Адаты осетин-Леонтович-том 2

АДАТЫ ОСЕТИН

1835 ГОДА.

Сословия.

1. В Осетии не существует разделения народа по классам; все без исключения пользуются одинаковыми правами и занимаются единственно земледелием. Есть впрочем, несколько фамилий, которые ведут свое происхождение от древних осетинских князей; они лично пользуются некоторым в народе уважением, которое, однако же, дается им не по происхождению, а по их силе; они не пользуются никакими особенными преимуществами, не имеют никакой власти и занимаются тем же, чем и прочие жители. Там нет людей, которые бы исключительно занимались торговлею и промышленностью: всякий продает свои произведения или поручает продажу другому, или выменивает на необходимые для себя и для своего семейства вещи.
2. Осетин можно разделить: а) на свободных, не признающих над собою никакой власти; б) на принадлежащих казне и в) подвластных помещикам, и именно грузинским князьям Эристовым и Мачабеловым.
3. Разряды эти не имеют ничего определенного: первые основывают права свои и преимущества на необузданной свободе, соблюдая между собою одни только семейные связи, ибо в ущельях и деревнях нет никаких властей, – каждый способный носить оружие почитает себя вполне независимыми. Убийства между ними бывают весьма часто и наказываются одним мщением со стороны родственников убитого. Большая часть этих осетин, никогда не покидала гор своих, и потому о гражданском быте не имеет ни малейшего понятия.
4 Казенные крестьяне отличаются от них только тем, что имеют сношения с Карталиниею, платят в казну подати, впрочем, маловажные, и имеют над собою моурава, – что значит на грузинском языке пристав, которого, однако же, мало уважают.
5. Из крестьян помещичьих, живущие в ущельях Горийского уезда повинуются своим владельцам только в некотором отношении, платя им подать баранами и другими сельскими произведениями; живущие же в отдаленных ущельях, вовсе не признавая над собою их власти, не исполняют никаких требований. Этого разряда осетины также никаких податей в казну не платят и не отбывают повинностей.

Преступления и суд по ним.

6. Каждый родственник убитого обязывается священным долгом мстить смертью убийцы и его родственникам; не исполнивший этого подвергается жесточайшему бесчестию, а семейство и даже весь род его – возможным обидам: поэтому после всякого убийства следует явная война между родом убитого и племенем убийцы
7. Дабы избежать кровного мщения родственники преступника почти всегда ходатайствуют о примирении (берждалы); и как скоро получат согласие, то для назначения удовлетворение обе стороны выбирают по нескольку медиаторов (терхонелег), всегда наблюдая, чтобы со стороны истцов было одним более. Медиаторы составляют совет и определяют меру возмездия детям мужского пола, а если их нет, то родственникам по мужескому колену. В случае несогласия в совете, лишний со стороны убитого медиатор, избираемые всегда старшиною или председателем, оканчивает спор, имея право увеличить взыскание. По окончании совета, медиаторы требуют от виновного поручителей в точном исполнении их решения, которого, однако же, ни ему, ни противной стороне, не объявляют, а содержат в совершенной тайне до тех пор, пока оно не будет исполнено. Медиаторы сами осматривают имение и семейство виновного, определяют сроки платежа, так что ни одна сторона не знает ни о мере, ни о сроке удовлетворения. Виновный беспрекословно должен платить в определенные сроки по назначению медиаторов; в противном же случае поручители его к тому принуждают. Когда платеж пo решению исполнится, тогда медиаторы объявляют о том обеим сторонам. При самом избрании медиаторов, за предстоящие заботы дается им с каждой стороны по барану.
8. Сверх платежа, определяемого медиаторами, родственники убийцы, при перемирии, платят родственникам убитого бонган, т. е. подарок, состоящий из нескольких коров или баранов, и тем избавляются от преследования, хотя бы даже виновный и не исполнил решения медиаторов.
9. Плата за убийство, или за кровь, бывает различна, смотря по тому, как силен род убитого. За убийство старейшины знатного рода, кроме бонгана, определяется восемнадцать 18 коров и день пахания земли, стоящей вдвое, т. е. 36 коров; если же нет такого числа коров или земли, то по этой цене берется другим скотом, оружием, медною посудою и даже малолетними детьми, и в таком случае за мальчика вычитается два 36 коров, а за девочку, смотря по ее летам и красоте, от 18 и также до 36 коров.
10. За убийство женщины определяется плата в половину против мужчины, потому что большой стыд, кто покусится на такое убийство. В случае обоюдного убийства, сильнейший род имеет то преимущество, что слабейший всегда доплачивает по назначению медиаторов. Если отец или мать убьют сына или дочь, то нет ни мщения, ни взыскания; – равномерно, если убийство произойдет между родственниками в первом колени, исключая того, что за замужнюю сестру имеет право вступиться муж. Убийство безродного остается без отмщения и платежа: поэтому-то всякий чрезвычайно заботится о размножении своего племени в мужском колене. За убийство отца или матери сыном, хотя бы он жил не раздельно с братьями и отцом, родственники, собравшись, сжигают дом и разграбляют все имение; впрочем, подобные происшествия случаются весьма редко; а чтобы женщина убила мужчину или мать, тому не было примера.
11.В случае побега убийцы, мститель, если желает; имеет право забрать его имение и семейство, исключая, однако жены; даже родственники не избавляются от платежа бонгана.
12. Дети до 12 лет не подвергаются убийству за кровь нераздельные братья бежавшего убийцы, чтобы не лишиться имения, обыкновенно исполняют медиаторские решения.
13. Нечаянное убийство, также как убийство при защите и убийство вора, отмщаются одинаково, с некоторою разницею в количестве назначаемой медиаторами платы. Были примеры, что за убиение животным взыскивали за кровь с того, кому принадлежало животное.
14. За раны, смотря по важности их, взыскивается от 1 барана до трех 18 коров; за раны на лице платится дороже, а за нос назначается плата более 100 коров; за руки, глаза и ноги платится столько же, как и за убийство; – тоже взыскивается, если кто умрет от раны.
15. За побои человеком не знатного рода того, кто происходит от рода почтеннейшего, взыскивается до 18 коров.
16. Поймавший вора имеет право бить его, сколько хочет; но если ему сделает на лице раны, или сломит член, то платит за рану; а ежели убьет – то за кровь.
17. В случае воровства на стороне, у чужих, по изобличении вора, отбирается краденное; а за покражу у своих и ближних взыскивается в пользу хозяина против украденного в пять раз; шестая же часть для общества на обед.
18. В случай грабежа, только взыскивается ограбленное; равно и за поджог – только убыток; а за обман и мошенничество взыскания не определяется.
19. Похищение женщин наказывается так же как и убийство, со следующими отменами: если кто, украв девку, женится на ней, то должен заплатить только урат, т. е. плату за невесту; если же похитит замужнюю женщину, то взыскивается кровь за нее и кровь за каждого прижитого с нею ребенка.
20. Насилие женщины отплачивается убийством или ценою крови; за соблазн нет наказания; за лишение девства – полный урат, и сверх того, если виновный не женат, то должен на ней жениться.
21. В случае неисполнения кем-либо требований, установленных этими обычаями, всегда следует новое убийство.
22. Самою жестокою обидою почитается, если кто при свидетелях убьет собаку и скажет, что он убивает ее за принадлежащего к такому-то роду покойника; такая обида очищается только убийством, и большею частью испытывают ее, не исполнившие обещания, от поручителей, которые за них ручались.
23. Обыкновенная присяга состоит в том, что присягающий, ударяя собаку, говорить: «пусть она будет за моего покойника»; важнейшие же произносятся на весьма уважаемых развалинах церквей: в этом случае, присягнувший должен провести в балагане, близь церкви, целую неделю.

Наследование.

24. Большой стыд тому из сыновей, который отделится при жизни отца и матери ). Отец, будучи властелином имения, как родового, так и благоприобретенного, может отдать все или часть, мимо сыновей, в сторонние руки; что же касается до дочерей, то они из отцовского имения не получают никакой доли; даже в том случае, если нет сыновей, и тогда имение переходит к ближним родственникам мужеского пола, по мужеской линии.
25. Бездетной жене, или имеющей одних только дочерей, оставляется имение на год для поминок покойника; а потом отдается родственникам, у которых она может жить; если же она этого не пожелает, то родственники берут к себе незамужних ее дочерей, а ей, для пропитания, выделяют какую-нибудь не важную часть имения.

Семейные отношения.

26. Осетины, так как и мусульмане, покупают жен, платя различную цену, смотря по важности происхождения; самая, однако большая за девицу цена, или урат, простирается до 140 коров и 7 лошадей, а меньшая – 12 коров; за вдову дается только половина платы.
27. При отдаче замуж, дочь никогда не противится родителям, даже и тогда, когда жених совершенно противен ее желаниям; но в таком случай, чтобы избавиться тяжких мучений, обыкновенно прибегают к самоубийству.
28. По смерти мужа, родной его брат должен жениться на оставшейся вдове, хотя бы он и был женат; впрочем, более двух таких жен иметь не позволяется. Если же после покойного осталось нисколько братьев, и ежели каждый из них желает взять вдову: то спор решается собственным, ее выбором.
29. Возраст для вступления в супружество не определен; обыкновенно девиц отдают в замужество не моложе 13 или 14 лет, а мальчиков женят иногда в то время, когда они едва оставят колыбель.
30. При вступлении осетин в брак никаких обрядов не совершается, кроме того, что молодой сажают на колена 2-х или 3-х летнего мальчика, в том убеждении, что от этого первенец ее будет сын.
31. Женатый уже на одной жене может взять несколько других; но последняя суть как бы служанки, и сыновья их, при сыновьях первой жены, не имеют части в имении, а довольствуются только тем, что им дадут; поэтому, такие второстепенные жены не бывают из хороших семейств.
32. Жена не обязана иметь приданного, однако же, обыкновенно приносит с собою домашние уборы, постель и проч., а тесть или шурин дарят молодому зятю оружие или лошадь.
33. Рождение празднуется одних только мальчиков; при крещении дарят кумовьев, а они в свою очередь должны отдаривать. Умереть без наследников считается большим несчастием.

II. СВЕДЕНИЯ ОБ АДАТЕ,

или суд по обычаям кавказских горцев Владикавказского округа (осетинских обществ, тагаурского, куртатинского и аллагирского), 1844 года ).

Предисловие.

1. Жители Владикавказского округа состоят из двух главных племен: осетинского и чеченского. Главное различие между этими племенами состоит в языке и во внутреннем разделении на сословия. Обычаи же и обряды их весьма сходны.
2. Народы осетинского племени, обитавшие на северной покатости Кавказского хребта, по левому берегу Терека, от Казбека до равнин большой Кабарды, суть: тагаурцы, куртатинцы и аллагирцы .

ГЛАВА I.

РАЗДЕЛЕНИЕ КАЖДОГО ОБЩЕСТВА ИЛИ ПЛЕМЕНИ НА СОСЛОВИЯ
ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ КАЖДОГО СОСЛОВИЯ.

А. Тагаурское общество

3. Тагаурское общество разделяется на четыре сословия; I. узданьлаг (дворянское сословие), II. фарсаглаг (сословие вольных людей), III. кавдасард (сословие дворовых людей), IV. гурзиак (сословие рабов).
4. Сословиее узданьлаг состоят из 11-ти фамилий, а именно: Тлате, Кондехе, Алдате, Тугане, Тхосте, Мамсоре, Есене, Канукое, Санаи, Дударе и Дзантие. Других узданьлагских фамилий нет. Ни одна из этих 11-ти фамилий не считается старшей, ни младшей, а все они находятся в одинаковой степени старшинства.
Права свои на узданьлагское достоинство фамилии эти основывают на следующем народном предании.
Тагаур , родоначальник этого народа, был, неизвестно когда и при каком царе, наследником армянского престола. Когда по смерти отца ему, как старшему сыну, достался престол, то братья его от другой матери, желая воцарить старшего из них, возмутили народ против Тагаура и хотели убить его.
Тагаур, видя неминуемую гибель свою, бежал из Армении к иронам или осетинам, жившим в горах на севере от Мингрелии и Имеретии. Он привел туда с собою несколько дворовых людей (кавдасардовъ) и привез много денег и дорогой посуды, состоящей из небольших круглых серебряных столов, котлов, больших и малых чаш и прочего. Ироны, узнав о происхождении Тагаура, сделали его своим вождем. Тагаур там женился и имел двух сыновей: Камбия и Тотека. Камбий имел трех сыновей: Тлате, Албаше и Азнауре; Тотек одного Сане.
По каким-то ссорам с иронами эти четыре внука тагауровы перешли от них со своими людьми и имуществом в куртатинское ущелье, где и по ныне сохранились развалины их замка.
Поссорившись впоследствии с куртатинцами, тагаурцы переселились в соседственное ущелье, прозванное от их народа тагаурским. С ними туда пришли их дворовые люда (кавдасарды), купленные рабы (гурзиаки) и присоединившиеся к ним из разных племен вольные люди (фарсаглаги). Bсе эти люди поселились на реке Дарговсе, где тогда не нашли никаких жителей.
С размножением тагаурского народа, ему стало тесно на реке Дарговсе. Поэтому избыток населения разошелся в ближайшие пустынные ущелья; причем девять правнуков тагауровых дали начало девяти узданьлагквим фамилиям: 1) Тлата, 2) Кондеха (дети Тлата, сына Камбиева, сына Тагаурова), 3 – Алдате, 4 – Тугане, 5 – Тхосте (дети Алдата, сына Камбиева, сына Тагаурова), 6 – Мамсоре, 7 – Есене, 8 – Канукое (дети Азнаура, сына Камбиева, сына Тагаурова) и 9 – Санаи (сына Сана, сына Тотева, сына Тагаурова).
Эти девять фамилий расположились жить: Тлате на речке Гизильдоне, Кондеха на речке Фридоне, Алдате, Тхосте и Мамсоре остались в селении Дарговсе на речке того же имени, Тугане на речке Тишенкау, Есене на речке Каурадоне, Канукое на речке верхняя Кубань, Санаи на речке Канидоне.
Скоро после прибытия туда тагаурцев, переселилась в их соседство, в это же ущелье, почетная осетинская фамилия Дударе. Taгаурские узданьлаги, по уважению к ее происхождению, связям и способам, приняли ее в свой народ и в свое сословие узданьлаг.
Таким образом, фамилия Дударе составила 10-ю фамилию тагаурских узданьлаг и стала на равне с прочими охранять и исправлять горную дорогу, пролегающую в их ущелье, и получать 10-ю часть сбора, взимаемого с купцов и товаров, следовавших этою дорогою.
В царствовании Императрицы Екатерины II, при первом основании старой военное грузинской дороги, русское начальство на Кавказе, желая обеспечить это сообщение с Грузией от набегов хищников, пригласило тагаурцев выселяться из их ущелья на плоскость, лежащую впереди Кавказских гор.
Многие тагаурские узданьлаги вышли на нее с своими кавдасардами и охотниками из вольных людей (фарсаглагами), основались там жительством и заняли места, которыми и поныне владеют. Часть же их фамилий осталась по-прежнему в тагаурском ущелье. Тагаурцы заняли на плоскости пространство: с одной стороны от речки Майрам-Адага до речки Камбилеевки и от ней до старой военно-грузинской дороги, идущей от Владикавказа через укрепление Елисаветинское на укрепление Константиновское; с другой стороны, от передовых Кавказских гор до Кабардинского хребта.
Около времени переселения тагаурцев па плоскость прибыла в их ущелье из-за Кавказских гор осетинская узданьлагская фамилия Дзантие из рода Агузовых. Она поселилась на незанятых ничем местах, между границами тагаурцев и куртатинцев, а частью перешла потом на плоскость, где и теперь имеет две деревни (аула). Taгаурские узданьлаги, признавая их одинакового с собою сословия, вступали с ними в родство. По сей причине и по праву иметь кавдасардов, фамилия Дзантие составляет 11-ю фамилию тагаурских узданьлаг; но о ней не было упомянуто в прошении тагаурцев на Высочайшее имя, поданном его сиятельству господину военному министру в 1812 году, потому что фамилия Дзантие, переселившаяся к тагаурцам в недавнее время, не имела права на участие в долежи пошлин, взимавшихся тагаурскими узданьлагскими фамилиями до 1830 года с купцов и провозимых по ущелью их товаров.
5. Фарсаглаги составляют самое многочисленное сословие народа. Они по-настоящему не тагаурцы, а переселенцы от разных других племен, принятые тагаурцами и с давних времен включенные в их общество.
6. Кавдасарды происходят от слуг, привезенных узданьлагами при переселении в тагаурское ущелье, и от дочерей фарсаглагов в таком случае, когда узданьлаг купить у фарсаглага дочь его не в жены, а в работницы. Тогда дети, рожденные ею, будут кавдасарды, принадлежащие узданьлагу, хозяину их матери.
7. Гурзиаки происходят от людей, приобретенных покупкою, и от военнопленных.
8. Узданьлаги, как принадлежащие к высшему сословию, пользуются уважением прочего народа.
9.Узданьлагское достоинство не приобретается ни покупкою, ни заслугами, а остается единственно в роде этих 11 фамилий, признанных народом в этом достоинстве издревле.
10. Одни только узданьлаги имеют право владеть кавдасардами.
11. Узданьлаги могут владеть гурзиаками.
12. Узданьлаги имеют право без суда наказывать принадлежащих им кавдасардов и гурзиаковъ.
13. Одни только узданьлаги были первоначально владельцами земли, занятой этим народом в тагаурском ущельи, но впоследствии 8 фамилий, т. е. фамилии: Тлате, Кондехе, Алдате, Тугане, Тхосте, Мамсоре, Бсене и Санаи, продали фарсаглагам в полное потомственное владение участки земли, сими занимаемые, и удержали за собою только те участки земли, которые были занимаемы ими самими или их кавдасардами. Таким образом, эти 8 фамилий лишились всякого платежа подати от фарсаглагов за пользование землями в горах.
14. Как фамилия Дударе и Канукое не продавали фарсаглагам принадлежащих им в тагаурском ущелье участков земли, то эти последние и поныне платят этим двум фамилиям за пользование землями в горах следующие подати:
15. Фамилия Дударе получает с каждого фарсаглагского двора в год: 1) весною ягненка, 2) осенью большого барана, 3) один воз сена, 4) один овечий сыр, 5) 10 ф. коровьего масла; 6) во время покоса, пахания и жатвы, из каждого фарсаглагского двора, должен быть выслан 1 человек с рабочим инструментом и на хозяйском корму работает 1 день; 7) ежели фарсаглаг бьет на мясо скотину или режет барана, то передняя лопатка с ребрами принадлежит хозяину земли – узданьлагу.
16. Фамилия Канукое получает тоже, что и фамилия Дударе, только вместо 10 фунтов коровьего масла – четверть пшеницы, а за позволение селиться в их аул – по 1 корове со двора, при самом переселении.
17. Хотя узданьлаги, переселявшиеся на плоскость, и не имеют там действительно собственной земли, но за позволение жить на занятых ими участках получают они от фарсаглагов: 1) с каждого двора, во время покоса, пахания и жатвы, по 1 рабочему с рабочим инструментом, который на хозяйском корму работает 1 день; 2) во время поминок и свадьбы у узданьлага, доставляю ему бузу и съестного, кто сколько может и чем богат.
18. Фамилия Дударе получает и на плоскости от фарсаглагов, живущих у них, теже подати и повинности, которые платят ей в горах.
19. Вообще, ежели фарсаглаги живут в ауле, принадлежащем узданьлагу, то они обязаны ему следующие повинности: 1) буде фарсаглаг здоров, имеет лошадь и не обязан семейными делами оставаться дома, то в случае поездки узданьлага, куда-либо из аула, должен сопровождать его в виде телохранителя. 2)во время праздников, свадьбы и поминок обязан приносить хозяину аула, по состоянию своему, буза и что-нибудь съестного. 3) в случае переселения фарсаглага в другой аул, дом, построенный им там, где он жил, остается в собственность узданьлагу, хозяину аула.
20. Без позволения узданьлага, фарсаглаг не может селиться на его земли или в его ауле.
21. Если фарсаглаг своих обязанностей перед узданьлагом, живя в его ауле или на его земле, не выполняет, то узданьлаг может прогнать его от себя.
22. Узданьлаг обязан охранять и оберегать живущего у него фарсаглага от всякой обиды и если у фарсаглага украдут что-нибудь в ауле или отобьют у него скотину, то узданьлаг должен стараться отыскивать покражу.
23. Звание фарсаглага наследственное и никто из кавдасардов или гурзиаков не может приобретать это звание ни покупкою, ни заслугами.
24. Фарсаглаги, как совсем вольные люди, состоят в зависимости от узданьлагов только в таком случае, если они живут на землях, принадлежащих им последним, и даже тогда на взаимных только условиях. Фарсаглаги имеют право переходить от одного узданьлага к другому, когда им это угодно.
25. Фарсаглаги имеют право владеть собственною землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству.
26. Фарсаглаги могут иметь гурзиаков, пpиобретенных покупкою но дети этих гурзиаков будут фарсаглаги, т. е. вольные люди, а не гурзиаки или рабы.
27. Кавдасардов фарсаглаги иметь не могут.
28. Звание кавдасард наследственное и никто из гурзиаков не может вступить в сословие кавдасард.
29. Кавдасард есть собственность той узданьлагской фамилии, к которой мать его принадлежала, и не может быть никому ни продан, ни уступлен.
30. Он не может выйти из этого сословия ни покупкою, ни заслугами.
31. Кавдасарды обязаны жить там, где прикажут их владельцы, и исправлять работы от него назначения.
32. Если кавдасард и сам купил себе жену, то дети его и в таком случае будут кавдасарды, принадлежащие владельцу отца.
33. Кавдасарды имеют право владеть землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству от их родственников.
34. Кавдасарды могут купить и владеть купленными ими гурзиаками, но дети этих гурзиаков будут кавдасарды, принадлежащие владельцу кавдасарда, т. е. узданьлагу.
35. Гурзиаки или рабы находятся в полной зависимости от своих владельцев, которые могут делать с ними, что им угодное, продавать и дарить их другому по одиночке или целыми семействами и даже умертвить их по произволу.

Б. Куртатинское общество .

36. Куртатинское общество разделяется, как и тагоурское на 4 сословия: узданьлаг , фарсаглаг, кавдасард и гурзиак.
37. Состав и происхождение каждого сословия куртатинского общества тот же самый, что и тагоурского общества.
33. Узданьлаги, как принадлежащие к высшему сословию, пользуются уважением прочего народа.
39. Достоинство узданьлагское не приобретается ни покупкою, ни заслугами, а остается единственно в роде этих 9 фамилий, признанных народом в этом достоинстве издревле.
40. Одни только узданьлаги имеют право владеть кавдасардами.
41. Они могут владеть и гурзиаками.
42. Они сами без суда могут наказывать принадлежащих им кавдасардов и гурзиаков за провинности.
43. Если фарсаглаг живет на земле, принадлежащей, узданьлагу или в его ауле, то он обязан заплатить узданьлагу, хозяину земли или аула, следующие подати: 1) весною ягненка, 2) осенью большего барана, 3) мешок хлеба, 4) копну сена и 5) во время праздников, свадьбы и поминок у хозяина, обязан приносить ему 1 ведро пива и целого барана.
44. Без позволения узданьлага, фарсаглаг не может селиться на его земле или в его ауле.
45. Если фарсаглаг своих обязанностей перед узданьлага, живя в его ауле или на его земле, не выполняет, то узданьлаг может прогнать его от себя.
46. Узданьлаг обязан охранять и сберегать живущего у него фарсаглага от всякой обиды и если у фарсаглага украдут что-нибудь в ауле или отобьют у него скотину, то узданьлаг должен стараться отыскать покражу.
47. Если узданьлаг не хочет держать у себя при дворе какого-либо кавдасарда, то он отводит ему на своей земле незначительную пашню и сенокосное место, дает ему сверх того 1 осла, топор и веревку. Таким образом, отделенный кавдасард должен заплатить хозяину своему узданьлагу следующие подати. Во время покоса, пахания и жатвы из каждого кавдасардского двора должен быть выслан 1 человек, который на хозяйском корму работает один день. Если кавдасард бьет скотину или режет барана, то передняя лопатка с ребрами принадлежит хозяину его, узданьлагу. В случае свадьбы у узданьлага, первую ночь пируют у узданьлага, а вторую у его кавдасарда. Во время праздников кавдасард должен у узданьлага чистить двор, рубить дрова и варить пиво. Он должен давать хозяину своему 1 кувшин пива, 3 хлеба и переднюю лопатку с ребрами от одного барана.
48. Звание фарсаглаг наследственное; но кавдасарды и гурзиаки могут сделаться фарсаглагами, если владельцы отпускают их совершенно на волю.
49. Фарсаглаги, как совершенно вольные люди, состоят в зависимости от узданьлагов только в таком случае, если они живут на земли, принадлежащей сим последним, но и тогда на взаимных только условиях.
50. Фарсаглаги имеют право переходить от одного узданьлага к другому, когда им это угодно; но тогда дом, построенной ими на земли узданьлага, остается собственности сего последнего, равно как и половина жатвы с пашень и лугов.
51. Фарсаглаги имеют право владеть собственною землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству.
52. Они могут иметь гурзиаков, но не кавдасардов, и дети этих гурзиаков остаются гурзиаками, т. е. рабами, принадлежащими владельцу отца их, фарсаглагу.
53. Звание кавдасард наследственное и никто из гурзиаков никогда не может сделаться кавдасардом.
54. Кавдасард есть собственность той узданьлагской фамилии, к которой мать его принадлежала, и он не может быть никому ни продан, ни уступлен.
55. Он, без позволения узданьлага, хозяина своего, не может выйти из этого сословия; но узданьлаг имеет право отпустить его на волю и тогда он и все его потомство вступают в сословие фарсаглаг, т. е. вольных людей.
56. Кавдасард обязан жить там, где прикажет его владелец, и исправлять работы, от него назначения.
57. Если кавдасард и сам купил себе жену, то дети его и в таком случае будут кавдасарды и принадлежать владельцу отца.
58. Кавдасарды имеют право владеть землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству от родственников.
59. Кавдасарды могут купить и владеть купленными ими гурзиаками и дети этих гурзиаков остаются гурзиаками, т. е. рабами владельца отца их, кавдасарда.
60. Если все члены узданьлагской фамилии умерли и род этот совсем пресекся, то кавдасарды, принадлежавшие этой фамилии, разделяют между собою все оставшееся после этой фамилии и делаются фарсаглагами, т. е. вольным» людьми.
61. Гурзиаки находятся в полной зависимости от своих владельцев, которые могут делать с ними, что им угодно, продавать и дарить их другому, по одиночке или целыми семействами, и даже умерщвлять их по произволу.

В. Аллагирское общество.

62. Аллагирское общество разделяется на 2 сословия: узданьлаг и фарсаглаг.
63. Узданьлагское сословия состоят всего из 4 фамилии, а именно: Сидамонте, Дцадардцоите, Акузате и Кусагонте.
64. Аллагирцы, опровергая происхождение тагаурцев от армян, утверждают, что все эти 3 осетинские общества, т. е. аллагирцы, куртатинцы и тагоурцы, происходят от одного и того же корня и рассказывают о происхождении их следующее:
В старинное время, неизвестно когда, вышли из Мислуга (страны далеко на юге) три брата воеводы, по имени Ос, Картул и Лек.
Ос завладел страною около города горы, от него происходит осетинцы; Картул основал около Тифлиса свое царство, от него происходят картатинцы. Лек пошел дальше на восток и основал там свое царство, от него происходить лезгинцы.
Некоторое время после прибытия Оса в горы, персидский шах Хела объявил ему войну, напал на него в деревне Закай, разбил его войска, убил самого Оса и покорил тамошних осетин.
Вследствие этого сражения, сыновья Оса, по имени Ос Богатырь и Ос Челатырь, убегая от шаха Хелы, перешли со своими приверженными людьми через кавказский хребет и расположились в Аллагирском ущелье, где четыре внука Оса: Сидамон, Дцадардцон, Аргузон и Кусагон, для защиты против грузин и персиян, построили каменную стену, высотою в 9 аршин и толщиною в 3 аршина. Развалины этой стены еще видны в Аллагирском ущелье.
По каким то внутренним распрям два брата, правнуки Сидамона, по имени Курта и Тага, переселились из Аллагирского ущелья в собственное, названное по имени Курта, Куртатинским ущельем. Здесь эти два брата жили долгое время мирно, выстроили каменную стену против нашествия грузин, построили себе дома и башни для общей против врагов защиты. Но впоследствии эти два брата поссорились между собою. Ссора кончилась тем, что Курта со своими приверженцами выгнал Тагу со всеми его людьми из Куртатинского ущелья. Тогда Тага со своими приверженными людьми расположился в соседственном ущелье, названном по его имени Тагаурским.
65. Права и обязанности узданьлагского и фарсаглагского сословий и отношение их между собою совершенно те же, что я у куртатинцев, с тою разницею, что у аллагирских узданьлаг нет ни кавдасардов, ни гурзиаков .

ГЛАВА II.

Об адате.

66. Адат (по-осетински Арьдау, по-чеченски Адель) с незначительными изменениями тот же самый у всех народов Владикавказского округа.

Дела и преступления, рассматриваемые адатом:

67. Адат рассматривает все дела, происходящие от несогласия между членами общества, как-то:
1-е Если наследники не согласны в разделе наследственного имения.
2-е Разделение добычи, отбитой у неприятеля.
3 е Если муж разводится с женою, то адат определяет, какую часть калыма родственники бывшей жены его должны ему возвратить.
4-е Отношения должника к заимодавцу и обратно.
68. Адат не определяет наказание за всякого рода преступления, как-то: за убийство, за нанесение ран, за насилие или оскорбление чужой жены или дочери, за воровство и грабительство в аулах и полях или лугах, за ложное донесение или фальшивое свидетельство, за оскорбление приезжего гостя, за нанесение ему ран или за убийство его, в ауле ли он уже находится, или на дороге в ауле, или из онаго.

Обряд суда по адату.

69. Суд (по-осетински Тархон, по-чеченски Турькюись) по адату происходит следующим образом:
Обиженный и обидчик, если желают решить свой спор по адату, собирают своих родственников и садятся под открытым небом, каждый с своими родственниками, на таковом расстоянии друг от друга, чтобы разговор между родственниками не был слышен противной стороне.
70. Для передания предложения обидчика обиженному и ответов сего последнего первому, выбираются общие между ними посредники (по-осетински Минавар-лагте, по-чеченски Югорж) из посторонних почетный людей, от 1 до 5 человек, смотря по важности дела.
71. Когда посредством переговоров, веденных через вышеупомянутых посредников, оба противника согласятся: обидчик для получения мира заплатит обиженному, что суд определит, а обиженный – принять от обидчика плату за обиду, то приступают к выбору судей (по-осетински Тар-хон-лагте, по-чеченски Келохой), число коих также должно быть определено предварительными переговорами, и бывает различно, смотря по важности дела, но всегда так, что сторона обиженного имеет одним судьею больше, чем сторона обидчика, и следовательно, сторона обиженного имеет всегда перевес на суде. Самое большее число судей бывает в случаях смертоубийства и тогда родственники убитого посылают в суд 5 судей, а родственники убийцы 4. В менее важных делах родственники обиженного посылают от 2 до 4, а родственники обидчика от 1 до 3 судей. У осетин каждая из противных сторон или партий выбирает из среды своей партии упомянутых судей.
72. Когда судьи, таким образом, выбраны, то каждая из противных партий объявляет другой партии через своих посредников, кто именно выбран в судьи, и когда обе партии согласны принять выбранных противною партиею судей, то судьи обеих партий сходятся вместе и приступают к определению той пени, которая должна быть взимаема с обидчика для удовлетворения обиженного.
73. Если судьи не согласны в определении этой пени, то они выбирают из среды себя одного, всеми признанного справедливым человеком, и все остальные судьи обещаются соглашаться на определение его.
74. Когда таким образом определена пеня, долженствующая быть взимаема с обидчика, то судьи, не объявляя количества пени, объявляют только, что она ими уже определена, и требуют, чтобы обе противника партии представили поручителя (по-осетински Фидарь, по-чеченски Да) обидчика в том, что он действительно будет платить то, что уже определено судом, а обиженный в том, что он будет доволен определенною пенею и больше ничего требовать не будет, коль скоро получить от обидчика то, что судом определено, хотя сам еще не знает, сколько именно ему присудили получать.
75. Поручители выбираются таким образом, что родственники обиженного назначают одного из родственников обидчика в поручителя со стороны обидчика и на оборот, родственники обидчика – одного из родственников обиженного в поручителя со стороны обиженного. Дело поручителя состоять в том, чтобы заставить своего родственника выполнить то, что судом определено. Этим поручителям у народов чеченского племени ничего не платят, но у осетин обидчик должен заплатить поручителям обеих сторон плату (Фидаре-каг), смотря по важности дела. В случаях смертоубийства он дает каждому из них по 1 корове; в менее важных делах он дает монету или две.
76. Чтобы поручители впоследствии не отказались от исполнения поручения своего, они обещают при назначенных для сего свидетелях (по-осетински Авдасан-лагте, по-чеченски Мушьло) заставить своего родственника непременно выполнить определение суда. Свидетели эти, в которые с каждой стороны выбирается один, обязаны напомнить поручителю, что если он не заставит своего родственника выполнить определенные судом условия, то он будет объявлен бесчестным человеком и не может более нигде показываться. Каждая партия платит своему свидетелю несколько монет за эту услугу.
77. Когда поручители назначены и они при назначенных свидетелях дали свое обещание, то судьи, все еще не объявляя, сколько обидчик должен заплатить обиженному, приказывают ему отдать тотчас столько-то коров или лошадей, которые в тоже время передаются обиженному. Через несколько времени опять приказывают обидчику дать обиженному несколько коров и так поступают до тех пор, пока уже малость только остается обидчику заплатить обиженному. Тогда судьи приказывают, чтобы обидчик дал угощение обиженному, всем его родственникам и всем участвующим при суде. При этом угощение судьи объявляют, сколько обидчик еще должен окончательно заплатить обиженному; но обыкновенно обиженный при этом случае дарит обидчику эту окончательную плату и прощает ему обиду.
78. Если обидчик беден, то случается, что плата эта продолжается несколько десятков лет и переходит от отца к сыну и от брата к брату.
79. Когда обиженный во время угощения не дарит обидчику оставшуюся плату и сей последний не может в том году заплатить ему все, то на будущий год он уже заплатит капитал с процентами.
80. В те дни, когда суд в сборе для определения пеня, обидчик обязан кормить всех не только своих родственников, но и родственников своего противника и вообще всего суда.
81. Таким образом, происходит суд во всех делах у чеченцев, так равно и у осетин в таких делах, где имеется обиженный и обидчик. В делах же, происходящих от несогласия между осетинами, где нельзя ясно определять, кто обиженный и кто обидчик, Тархон или суд производится таким же образом, но с тем различием, что обе противные партии высылают равное число судей.
82. В делах о наследстве имения собираются одни только родственники, которые уже разделяют имение между наследниками.
83. В случаях преступления, где нет ясного доказательства, а только сильное подозрение, прибегают к духовному суду и приводят подозреваемых к присяге, чем все и кончается.
84. Если обидчик и обиженный не желают мириться по суду, а обиженный сам обижает своего обидчика совершенно тем же образом, чем был сам обижен, то дело считается конченным и никто более претензии иметь не может.

ГЛАВА III.

Наследственное право, раздел имений.

85. Сын есть законный наследник имения после умершего отца. Дочери никогда не наследуют после родителей ни движимым, ни недвижимым имением, даже и в том случае, когда сыновей нет, а тогда имение переходит в наследство к ближайшему родственнику мужского пола.
86. Если же есть несколько сыновей, то имение, как наследственное, так и благоприобретенное, оставшееся после их родителей, разделяется между ними одинаковым образом, какого бы сословия отец их ни был.
87. Имение разделяется следующим образом: если после отца остается один только сын, то он наследует всем имением и обязан содержать свою мать и сестер до замужества их и тогда он за них получает калым .
88. У осетин имение разделяется таким образом, что старшему сыну отдается лучшая хата, из остальных хат лучшая хата младшему сыну; сверх того, еще что-нибудь старшему и немного менее младшему сыну; потом вдове такая часть имения, чтобы она могла жить с дочерьми своими. Остальная часть, как движимого, так и недвижимого имения, разделяется поровну между всеми сыновьями. Вдова со своими незамужними дочерьми должна жить у младшего своего сына. Когда же дочери эти выходят замуж, то братья разделяют поровну между собою получаемый за них калым.
89. Если у отца была одна только хата, то старший его сын получает хату эту в наследство. Остальные же сыновья его строят для себя на полученных ими в наследство участках земли новые хаты без помощи старшего своего брата.
90. По смерти матери вдовы, сыновья ее наследуют отделенным ей в наследство по смерти мужа участком имения на том же основании и с соблюдением тех же правил, как они наследовали имением, оставшимся после отца.
91. Кавдасарды, оставшиеся по смерти узданьлага, не разделяются между его сыновьями, а остаются у них в общем владении, пока они живут в одном и том же или в соседственном ауле.
92. Если же кто-нибудь из них переселится в дальнее расстояние от других, то по согласию с своими братьями он возьмет с собою и несколько кавдасардских семейств; но не смотря на то, все кавдасарды считаются общим имуществом целой фамилии.
93. Гурзиаки же разделяются между сыновьями таким же образом, как и остальное, оставшееся по смерти отца, имение.
94. Если по смерти отца и матери остаются еще незамужние сестры, то братья обязаны на общем иждивении содержать их. По замужеству их, братья разделяют между собою получаемый за них калым.
95. Имение разделяется всегда вышеупомянутым образом и никаких духовных завещаний не принимается в соображение, существуют ли они или нет.
96. Если наследники не согласны в разделе наследственного имения, то имение разделяется между ними адатом, для чего собирается суд из всех или ближайших родственников, согласно с желанием наследников, и тогда суд этот уже разделяет между ними имение вышеупомянутым порядком и заставляет, если не добром, то силою, наследников мириться между собою.

ГЛАВА IV.

ОТНОШЕНИЕ ЧЛЕНОВ СЕМЕЙСТВА МЕЖДУ СОБОЮ.

Отношение детей к родителям и их права на первых.

97. Дети, как мужского, так и женского пола, не смотря на возраст их, находятся в полной зависимости от своих родителей, как от отца, так равно и от матери. Они должны во всех отношениях им повиноваться со смирением и глубочайшим почтением, принимать всякое от них приказание, безропотно исполнять их и без сопротивления терпеть всякое наказание от своих родителей.
98. Родители имеют полную власть над своими детьми; они могут безнаказанно изувечить и даже убить своих детей. Никто не вправе вмешиваться в расправу между родителями и их детьми.
99. Отец имеет право прогнать от себя сына, но в тоже время должен отделить ему часть (пай) своего имения, без чего он его прогнать не может. Часть эта определяется таким образом, что отцовское имение разделяется поровну между отцом и всеми его сыновьями и прогнанный сын получит одну часть.
100. Продавать или дарить своих детей другому нельзя, хотя, есть примеры, что в голодное время это случалось, но к тому заставляла тогда крайняя нужда.

Взаимное отношение мужа к жене и обратно.

101. Муж есть повелитель и судья своей жены, а жена первая работница в доме. Она только отправляет всякую домашнюю работу, стряпает кушанье, ткет сукно, шьет на мужа платье, но должна иногда седлать и убирать мужнюю лошадь. Муж имеет право наказывать жену свою за провинности и словами и побоями, даже до увечья, и никто в таком случае не вправе вступаться за жену его, ни даже отец, или брать ее.
102. Муж имеет право, когда ему угодно, прогнать от себя жену и получает тогда от ее родственников половину заплаченного им за нее калыма.
103. Продать или дарить свою жену другому муж не может.
104. Ежели жена не хочет жить с мужем и уйдет от него, то отец или братья ее должны заплатить оставленному ею мужу 45 коров и если она впоследствии выходит замуж, то новый ее муж должен заплатить старому, оставленному ею мужу, опять 45 коров.

ГЛАВА V.

МЕРА НАКАЗАНИЯ ЗА ПРОВИННОСТИ ВСЯКОГО РОДА.

Mеpa наказания за неповиновение узданьлагам.

105. Фарсаглаги, живущие на собственной земле, не обязаны ни в чем повиноваться никакому узданьлагу.
106. Если фарсаглаг живет на земле, принадлежащей какому-нибудь узданьлагу, или в его ауле и не выполняет условия, на кои узданьлаг принял его на жительство в своем ауле или на своей земле, то узданьлаг в праве выгнать его из своих владений и тогда дом, достроенный там фарсаглагом, остается собственностью узданьлага, владетеля земли. Других наказаний фарсаглаг не может претерпевать за неповиновение узданьлагам.
107. Если кавдасард не повинуется хозяину своему, узданьлагу, то этот последний имеет право наказывать его телесно; но если он изувечит или убьет его, то должен заплатить за смерть или увечье его тем из своих родственников, коим убитый или изувеченный кавдасард также принадлежал, ибо кавдасарды редко принадлежат одному только узданьлагу, а целой фамилии. Если же убитый или изувеченный кавдасард принадлежал одному только убийце своему, то дело тем и кончено, и никакого взыскания с убийцы не будет.
108. Узданьлаг имеет право предать смерти своего гурзиака за неповиновение, когда ему это заблагорассудится.

Mеpa наказания за преступления всякого рода.

109. За самоубийство откупаются деньгами, вещами, скотом, смотря по условии или по определении суда по адату; но вообще считается постыдным принять плату за кровь своего родственника, и почти всегда требуют кровь за кровь. В таком случай кровомщение переходит от отца к сыну, от брата к брату, и продолжается беспредельно, пока враждующие семейства не соглашаются собрать суд для примирения их или пока кровь не смоют кровью.
110. У осетин платится за кровь разно, смотря к какому сословию убитый принадлежал, как-то:
111. За кровь узданьлага платится 18 раз 18 десятков (3240) коров, медный чан, топор, веревка, черный баран и черная руна от одного барана. Сверх того, убийца должен отдать одному из родственников убитого дочь свою замуж, без получения за нее калыма, и сделать пир, при котором на угощение должен резать 1 быка и 12 лучших баранов своих, должен поднести тому, кто ищет за кровь, чару с пивом, при всех упасть пред ним на колена и просить прощения.
112. За кровь фарсаглага платится 60 коров.
113. За кровь чужого кавдасарда также 60 коров.
114. За кровь чужого гурзиака 30 коров.
115. Если муж убьет свою жену, то он должен заплатить ее родственникам половину того, что заплатил бы, если бы он убил постороннего человека, равного с нею родом.
116. Тот же закон, если жена убьет мужа .
117. За нанесенную рану платится, смотря по опасности оной. У осетин платится: за отрубленную руку, ногу, нос, ухо и за выколотый глаз половину того, что платилось бы за убийство. За нанесенную рану в лицо платится от 10 до 25 коров и за нанесенную рану на другой части тела от 5 до 20 коров .
118. Если кто отважится обидеть приезжего гостя, то, по обычаям, как осетин, так и чеченцев, должен заплатить тому, к кому гость этот приехал, лошадь с седлом, ружье и 18 коров, а за убийство его полную кровь. Пеня эта, налагается только за бесчестие, нанесенное тому, к кому гость этот приехал, отдается обиженному гостю или родственникам убитого гостя и сверх того убийца должен сам разделаться с родственниками убитого.
119. Если кто приличен к воровству, то он обязан отдать покражу лицом и сверх того в пеню вдвое столько же.
120. Если кто увезет чужую жену и это откроется, то он должен заплатить 85 коров. Из этой пени муж получит 2/3, а родственники жены его 1/3.
121. Если кто увезет деву, то платит отцу ее 85 коров.
122. Если кто соблазнит чужую жену или дочь, то платит пени 3 ружья и 3 лошади.

ГЛАВА VI.

О ДОЛГАХ.

123. За долги взимаются огромные проценты и всегда проценты на проценты следующим образом:
а) За чистые деньги платится 25 процентов со ста в год и на следующий год проценты на проценты.
б) За мерку хлеба платится через год 1 1/2 через два года 2 1/4 мерки и т. д.
в) За корову платится через год корова с теленком.
г) Бараны отдаются всегда взаймы на 3 года. По истечении этих трех лет заимодавец имеет право сперва выбирать из самых лучших баранов то число, что он отдал, потом разделяют приплод пополам между заимодавцем и принимающим от него в займы баранов. Ежели у того, кто принимает в займы баранов, есть собственных баранов полное или, по крайней мере, половинное число взятых в займы баранов, то по истечении трех лет все бараны без исключения разделяются пополам между ним и заимодавцев.
124. Если взятые в займы бараны в продолжение первого года умрут, то заимодавец теряет свои бараны; ежели же они переживут первый год, то заимодавец непременно после должен получить, по крайней мере, то число баранов, что он отдал, даже в том случае, если все бараны издохли и у должника никаких баранов нет. В таком случае должник расплачивается понемногу с заимодавцем до тех пор, пока заимодавец не получит полного числа данных им в займы баранов.

III. ДРЕВНИЕ ОБРЯДЫ

Дигорского общества, 1844 года .

Разделение Дигорского общества отдельно на сословия, включая и крепостной класс людей.

1. Дигорская Осетия разделяется на две части, под названиями: первая Дигор, а вторая Усть-Дигор (дальняя Дигория).
2. Владетелями в Дигории – саршины или базелаты, а в дальней Дигории – шеркесяты.
3. Фамилии – первой части: Кубатиевы, Абисаловн, Тугановы, Каражаовы, Кабановы, Шекемовы, Бытуовы; второй части: Кантемировы, Карабагоовы, Томезовы, Кубакевы.
4. Второе сословие у них узденья, которых называют фарсалень.
5. Третье – тумаки старшинские; называются тума (тумаки происходят от старшинских жен, взятых не из сословия старшин).
6. Четвертый класс – дворовые люди, которым название кнек.
7. Пятый класс – служанки или горничные; называются хечарь-косек и происходящие от них дети считаются не законными.
8. Все старшины закона магометанского, который приняли они от кабардинцев в то время, когда до русского управления они были под властью кабардинских князей. Из прочих, т. е. фарсалеков, тумаков и кнеков, половинная часть идолопоклонники, а другая христиане.

Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословия к другому, включая и духовенство.

9. Кнекам жены даются не по калыму, а посредством покупки, и они не в праве их увольнять.
10. Покупателю двойным калымом холопку в замужество нельзя продать до смерти; происходящих же от нее детей продавать врознь можно; если же она будет дурного поведения, то предоставляется купить родителям большой ценою, наравне со служанкой; из данного свыше калыма половина оставляется родителям, а другая отдается господину.
11. Служанки покупаются, но они настоящего мужа не имеют; господин волен их отдать на время холостому по своему произволу и тогда происходящие от них девы делаются служанками, а сыновья поварами, и тех и других можно продавать или дарить врознь.
12. Подвластные старшине фарсалеки, тумаки и кнеки не в праве без позволения его взять в свой дом для воспитания детей других старшин.
13. Кто убивает оленя, должен принести старшине бго, т. е. половину спины с боками, отрубив шею. Если же олень будет убит в поле или в лесу, тоже получают дворовые люди старшины. Не исполнивший этого обряда штрафуется одним быком.
14. Нищим и мулам дают десятину все дигорцы магометанского закона.

Какие дела и преступления должны быть рассматриваемы адатом и общий обряд суда по обычаям или адату.

15. По прежним обрядам судебное место называлось нагим; в нем разбирают и решают поныне дела назначенными на этот предмет почетными стариками.
16. По разбирательству к решению их, буде просителю или ответчику должна дать присягу, то ее магометане принимают на Алкоране, а идолопоклонники по обряду в Цуоар, так называемого дерева, у которого они приносят и свои молитвы.

Права и обязанности каждого сословия.

17. Калым у старшин за дочерей шестьдесят штук рогатого скота.
18. Калым у фарсалеков за дочерей десять штук рогатого скота.
19. Сверх того, кто получает за дочь калым в первый раз, имеет еще право на пару отличных быков, или на две пары посредственных.
20. Старшина, при получении за дочерей калама, отдает три скотины ближайшим братьям, которые от него живут особыми домами, – дядям, ближайшим по матери, две скотины, и одну тому, которой варить пиво у старшины.
21. С женами по закону не венчаются, а они отдаются но назначению, и когда будет уплачен калым, из него оставляют жениху одного быка, до того времени, как невеста возьмется из отцовского дома.
22. По уплате калама и по получению жены, она отправляется со свитою в дом отца своего, где делается угощение; каждый из гостей должен ему дать по скотине.
23. Если старшина захочет жену свою оставить в доме фарсалека, то может сделать это по согласию, а не насильно.
24. Фарсалек везде ездит со старшиною по доброй воле, а не насильно.
25. Фарсалеки и тумаки, выделяясь из дома для жительства особо, обязаны дать старшине одного быка и жирного барана.
26. Фарсалеки ближней Дигории, живущие на равнине, во владении старшин находящейся, пашут ему один день, а во время уборки хлеба посылают в помощь по одному человеку.
27.Старшины получают каждый год подать от фарсалеков с каждого, сена по одному стогу, в котором не более двух лошадиных вьюков, и сверх того лошадь, один тулук пшеницы, по менее четверти; летом им дается по барашку.

Pages: 1 2 3

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.