом на то уполномоченных властей – ст. 122.). К числу постановлений следует отнести и указы и повеления в порядке Верховного управления (ст. 11, 14, 24).
См. мотивы к § 41 сего Сеймового Устава; Приложение 12, отд. 1, ст. 4, примечание составителя, п. 5; о обнародовании постановлений см. Приложение 17.
§ 21. В день, назначенный для собрания Сейма, все сеймовые депутаты должны, с 11 часов утра, в подробно объявленном аншлагом порядке, предъявить свои полномочия тому или тем лицам, коих Государь Император и Великий Князь назначит для проверки таковых. При первом предъявлении полномочий удостоверяется, выданы ли они подлежащею властью и в установленной форме.
Список имеющих надлежащие полномочия депутатов доставляется Сейму на следующий день, до 10 часов утра.
Сеймовый депутат, явившийся после начала Сейма, допускает к участию в заседаниях по предъявлении Тальману полномочия, одобренного установленным в первом пункте порядком.
§ 22. Если полномочие сеймового депутата не одобрено, то Сейм имеет право решить, может ли он на основании сего полномочия быть допущен на Сейм.
Если во время Сейма на основании сего Устава будет сделано возражение против правоспособности сеймового депутата, то вопрос также решается Сеймом, за исключением тех случаев, когда возражение, вследствие обжалования выборов, уже поступило или может поступить на решение подлежащей власти.
Засим вопросом о действительности сеймовых выборов не может быть принят к рассмотрению на Сейме, за исключением тех случаев, когда сделано возражение, что при выборах или при распоряжениях по производству выборов допущены явно преступные действия или что при определении исхода выборов произошла несомненная ошибка. Если к тому же в таких случаях очевидно, что преступное действие или ошибка могли оказать влияние на исход выборов и изменение уже не может состояться в порядке обжалования, то Сейм, в видах исправления допущенных неправильностей, может принять меры соответственно определениям Закона о выборах.
Сеймовый депутат, право которого на это звание оспаривается, тем не менее сохраняет полномочия сеймового депутата, впредь до объявления его неимеющим на то права.
§ 23. На второй день Сейм собирается в 10 часов утра, на общее собрание, которое начинается с переклички по упоминаемому в § 21 списку. На этом собрании Сейм избирает из своей среды Тальмана и двух Вице-Тальманов.
Засим Тальман и Вице-Тальманы, в присутствии собравшегося Сейма, дают один за другим следующее торжественное обещание:
«Я, такой то, обещаю при исполнении своих тальманских обязанностей всеми силами стараться охранять права как Государя Императора и Великого Князя, так и Сейма и финского народа, согласно основным законам».
Впредь до сего председательствует старший по возрасту сеймовый депутат. Протокол ведет лицо, назначенное председательствующим.
Секретари и личный состав Канцелярии назначаются в порядке, определяемом Сеймом.
Помещенная в § 23 проекта формула торжественного обещания, приносимого Тальманом и Вице-Тальманами, обязывает названных лиц охранять права как Монарха, так и Сейма и финского народа, «согласно основным законам Великого Княжества». Находя таковое определение неправильным и неисчерпывающим предмета, так как Тальман и Вице-Тальманы Сейма в одинаковой степени должны охранять те из основных законов Империи, которые по своей природе являются обязательными и для Финляндии (как, например, Учреждение Императорской Фамилии и др.), Председатель и два члена (Н.Д. Сергеевский и Н.П. Гарин) полагали слова «Великого Княжества» исключить.
Со своей стороны, три члена (А.Ф. Лангоф, Л.Г. Мехелин и Л.Г. Грипенберг) высказались за сохранение настоящего параграфа без изменения (журн. Особ. Совещ.).
Об основных законах см. также примечание к § 9 сего Устава и Приложение 12, отд. I, ст. 2.
Примечание составителя. С 1911 года распоряжением Императорского Финляндского Сената в Гельсингфорсе издаются протоколы Сеймов на русском языке.
О Канцелярии Сейма см. § 15 сего Устава и Наказ §§ 3 и 4.
§ 24. В день и час, объявляемый по велению Государя Императора и Великого Князя, члены Сейма, после богослужения, собираются в тронном зале, где Государь Император и Великий Князь, или кто Им будет вместо Себя назначен, приветствует Сейм и объявляет его открытым, после чего Сейм через Тальмана выражает свое верноподданническое высокопочитание.
О церемониалах Сейма см. Приложение 18; о употреблении русского языка см. примечание составителя к § 50 сего Устава и Приложение 24.
О нарушении сего § 24 см. Приложения 16, 18 и 46.
В силу особых каждый раз Высочайших грамот заместителем Его Императорского Величества назначается Генерал-Губернатор (напр. 1911 Дек. 30 – 1912 Янв. 12 С.П.Ф. № 1; 1912 Мая 18/29, № 14).
§ 25. При закрытии Сейма, сеймовые депутаты, после богослужения в назначенное Государем Императором и Великим Князем время, собираются в тронном зале, где Тальман пред Государем Императором или тем, кто Им вместо Себя назначен, выражает верноподданническое высокопочитание и благопожелание Сейма и передает свод сеймовых определений, после чего Государь Император и Великий Князь, или кто им будет к сему назначен объявляет Сейм закрытым.
О церемониалах Сейма и о своде сеймовых определений см. Приложение 18 и Наказ Сейма § 56.
О обзоре мер правительства, принятых по состоявшемуся решению Сейма см. Приложение 20.
О употреблении русского языка см. Приложения 18 и 21, а также примечание составителя к § 50 сего Устава.
В силу особых каждый раз Высочайших грамот заместителем Его Императорского Величества назначается Генерал-Губернатор (напр. 1911 Дек. 30 – 1912 Янв. 12 С.П.Ф. № 1; 1912 Мая 18/29, № 14).
Глава III.
О порядке поступления дел на рассмотрение Сейма.
§ 26. При открытии Сейма сообщается, по повелению Государя Императора и Великого Князя, какие предложения 1) Он передает при этом на рассмотрение Сейма.
В начале каждого очередного Сейма ему передается предложение о доставлении средств на те потребности, для покрытия которых ординарные статные доходы являются недостаточными; для разъяснения сего к предложению прилагается расчет ординарных 2) средств и потребностей казны на следующий финансовый год.
Предложения, которые к тому времени не могли быть переданы Сейму, могут, однако, быть переданы на рассмотрение его также и впоследствии.
Повеления и предложения Государя Императора и Великого Князя, передаваемые Сейму после открытия его, доставляются Сейму одним из членов Сената.
Во второй части § 26 проекта Сеймового Устава содержится весьма важное определение, косвенным образом устанавливающее объем финансовых прерогатив Сейма; определение это изложено в следующей редакции: «В начале каждого очередного Сейма ему передается предложение, содержащее, кроме расчета средств и потребностей казны на следующий финансовый год, обзор финансовых вопросов, передаваемых на обсуждение Сейма». По мнению Председателя и двух членов (Н.Д. Сергеевского и Н.П. Гарина), приведенный текст § 26 представляется неясным и может дать повод к неверному толкованию, что проект имеет в виду расширить права Сейма в области финансового управления, распространяя власть народного представительства на весь бюджет Финляндии. Действительно, в состав Высочайшего предложения, передаваемого Сейму по его открытии, ныне проектируется включить, между прочим, «расчет средств и потребностей казны на следующий финансовый год», или, иными словами говоря, сметные предположения на предстоящий финансовый период во всей их полноте, а следовательно не исключая и средств, находящихся в распоряжении правительства. Так как при этом в проекте не указывается действительной цели такого включения, то практически могло бы возникнуть и предположение, что в данном случае имеет в виду общая цель Высочайших пропозиций, т.е. передача их на принятие Сейма.
Возражая на такое заключение Председателя и двух членов, три члена (А.Ф. Лангоф, Л.Г. Мехелин и Л.Г. Грипенберг), с своей стороны, объяснили, что предполагаемая цель расширения финансовых прерогатив Сейма совершенно не имелась в виду при составлении настоящего проекта и что указанное недоразумение всецело объясняется некоторой неточностью редакции обсуждаемой статьи. По мысли составителей проекта, бюджетный расчет должен быть сообщаем народному представительству исключительно в видах ознакомления его с действительным состоянием средств казны, т.е. в качестве материала, необходимо Сейму для целесообразного разрешения входящих в его компетенцию финансовых задач. Без этого материала народные
_____________
1) О списке сих предложений см. Приложение 18 А, I § 11; Б, I § 11.
2) Примечание составителя. Определение «ординарных» следует относить как к средствам, так и к потребностям (см. Приложение 19, нормальный штат 1696 года, выноска).
Представители были бы лишены возможности уяснить себе – насколько в действительности необходимы те чрезвычайные средства, которые испрашиваются правительством, и не представляется ли возможным удовлетворить те или другие потребности из ординарных статных доходов, не прибегая к ассигнованиям из сумм, состоящих в распоряжении Сейма. Только для этой цели к Высочайшему предложению об ассигнованиях, подлежащих решению Сейма, должен быть прилагаем вышеупомянутый расчет, и в этом именно смысле, во устранение всяких по сему поводу сомнений, и надлежало бы переработать текст рассматриваемой статьи.

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.