История мусульманского государства и права Часть 2

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАЛИНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

История мусульманского
государства и права

Часть вторая

Учебно-методическое пособие

КАЛИНИНГРАД, 2002

История мусульманского государства и права. Часть вторая: Учеб-но-методическое пособие. – Калининград: КЮИ МВД России, 2002. – 106 с.

Автор: Старостина С.А., кандидат юридических наук

Работа является продолжением пособия «История мусульманского госу-дарства и права. Часть первая» и содержит сведения об истории развития госу-дарства и права в странах с элементами исламской правовой традиции в XIX – XX веках на примере Турции, Ирана, Саудовской Аравии, Афганистана, Йеме-на, Алжира, а также исламских регионов СНГ. Предназначена для курсантов и слушателей высших учебных заведений МВД России.

Рецензенты:

кандидат исторических наук Исаев Ю.Н.

кандидат политических наук, доцент Агеев В.В.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………………………………4

Глава первая. Государство и право Турецкой республики…………………6

Глава вторая. Развитие государства и права в теократических исламских государствах……………………………………………………………………….25
§ 1. Иран……………………………………………………………………………26
§ 2. Саудовская Аравия………………………………………………………….41
§ 3. Афганистан……………………………………………………………………54

Глава третья. Особенности развития стран со смешанной государственно-правовой системой………………………………………………………………..63
§ 1. Йемен…………………………………………………………………………..66
§ 2. Алжир………………………………………………………………………….72

Глава четвертая. Государство и право стран исламской ориентации на территории СНГ…………………………………………………………………..86
§ 1. Азербайджан…………………………………………………………………..89
§ 2. Казахстан………………………………………………………………………93
§ 3. Кыргызстан……………………………………………………………………95
§ 4. Таджикистан………………………………………………………………….97
§ 5. Туркменистан………………………………………………………………..99
§ 6. Узбекистан………………………………………………………………….103

Введение
Мусульманское право – заметная часть современной мировой правовой культуры. В настоящее время правовые системы большинства исламских стран испытывают влияние шариата и включают в себя его компоненты. Вместе с тем в большинстве из указанных стран мусульманское право не является единст-венной системой действующих правовых норм. Однако во многих странах оно является господствующим.
В последние десятилетия в ряде государств наблюдается процесс форми-рования «современного» мусульманского права, основным источником которо-го является законодательство, в то время как в традиционном мусульманском праве эта роль отводилась религиозной доктрине. Теперь реализация принци-пов и норм мусульманского права в большинстве случаев зависит от их соот-ветствия общим началам правовой системы, ориентированной не на ислам, а на западные правовые модели. Одна из примечательных черт «современного» му-сульманского права – его тесное взаимодействие с европейской правовой куль-турой.
К началу XX в. лишь в странах Аравийского полуострова и Персидского залива мусульманское право сохранило свои позиции и действовало универ-сально, в своем традиционном виде. К середине XX в. многие исламские стра-ны отказались от шариата и их правовые системы с некоторыми отступлениями стали строиться по двум основным образцам: романо-германскому и англосак-сонскому, кроме брачно-семейных и наследственных отношений.
Ни в одной мусульманской стране шариат не является единственным действующим правом. За исключением Саудовской Аравии, Ирана, Афгани-стана и некоторых княжеств Персидского залива, мусульманское право не за-нимает преобладающего места в их правовых системах. С другой стороны, ни в одной традиционной мусульманской стране, кроме Турции, оно не потеряло полностью своих позиций в качестве системы действующих правовых норм.
В настоящее время наблюдается различное сочетание в государственных структурах светских и исламских элементов. По мнению В.Е. Чиркина и Л.Р. Сюкияйнена, по степени влияния ислама на государственно-правовые системы мусульманских стран их можно разделить на несколько групп.
Первую группу составляют страны, конституционно-правовая структура и официальная идеология которых является по существу светской – Турция, Индонезия.
Ко второй группе относятся те страны, в государственную структуру ко-торых, в основном светскую, включены некоторые исламские положения. Оп-ределенные исламские принципы государственной структуры и политики за-креплены в конституциях Сирии, Алжира, Туниса, Судана, Египта и др. К этой группе относится большинство государств исламского мира.
Третью группу представляют страны, официальная идеология которых обосновывает необходимость полного соответствия государственной структу-ры принципам ислама (Иран, Афганистан). Многие из них – государства с мо-нархическими режимами (Саудовская Аравия, ОАЭ, Оман). К этой группе от-носится Иран, в котором наиболее полно реализован на практике конкретный вариант шиитской модели «исламского государства».
В настоящем пособии предполагается на примере отдельных стран – представителей каждой из указанных групп рассмотреть соотношение светско-го и религиозного в их правовых системах. Повышенное внимание уделяется уголовному праву и борьбе с преступностью в указанных странах, так как дан-ное пособие предназначено для будущих сотрудников правоохранительных ор-ганов.
Целесообразно начать рассмотрение указанных вопросов на примере стран, конституционно-правовая структура которых является светской, но в си-лу многовекового исламского прошлого все стороны общественной жизни в той или иной мере содержат элементы исламских традиций. К этой группе стран, в первую очередь, необходимо отнести Турецкую республику.
Глава первая. Государство и право Турецкой республики
Турецкая Республика – государство на западе Азии и частично на юге Европы. Террито-рия – 779,4 тыс. кв. км. Столица – г. Анкара. Население – 63 млн. чел., в основном турки, а так-же курды, арабы, черкесы. Официальный язык – турецкий. Господствующая религия – ислам суннитского толка.

Следует отметить, что и в современной научной литературе, и в литера-туре прошлых лет вопросы, освещающие государственно-правовую систему Турецкой республики затрагивались очень редко, за исключением некоторых авторов. О государственном и конституционном устройстве Турции в 50-х – 80-х годах писали Ф.Ш. Шабанов, Б.М. Данциг, М.А. Керимов. Правовая система и в частности уголовное законодательство почти не изучались. А между тем, на мировой политической арене Турция всегда занимала и занимает значительное место и обходить стороной изучение государства и права этой страны нельзя. По этой причине предполагается более подробно рассмотреть вопросы, осве-щающие государственное устройство, правовую систему и уголовное законода-тельство Турецкой республики, а также систему органов борьбы с преступно-стью.
Османская империя к концу XIX в. превратилась в полуколонию эконо-мически развитых западных держав. Формально она считалась самостоятель-ным государством. Султан был неограниченным самодержцем, в качестве ха-лифа он претендовал также и на духовную власть над мусульманами всего ми-ра. Турция самостоятельно решала некоторые международные вопросы, имела свою армию и флот и располагала остальными атрибутами суверенной держа-вы. Фактически же многие провинции империи были захвачены иностранными государствами: Боснию и Герцеговину оккупировала Австро-Венгрия, Тунис – Франция, Кипр и Египет – Англия. В других областях даже если иностранные войска и отсутствовали, иностранные, так называемые, гражданские агентства контролировали действия турецких властей, иностранные офицеры возглавляли жандармерию, иностранные инструкторы находились в турецкой армии, флоте, различных учреждениях. «Представители держав» вмешивались в любые внут-ренние дела. Иностранный капитал тормозил развитие и без того отсталой ту-рецкой экономики, инвесторы всячески заботились о том, чтобы местная про-мышленность не стала конкурентоспособной. При султане Абдул Хамиде II на-чались массовые репрессии, была ужесточена цензура, правосудие вершилось на основе доносов, для составления которых был сформирован специальный орган.
Как ответ на подобные негативные процессы в государстве, возник ряд буржуазно-революционных организаций для борьбы с абдулхамидовскиим ре-жимом. Участников этих организаций в Турции стали называть «оттоманскими либералами», а в Европе – младотурками. Они призывали к введению консти-туционного строя, причем с сохранением монархии, искоренению беззакония, насилия, введению политических свобод. Свои цели они сводили к формуле «прогресс и порядок».
В фазу наивысшего подъема младотурецкое движение вступило в 1905-1907 гг., которое привело в результате к «младотурецкой революции». Она на-чалась с восстания в Македонии, затем на сторону младотурок перешла армия, что явилось решающим этапом революции. 23 июля 1908 г. младотурки провоз-гласили конституцию и отправили султану телеграмму с требованием утвер-дить ее, что султан и сделал. Так свершилась почти бескровная младотурецкая революция. Были провозглашены принципы нового государства: свобода, ра-венство, братство, правосудие; из тюрем освобождены политические заключен-ные; отменена цензура, система доносов. Но монархическая форма правления была оставлена. Таким образом, младотурки подчеркивали «законность» рево-люции. Кроме того, они никогда не ставили задачу – ликвидировать в Осман-ской империи монархию.
Своей официальной доктриной в национальном вопросе младотурки про-возгласили доктрину «османизма», который означал равенство всех подданных султана перед законом, отрицание наличия в Османской империи национально-го вопроса. Они хотели создать «единую и неделимую» Османскую империю, что фактически означало насильственную ассимиляцию национальных мень-шинств, которых в стране было немало.
Половинчатые результаты революции привели к ее поражению. Лидеры младотурок, заняв крупные посты, установили диктаторский режим. Доктрина «османизма» была заменена доктриной «пантюркизма», которая сводилась к необходимости объединения всех «тюрков» – от Босфора до Алтая. Также куль-тивировался и панисламизм в его наиболее реакционном содержании. Это при-вело к обострению национального вопроса. Возобновились армянские погромы, карательные экспедиции против македонцев, албанцев, арабов. Во внешней политике младотурки стояли также на антинациональных позициях. Быстрыми темпами шла раздача концессий представителям иностранного капитала. Новые кабальные займы, убыточная внешняя торговля довершали разорение страны. Младотурки вместо борьбы за национальную независимость поставили своей целью выбор той или иной империалистической группировки, под покро-вительство которой можно было отдать всю Турцию целиком. Особым влияни-ем в Турции в этот момент пользовалась Германия. Неудача младотурецкой ре-волюции отбросила Турцию в своем развитии назад, но тем не менее имела и положительный опыт, став первой ступенькой на пути революции 1920 г.
С весны 1920 г. империалистические державы перешли в наступление. 16 марта 1920 г. оккупировали Стамбул и разогнали османский парламент, что явилось, по сути, объявлением войны. Прогрессивные национальные организа-ции приняли вызов и в ответ на это 23 апреля 1920 г. в Анкаре открылось Вели-кое национальное собрание Турции (Меджлис), объявившее себя высшим орга-ном власти. Председателем собрания и созданного им правительства был из-бран Мустафа Кемаль, прозванный впоследствии Ататюрк – «отец турок».
Вслед за этим не последовало каких-либо серьезных изменений в госу-дарственном устройстве Турции, так как это был период наиболее активных боевых действий против интервентов. Формально Турция оставалась монархи-ей, но реальная власть принадлежала Великому национальному собранию. По-сле окончательной победы в 1922 г. меджлис принимает решение о ликвидации султаната. Затем меджлисом принимаются еще два законодательных акта: о провозглашении республики (от 29 октября 1923 г.) и об уничтожении халифата (от 1 марта 1924 г.). 20 апреля 1924 г. Меджлисом была принята первая кон-ституция Турецкой республики, которая иначе называлась Закон об основных организациях (Тешкилят-и-эсасие кануну) № 491. Конституция состояла из шести разделов и 105 статей. В Конституции провозглашалось, что Турецкое государство есть республика (ст.1); господствующим вероисповеданием явля-ется ислам (ст.2); Великому национальному собранию принадлежит законода-тельная и исполнительная власть (ст.5); отправление правосудия осуществляет-ся от имени народа независимыми судьями (ст.8). В 1928 г. было отменено по-ложение ст.2 Конституции, провозглашающее ислам господствующим вероис-поведанием в Турции. После внесения изменений 1928 г. ст.2 объявила шесть принципов правящей народно-республиканской партии: «Турецкое государство является республикой, национальной, народнической, этатистской, светской и революционной».
Сущность принципа национализма Мустафа Кемаль разъяснил в своей первой речи в Меджлисе после избрания его председателем: «Когда я говорю о национальной политике, то вкладываю в нее следующий смысл: трудиться в пределах своих собственных границ, оберегая свое существование и опираясь, прежде всего на свои собственные силы, во имя подлинного счастья и процве-тания нации и страны».
Мустафа Кемаль отвергал панисламизм и пантюркизм. Он определил ту-рецкий национализм – тюркизм как идеологию в рамках современных границ Турции.
Принцип светского государства или иными словами принцип лаицизма в политике нового правительства был одним из основополагающих, так как Мус-тафа Кемаль считал ислам «разрушительной силой», тормозящей развитие Турции, ведущей ее к развалу и деградации. По его мнению, для создания ново-го государства необходимо было устранить все пережитки теократического прошлого и заставить жить Турцию не по отсталым нормам шариата, а по про-грессивным – светским. Но, несмотря на все усилия правительства полностью вытеснить ислам из государственной жизни, это не всегда удавалось.
О прочных позициях, которые продолжал занимать ислам в государст-венной жизни Турции, несмотря на стремление новой власти к его полному ис-коренению, говорит следующее положение: «Ведению Великого национально-го собрания подлежит непосредственное проведение в жизнь постановлений шариата». Причем после отделения ислама от государства в 1928 г., это поло-жение в Конституции осталось. В этой же статье говорится о том, что Великое национальное собрание обладает правом общих и частных амнистий, уменьше-ния наказаний, правом помилования, приостановления следствия, исполнения приговоров и утверждения смертных приговоров.
Деятельность органов правосудия регламентировалась Разделом 4 Кон-ституции, в котором говорилось о принципах и структуре судебной системы. Были провозглашены следующие принципы: законность, независимость судей, публичность судопроизводства (ст.ст.53-60). Высшей судебной инстанцией яв-лялся Верховный Суд, который учреждался Великим национальным собранием для рассмотрения дел по обвинению комиссаров, председателя и членов Госу-дарственного Совета, членов кассационной палаты и генерального прокурора в должностных преступлениях. Верховный Суд состоял из 21 члена – 11 членов от Кассационного Суда и 10 членов от Государственного Совета.
В 40-х – 50-х гг. система государственных органов Турецкой республики приобрела сформировавшийся, законченный вид и представляла собой сле-дующее. Высшим органом законодательной власти являлось Великое нацио-нальное собрание Турции – Меджлис, который избирал Президента республики, Счетную палату, Государственный Совет и формировал Верховный Суд. Пре-зидент формировал правительство – Совет министров, который руководил ра-ботой всех министерств и ведомств. Также Президент назначал губернаторов вилайетов, которые председательствовали в генеральных меджлисах вилайетов.
Избирались также муниципальные и волостные меджлисы. Органом ис-полнительной власти на местах являлись муниципальные управления, которы-ми руководили председатели муниципалитетов, назначаемые Советом минист-ров, а иногда министром внутренних дел. В селах органом власти являлся Со-вет старейших, на котором председательствовал сельский староста. Совет изби-рался на сельском сходе. Высшим органом исполнительной власти являлся Со-вет министров, в состав которого, помимо Председателя, входили министры юстиции, внутренних дел, обороны, иностранных дел, финансов, сельского хо-зяйства, общественных работ, просвещения, экономики и торговли, монополий и таможен, здравоохранения, коммуникаций, государственных предприятий и труда, а также четыре государственных министра.
Для того, чтобы лучше понять систему государственного управления Ту-рецкой республики, необходимо рассмотреть административно-территориальное устройство этой страны. Турецкая республика представляла и представляет собой унитарное государство, которое делится на вилайеты (об-ласти); вилайеты – на округа («ильче» или «каза»); округа – на волости («буд-жак» или «нахие»); волости – на поселки («касаба») и деревни («кей»). Каждая территориальная единица имеет свой меджлис, избираемый населением, за ис-ключением поселков и деревень, в которых действуют сельские сходы. Главы органов исполнительной власти на местах назначаются: вилайета – вали – мини-стром внутренних дел; округа – каймакам – назначается вали; волости – нахие-мюдюрю – избирается населением. В 1927 -1935 гг. было создано четыре ин-спекции, каждая из которых управляла группой вилайетов. Управление вилайе-та состояло из отделов – департаментов полиции, здравоохранения и т.д. Число департаментов обычно соответствовало числу министерств республики. На правах директоров департаментов находились начальники жандармского управления и полиции, муфтий и судья. Тот факт, что в 40-х гг. муфтий – уче-ный богослов, толкователь Корана, дающий заключение по духовным и юриди-ческим делам – являлся должностным лицом говорит о том, что, несмотря на проведение политики построения светского государства, полностью искоренить ислам и шариат из государственной системы не удавалось. Об этом говорит и закон «Об устройстве сел», согласно которому в селах народ избирал имама. Это можно объяснить и тем, что патриархально настроенное сельское населе-ние воспринимало и подчинялась реформам не так легко, как городское.
Города в Турецкой республике имели муниципальные меджлисы и муни-ципальные управления («беледие»). Самостоятельным органом было полицей-ское управление, начальник которого назначался председателем муниципаль-ного управления. Оно выполняло следующие функции: поддержание порядка, борьба с преступностью, сбор штрафов, преследование лиц, скрывающихся от судебных органов и т.п. Особое положение занимали Анкара и Стамбул, пред-седатели муниципальных управлений которых назначались министром внут-ренних дел и утверждались Президентом. Анкара и Стамбул разделены на рай-оны, каждый из которых имел свой меджлис. Стамбульская полиция подчиня-лась и контролировалась непосредственно министром внутренних дел.
До провозглашения республики в Турции действовали шариатские и светские суды. После кемалистской революции шариатские суды были ликви-дированы, а дела их подсудности переданы светским судам. До 1926 г. права и обязанности судей регламентировались Османским гражданским уложением. В 1924 г. был взят курс на судебную реформу, а 20 апреля 1926 г. принят Граж-данский кодекс по образцу швейцарского гражданского кодекса 1912 г. В связи с этим семейные дела и акты гражданского состояния были изъяты из ведения мусульманского духовенства и переданы муниципалитетам. В 1929 г. принят новый Уголовно-процессуальный кодекс, основанный на нормах светского ев-ропейского права. На основе Раздела IV Конституции Турецкой республики, Уголовно-процессуального кодекса 1929 г., Коммерческого кодекса 1929 г. и закона «О национальной защите» 1940 г. строилась судебная система Турецкой республики. Суды делились на: обыкновенные, административные, специаль-ные и чрезвычайные. Обыкновенные делились на основные – суды первой ин-станции по уголовным, гражданским и коммерческим делам, и мировые (в ок-ругах и волостях) для решения маловажных уголовных и гражданских дел. Ос-новные суды состояли из председателя, двух членов суда, прокурора, который выступал для защиты государственных или общественных интересов и судеб-ного следователя. При рассмотрении уголовных дел выступал специальный прокурор по уголовным делам. Для рассмотрения крупных уголовных дел фор-мировалась Уголовная коллегия в составе Председателя и 4-х членов. Админи-стративные суды создавались в центрах вилайетов. Специальные суды дели-лись на коммерческие суды, которые рассматривали споры по торговым делам, если иск превышал 200 турецких лир и военные трибуналы для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных военнослужащими армии и флота. Чрезвы-чайные суды формировались для рассмотрения дел о тяжких преступлениях против существующего строя. В систему чрезвычайных судов входили трибу-налы и Верховный Суд, который формировался в случае необходимости Медж-лисом для рассмотрения дел о преступлениях высших должностных лиц. По-становления Верховного Суда являлись окончательными и обжалованию не подлежали. В качестве суда II инстанции выступал Кассационный Суд. Он обя-зательно утверждал приговоры со смертной казнью или лишением свободы на срок свыше 15 лет.
Как и в других государствах основным органом борьбы с преступностью в Турецкой республике была полиция, организационной основой деятельности которой в рассматриваемый период являлось «Положение об организации по-лиции» 1932 г. Согласно этому положению, полиция разделялась на полицию в униформе и полицию в штатском. Скорее всего, под этим подразумевалось: штатная полиция и внештатные сотрудники. Штатная полиция делилась на конную и пешую. При этом конная полиция создавалась в случае необходимо-сти. Условия набора разъяснялись специальными инструкциями. В вилайетах во главе полиции стоял «директор безопасности». Ст. 2 Положения гласит: «Директоры безопасности, помимо своих должностных обязанностей, которые им доверены законом и регламентом, занимаются в то же время в их провинци-альном округе охраной общественной безопасности, доброго порядка и спокой-ствия». Это положение подчеркивает особую роль полиции, как органа, выпол-няющего не только правоохранительные функции, но и выступающего в каче-стве блюстителя всеобщей нравственности и морали.
В полиции существовали следующие должности. В столице:
1) генеральный директор безопасности; 2) заместитель генерального ди-ректора безопасности и провинциальный инспектор полиции; 3)директоры от-делов безопасности, инспекторы полиции и безопасности; 4)заместители ди-ректоров полиции и безопасности, шефы отделов безопасности; 5) секретари.
В вилайетах:
1) директоры безопасности, директоры полицейских школ, директоры от-делов и управлений безопасности; 2) заместители директора отделов и управ-лений безопасности, комиссары штатной и внештатной полиции; 3) агенты по-лиции; 4) аспиранты полиции.
Чтобы поступить на службу в полицию, необходимо было отвечать тре-бованиям квалификации и выполнять надлежащие требования регламента, оп-ределенного настоящим Положением. Сотрудники полиции всех классов долж-ны были иметь дипломы государственных служащих, гражданской службы или школы права. Кандидаты на постоянную службу должны были пройти стажи-ровку на внештатной должности не менее шести месяцев. По истечении этого срока, те из них, которые способны к полицейской службе, отбирались управ-лением, которому они принадлежали, одобрялись генеральной дирекцией и на-правлялись на постоянную службу.
Женщины, которые обладали надлежащей квалификацией и соответство-вали специальным условиям, также могли быть зачислены в подразделения гражданской полиции.
Разрешалось и даже поощрялось принятие на службу иностранцев, на должности переводчиков и другие должности в администрации полиции столи-цы и вилайетов. Услуги этих лиц не создавали для них каких-либо новых прав. Им не присваивались звания, степени и классы, а уволить их можно было по усмотрению начальства, когда их услуги становились бесполезными.
Полиция являлась органом борьбы с преступностью и органом государ-ственной безопасности. В ее задачи входило: охрана государственной и обще-ственной безопасности, общественного порядка, раскрытие и расследование преступлений, а также профилактическая деятельность, в понятие которой вхо-дила охрана общественной нравственности и благочестия. В этой связи необхо-димо еще раз подчеркнуть особую роль турецкой полиции как блюстителя все-общей нравственности. Именно мусульманские традиции послужили причиной наделения полицейских этой функцией. Шариат всегда уделял особое внимание вопросам морали и нравственности, поэтому в светской Турции, население ко-торой оставалось по-прежнему мусульманским, эта функция была возложена именно на правоохранительные органы.
Турецкое уголовное право после кемалистской революции стало также развиваться в кардинально иной плоскости. Дореволюционные турецкие уго-ловные законы носили в большей степени казуальный характер, сочетали в себе нормы уголовного, уголовно-процессуального и даже гражданского права. И главное, несмотря на то, что уголовное право было отраслью, более других свободной от шариата, основой его все же было мусульманское право.
После революции был провозглашен отказ от старых правовых норм и взят курс на создание новой правовой системы европейского образца. При от-крытии Анкарской юридической школы 5 ноября 1925 г. первый президент Ту-рецкой республики Мустафа Кемаль Ататюрк сказал: «Какая отрицательная разрушительная сила обрекла нашу нацию на упадок и деградацию и в конце концов расколола и разметала в разные стороны предприимчивых, энергичных, готовых на борьбу людей, в которых иной раз не было недостатка среди нашей нации? Этой силой была именно правовая наука, которой вы пользовались до настоящего времени и ее убежденные приверженцы… Мы хотим ввести совер-шенно новые законы и полностью уничтожить старые правовые нормы».
Плодом послереволюционной правовой реформы стал Уголовный кодекс Турецкой республики 1926 г., разработанный на основе итальянского. Но наи-больший интерес представляет Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г., потому что он явился самостоятельным правовым актом, прошел более дли-тельный этап подготовки и был принят в период относительной стабильности для Турции.
Анализ Уголовного кодекса Турецкой республики 1945 г. как правовой основы борьбы с преступностью поможет определить в какой мере государство гарантировало защиту от преступных посягательств и в чем конкретно состояли эти законодательные меры, а также выявить место и роль шариата в уголовном законодательстве Турции и их влияние на эффективность борьбы с преступно-стью. В России этот законодательный акт ранее не изучался и на русский язык переведен не был, что определяет интерес и научную новизну исследования этого источника.
«Тюрк Джеза Кануну» или Турецкий Уголовный Закон был принят как канун № 765 в 1945 г. Он состоит из трех книг или китапов. В свою очередь каждая из книг делится на «бабы» (разделы), каждый раздел на подразделы – «фазилы» и каждый подраздел непосредственно на статьи – «мадды». Первая книга («Биринджи китап») называется «Общие положения». Она состоит из де-сяти разделов, которые делятся, в отличие от других частей кодекса, не на под-разделы, а сразу на статьи. В них говорится о применении уголовного кодекса, наказаниях и их видах, исполнении наказания осужденных, уголовной право-способности, отягчающих, смягчающих и исключающих вину обстоятельствах, о покушении на совершение преступления, соучастии; раскрывается понятие совокупного преступления и рецидива. Существует также самостоятельный раздел, в котором говорится об отсрочке наказания.
Виды наказаний перечислены в ст.11 рассматриваемого кодекса. Они де-лятся на наказания, применяемые за совершение уголовных деяний (преступле-ний) и на наказания, применяемые за совершение неуголовных деяний. Можно считать, что настоящий закон выполнял в Турции функции Уголовного и Ад-министративного кодексов.
За совершение преступления могли последовать следующие наказания: 1) смертная казнь; 2) тюремное заключение со строгой изоляцией; 3) тюремное заключение; 4) ссылка; 5) крупный штраф; 6) запрещение заниматься опреде-ленным видом деятельности.
Совершение неуголовного деяния могло повлечь: 1) тюремное заключе-ние без строгой изоляции; 2) небольшой штраф; 3) приостановление занятия определенным видом деятельности.
В этой же статье законодатель подчеркнул, что настоящий закон основан на принципе уважения прав и свобод человека, что выражено в словах: «Этот закон вынужденно ограничивает свободу личности такими мерами как тюрем-ное заключение со строгой изоляцией, тюремное заключение и тюремное за-ключение без строгой изоляции».
Говоря о смертной казни, необходимо отметить, что рассматриваемый за-кон является достаточно гуманным, так как данный вид наказания предусмот-рен им в исключительных случаях. В ст.12 говорится, что смертной казнью на-казываются, в первую очередь те, кто посягнул на жизнь. С точки зрения исла-ма это вполне объяснимо. Предписания Корана на этот счет строги и недву-смысленны – лишивший жизни жить не должен: «И не убивайте душу, которую запретил Аллах, иначе как по праву», – а также: «И воздаянием зла – зло подоб-ное ему». Однако, при рассмотрении конкретных статей о преступлениях про-тив личности, можно заметить, что не все убийства влекут за собой данный вид наказания, а только совершенные с рядом отягчающих обстоятельств. Далее в этой статье говорится, что к смертной казни приговариваются лица, совершив-шие религиозные преступления и преступления, имеющие отношение к рели-гии. Это положение говорит о том, что несмотря на стремление к созданию правовой системы, свободной от религии и то, что в момент принятия настоя-щего закона Турция не одно десятилетие являлась светским государством, тра-диции оказались сильнее реформ. Об этом говорит и следующая часть ст. 12: «К смертной казни приговаривается тот, кто совершил убийство отца или мате-ри. Его одевают в одну черную рубашку и с непокрытой головой привозят к месту казни, после чего приговор приводится в исполнение». В отличие от предыдущих частей ст.12 в данном случае указано не только преступление, за которым следует смертная казнь, но и описан сам процесс, который представ-ляет собой своеобразный ритуал. Рассматривая эту статью, нельзя не заметить влияния ислама, согласно которому не то, что убийство, но и просто неуважи-тельное отношение к родителям считается тяжким грехом. Но в то же время следует отметить, что частично положения этой статьи заимствованы из Уго-ловного кодекса Франции 1810 г., которая гласит: «Приговоренный к смерти за отцеубийство препровождается на место казни в рубашке, босиком, с черным покрывалом на голове. Он выставляется на эшафоте, в то время как судебный пристав читает народу обвинительный приговор; вслед за этим ему отсекается кисть правой руки и он предается немедленной смерти». Анализ обоих кодек-сов показал, что схожими являются только эти положения. Вероятно, статью о наказании за убийство родителей турецкие законодатели перевели в Уголовный кодекс 1945 г. из предыдущих уголовно-правовых актов, которые составлялись под сильным влиянием французского права, с учетом того, что содержание этой статьи соответствовало многовековым традициям турецкого общества.
Тела казненных, с письменного разрешения, выдавались родственникам для погребения. В кодексе не говорится о видах смертной казни. Вероятно, вид смертной казни избирался на основе исламской и османской традиций.
Вторая книга («Икинджи китап») называется «Преступления» («Гюрюм-лер»). Она включает в себя десять разделов, подразделы и статьи в которых сгруппированы по объекту преступления:
1. Преступления против государства (4 подраздела, ст.ст. 125-173).
2. Преступления против независимости (6 подразделов, ст.ст. 174- 201).
3. Преступления против государственного управления (12 подразделов, ст.ст. 202-281).
4. Преступления против судебной власти ( 8 подразделов, ст.ст. 282-310).
5. Преступления против общественного порядка (2 подраздела, ст.ст. 311-315).
6. Преступления против общественного доверия (5 подразделов, ст.ст. 316-368).
7. Преступления против общественного благополучия (4 подраздела, ст.ст. 369-413).
8. Преступления против семьи и всеобщего благочестия (6 подразделов, ст.ст. 414-447).
9. Преступления против личности (7 подразделов, ст.ст. 448-479).
10. Преступления против собственности (8 подразделов, ст.ст.491-525).
Количество подразделов и статей в каждом разделе указано специально, чтобы, судя по объему, можно было сделать вывод о том, какие преступления, с точки зрения турецкого законодателя, являлись наиболее значимыми в рас-сматриваемый период.
Как видно из расположения разделов, на первое место законодатель ста-вил преступления против государства и общества, преступления же против личности и собственности включены в два последних раздела. С точки зрения ислама это вполне объяснимо. Согласно мусульманской религии, на первом месте всегда непременно выступают интересы общины, а интересы конкретной личности должны быть направлены на достижение всеобщего блага, и когда в обществе будут царить мир и благополучие, тогда и каждый ее член будет ог-ражден от различного рода неблагоприятных явлений, в том числе и преступ-ных посягательств.
«Преступления против государства», согласно Турецкому уголовному кодексу 1945 г. включают в себя преступления против международного поло-жения государства (ст.ст. 125-145), против силы и могущества государства (ст.ст. 146-163), против представителей иностранных государств и послов (ст.ст. 164-167), против международной коллективной законности (ст.ст. 167-173).
«Преступления против независимости» – это преступления против неза-висимой политики государства (ст. 174), против свободы вероисповедания (ст.ст. 175-178), свободы личности (ст.ст. 179-192), неприкосновенности жили-ща (ст.ст. 193, 194), тайны переписки и личной тайны (ст.ст. 195-200), против свободы труда и отдыха (ст.201).
«Преступлениями против государственного» управления являются при-своение денежного долга и хищение, совершенные должностным лицом (ст.ст. 202-208), злоупотребление властью (ст.ст. 209,210), взятка (ст.ст. 211-227), зло-употребление служебным положением (ст.ст. 228-240), а также незаконное за-владение наследством, незаконное присвоение титула или почетного звания. Существует также подраздел под названием «Преступления против имамов, имамов-хатибов, проповедников и религиозных глав» (ст.ст. 241,242). Выделе-ние этой группы преступлений в отдельный подраздел еще раз свидетельствует о том, насколько сильны были еще традиции в момент принятия этого закона.
«Преступления против общественного доверия» включают в себя престу-пления, которые иными словами можно назвать должностными. Некоторые из этой категории преступлений уже упоминались в разделе о преступлениях про-тив государственного управления.
Под «общественным благополучием» в разделе о преступлениях против общественного благополучия следует понимать общественную безопасность.
В разделе о преступлениях против личности (ст.ст. 448-479) в основном говорится о различных видах убийств и телесных повреждений. В большинстве случаев убийства карались тюремным заключением со строгой изоляцией сро-ком от 15 до 22 лет. Убийство с отягчающими обстоятельствами или убийство отца или матери влекли за собой смертную казнь. В двух случаях: нанесение легких телесных повреждений и оскорбление словом или действием, преду-смотрен альтернативный вариант – простое тюремное заключение или штраф.
К преступлениям против собственности (ст.ст. 491-525) относились кра-жа, как простая, так и квалифицированная, грабеж, разбой, мошенничество и др. Эти преступления влекли за собой в большинстве случаев тюремное заклю-чение со строгой изоляцией или простое. В некоторых случаях был предусмот-рен крупный штраф.
Третья книга («Учунджу китап») рассматриваемого закона носит назва-ние «Правонарушения» («Кабахатлер»). Термин «кабахатлер» в турецком пра-воведении понимается как неуголовные деяния, в отличие от термина «джю-рюмлер» («гюрюмлер») – уголовные деяния или преступления. В научной лите-ратуре настоящий закон именуется не иначе, как Турецкий Уголовный кодекс, хотя его название «Turk Geza Kanunu» дословно переводится как «Турецкий закон о наказаниях», то есть о наказаниях за противоправные деяния. Учитывая то, что в этом законе рассмотрены как уголовные, так и неуголовные деяния, такое название было бы более уместным.
Книга «Правонарушения» состоит из четырех подразделов:
1. Правонарушения, связанные с общественным порядком (7 подразде-лов, ст.ст. 526-548).
2. Правонарушения, связанные с общественным благополучием (7 под-разделов, ст.ст. 549-565).
3. Правонарушения, связанные с всеобщими моральными устоями (4 под-раздела, ст.ст. 567-577).
4. Правонарушения в сфере охраны частной собственности (4 подраздела, ст.ст. 578-592).
Правовые нормы в книгах «Преступления» и «Правонарушения» состоят из гипотезы, диспозиции и санкции. Например, ст. 448 гласит: «Тот, кто первый раз кого-нибудь убьет, приговаривается к 18 годам тюремного заключения со строгой изоляцией».
Если сравнить Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г. с Уголов-ным кодексом Франции 1810 г., который в полной мере отразил идеи классиче-ской школы романо-германской системы права и оказал огромное влияние на законодательство многих стран мира, то сходство можно заметить в наимено-вании основных частей кодекса и построении некоторых статей. Так же, как и во Французском кодексе 1810 г. основные части УК Турецкой республики 1945 г. именуются книгами. Определенное сходство наблюдается при рассмотрении статьи об отцеубийстве. В целом же система преступлений и наказаний во мно-гом отличаются.
Как видно из вешеизложенного, Уголовный кодекс Турецкой республики 1945 г. создавался по европейскому романо-германскому образцу, о чем гово-рят его содержание, структура и принципы, на которых он основан. Но при ближайшем рассмотрении, можно увидеть, что многие статьи наполнены ис-ламским содержанием.
В настоящее время Турецкая республика – унитарное государство. В ад-министративном отношении делится на вилайеты (провинции, всего 76). Дей-ствующая конституция принята в ноябре 1982 г. в условиях военного режима. По Конституции Турецкая республика является демократическим, светским и социально-правовым государством. Однако большинство населения по-прежнему придерживается ислама суннитского толка. По форме правления Турция – смешанная республика. Политический режим – развивающаяся демо-кратия. Законодательная власть принадлежит Великому национальному собра-нию Турции – однопалатному парламенту (меджлису), состоящему их 550 де-путатов, избираемых на основе прямых, всеобщих, равных и одностепенных выборов сроком на пять лет. Допускается совмещение депутатских мандатов и министерских постов. Глава государства – президент республики, доминирую-щий в государственном механизме: согласно Конституции, он олицетворяет единство и неделимость республики и нации, наделен обширными полномо-чиями в области законодательной, исполнительной и судебной власти. Прези-дент избирается парламентом сроком на семь лет без права переизбрания. При нем действуют Президентский совет, Совет национальной безопасности (СНБ) и Совет государственного контроля (СГК). Эти органы наделены политико-консультативными и контрольными функциями. Рекомендации СНБ по всем вопросам, связанным с принятием решения по так называемой «политике на-циональной безопасности», должны учитываться правительством. Исполни-тельную власть осуществляют президент и Совет министров, который действу-ет под строгим парламентским контролем. Совет министров несет коллектив-ную ответственность перед меджлисом, который может вынудить уйти в от-ставку как все правительство, так и отдельного министра. В настоящее время Турция входит в романо-германскую правовую семью, занимая в ней обособ-ленное место.
Таким образом, правовая история Турции делится на три периода. Пер-вый (до 1839 г.) отмечен безраздельным господством мусульманского права. Второй период (1839-1918) ознаменовался попытками реформировать мусуль-манское право с учетом европейского опыта. Третий период характеризуется полной вестернизацией турецкого права. После кемалистской революции 1920-1923 гг. новое турецкое государство (единственное из всех мусульманских стран, не считая республик бывшего СССР) пошло на полную деисламизацию правовой системы. В ходе радикальных государственных реформ были ликви-дированы султанат и халифат, церковь отделена от государства, реципировано романо-германское право. До настоящего времени Турция сохраняет стойкую приверженность принципам светского государства и права; любые попытки по-ставить вопрос о пересмотре этих принципов решительно пресекаются прави-тельством.

Глава вторая. Развитие государства и права
в теократических исламских государствах

Концепции «исламского государства» представляют собой различные попытки теоретически разработать такие формы власти, которые бы полностью соответствовали единству светского и духовного начал. Суннитские концеп-ции исламского государства начали разрабатываться исламскими реформато-рами арабских стран (Абд ар-Разик) и Южной Азии (М. Икбал) еще в первой половине XX в. Икбал выдвинул термин «исламская демократия» и обосновал принцип синтеза западных – светских и исламских государственных институ-тов. Эти идеи были частично реализованы в пакистанском законодательстве. Суннитская доктрина основывается на принципе выборности главы государст-ва. Исходя из этой доктрины, модернисты пытались совместить главную идею традиционного ислама о верховном суверенитете бога с западными парламент-скими институтами и их трактовкой как представительство народа. Парламент рассматривался при этом как институт, воплощающий в современных условиях исламский совещательный принцип – шура.
Например, Пакистанский реформатор 60-х гг. Парвез утверждал, что го-сударственная система в исламском государстве основана на Коране, но госу-дарство с учетом особенностей определенного этапа развития может создавать новые государственные институты и принимать новые законы при условии, ес-ли они соответствуют «духу ислама». При этом исламское государство проти-вопоставляется и западным государствам и социалистической модели государ-ства как особая модель исламского пути развития.
В этой главе предполагается рассмотреть суннитскую и шиитскую кон-цепции исламского государства, сделав акцент на изучении вопросов, касаю-щихся борьбы с преступностью. Если суннитскую модель исламского государ-ства мы можем рассмотреть на примере Афганистана и Саудовской Аравии, то конкретный вариант развития шиитской модели исламского государства наибо-лее полно реализован в Исламской Республике Иран.
§ 1. Иран
Исламская Республика Иран (ИРИ) – государство в Юго-Западной Азии. Территория – 1,65 млн. кв. км. Столица – г. Тегеран. Население – 65 млн. чел., в основном персы, живут также азербайджанцы. Официальный язык – персидский (фарси). Государственная религия – ислам шиитского толка.
Вплоть до начала XX в. политическое устройство Ирана сохраняло черты средневекового феодального государства. Формой правления была абсолютная монархия, имеющая теократический характер, обусловленный сильным влия-нием ислама. Основу судопроизводства составляло мусульманское право, ис-точниками которого были Коран и Сунна. Главными пороками государственно-го аппарата были взяточничество, коррупция, незаконные конфискации, про-извол и бесчинства.
К середине XIX в. назрели предпосылки для проведения реформ, которые провел премьер-министр при шахе Насер эд-Дине Мирза Таги-хан. Основной задачей его реформ было оздоровление финансовой системы и централизация государственного управления путем полного подчинения шаху местных прави-телей. Он также сократил число высших чиновников и повел борьбу с злоупот-реблениями губернаторов и казнокрадством, ввел изменения в налоговой сис-теме.
Из наиболее прогрессивных мероприятий Мирзы Таги-хана была попыт-ка установления в Иране гарантий безопасности личности и собственности. Управление было основано исключительно на законе. Велась борьба со взяточ-ничеством. Он внес изменения и в судебную систему, ограничив компетенцию шариатских судов. Судебные дела иноверцев не рассматривались в шариатских судах, а направлялись сразу в светские, специально для этого учрежденные. Были запрещены пытки обвиняемых, установлено, что мера наказания должна соответствовать составу преступления.
Придворным кругам, оказывавшим большое влияние на шаха и, в первую очередь, духовенству реформы не понравились, и в 1851 г. они были свернуты, а Мирза Таги-хан сначала выслан, а потом казнен.
В 1905-1911 гг. в Иране была совершена буржуазная революция, участ-ники которой выступили с требованиями национальной независимости, огра-ничения шахской власти и ликвидации произвола помещиков, введения кон-ституции и созыва меджлиса. 1 июля 1906 г. шах Моззаффар эд Дин издал фирман о создании меджлиса (парламента), который состоял из помещиков, представителей духовенства и купечества, чиновников. Меджлис первого созыва принял конституцию, установившую в Иране новую форму государст-венного правления – конституционную монархию.
Первая часть конституции – Основной закон включала 51 статью, кото-рые определяли обязанности, права и полномочия меджлиса. В октябре 1907 г. меджлис утвердил «Дополнение к основному закону» , являющееся наиболее важной частью иранской конституции. «Дополнение» содержало 10 разделов: общие постановления, права иранского народа, государственная власть, права членов двух палат, права иранского шаха, министры, судебная власть, провин-циальные и областные энджомены (советы), финансы, армия.
Роль и влияние шиитского духовенства в стране нашли свое отражение в Дополнении: ислам шиитского толка провозглашался официальной религией Ирана. Все принимаемые меджлисом законы не должны были противоречить исламу. Комитет при меджлисе, состоящий из высших представителей иран-ского духовенства, согласно ст.2, получил право накладывать запрет на законы, если они, по его мнению, не соответствуют принципам ислама.
В «Дополнении» официально провозглашалось равенство всех иранских подданных перед законом, их неприкосновенность, охрана частной собственно-сти, свобода печати, обществ и собраний, если они не направлены против пра-вительства, «не вносят религиозной или государственной смуты и не нарушают общественного порядка».
По форме правления Иран в этот период являлся конституционной мо-нархией. Во главе государства стоял шах (шахиншах), имеющий широкие пол-номочия. Иранский парламент состоял из двух палат: верхней – Национального собрания (сената) и нижней – Национального консультативного собрания (меджлиса). Исполнительная власть в Иране осуществлялась кабинетом мини-стров и государственными чиновниками под верховным руководством шаха. Конституция устанавливала, что законы и постановления приводятся в испол-нение министрами и государственными чиновниками именем шаха.
Система местных органов власти и управления Ирана строилась в соот-ветствии с административно-территориальным делением страны. Иран делился на 10 провинций (астанов), которые в свою очередь состояли из 57 губерний (шехрестанов). Губернии делились на 290 уездов (бахшей), а уезды – на сотни волостей (дехастанов), куда входили иранские деревни и небольшие населен-ные пункты. Власть в провинциях, губерниях, районах, волостях и деревнях осуществлялась местными государственными органами, которые подчинялись центральному правительству. Во главе провинций стояли генерал-губернаторы (астандары), губерний – губернаторы (фермандары), уездов – уездные началь-ники (бахшидары), во главе волостей и деревень – волостные начальники и де-ревенские старосты. Руководители местных органов власти вплоть до волост-ных начальников назначались правительством по представлению МВД, с одоб-рения шаха. При губернаторах существовали административные советы, члены которых назначались министром внутренних дел с одобрения правительства Ирана из числа наиболее известных в провинции купцов, помещиков, общест-венных деятелей. В городах функционировали муниципалитеты.
В отличие от Европы дореволюционное монархическое управление Ира-на не знало системы государственного судоустройства. Официально, верховная судебная власть принадлежала шаху. Продавая посты местных правителей, шах делегировал откупщику, провинциальному губернатору всю полноту своей власти на местах. Обычно правосудие оказывалось на стороне наиболее щед-рого из тяжущихся. При рассмотрении уголовных дел все преступления, за ис-ключением тех, которые направлены непосредственно против государства, рас-сматривались как частное дело. Губернатор склонял потерпевшего к примире-нию. И тем сильнее было влияние губернатора, чем беднее потерпевший. В случае отказа сторон примириться, виновный выдавался потерпевшему для на-казания по принципу талиона. При убийствах полагалась кровная месть или выкуп. Если «деньги за кровь не принимались, убийца часто выдавался родст-венникам жертвы для совершения над ним казни. В таких случаях детей убито-го поощряли заколоть убийцу и полить себя его кровью». При этом отсутст-вие умысла или состояние необходимой обороны не могли играть существен-ной роли для облегчения налагаемого наказания.
Тяжущиеся за разрешением своего спора могли обратиться непосредст-венно в духовный суд. Правом судить пользовался любой ученый перс, знаю-щий мусульманское право. Чем выше духовный сан подобного судьи, тем авто-ритетнее его решение. Решение духовного суда должно было быть основано на норме шариатского права. Духовные суды не имели в своем распоряжении ис-полнительного органа, их решение приводилось в исполнение обязанной сто-роной в силу общественного давления.

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.