Адаты маркарцев-Леонтович-том 1

АДАТЫ МАЛКАРЦЕВ, УРУСПИЕВЦЕВ

АДАТЫ МАЛКАРЦЕВ
(балкарцев, хуламцев, чегемцев, урусбиевцев и карачаевцев, 1844 года )

Балкарцы, хуланцы, чегенцы, урусбиевцы и карачаевцы все вообще закона магометанского; язык их имеет сходство с татарским; нижеследующей обряд один у всех.

I. Разделения племен на сословия, включая и класс крепостных людей.

1. Фамилии старшин (секельт или бассият):
а) У балкарцев четыре: … 1. Абаевы,
2. Айдебуловы,
3. Джанхотовы,
4. Мисаковы.
б) У хуламцев одна 5. Шамановы.
в) У безенгиевцев одна. …6. Супшевы.
г) У чегемцев три 7.Болкароковы,
8. Кереметовы,
9.Битовы
д) У урусбиевцев одна 10.Урузбиевы
е) У карачаевцев три . . . .11. Крымшакаловы,
12. Дудовы,
13. Карабашевы.
Подвластный им народ разделяется на четыре класса:
первый, в роде узденей, Каракеши,
второй Кулл,
третий Казак,
четвертый …. Караваш.

II. Права и обязанности каждого класса и отношения одного сословия к другому, включая и духовенство.

2. Калым. а) У бассиятов (старшин) 800 рублей серебром впоследствии уменьшен и по приговору утвержден в 600 рублей серебром, который по большей части уплачивается в последнее времена скотом, а редко лошадьми. Обычай очищать калым железными вещами выводится из употребления, потому более, что ценность их понизилась чувствительно и, за исключением нескольких заветных ружей, шашек и панцирей, остальное оружие не принимается по-прежнему.
б) У каракешев калым в 300 руб. серебром.
в) У куллов он состоит: из числа баранов, равняющегося в цене одной паре двухлетних быков, из двух коров, одного ружья (ценою в двадцать рублей серебро или в две скотины), из одной лошади, из медного котла,(в котором можно сварить одного барана), из одной коровы, без телка, из одной скотины, из трехлетнего быка, из пары двухлетних телков и из одной сабли ).
г) и д) У казаков и каравашев определенного калыма нет; он назначается по обоюдному согласию.
3. Если старшина захочет строить дом или зимовник из камня или леса, то рабочим выдают пищу.
4. Для произведения хлебопашества и сенокоса в пользу старшин, эти должны дать землю и быков на время.
5. Зимой, когда режут баранов для пищи, старшина разделяете овчины между людьми, которые доставляюсь в дом его дрова для зимы.
6. В прочее время все овчины разделяются между казаками; а куллы не в праве просить части. Курпеи все оставляет у себя старшина.
7. Во время раздела шерсти старшина оставляет у себя белую всю, а с черной берет себе для бурки и седельных потников, а равно и для детей; остальную ж разделяет по равным частям между своим семейством и казаками мужского пола, совершенных и несовершенных лет.
8. Старшина имеет право для себя назначить табунщика и баранщика из куллов.
9.Если на места сенокосные или хлебопашественные нужно пустить воды чрез канавы, старшина назначаете несколько домов по очереди, дабы поровну наделять водою и пускать ее, как следует. При этой работе особенно у чегемцов бывают ссоры, кончающиеся иногда смертоубийством; почему наблюдается между ними очередь: каждым пяти домам приходить на эту работу одни сутки.
10. Когда старшинский сын привезет себе жену, то берет с каждого кулла по одной скотине.
11. Женившийся старшина имеет право жену свою на теглариш отправить и оставить ее в доме каракеша, если захочет этого, в продолжение одного года.
12. Что жена старшины привезет из своего дома с собою, хотя бы и служанку, все должна отдать в доме каракешу, у которого оставлена.
13. Во время женитьбы или при взятии жены по обряду (шаоч), старшина сам является в дом каракеша, которой должен для него делать пиво, а старшина дает ему одну служанку. Если служанки он не найдет, то обязан дать сполна для одного человека железных вещей: панцырь, рукавники, налокотники, ружье и пистолет; холопьям же каракеша – кому тулуков, кому веревок, и кроме того каждому одну штуку товара для платья, сколько может; даже служанкам их он не может не подарить чего-нибудь.
14. Всякий имеет право принять в свой дом чужого мальчика для воспитания.
15. По смерти старшины, когда родственники сами составляют жертвенные припасы, то режут сто баранов; каждый каракеш режет по одному барану и, сверх того, три живых барана для зарезу и по одному терсуку бузы доставляет в дом старшины и кладет в то место, где лежат прочие припасы.
16. При выдаче дочерей, каравеши дают из калыма своему старшине две скотины (подарок этот называется чеклик, т. е. аталыкский подарок) и другому чужому старшине, которому он не принадлежит, пару быков, также в виде аталыкского подарка. Получающей его старшина должен всегда помогать каракешу в делах его. Во всяком случай, он остается тому каракешу настоящим помощником, и никто не в праве устранить старшину от дел, касающихся до взятого им под покровительство.
17. Из калыма, получаемого куллами, отдается старшне три скотины; прочие кулл берет сам. Пользовавшись калымом за дочерей, он обязан за жен своих калым уплачивать сам.
18. Кулл по обряду имеет право в уплату за жену отдать в калым дочь свою.
19. Старшины могут продавать и дарить куллов, кому заблагорассудят .
20. Куллы по очереди привозят дрова старшинам на старшинских ишаках и косят сено, сколько старшине угодно.
21. Куллы для старшины производят хлебопашество в особенном месте, на пространстве земли, принадлежащей старшине, и когда уборка кончится, то все дочиста доставляют в дом старшины на его ишаках.
22. Когда кулл зарежете скотину себе в пищу, то отделяет из неё шею и половину спины; верхнюю часть спины с половинами боков он отдаете старшине; это называется уга или бго. Из сваренного пива господину следует один кувшин.
23. Куллы и казаки имеют собственный земли, подаренные им старшинами или купленные самими; земли эти они пашут для себя и весь урожай берут в свою пользу, неотдавая из оного старшине ничего.
24. Старшина может продавать и дарить казаков, кому угодно, употреблять их в роде прислуги; а жен их и дочерей в роде служанок он также в праве держать у себя.
25. Из последнего класса караваш служанка или горничная приобретается не чрез калым, а покупкою, и везде добывается дорогою ценою от 300 до 400 руб. серебром. Господину никто не мешает продавать такую служанку, кому он захочет; она служит безотлучно в доме при госпожах, получает одежду от господ; законного мужа не имеет, а ежели господин позволите холостому мужчине жить с нею, то он же может чрез несколько времени запретить это; в таком случае холостой не должен считать женой служанки, с которою жил, или требовать к себе детей от неё, называя их своими. Дети должны оставаться при господине, который можете продавать их врознь; они в женском поле называются караваш, а в мужеском легава, т. е. повар. Дочери казакам не отдаются посредством калыма, а продаваемы, бывают без мужей; если же служанка будет иметь детей хоть от незаконного мужа и господин захочет, то делаете их и детей дворовыми людьми, т. е. холопьями, и тогда уже нельзя их сделать по-прежнему служанками; дочери с калымом отдаются законному мужу, а сыновья берут законных жен, платя калым, на равне с прочими холопьями.
26. Из всего избытка хлеба и скота ежегодно отделяется десятая часть по закону Магомета и разделяется на три части: одна аульному эфендию, другая всем муллам, а третья нищим.
27. По согласию и по приговору, с каждого дома отдается зимой аульному эфендию по барану и по одному стогу сена (стог или копна состоять из двух вьюков на лошадь), дров по одному вьюку на ишака и летом по барану.

IV. Какие дела и преступления в каждом племени должны быть рассматриваемы адатом и по обычаям.

28. Судебное место зовут неима (оно состоит из камней в роде стульев, поставленных кругом, никто не помнит, кем) . Это судебное место существует везде, даже и в аулах. Там избранные почетные старики из всех классов, т. е. старшин, каракеш, казаков и куллов, каждый день бывают, для выслушания жалоб просителей и оправданий ответчиков; после чего решают дела по обряду. Это место даже зимою остается судебным; в нем расправу делают непременно каждый день.
29. Это – самое первое и главное судебное место в Болкарии; туда передаются к разбирательству дела, заключающие некоторую важность, от всех племен осетинских .
30. В составе обрядов убавка, прибавка или отмена вообще делаются по приговору и общему согласию; если народ убедится, что на будущее время невыгодно продолжать суждение по делу обрядом, до того существующим, тогда обряд уничтожается по приговору и дело представляют разбирательству шариатом.
31. Дело, поступившее на шариатское разбирательство, судится не в нагем (нагим), а у эфендия в своем ауле.

V. Права и обязанности каждого сословия объяснены в отд. II.
VI. Наследственное право всех состояний
VII. Раздел имений.

32. Имения разделяются не по шариату, а по обрядам между братьями: сестры и вообще женский пол по наследству части не получают, а пользуются только подарками, состоящими из служанок, серебряных вещей, платья и скота, смотря по состоянию; от владения землею женский пол также устраняется.

VIII. Обряд духовных завещаний и исполнения по ним.

33. Старшина или каракеш при жизни своей духовным завещанием назначает душеприказчика, которому предоставляет похоронить себя на счет оставшегося имения, смотря по состоянию; из суммы, завещаемой на этот предмет, покупаются погребальные вещи (искат). Для уничтожения грехов умершего, назначается от 10 до 300 руб. серебром, судя по богатству его; эта сумма делится на муллов и нищих. Опекун или душеприказчик по закону Магомета должен эту сумму (искат) разделить на три части: одну отдает аульному эфендию, другую всем прочим муллам того же аула, а третью нищим, в ауле же находящимся, а они потом между собою делятся в присутствии душеприказчика. Сколько при жизни своей умерший назначает для богомолья в Мекку, душеприказчик должен послать, не встречая в том препятствия со стороны наследников.
34. Жертва (садака) из скота и припасов, сколько сам умерший назначает при жизни и поручает душеприказчику употребить, также не может быть отменена наследниками; независимо от того, один алкоран и ковер поступают непременно в мечеть после умершего.
35. По завещанию, при жизни сделанному, собирают муллов для чтения алкорана в продолжении сорока дней или менее, смотря по воле, изъявленной покойником в том завещании; душеприказчик обязан им вместе уплатить лошадь с седлом и прибором, а также отдать все платье умершего.
36. Могилы и памятники, по завещанию умершего, делаются из камня или из дерева, по указанию аульного эфендия, но в таком случае только, когда сам душеприказчик не из ученых и не знает закона Магомета.

IX. Отношение детей к родителям и их права на первых.

37. Дети, по закону Магомета и обряду, должны быть родителям покорны и послушны; сопротивление воле родителей тяжкий грех и по обряду стыд; впрочем азиатский народ вообще и в осетинских племенах старшины и каракеши по большей части не воспитывают детей при себе, а отдают их к аталыку или кормилице, которые не учат ни чему, а делают их чуждыми родителям и даже непослушными к ним; додержав воспитываемых у них молодых старшин или каракешев до совершенных лет, аталыки (для мальчика) и кормилицы (для девочки) доставляют их к родителям, за что получают угощение и большую награду; кроме того, родственники воспитываемых, смотря по состоянию, дарят аталыку или кормилице, кто служанку, кто 100 баранов, иной железные вещи, другой лошадей, или несколько штук рогатого скота.
38. Подвластные также считают себя обязанными делать подарки; дети старшинские, женившись, живут врознь с родителями, а каракешские остаются с отцом и матерью.
39. Старшинский сын отдается до совершенного возраста лучшему каракешу, который по окончании воспитания возвращает его в дом, одетого в богатое платье, на хорошей лошади с седлом и оружием. Возвратившись к себе в дом, молодой старшина делает воспитателю своему соразмерное награждение и уезжает из родительского дома, потому что никакой старшина в этих племенах с отцом жить не может.
40. Когда старшина отдает на воспитание своему каракешу или черному сына, то делает пир; музыканту, играющему на нем (геукого), он дает лошадь и конец дарам.

X. Взаимное отношение мужа к жене и обратно

41. По закону Магомета и обряду, муж и жена должны друг друга любить; муж обязан для жены иметь в достаточном количестве платье, кушаки и прислугу; есть такие четы, которые живут хорошо в продолжении всей жизни. Сохраняя старый обычай, господствовавший в тех племенах, до старости лет муж к жене своей не входит днем и живет в особой кунацкой; несоблюдение этого обряда считается бесчестием. Жена, если живет с мужем в несогласии, может быть им отослана к своим родственникам. После увольнения её, по закону Магомета, она не должна выходить за другого в продолжение четырех месяцем и десяти дней; ежели она не имеет родственников и будет нуждаться в одежде и пище, то муж должен ей доставлять и то и другое. При разводе муж должен в присутствии эфенди и двух свидетелей сказать три раза слово: талака, т. е. отказ, отказ, отказ.
42. Если кулл заплатил калым за жену из собственности и потом разведется с нею, то может ее сделать свободною, чему уже тогда господин препятствовать не в праве; дворовый человек, женясь на девке такого ж состояния и заплатив калым за нее из господского имения, не может без воли господина дать свободу жене своей, разведясь с нею, если б даже по каким-нибудь сделкам он и вступил до того в сословие куллов.
43. Всякий каракеш волен казачку отдать мужчине, ему принадлежащему, кому заблагорассудит, с тем, однако же, чтобы дети, от этого соединения родившиеся, принадлежали ему, каракешу; поэтому он имеет право во всякое время отнять женщину у того, кому дал; а когда за эту казачку будет взят калым, то узденю до неё и детей дела нет, и она становится уже законною женою.
44. Кулл, заплатившей за жену калым из собственного имущества, без помощи своего каракеша, в праве прогнать ее или отпустить, в чем ему препятствия не чинить; по смерти его другому куллу отдать ее можно, но если у старшины другого кулла нет, то жена умершего увольняется к своим родным.
45. Когда господин помогает куллу в платеже калыма за жену, последний не в праве сослать жену или отпустить ее.
46. Господин, женивший своего дворового человека (казака), сам уплачивает калым, и поэтому дворовые люди никак не могут разводиться с женами, как это делают другие.
47. Если же из числа тех жен окажется которая поведения распутного или воровкой, и муж жить с нею не согласится, то господин берет ее к себе и, делая служанкой, возвращает родителям и требует данный за нее калым, или женщину продает и все, по продаже взятое свыше заплаченного им калыма, разделяет на две части, из которых одну берет себе, а другую отдает тому, от кого будет взята девка.
48. По смерти казаков, жены не увольняются, а остаются у старшин в роде служанок.
49. Если кто, после назначения калыма и обвенчания, не получив еще жены, захочет отказаться от неё, то из всего назначенного калыма половину должен уплатить жене, а другую половину оставляет у себя.
50. Служанка или караваш, всегда остающаяся при господине, если изберет себе холостого крестьянина (название ему коренитль) т. е. не настоящей муж, и господин на то согласится, то принимает его у себя, как жена мужа; рожденный от них дети принадлежат одному господину, и мнимый муж не может их присваивать себе; в противном случае господин в праве ему приказать никогда к ней не показываться и детей волен дарить, продавать, разбивал врознь, всех дочерей иметь у себя в виде караваш, т. е. служанок, а сыновей лигавами, или прислужниками (поварами).

XI. Мера наказаний за неповиновение старшинам.

51. Каракеш, по сомнению в воровстве позволивший себе посмотреть в доме или в кошу у старшины, штрафуется парою быков, за что осмелился учинить такой обидный поступок.
52. Для взятия штрафа старшина имеет право послать из казаков в дом каракешов и куллов; а если кто из наказуемых не отдаст безотговорочно требуемого, или поссорится с посланным казаком, нанося ему удары, то старшина штрафует виновного одной скотиной за сопротивление; на счет же штрафа, послужившего поводом к ослушанию, казак и старшина разбираются в нагим.

XII. Мера наказаний за преступления всякого рода.

53. Вообще у горцев, в случае смертоубийства, виновный и его родственники стараются, как можно скорее, чрез кого следует, похоронить павшего, а родственники убитого стараются медлить, потому, что до предания тела земле все родственники делают набег в дом и кутаны убийцы, забирают, сколько могут, баранты и все, что успеют забрать, оставляют в свою пользу; назад из взятого не требуется ничего, и во время уплаты за кровь не полагается даже в цену; обряд этот называется ходатеж или ульдук.
За кровь старшины платится 15 штук, как за калым по ст. 2.
За кровь куллов или казаков должно уплачивать по оценке, чего стоил убитый.
54. По шариату же за кровь убитого из старшин или каракашев 1500 руб. серебром или на эту сумму людьми и скотом.
За драки, удары и раны обиженный старшина за честь получает одну душу крестьян, росту 6 четвертей.
55. Таковой же штраф, полагается за честь старшины с того, кто будет у него воровать.
56. Если старшина ударит каракеша или нанесет ему рану, то обиженному за честь должен отдать одну лошадь и сварить пива.
57. Каракеш, ударивший себе равного каракеша или нанёсший ему рану, должен сварить пива обиженному и возвратить ему убытки, причиненные платою лекарю за пользование.

Начальник центра кавказской линии, генерал-майор князь Голицын

Февраля, 24 дня 1844.
Кр. Нольчик.

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

Еще нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.