История мусульманского государства и права Часть 1

Коряков В.П.

Старостина С.А.

История мусульманского
государства и права
Часть первая

Учебно-методическое пособие

Калининград. КЮИ МВД России, 2002

Коряков Владимир Павлович доктор исторических наук, профессор; Ста-ростина Светлана Андреевна, кандидат юридических наук. История мусуль-манского государства и права. Учебное пособие. Часть первая: Арабский хали-фат. Османская империя.
Калининград: КЮИ МВД России. 2002, 188 с.

В пособии содержатся сведения об истории возникновения и развития ислама, исламской государственности и мусульманского права в Арабском ха-лифате и Османской империи. Пособие предназначено для курсантов, слуша-телей, аспирантов и преподавателей вузов системы МВД.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………5

Глава первая. Предпосылки возникновения ислама и исламской государственности.

§ 1. Проблема возникновения и развития мусульманского государства и права в российской литературе…………………………………………………..8

§ 2. Аравийские государства в доисламский период…………………………13

§ 3. Мухаммад………………………………………………………………………20

Глава вторая. Арабский халифат.

§ 1. Верховная власть……………………………………………………………..30

§ 2. Исламское общество и его сословная структура…………………………33

§ 3. Исламские мыслители о сущности и формах мусульманского государ-ства………………………………………………………………………………….38

§ 4. Государственный строй Арабского халифата……………………………45

Глава третья. Мусульманское право.

§ 1. Сущность, источники, возникновение и развитие………………………49

§ 2. Сферы правового регулирования………………………………………….62

Глава четвертая. Османская империя: государство и право.

§ 1. Образование и основные этапы развития Османской империи……….77

§ 2. Развитие государственности Османской империи во второй половине XVI – начале XX вв. Основные государственный реформы………………..82

Приложение

Коран (извлечения)

Абу Йусуф «Китаб ал-харадж» «глава о людях безнравственных и зани-мающихся воровством, о преступлениях и о том, какие следует за это нала-гать наказания»

Хидоя. Комментарии мусульманского права (извлечения)

Краткий сборник хадисов. Сахих-аль-Бухари (извлечения)

Книга законов султана Селим-хана I

Гюльханейский хатт-и-шериф от 3 ноября 1839 г.

Хатт-и-хумайун от 18 февраля 1856 г.

Кануни джедид (Уголовный закон) 1851 г.

Документы………………………………………………………………………103

Задания для самостоятельной работы………………………………………..106

Словарь исламских правовых терминов…………………………………….109

Словарь имен

Введение

В настоящее время в политической жизни России и всего мира усилива-ется влияние исламского фактора. Мусульманское население Земли составляет более миллиарда человек, происходит интенсивное возрождение и распростра-нение мусульманского самосознания. Народы исламских стран пытаются про-водить все более независимую политику от ведущих мировых держав, отбра-сывают навязанные колониализмом порядки и правила жизни и быта, культур-ные, исторические и государственно-правовые ценности. Столкновение запад-ных и прозападных сил с мусульманским религиозно – этническим движением в ряде регионов и стран обостряется.
На территории СНГ существует шесть государств, население которых яв-ляется преимущественно мусульманским. Некоторые из них заявляют о своем исключительно светском характере, другие пытаются вмонтировать ислам в свои государственно-правовые системы, и, разумеется, все стараются исполь-зовать его для укрепления своей власти.
В современной России ислам законодательно признан одной из ведущих религий страны, верующие получили возможность свободно отправлять свои религиозные потребности, восстанавливаются и строятся новые мечети и мед-ресе, мусульманские религиозные и политические деятели все более включа-ются в культурные и политические процессы, происходящие в стране и за ру-бежом. Все этой подтверждает опыт более чем тысячелетнего совместного мирного и благотворного проживания ислама и православия на территории России.
Иногда религиозные и национально – этнические движения приобретают радикальный характер, перерастают в политику самоопределения вплоть до отделения от России и формирования самостоятельных исламских государств. Они становятся на путь вооруженного противостояния, многие не гнушаются террористическими и иными криминальными формами борьбы, организуют торговлю оружием, наркотиками, вовлекают молодежь в беспощадную крова-вую борьбу, часто прикрываясь религиозными лозунгами и призывами. Этому способствует и то, что во многих многонациональных и полиэтнических рес-публиках существуют группы населения, исповедующие различные толки ис-лама, между которыми возникают конфликты на почве религиозных противо-речий. Российское государство, правительство и законодатели должны учиты-вать эти тенденции в общей политике и конкретной политике в отношении республик с исламской ориентацией, не препятствовать развитию исламской религии и национальной культуры, но и не поощрять сепаратизм и вражду. Ру-ководство республик, лидеры различных религиозных, национальных и этни-ческих движений должны проводить политику в интересах мирного и благо-творного развития своих народов. На основе российских, православных, му-сульманских и иных общих и специфических ценностей создавать обстановку компромисса, примирения, дружбы, сотрудничества, взаиморазвития и взаимо-обогащения культур и процветания всех народов России.
В этих целях необходимо иметь специалистов, знающих сущность исла-ма, его культурное и исторические наследие и значение, в том числе государ-ственно-правовые формы и черты. Поэтому в вузах гуманитарных: юридиче-ских, исторических и философских необходимо готовить специалистов по ис-ламу в целом и по регионам и странам в частности. Следует уделять внимание изучению мусульманской религии, культуры, истории, философии, государст-ва и права мусульманских народов.
В российской (особенно советской) литературе традиционно большое внимание уделялось экономическому, социально – классовому развитию му-сульманских народов и стран и классовой борьбе в них. Проблемы мусульман-ского государства и права изучались недостаточно, а история государства ряда исламских стран не изучалась вообще, ограничиваясь общими чертами му-сульманского права. Руководители мирового коммунистического движения часто придавали освободительному движению мусульманских стран антирели-гиозный антиисламский характер, что вызывало неприятие правительств и на-родов исламских стран, толкая их на антисоветские позиции. Исламский фак-тор успешно использовали антироссийские (антисоветские) силы США, и дру-гих держав, поддерживая крайние контрреволюционные националистические, религиозные фундаменталистские силы, придавая им самый радикальный ха-рактер.
Данная работа подготовлена на базе источников и литературы о возник-новении и развитии мусульманского государства и права. Определенное вни-мание уделено возникновению и развитию арабской государственности в до-исламский период, в период становления и развития ислама и мусульманского государства и права, формированию и развитию арабских халифатов, их госу-дарственно-правовому развитию, развитию государства и права у других ис-ламских народов. Авторы искренне стремились показать необходимость и воз-можность мирного сожительства исламских и других народов в мире и особен-но в России.

Дополнить из введения «Ислам для сотрудников ОВД» хрестоматии.

Глава первая. Предпосылки возникновения ислама и исламской государ-ственности.
§ 1. Проблема возникновения и развития мусульманского
государства и права в российской литературе
В российской исторической литературе существует несколько концеп-ций возникновения мусульманского государства и права. До последнего гос-подствовала марксистская модель возникновения ранней государственности в любом регионе мира, в том числе и у арабов. Она утверждала, что на опреде-ленном этапе развития происходит кризис первобытно – общинного и родопле-менного строя, появляется имущественное неравенство, затем классы, из кото-рых самые богатые захватывают власть и превращают ее в государственную, создавая одновременно нормы поведения для угнетенных классов и защиты своих классовых интересов. Вместе с тем марксистская литература признает, что арабская государственность появилась на основе религиозной исламской общины племени курайшитов. Однако происходит это на основе появления имущественного неравенства, распада родовых и большесемейных связей, раз-ложения родоплеменного строя, усиления родоплеменной розни, вражды, воен-ных столкновений.
В российской научной и учебной литературе длительное время упроща-лось так называемое догосударственное развитие у большинства народов мира. Первобытно – общинный и родоплеменной строй фактически отождествлялись, утверждалось, что якобы только из их разложения может возникнуть государ-ственность. На наш взгляд, разложение первобытно – общинного строя приво-дит к появлению ранней государственности на уровне родо – племенного строя в виде “военной демократии”, его потестарные (властные) органы (народное собрание, совет старейшин и вождь) фактически и юридически (на основе обычного права) являются государственными властными органами. Дальней-шее развитие государственности у различных народов идет либо по пути все большего укрепления власти всех родоплеменных органов и их положение за-крепляется в писаном праве, либо по пути усиления одного из этих ранних по-тестарных (властных) государственных органов, и тогда возникают или монар-хические, или аристократические, или демократические государства (страны Древнего Востока, Древний Рим и Спарта, Древние Афины).
Что касается появления арабской государственности, то здесь нет едино-го мнения. С. В. Юшков писал, что к VI в. Аравия представляла собой ком-плекс независимых друг от друга дофеодальных государств, не уточняя их формационную принадлежность, но и не относя их к рабовладельческой или иной, например, родоплеменной государственности. Вместе с тем он находит у арабов и первобытно – общинный строй. Дальнейший процесс он представля-ет таким образом, что в процессе феодализации они (очевидно, дофеодальные государства и первобытно – общинный строй) разлагаются и возникает поли-тическое движение, облеченное в религиозную форму, на основе которой и создается феодальное государство. Нужно отметить, что избегая уяснения формационной принадлежности дофеодальных государств, не относя перво-бытно – общинный строй к родо – племенному строю, утверждая, что на основе их разложения возникает только феодальное государство, автор практически утрачивает логику становления государственности вообще, утверждая маркси-стский тезис, что феодальное государство может возникнуть из разложения ра-бовладельческого и первобытно – общинного строя.
С. В. Чиркин пишет, что кризис рабовладельческих производственных отношений в Юго – Западной Аравии, упадок государств древней цивилизации, разложения первобытно – общинного и родо – племенного строя у полуосоед-лых арабских племен, распад родовых и большесемейных связей, накопление богатств у отдельных (очевидно, малых) семей, возникновение классовых про-тиворечий у арабских племен, необходимость противостоять внешним завое-ваниям создали предпосылки к образованию арабского феодального государ-ства. Автор отмечает религиозную окраску этого процесса и тесную связь ме-жду образованием феодальной государственности и возникновением новой ре-лигии – ислама, одновременно возникает политическое движение за объедине-ние арабских племен. Таким образом, остается непонятным, существовали ли рабовладельческие производственные отношения в каких – либо государствах, если в государствах, то в каких. Какие производственные отношения сущест-вовали в “государствах древней цивилизации”, если рабовладельческие, то по-чему об этом не сказано, если не рабовладельческие, то какие. Непонятно, ка-ким “внешним завоеваниям” надо было противостоять, со стороны других го-сударств, то каких, а может быть, это арабские завоевания и их нужно было ос-тановить, но такое едва ли было возможно, наоборот, это поощрялось. Таким образом, здесь возникает вопросов больше, чем ответов из-за недостаточной проработанности проблемы, из-за неуясненности большинства определений и характеристик существовавших в арабском мире, характерных черт, особенно-стей и этапов его развития. Получается это все из-за приверженности к догма-там марксистского учения о классовой борьбе, классовом характере арабской государственности, из необходимости следовать учению о ее формационной принадлежности. Нужно вместе с тем отметить, что, оставляя не уясненными некоторые положения в изложении появления государственности, С. В. Юш-ков и С. В. Чиркин, как бы заставляют самого читателя усомниться в марксист-ских положениях и в их применимости к возникновению арабской государст-венности, тем самым давая простор для самостоятельного осмысления проблем возникновения арабской государственности. В 1996 г. С. В. Чиркин опускает проблему появления арабского феодального государства из разложения рабо-владельческого и первобытно-общинного строя, а пишет о формировании средневекового государства в результате объединения арабских племен, кото-рое сопровождалось появлением ислама в процессе “ханифитского” движения за единобожие . Таким образом, автор отошел от формационно-классовой тео-рии и заменил ее религиозно-племенным подходом, что раньше имело место лишь частично. Однако куда делись ранние государства в Аравии, которые су-ществовали реально на протяжении не менее тысячелетия. Очевидно речь мо-жет идти не о формировании, а о реформировании старых форм государствен-ности в новую, причем общеарабскую форму государственности, организован-ную на основе религиозно – этического учения.
К. Г. Федоров без лишних усложнений выводит появление исламского государства из разложения военной демократии на основе новой религии ис-лама. Многие придерживаются точки зрения, что у арабов, как и во многих других станах Востока, было характерно длительное воспроизводство одних и тех же производственных отношений и родоплеменной структуры организации общества. Известный востоковед П. А. Грязневич считает, что мусульманское государство возникло из недр родоплеменного общества. Однако, он довольно решительно выступает против жесткого детерминирования появления ислама социально-экономическими процессами.
В целом же в российской историографии о появлении арабской государ-ственности утвердилось мнение, что первоначально в среде арабов возникла феодальная верхушка, которой для объединения страны и закрепления своего господства потребовалась новая идеология, которую они и нашли в исламе. Считается, что ислам возник из иудейских и христианских религиозных воз-зрений, переработанных Мухаммадом и приспособленных к арабской действи-тельности. В целом можно признать, что это было так, но в действительности дело обстояло гораздо сложнее, но вместе с тем и понятнее, так как на самом деле этот процесс был далек от имущественных, социально-классовых и фор-мационных основ.
Действительно к VI в. н. э. у аравийских народов не было этнического, экономического, религиозного и политического единства. Однако вполне оче-видно можно утверждать, что первобытно – общинный строй на Аравийском полуострове был изжит тысячелетия назад. Задолго до появления ислама здесь существовало несколько государств в самых различных формах, основанных на самых различных экономических укладах, религиозных воззрениях и прави-лах быта. Многочисленные семитские племена на Аравийском полуострове были известны египтянам, нубийцам, эфиопам с III тысячелетия до н. э. В VII до н. э. ассирийцам и вавилонянам были известны арабы (ал-араб), как жители пустыни. Еще ранее население Аравии разделилось на кочевников пустынь, полупустынь, земледельцев оазисов и торговое население, обеспечивающее обмен между арабами кочевниками и земледельцами и между арабами и сосед-ними народами. Кочевники одомашнили скот, освоили множество ремесел, высокого уровня достигли земледелие и ремесло у оседлых народов, росла тор-говля, верблюжьи караваны с товарами уходили во все стороны света. Через Аравию проходили мировые торговые пути между Европой, Азией и Африкой, в том числе сухопутный “шелковый путь”. Арабские чиновники формировали верблюжьи караваны, предоставляли им сопровождение и охрану, на торговых путях создавались стоянки, склады с запасом корма и товаров и пр. В этой об-становке сохранить первобытно-общинный строй было явно невозможно. Од-новременно шел известный процесс перестратификации населения, на смену родовым и соседским общинам пришла профессионально-корпоративная стра-тификация населения Аравии. Выделились кочевники – скотоводы, земледель-цы, ремесленники, торговцы, ростовщики, воины, жрецы. Это требовало со-вершенно иных форм организации и регулирования отношений между людьми их профессионально-корпоративными общностями. При этом часто эти общ-ности совпадали с этническими и родоплеменными общностями, которые спе-циализировались на том или ином виде деятельности. Родоплеменные, профес-сионально-корпоративные общности часто исповедовали различные религии, поклонялись различным богам, у многих существовал политеизм. Вместе с тем совсем недавно утверждалось, что при переходе от одной эпохи к другой, от первобытно-общинного строя к классовому появляется ислам, который явился результатом коренной перестройки основ мировоззрения, структуры социаль-ных представлений и религиозного сознания. Вместе с тем считается, что по-явление ислама стало ответом на вызов времени, на ликвидацию этнической разобщенности, ликвидацию раздробленности, объединение всех арабов. Здесь непонятно, или ислам стал ответом на свершившиеся ликвидацию этни-ческой разобщенности, раздробленности и объединение всех арабов, или ис-лам создавался, чтобы решить эти задачи. Утверждается также, что Мухаммад искал не создания единой межплеменной этнической общности, а встал на ха-нифистские позиции, осуждал многобожие, так как стремился к устранению религиозного разобщения людей.
§ 2. Аравийские государства в доисламский период
Российская наука с трудом преодолевает догматическую модель, соглас-но которой появление духовных, культурных и политических процессов де-терминировано производственными отношениями, формами собственности, имущественным неравенством, экономическими предпосылками. В последние годы начался поиск источников и корней появления государственности и права в других сферах человеческой жизнедеятельности. И. Л. Фадеева безотноси-тельно к формам собственности находит, что процесс развития кочевого об-щества к государству происходил за счет усиления частного начала в рамках одного родственного коллектива противопоставления родовых групп друг дру-гу и иноплеменникам. Однако, здесь также налицо процесс “усиления частного начала”, то есть разложения этнической общности в рамках этнической общности, остается добавить, частное начало есть появление частной собственности и все станет на марксистские ноги о появлении имущественного неравенства и так далее. Часто объединение происходило в целях исполнения каких-либо задач, прямо связанных не с интересами племенной верхушки, а всего племени или этнической группы. Такими интересами могут быть необходимость отражения внешней агрессии, в целях грабежа соседних племен и народов, организации и контроля над караванными путями и многое другое. На подобной основе возникали и распадались огромные кочевые империи.
В I тысячелетии до н. э. на территории Аравийского полуострова появи-лось несколько родо – племенных империй, многие называют их протогосудар-ствами, которые обычно возникают на основе прочной военной организации. Остается задать вопрос: протогосударства являются государствами или не го-сударствами? На наш взгляд, государство в той или иной форме или есть или его в любой форме нет, третьего не дано, а всякие приставки “прото” только запутывают дело.
В целом же можно считать, что на аравийском полуострове еще до на-шей эры существовало несколько родоплеменных групп в форме “военно-олигархических (аристократических) монархий. Во главе их стояли выборные или наследственные шейхи, и племенные старейшины – саиды. Они опирались на Советы родовой и племенной знати и сходы полноправной мужской части племени. Сила, мощь, организация и вооружение были столь высокими, что они отбили вторжения могущественных ассирийцев, персов, войск Александра Македонского, Империй Птоломеев и Селевкидов. В борьбе с иностранными захватчиками формировались мощные империи (иногда их называют кочевы-ми), включали в себя кочевые родоплеменные союзы, оседлые земледельче-ские государства, приморские торгово-ремесленные города с их полисной структурой государственности. Чаще всего они были недолговечны и снова распадались на кочевые и оседло-земледельческие родоплеменные государства и полисные города – государства. В целом можно признать, что в Аравии длительное время складывался организм, в котором взаимодействовали кочевые, оседло-земледельческие государства и приморские южно-аравийские полисные государства, временами они объединялись во временные более крупные государственные образования, которые при выполнении стоящих перед ними задач опять распадались. На родоплеменной и профессионально-корпоративной основе существовали военно- демократические и военно-олигархические монархии кочевых и оазисно-земледельческих народов. По-лисные города-государства вероятно формировались на военно-демократической и военно-олигархической (аристократической), профессио-нально-корпоративной основе как торгово-аграрные государства в республи-канской форме.
В оазисах было развито земледелие, производилось большое количество зерна, винограда, фиников, различных пряностей, было развито и пастушеское оседлое животноводство. Для них были характерны семейная община, сослов-ное и имущественное неравенство. К таким государствам относились государ-ства: Кандитское, Саба, Хадрамаут, Химьярит, которые длительное время со-перничали с крупными восточно-африканскими государствами нубийцев, эфиопов (Напат, Мероэ, Аксум и др.). В торговых государствах распространя-лись египетские религии, а впоследствии их сменили монотеистические рели-гии – иудаизм и христианство. Постепенно они проникают и в оазисно-земледельческие и кочевые государства, в том числе в Химьярит, Хиджаз и Йемен. Идея монотеизма витала в воздухе особенно среди кочевых родопле-менных государств, где культивировались свои божества, часто в политеисти-ческой форме.
Согласно историческим исследованиям и священному преданию, ислам возник в Хиджазе в начале 7 в. Доисламские арабы – один из многих семитских народов, издавна обитавших в этом районе Ближнего Востока. Здесь в то время в древних городах Мекка и Йасриб жили арабы и сравнительно небольшие группы других народов, исповедовавших древнеаравийские культы и частично христианство, иудаизм и зороастризм.
Уже более века в жизни арабов чувствовалось назревание значительных идейных и социальных перемен, получивших отражение во всех сферах их бы-тия. Обострение этих процессов было связано с событиями, происходившими не только в самой Аравии, но и в смежных с нею странах. Народы обширного Аравийского полуострова, расположенного на стыке Азии, Африки и Среди-земноморского бассейна, издавна были вовлечены в торговые, политические и культурные связи с близкими странами Востока и Запада. Особое значение для них в столетия, непосредственно предшествовавшие возникновению ислама, имели отношения с двумя крупнейшими государствами – Ираном и Византией. В свою очередь, каждая из этих монархий, учитывая экономическое и стратеги-ческое значение Аравии, стремилось установить над нею свое господство – прямое или косвенное, используя для этой цели своих сателлитов как на севере, так и на юге полуострова. Иноземные завоевания привели к тому, что цивили-зация Южной Аравии была подорвана. Здешнее государственное образование – княжество Химйар было присоединено к Ирану и стало провинцией сасанид-ской державы. Кроме этого княжества существовали еще три аравийских госу-дарственных образования – княжество племени кинда, княжество племени лах-ли или Хира и княжество Гассанидов. Они были расположены на севере Ара-вии, население их было полукочевым, полуоседлым. Все они испытывали мощ-ное политическое и военное давление Ирана и Византии. К концу 7 в. они пре-кратили свое существование: либо распались, либо превратились в иранские или византийские провинции.
Хотя история и не знает сослагательного наклонения, можно предполо-жить, что развитие Аравии пошло бы по другому пути, не погибни эти княже-ства, чем это произошло после возвышения исламского Хиджаза. Возможно, роль объединения Аравии взяло бы на себя одно из этих государств. Но такой ход исторического развития был прерван.
После гибели княжеств в Аравии возник политический вакуум. Не было не только сильной общеаравийской государственной власти, но и сколько-нибудь значительной региональной, которая могла бы стать центром притяже-ния при формировании единого государства. В этих условиях кочевая вольница бедуинов получила почти безграничную власть над Северной и Центральной Аравией, особенно над внутренними районами.
В социальном развитии происходит движение вспять: раннеклассовые отношения оттесняются патриархальными, родоплеменными, характерными для кочевого общества.
Отсутствие государственного и политического единства проводит к хаосу во взаимоотношениях племен. Межплеменные усобицы со временем преврати-лись в ожесточенные войны, длившиеся десятилетиями. А это, в свою очередь, мешало зарождению общеаравийской политической и государственной власти. Сложилась тупиковая ситуация, безысходность которой осознавали многие мыслящие арабы. Идея единения носилась в воздухе, но никто не мог обосно-вать ее с необходимой для этого духовной силой или создать идеологию этого единения. Существовавшие же у племен идеологические представления были прямо противоположны идеям межплеменного единства.
Доисламские арабы в подавляющем большинстве были язычниками. Их религиозные представления можно назвать племенным генотеизмом. У каждого племени было свое божество, персонифицированное каменным или деревян-ным идолом, свой культ. То и другое олицетворяло общность соплеменников, но в то же время обособляло племена друг от друга, даже противопоставляло их друг другу. Эти божества, племенные покровители, соперничали и враждовали между собой, как и племена, которые им поклонялись. Такие верования глубо-ко укоренились в умах арабов.
Межплеменные войны вызвали еще одну особенность кризиса аравийско-го общества. Набеги и грабежи разоряли одни племена и обогащали другие. Но при этом богатела и возвышалась только племенная верхушка – вожди, старей-шины. Это вело к росту социальных противоречий внутри усилившихся пле-мен, что выражалось в кризисе родоплеменных связей, традиций.
На рубеже 6-7 вв., когда социальный и политический кризис в Аравии достиг своего апогея, на западе полуострова, в Хиджазе, усиливается племя ку-райш, обосновавшееся в Мекке. По преданию, оно возникло из десяти раздроб-ленных родов, кочевавших вблизи этого города. Сначала это были типичные бедуины: они разводили верблюдов, сдавали их внаем торговцам, сопровожда-ли караваны, не брезговали и набегами. Их объединил Кусай, осевший в Мекке. Некоторые историки называют его Тесеем или Ромулом арабов.
Через Хиджаз вдоль побережья Красного моря проходил древний кара-ванный путь, имевший важное экономическое значение для племен, осевших на перевалочных пунктах этой торговой дороги – в Мекке, Йасрибе, Таифе. Круп-нейшим из них была Мекка. Верхушка курайшитов, используя выгодное поло-жение Мекки, получает широкие возможности для обогащения и для укрепле-ния своей власти. Мекка становится одним из экономических центров Хиджаза. Растет и ее политическое влияние. С Меккой соперничает Йасриб, где обосно-вались племена аус и хазрадж. Эти города и сыграли решающую роль в объе-динении Аравии, а Хиджаз в целом явился ядром этого объединения.
Возвышению Мекки, кроме экономических и политических причин, спо-собствовали и идеологические факторы. Этот город имел важное значение в ре-лигиозной жизни арабских племен. В нем находилась Кааба – древнейший язы-ческий храм, почитаемый арабами. В одну из стен Каабы вделан Черный ка-мень – аль-хаджар уль-асвад, упавший, по преданию, с неба (возможно, метео-рит). Это и придало храму особую святость. В знак почитания Каабы многие племена поставили вокруг нее скульптурные изображения своих племенных и родовых богов. Всего их было около 360. В строго определенное время года арабы совершали паломничество в Мекку, чтобы поклониться Черному камню и своим племенным идолам. На этот период прекращались, по древней тради-ции, все межплеменные войны, приостанавливалось действие обычая кровной мести.
Общепризнанными хранителями Каабы еще с 5 века были курайшиты. В руках курайшитов находились ключи от храма, их представители отправляли должности, связанные с соблюдением религиозных ритуалов. Племя курайш и союзные с ним племена снабжали пищей и водой паломников. Все это давало курайшитам ряд привилегий, возвышало их над остальными арабскими племе-нами. Кроме того, время паломничества совпадало с традиционной ежегодной ярмаркой, проводимой в Мекке. На ней заключались все крупные сделки. По-этому мекканские купцы, как хозяева и устроители ярмарок, имели наиболее благоприятные условия для обогащения. Таким образом, Мекка и курайшиты занимали привилегированное положение по отношению к остальным арабским племенам в экономической, политической и религиозной сферах.
Однако, это была лишь внешняя сторона жизни мекканского общества. Внутреннюю сторону олицетворяло огромное имущественное и социальное не-равенство курайшитов. На одном полюсе сконцентрировалось богатство (скот, земля, рабы), сосредоточенное в руках родовой аристократии. На другом полю-се была беднота – обедневшие роды, разорившиеся торговцы, бедуины, поте-рявшие скот. Социальные контрасты вызывали недовольство обездоленных слоев.
Итак, на рубеже 6-7 вв. Аравия переживала политический, социальный, идеологический и духовный кризис. Не было общепризнанного аравийского политического центра. Междоусобные войны разоряли хозяйство. Родовой строй кочевников разлагался. Обострились социальные противоречия. Обособ-ленные племенные культы, многобожие препятствовали объединению аравий-ских государств в одну страну. Разрешить этот кризис можно было лишь путем выработки новых религиозных идей и ориентиров, направленных на уничтоже-ние племенной розни, смягчение противоречий, создание централизованного государства. В условиях Аравии это могла сделать только новая религия и ее идеологические постулаты.
В VII в. в Южной Аравии распространилось движение ханифов – проро-ков-проповедников, призывавших отказаться от языческого поклонения разным богам в пользу единого нового арабского бога. В Йемаме во главе племени ха-нифа встал вещатель Мусайлима. Во временном союзе с ним была пророчица Саджах из племени тамим. За объявившим себя пророком Тулайхой последова-ла большая часть племени асад в Неджде. В Йемене из долины Хуббан вышел пророк ал-Асвад, коннице которого удалось за несколько месяцев покорить Южную Аравию до Хадрамаута. В Медине некоторое время «откровения» яв-лялись молодому иудею Ибн Саййаду. Проповедь ни одного из них успеха не имела, хотя деятельность каждого вносила определенный вклад в накопление того нового качества, которое рано или поздно должно было проявиться. Соз-дателем новой религии стал Мухаммад – человек, вошедший в историю ислама в качестве его великого и главного пророка.

§ 3. Мухаммад
Мухаммад (Мухаммед, Магомет) Ахмад бану Абд Аллах, великий осно-ватель ислама, родился в Мекке в апреле 569 года нашей эры. Происходил он из обедневшего рода хашим племени курайш. По преданию, рождение Мухаммада сопровождалось необычными явлениями: «В момент его появления на свет не-бо вокруг озарилось необыкновенным блеском, и новорожденный младенец, подняв глаза к небу, воскликнул: «Велик Бог! Нет бога, кроме Бога, и я его пророк»! Небо и земля всколыхнулись при его рождении. Озеро Сава вернулось к своим тайным источникам, и дно его оказалось сухим, в то время как Тигр, выйдя из берегов, потопил все окрестные страны. В ту же знаменательную ночь священный огонь Зороастра, поддерживаемый магами непрерывно в течение тысячи лет, внезапно потух, и идолы всего мира упали на землю». Таковы рас-сказы мусульманских писателей о рождении Мухаммада. Рассказы о его дет-ских и юношеских годах не менее фантастичны, несмотря на то, что эти годы в жизни пророка были достаточно тяжелыми. Отец Мухаммада Абдаллах умер за несколько дней до рождения сына. В раннем детстве о мальчике заботилась кормилица – Халима. Когда Мухаммаду было шесть лет, умерла его мать – Амина, а два года спустя и дед – Абд уль-Мутталиб, в доме которого он воспи-тывался. Заботу о Мухаммаде взял на себя его дядя по отцовской линии Абу Талиб, человек благородный, но очень бедный. Поэтому с детства Мухаммад вынужден был зарабатывать себе на жизнь и до самой смерти так и не научился ни читать, ни писать. Сначала он пас скот, затем нанялся в погонщики карава-нов. В возрасте 24 лет Мухаммад поступил на службу к богатой мекканской вдове Хадидже бинт Хувайлид, вскоре женился на ней и сам стал преуспеваю-щим торговцем. Впоследствии Хадиджа стала одной из первых, кто поверил проповедям Мухаммада и обратился в ислам. По сей день в исламском мире Хадиджу почитают как первую мусульманку и образец жены. Хадиджа родила Мухаммаду несколько скончавшихся в младенчестве сыновей, в том числе Ка-зима, по которому Мухаммада звали Абу-л-Казим, и четырех дочерей: Рукайу, Умм Калсум, Зейнаб и Фатиму.
Во время поездок по торговым делам Мухаммад часто общался с христи-анскими и иудейскими проповедниками, с ханифами, интересовался основами их учений, беседовал, спорил с ними. Большое влияние на религиозные мнения Мухаммада оказал также домашний оракул Варака – двоюродный брат Хадид-жи. Он достоин упоминания, так как именно он первым перевел на арабский язык часть Ветхого и Нового Завета. Можно предположить, что от него Му-хаммад узнал о содержании этих книг, так же как и о преданиях Мишны и Тал-муда, из которых он так много почерпнул для Корана. Знания, полученные из этих источников, шли вразрез с господствовавшим в Аравии идолопоклонст-вом, в грубости и нелепости которого Мухаммад все больше и больше убеж-дался. Эти мысли привели его к идее о религиозной реформе, которую он обос-новывал тем, что единственная истинная вера, возвещенная Адаму при его со-творении, познавалась и исповедовалась до грехопадения. Вера эта состояла в прямом и духовном поклонении единому истинному Богу, Творцу неба и зем-ли. Он считал, что эта возвышенная и простая вера неоднократно искажалась людьми, главным образом в идолопоклонстве. Поэтому пророки, вдохновлен-ные откровением Всевышнего, время от времени посылались для восстановле-ния этой религии в ее первоначальной чистоте. Такими пророками были Ной, Авраам, Моисей, Иисус Христос. Каждый из них возрождал на земле истинную религию, но затем она снова искажалась их последователями. Вера, которую проповедовал Авраам, прибыв из Халдеи, стала для Мухаммада образцом рели-гии. Он очень чтил этого патриарха еще и по той причине, что он был отцом Измаила – библейского родоначальника арабских племен. Мухаммаду казалось, что время для реформы пришло. Назрела необходимость пришествия нового пророка, ниспосылаемого для возвращения заблудших сынов человеческих на путь истины.
В 610 г., в возрасте 40 лет, Мухаммаду впервые стали являться видения, слышаться голоса. В это время он часто уединялся в пещере Хира недалеко от Мекки, где молился и размышлял о сотворении мира, о жизни и смерти, о борь-бе добра и зла. По преданию, находясь однажды в состоянии глубокой задум-чивости, Мухаммад услышал властный голос: «Читай». «Я не из тех, кто умеет читать», – ответил Мухаммад. Голос трижды повторил свое требование, прежде чем Мухаммад почувствовал, что слова сами вливаются в него: «Во имя твоего Бога, который создает все, создает человека из праха! Читай, ибо Бог твой са-мый великодушный и делает человека грамотным, он учит его тому, что тот не знает». Так Мухаммад стал посланником Божьим и основателем новой религии – ислама, что означает «покорность Богу». Сам Мухаммад и его последователи не считали ислам новой религией, а были уверены в том, что Мухаммад пере-дал те же откровения, что и другие пророки Бога, среди которых Адам, Ной, Авраам, Моисей и Иисус. Поэтому и Коран так схож с Библией.
Итак, Мухаммад начал проповеди перед своими соотечественниками. Его проповеди имели форму простой передачи слов божества. Он призывал мек-канцев отказаться от веры во множественность божеств и поклоняться только одному – единственному Богу – Аллаху. Первоначально проповеди Мухаммада успеха не имели. Его считали помешанным, но не опасным. Однако, постепен-но вокруг пророка образовалась постоянная группа людей, внимательно слу-шавших его откровения и видевших в них ответы на собственные вопросы и чаяния. Так возникло ядро будущей общины мусульман – людей, предавших себя Аллаху. Верхушка мекканцев стала ощущать опасность этого небольшого объединения, которое грозило уничтожить одну из основ мекканской торговли – культ аравийских божеств. Поэтому Мухаммад и его последователи повсеме-стно стали подвергаться гонениям и даже насилию. Чтобы избежать преследо-вания Мухаммад решил переселиться в соседний Йасриб. Большинство населе-ния этого города составляли тогда два племени – аус и хазрадж, постоянно враждовавшие между собой. Давно желая примирения, они все же не могли до-говориться. Нужен был посторонний, беспристрастный и авторитетный третей-ский судья. Йасрибцы сочли, что Мухаммад для этой роли подходит и передали ему в руки управление городом, признав в нем пророка Аллаха. Мусульмане покинули Мекку и совершили хиджру – переселение в безопасное место, по-этому стали называться аль-мухаджирун («совершившие хиджру»). Йасрибцы, принявшие ислам, стали называться аль-аксар («помощники»). Последним по-кинул Мекку Мухаммад, сопровождаемый своим верным соратником, одним их первых мусульман – Абу Бакром.
Мухаммад прибыл в Йасриб 12 или 18 раби’ I, т.е. 24 или 22 сентября 622 года. Произошла его хиджра, одно из главных событий в истории ислама. От первого дня этого года по лунному календарю ведется мусульманское летоис-числение.
Многие ошибочно полагают, что достаточно вычесть 622 из цифры, со-ответствующей известному году по действующему у нас григорианскому ка-лендарю, чтобы узнать мусульманский год. Ответ будет неверным, так как лун-ный месяц состоит не из 30-31дня, а из 32 дней. Чтобы перевести дату с григо-рианского календаря на мусульманский, применяют такую формулу: М = Гр – 622 + [(Гр – 622) : 32], где Гр – год по григорианскому календарю, а М – по мусульманскому. Остаток от деления Гр на 32 означает, что полученную цифру нужно увеличить на единицу. Например, если вы получили 1121 г., то извест-ный вам год по григорианскому календарю соответствует 1121-1122 мусуль-манским годам.

Йасриб стал называться Мадинат ан-наби – Город пророка или просто – аль-Мадина (Медина) – Город. Был построен дом Мухаммада и возле него – первая мечеть. Постепенно сложились обязательные правила благочестивого поведения, права и обязанности мусульман. Законы жизни ниспосылались лю-дям Аллахом через пророка. Подробно разъяснялось, как надо строить жизнь общества, как людям вести себя по отношению к пророку, как делить имущест-во и военную добычу. Провозглашались запреты на ростовщичество, азартные игры, пьянящие напитки и употребление в пищу свинины. Возникло новое объ-единение людей, которое скрепляло не родство по крови, а вера в единого бога. Это была мусульманская община – умма. Управлял ею Мухаммад, которому было подчинено все население Медины, в том числе язычники и иудеи, кото-рые постепенно переходили в ислам.
Мусульмане совершали регулярные пять молитв в день, постились, про-износили формулу символа веры: «Нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммад – про-рок его». Они были обязаны отдавать часть доходов на нужды общины и под-держивать неимущих милостыней. Были отменены выплаты процентов по дол-гам и вообще запрещено взимание процента с долга. Это была одна из столь многочисленных попыток в истории человечества создать справедливое обще-ство равных, поэтому поначалу привлекала очень многих. Община Мухаммада росла. Однако, примера благополучно живущей общины было недостаточно для того, чтобы ислам победил повсюду. Для убеждения язычников было нуж-но, чтобы Аллах силой доказал свое превосходство над другими богами. Кроме того, Мухаммад был одержим идеей покорения Мекки. В результате длитель-ной борьбы в 630 г. Мекка покорилась, но столицей ислама по-прежнему оста-валась Медина. Отсюда в разные концы Аравии Мухаммад рассылал послов с предложением присоединиться к его общине. Такие предложения нередко под-креплялись силой. Постепенно весь Аравийский полуостров подчинился Меди-не. Пророк же мечтал о расширении власти ислама и далее. Снаряженное для похода на север войско уже стояло наготове возле Медины, когда Мухаммад неожиданно заболел и умер. По преданию сказалось действие яда некогда под-несенного ему. Как утверждают мусульманские историки Абулфеды и Джанна-би, Мухаммад умер в день своего рождения, когда ему исполнилось шестьдесят три года. Это произошло в одиннадцатый год хиджры, или в 632 году по григо-рианскому календарю.

Документ. Спор между Мухаммадом и властями Мекки
Мухаммад, мы послали за тобой, чтобы поговорить с тобой. Мы не знаем никого из арабов, кто навлек на свой народ то, что ты навлек на свой народ; ты поносил отцов наших, унижал веру нашу, хулил богов наших, называл безрас-судным благоразумие наше и внес раскол в общину нашу. Если ты принес но-вую веру только для того, чтобы добиться богатства, то мы соберем тебе из на-ших богатств столько, что ты будешь самым богатым из нас; если же ты доби-ваешься почета среди нас, то мы сделаем тебя господином нашим; если же ты хочешь власти, то мы сделаем тебя властелином над нами…
Мухаммад сказал им: «Я не то, что вы говорите. То что я принес, я при-нес не для того, чтобы добиваться богатств ваших, почета среди вас или власти над вами. Но Аллах послал меня к вам посланником, ниспослал мне книгу и приказал мне быть для вас благовестником и предостерегателем. Если вы при-мете от меня то, что я принес вам, то это будет счастье ваше в этой жизни и в будущей; если же отвергнете меня, тоя потерплю ради дела Аллаха».
По «Житию посланника Божиего» арабского автора Ибн-Исхака (IX в.)

Со смертью Мухаммада прекратился прямой «контакт» общины с Алла-хом, ею стали управлять халифы – заместители Пророка в деле проведения в жизнь законов и правил, заповеданных Мухаммадом и изложенных в Коране. За право выдвижения на пост халифа своего представителя соперничали раз-ные группы мусульман. Первым халифом стал один из ближайших соратников Мухаммада – Абу Бакр.
Мухаммад не оставил мужского потомства, несмотря на то, что после смерти Хадиджи он заключал большое количество браков. Право Пророка пре-высить разрешенное для мусульманина число жен (четыре) было специально обосновано кораническим “откровением”. В большинстве своем эти браки но-сили политический характер, укрепляя связи Мухаммада с различными родоп-леменными группами. Любимой женой Мухаммада предание считает А’ишу, дочь Абу Бакра. После смерти Пророка она пыталась играть политическую роль в качестве хранителя и толкователя его заветов. Согласно преданию, у Мухаммада было 11 официальных жен, девять из которых были живы в мо-мент его кончины. Дочь Мухаммада Фатима вышла замуж за его двоюродного брата и сподвижника Али бану Аби Талиба. От потомков их сыновей – ал-Хасана и ал-Хусейна – происходят все довольно многочисленные в сегодняш-нем мусульманском мире потомки «семьи Пророка» – сайиды и шарифы.
В современной науке существует общее мнение, что Мухаммад дейст-вительно жил и действовал, произнес значительную часть речей, составляю-щих Коран, обосновал общину мусульман сначала в Мекке, потом в Йасрибе. В жизнеописании Мухаммада (сира), в преданиях о его словах и поступках (хадис), в комментариях к Корану (тафсир) и т.д. наряду с исторически досто-верными сведениями содержится много поздних добавлений, домыслов и ле-генд. Все вместе они и составляют известную всем мусульманам биографию Пророка.
Ислам в принципе не наделяет Мухаммада никакими сверхъестествен-ными чертами. В Коране неоднократно подчеркивается, что он такой же чело-век, как и все. Тем не менее, вокруг его фигуры постепенно возник цикл легенд о чудесах. Некоторые из них развивают намеки Корана, как, например, легенда о том, что ангелы рассекли молодому Мухаммаду грудь и омыли его сердце, или легенда о его ночном путешествии на волшебном животном ал – Бураке в Иерусалим и последующем вознесении на небеса. Сложился ряд легенд о чуде-сах, сотворенных Мухаммадом – в его присутствии недойная овца дает молоко, малой пищи хватает на множество людей и т.д. В целом, однако, подобного материала в преданиях о Мухаммеде сравнительно мало.
В европейской культуре образ Мухаммада был первоначально объектом разных нападок и обвинений в коварстве, жестокости, любострастии. Возника-ли и волшебные легенды, притягивавшие христианских завоевателей, как на-пример, о висящем в воздухе гробе Мухаммада. Причудливым образом он ста-новился порой объектом тайного поклонения, например, у тамплиеров. Про-светители считали Мухаммада обманщиком, использовавшем религию в целях собственного благополучия. Ученые и публицисты Европы видели в нем и ре-волюционера, и реформатора, и пламенного политического вождя, и вдохно-венного пророка, и ученика иудейских раввинов или христианских монахов, и крупного политика. Успех ислама как религии и как социальной системы был обеспечен и объективными и субъективными факторами. В ряду последних одно из ведущих мест занимает личность Мухаммада, вдохновенного оратора, проповедника, преданного своему делу вероучителя, умного и гибкого полити-ка, умевшего соединять идеал с реальностями жизни, верность традиции с ре-шительными новшествами, принципиальность с гибкостью, «демократизм» с единовластием, мягкость с суровостью и решительностью.
Реальные результаты деятельности Мухаммада и тот образ пророка и правителя, основу для которого он создал своей жизнью, определяют значение роли и личности Мухаммада в средневековой истории Востока и Запада.
У кочевых арабских племен система регулирования общественных от-ношений строилась на раздроблении функций власти среди потестарных орга-нов родов и племен. Религиозная идея монотеизма, проводником которой стал Мухаммад, поставила его во главе общины курайшитов и позволила занять все властные должности в новой общине. Постепенно Мухаммад занял должность «кахина» – человека, связанного с небесными тайнами, «хатиба» – оратора, пе-редававшего указания Аллаха, «хиджаба» – хранителя храма Кааба, «сайида» – главы племени, ведущего переговоры и помогающего неимущим, «хакида» – походного вождя и «хакима» – арбитра в спорах между племенами и религиоз-ными общинами. Так Мухаммад сосредоточил в своих руках всю власть в об-щине курайшитов, стал единоличным духовным главой и светским правите-лем. Курайшиты, видя возрастающее влияние Мухаммада постепенно призна-ли его привилегированное положение в общине и создаваемом им новом госу-дарстве.
Как и у многих других народов, у арабов ускоренное развитие товарно-денежных отношений, проникновение новых культур, орудий труда, оружия, новой техники и технологии, новых религий и идеологических воззрений и по-литических ориентиров, порождало противоречие с существующей реально-стью, подводило общество к определенному кризисному состоянию, угрожало благосостоянию, безопасности и самому его существованию. История показы-вает, что выход чаще всего находился не столько в прогрессивных реформах, сколько в разумном их торможении, в твердом законодательном урегулирова-нии жизни общества с целью положить конец хаотичному развитию общества. Так Хаммурапи в Древнем Вавилоне и Солон в древней Греции приостановили бездумное неконтролируемое развитие товарно-денежных отношений, при ко-торых даже личность свободного человека становилась товаром, что грозило ослаблением экономической и военно-политической мощи государства. Они вывели из торгового оборота личность общинника и гражданина, ограничили кабальное состояние должника, свободную продажу земли, важные и уже свершившиеся изменения вводили в законодательное русло. Мухаммад пошел по пути консервации родоплеменных отношений, в рамках монотеистической религии, он ограничивал ростовщичество, устанавливал обязательную мило-стыню беднякам, требовал освобождения обращенных в рабство соплеменни-ков.
Тщательно изучив основы иудаизма и христианства, Мухаммад многое у них заимствовал в своем учении. Аллах (Бог) был арабский, но как и в иудаиз-ме и христианстве он был неосязаемым, но всеобъемлющим, единым Богом, как в иудаизме и христианстве. Это существенно сближало три религии. По-степенно Мухаммад стал авторитетом среди иудеев, христиан, последовате-лей зороастризма и буддизма и часто выступал посредником и третейским судьей в их спорах друг с другом и с арабами. Это впоследствии стало одним из главных качеств и должностей халифа.
Создав в Медине военную организацию, Мухаммад начал покорять бли-жайшие к городу племена. Часть их добровольно принимала догматы ислама, часть насильственно покорялась и включалась в мусульманскую общину. Со-брав значительное войско, Мухаммад пошел в поход на Мекку и в 630 г. захва-тил ее. Курайшиты и другие племена и роды покорились ему, приняли ислам и стали, как и прежде хранителями святилища Аллаха, храма Кааба и священно-го колодца.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.