Уставная Важская грамота

УСТАВНАЯ ВАЖСКАЯ ГРАМОТА, 1552 Г., МАРТА 21.
Се яз царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии пожаловал есми важан, шенкурцов и Вельского стану посадских людей и всего Важского уезда становых и волостных хрестьян, шенкурцов посадских людей и Шенкурского стану Ивашка Юрьева, сына да Васюка Максимова сына, да…ка Дементьева…ку, да становых хрестьян и волостных… приписаны к Шенкурье… Подвинского стану Ивашку Григорьева сына Нараболду, да Туфанка Иванова сына, да Олексейка Иванова сына, да Ледцкого стану хрестьян Федка Тимофеева сына, да Кирилка Гаврилова сына Петухова, да Левку Есипова сына, да Ровдинского стану Степанка Степанова сына, ди Ивашка Онцыфорова сына Недьяка, да Илейку Мелентьева сына, да Вельского стану посадских людей Ромашка Ананьина сына, да Ивашка Семенова, да Ивашка Иванова сына, да Слободцкого стану Васюка Павлова сына, да Потанку Григорьева сына, да Фомку Тимофеева сына, да Кокшенского стану Олферка Степанова сына, да Олешку Матфеева сына, да Филку Григорьева сына, и во всех людей место шенкурцов и Вельского стану посадских людей и всего Важского уезда становых и волостных хрестьян, которые станы приписаны судом к Шенкурье к посаду и к Вельскому стану. Что нам били челом, а сказывали, что-де у них в Шенкурье к посаду и в Вельску на посадех многие дворы, а в станех и в волостех многие деревни запустели от прежних наших важеских наместников, и от их тиунов, и от доводчиков, и от обыскных грамот, и от лихих людей, от татей и от розбойников, и от костарей; а важского-де им наместника и пошлинных людей впредь прокормити не мочно, и от того-де у них в станех и в волостях многие деревни запустели и крестьяне-де у них от того насилства и продаж и татеб с посадов разошлись по иным городам, а из станов и из волостей хрестьяне розошлись в монастыри безсрочно и без отказу , а иные-де посадские люди и становые и волостные кой-куда безвестно розбрелись порознь, и на тех-де на досталных на посадских людех и на становых и на волостных хрестьянех наши важеские наместники и их тиуны ком свой, а праветчики и доводчики побор свой емлют на них сполна, а тем-де посадским людем и становым и волостным досталным хрестьяном вперед от наших наместников и от их пошлинных людей, от продаж, всяких податей тянуть сполна немочно; и нам бы важан, шенкурцов и Вельского стану посадцких людей и становых и волостных крестьян, которые станы и волости тянуть в Шенкурье и к Вельскому стану к посаду, шенкурцов посадских людей и становых и волостных Ивашка Юрьева с товарыщи, да Подвинского стану Ивашка Нараболду с товарыщи, да Ледцкого стану Федка Тимофеева с товарыщи, да Ровдинского стану Степанка Степанова с товарыщи, всех двенадцать человек, да Вельского стану посадских людей и становых Ромашка Онаньина с товарыщи, да Слободского стану Васюка Павлова с товарыщи, да Кокшенского стану Олферка Степанова с товарыщи, девяти человек, и во всех посадских людей шенкурцов и Вельского стану и становых и волостных хрестьян, которые станы и волости судом приписаны к Шенкурье и к Вельскому стану, пожаловати, наместника у них, на Ваге , в Шенкурском стану на посаде и в Вельском стану на посаде тиуна отставити; а велети бы нам, на Ваге, в Шенкурье на посаде и в Вельском стану на посаде учинити, по их челобитью, из их посадских людей выборных лутчих людей, кого они излюбили все важане, шенкурцы посадские люди и становые и волостные хрестьяне, которые станы и волости приписаны судом к Шенкурье к посаду, десяти человек: Илью Фенютина, да Григорья Кузмина сына Бубна, да Григорья Иванова сына Пестова, да Ондрея Арефина сына Нетребуя, да Федора Констентинова сына Спицу, да Григорья Дементьева сына, да Савлука Аксентьева сына Тупикова, да Тимофея Иванова сына Паденгу, да Михайла Остафьева сына Шилова, да Ивана Олександрова сына Олешугина; а в Вельску на посаде посадских людей и становых и волостных, которые станы и волости приписаны к Вельскому посаду, десяти ж человек: Павла Семенова сына Муравьева, да Григорья Федульева сына Попцова, да Василья Олферьева сына с Попова Наволока, да Ивана Михайлова сына, да Максима Прокофьева сына, да Михайла Федорова сына, да Олешу Степанова сына, да Григорья Ильина сына, да Федора Васильева сына Чешиху, да Павла Федорова сына, кому у них меж посадскими людми и становыми и волостными в душегубстве, и в татбе, и в розбое с поличным, и в костарех, и о всяких делех земских управа чинить по нашему Судебнику; а розбойные бы им дела делать и судить, обыскивая, и виноватых по обыску казнити, и с истцом с розбойники и в татиных делех и с костари и во всяких земских делех управа чинити безволокитно по нашему ж Судебнику; а пошлин излюбленным головам с управных дел со всяких и с розбойных дел не имати, а за наместничь бы и за тиунов корм, и за присуд, и за корчму, и за праветчиковЮ и за доводчиков побор, и за пятно, и за все наместничьи и за тиуновы пошлины, и за праветчиковы и за доводчиковы за все поборы, и за всякие доходы, опричь наших оброков, за белку и за горностали, и ямских и пищальных денег, и посошные службы, и городового дела, и полоняничных денег и иных пошлин, велети бы на них положити оброком денгами, а давати бы им нам оброк одинова в год, в нашу казну, денгами, полторы тысячи рублев, на один срок в году, за неделю до масленого заговейна; а на пустые б места на Ваге в Шенкурье и в Вельском стану на посаде, и в станех, и в волостях на пустоши и на пустые деревни хрестьян называти. И яз царь и великий князь Иван Васильевичь всея Русии важан, шенкурцов и Вельского стану посадских людей и становых шенкурцов Ивашка Юрьева сына с товарыщи, да Подвинского стану Ивашка Григорьева сына Нараболду с товарыщи, да Ледцкого стану хрестьян Федка Тимофеева сына с товарыщи, да Ровдинского стану хрестьян Степанка Степанова с товарыщи, и всех хрестьян тех станов, да Вельского стану посадских людей Ромашка Онаньина с товарыщи, да Слободцкого стану Васюка Павлова сына с товарыщи, да Кокшенского стану Олферка Степанова с товарыщи, и во всех посадских людей и становых и волостных хрестьян место, пожаловал: на Ваге, в Шенкурье на посаде и в Вельску на посаде важскому наместнику в Шенкурье и в сельском стану важского наместника тиуну и его пошлинным людем и в станех и в волостях вперед бытии не велел; а велел есми у них бытии, по их челобитью, на Ваге, в Шенкурье на посаде и в Вельском стану на посаде излюбленным головам, которых людей шенкурцы посадские люди и становые и волостные собе излюбили , которые станы и волости приписаны к Шенкурье судом, шенкурцов посадских людей и становых десяти человек: Илью Фенютина, да Григорья Кузмина сына Бубна, да Григорья Иванова сына Пестова, да Ондрея Орефина сына Нетребуя, да Федора Костентинова сына Спицу, да Григорья Дементьева сына, да Савлука Оксентьева сына Тупикова, да Тимофея Иванова сына Паденгу, да Михайла Остафьева сына Шилова, да Ивана Олександрова сына Олешугина, да в Вельску на посаде, которых голов излюбили посадские люди и становые и волостные, которые станы и волости приписаны кВельскому стану к посаду, десяти ж человек: Павла Семенова сына Муравьева, да Григорья Федорова сына Попцова, да Василья Олферьева сына с Попова наволока, да Ивана Михайлова сына, да Максима Прокопьева сына, Михайла Федорова сына, да Олешу Степанова сына, да Григорья Ильина сына, да Федора Васильева сына Чешиху, да Павла Федорова сына, кому у них в Шенкурье на посаде и в станех и в волостех, которые станы и волости приписаны к Шенкурье к посаду, да в Вельску на посаде и в станех и в волостех, которые станы и волости приписаны к Вельскому посаду, межь собя управа чинити во всяких делех земских; и оброк есми на них, по их челобитью, в Шенкурье на посад и на станы и на волости, которые приписаны судом к Шенкурье к посаду, да в Вельску на посад и на станы и на волости, которые приписаны судом к Вельскому посаду, положил денгами. А давати тем шенкурцом посадским людем да Вельского стану посадским людем и становым и волостным хрестьяном, которые приписаны судом к Шенкурью и к Вельскому посаду, за наместнич и за тиунов корм, и за присуд, и за корчмы , и за пятно, и за праветчиков, и за доводчиков побор, и за все наместничьи пошлины, и за всех пошлинных людей поборы, и за всякие доходы полторы тысячи рублев на год, опричь нашего царя и великого князя оброку и иных наших пошлин, с Шенкурьи и Вельского стану с посадских дворов с двора по осьминадцати алтын, а со хрестьян, которые живут в станех и в волостех с обжи по осминадцати алтын ; да сверх того с посадских дворов и с станов и с волостей со всех обеж двадцать алтын и три алтыны, а двор посадской противу обжи, а обжа противу посадцкова двора, розметом в наместничь оброк ровна, опричь нашего оброку, за белку и за горностали, и ямских и пищальных и полоняничных денег, и посошные службы, и городового дела, и иных наших пошлин; а розводити шенкурцом и Вельского стану посадским людем в Шенкурье на посаде и в Вельску на посаде посадским людем лутчим и середним и молодым, меж собя самим, по животом и по промыслом, а крестьяном, которые живут в станех и в волостех, лутчим людем и середним и молодым розводить по тому ж, по пашням, и по животом, и по сохам ; а давати тот оброк в мою цареву и великого князя казну казначеем Ивану Петровичу Головину, да Федору Ивановичу Сукину, да дияку нашему Истоме Ноугородову одинова в год; а дати им тот оброк впервые за неделю до масленого заговейна лета 7061; а сбирают тот оброк полторы тысячи рублев с Шенкурьи с посаду и с станов и с волостей, которые приписаны а Вельскому посаду, все за один, и к Москве им привозити и платити им в нашу казну на тот их срок, за неделю до масленого заговейна, их же излюбленным головам в Шенкурье на посаде и в станех и в волостех, которые приписаны судом к Шенкурье, Илье Фенютину с товарыщи десяти человеком, а в Вельску на посаде Павлу Семенову сыну Муравьева с товарыщи десяти ж человеком, переменяясь по половинам, а с ними лутчим людем, шенкурцом и Вельского посаду посадским людем, и становым, и волостным, которые станы и волости приписаны к Шенкурье к посаду и к Вельскому посаду, не дожидаясь по собя пристава; а приехав им к Москве с тем оброком, посулов и поминков не давать никому ничего; а на которой срок шенкурские и вельские и становые и волостные излюбленные головы и лутчие люди, соцкие и пятидесяцкие, оброков сполна к Москве в нашу казну не привезут и не заплатят, и мне царю и великому князю в том посылати по них приставов, да велети на них те оброки доправливати вдвое с ездом; а сверх наместнича оброка платити им наш оброк , за белку и за горностали и ямские и пищалные и полоняничные денги, и иные наши оброки, по писцовым книгам и по сохам давати, и городовое дело делати, и всякие тягла тянути, и подати давати по старине, по тому ж, как давали преже сего. А ведают и судят важан, шенкурцов посадских людей и становых и волостных, которые приписаны к Шенкурье к посаду, их излюбленные головы Илья Фенютин с товарыщи десять человек, которых излюбили шенкурцы посадские люди и становые и волостные, а вельских посадских людей и становых и волостных, которые приписаны судом к Вельскому посаду, судят их излюбленные головы Павел Семенов сын Муравьева с товарыщи десять же человек, которых шенкуцы и вельские посадские люди и становые и волостные хрестьяне излюбили, те меж их во всяких делех и по кабалам управу чинят по нашему Судебнику , на чем они к крестному целованью приведены, безо всякие хитрости; да прибрати им в Шенкурье на посаде всеми посадскими людми и становыми и волостными, которые приписаны к Шенкурье, дияка земского, да в Вельску на посаде по тому ж прибрати всеми посадскими людми и становыми и волостными, которые приписаны к Вельскому посаду, дияка ж земского, кому излюбленных голов всякие дела писати, кто б им в земские дьяки люб был, да и к целованью им тех дияков привести по той же записи, по которой записи они сами к целованью приведены, да и запись к тем излюбленным головам послана. А кто у них в Шенкурье на посаде и в станех и в волостех, которые приписаны судом к Шенкурье или в Вельску на посаде, и в станех и в волостех, которые приписаны судом к Вельскому посаду, купить лошадь, или продаст, или менит, и шенкурцы и посадские люди и становые и волостные лошади являют тем своим выборным головам Илье Фенютину с товарыщи десяти человеком; а вельские посадские люди и становые и волостные, которые судом приписаны к Вельскому посаду, являют лошади тем своим излюбленным головам Павлу Муравьеву с товарыщи десяти человеком: и те их выборные головы лошади их в шерсть и имяна людские пишут в книги памяти для, и те лошади пятнают, а от пятна не емлют ничего . А кто у них в Шенкурье на посаде или в Вельску на посаде, или в станех, или в волостех женится, или дочерь замуж даст за рубеж, и они новоженного убруса и выводные куницы не дают никому ничего. А учинится у них в Шенкурье на посаде или в станех и в волостех, которые приписаны судом к Шенкурье к посаду, или к Вельску, на посаде или в станех и в волостех, которые приписаны судом к Вельскому посаду, душегубство, и они ведомого душегубца поимают, шенкурцы посадские люди всем посадом , а в станех и в волостех поимают становые хрестьяне или волостные хрестьяне, а животы его и статки перепишут да запечатаю, а душегубца и живота его переписав список отдадут шенкурцы посадские люди или становые и волостные хрестьяне тем же своим излюбленным головам Илье Фенютину с товарыщи десяти человеком, а вельские посадские люди и становые и волостные хрестьяне, которые приписаны к Вельскому к посаду, душегубца и живота его переписав, список отдадут тем же своим излюбленным головам Павлу Муравьеву с товарыщи десяти ж человеком: и те их излюбленные головы того душегубца судят и обыскивают, да истцом из душегубцова живота иск платят; а судити им хрестьян по их животом, по нашей грамоте, а кто на кого взыщет не по животом и не по промыслом , и те их излюбленные головы, шенкурцы Илья Фенютин с товарыщи десять человек, а Вельского посаду излюбленные головы Повел Муравьев с товарыщи десять же человек, про то обыскав, иски отсавливают; а которой душегубец дойдет до казни, по нашему по новому Судебнику, и они того душегубца казнят, а исцом из душегубцева живота иск заплатят; а не доищутся в котором убивстве душегубца, а будет не хитростным делом сталося которое душегубство, кто утеряется от свои рук, или озябнет, или утонет, или сгорит, или кого водой принесет, или кто с дерева убьется, или кого зверь съест, или кто подкинет мертвым незнаемым человеком, а обыщут того безхитростно, и они того являют излюбленным головам своим, да того мертвого хоронят, а им в том продажи нет ни от кого . А того шенкурцом посадским людем и Вельского стану посадским людям, и становым и волостным хрестьяном, которые станы и волости приписаны к Шенкурье к посаду и к Вельскому посаду, старостам и соцким, и пятидесяцким, и десяцким, и целовалником, и всем людем беречи на крепко, чтоб у них в Шенкурье на посаде и в Вельску на посаде, и в стенах, и в волостех татей и разбойников, и ябедников, и подписчиков, и костарей, и всяких лихих людей не было и приезду б ни к кому лихим людем не было ни которым делы; а кто у них в Шенкурье и в Вельску на посадех, или в станех, или в волостех взоруется, учнет красти, или розбивати, или кто учнет ябедничати, или кто учнет руки дописывати, или костари учнут воровати, зернью играти, или иное которое лихое дело учнет чинити, или к кому лихим людем приезд будет, и они того лихаго, поймав, да отдадут своим излюбленным головам шенкурцы посадские люди и становые и волостные, которые приписаны судом к Шенкурье к посаду, отдадут Илье Фенютину с товарыщи десяти человеком, а Вельского стану посадские люди и становые и волостные, которые приписаны судом к Вельскому посаду, отдадут излюбленным головам Павлу Муравьеву с товарыщи десяти ж человеком, и излюбленные их головы, Илья Фенютин с товарыщи десять человек да Павел Муравьев с товарыщи десять же человек, про то обыскав, управу им и казнь чинят по нашему Судебнику. А кто излюбленных голов у Ильи Фенютина с товарыщи у десяти человек, да у Павла у Муравьева с товарыщи у десяти ж человек, учнут в розбоех и в татъбах просити пристава на поличное или на костарей: и излюбленные головы Илья Фенютин с товарыщи десять человек, да Павел Муравьев с товарыщи десять же человек, ездят на поличное с истцысами , и те истцы своих поличных перед ними ищут, и у кого поличное выймут, и они с поличным судят и обыскивают накрепко, все излюбленные головы шенкурские и вельские вместе, а, сыскав их, излюбленные головы шенкурские и становые и волостные Илья Фенютин с товарыщи десять человек, да Вельского посаду и становые и волостные излюбленные головы Павел Муравьев с товарыщи десять же человек, управу им чинят по нашему по новому Судебнику во всяких делех, а исцом людей головой, без царя и великого князя докладу, не выдают; а которые люди доведутся до казни, и те их излюбленные головы Илья Фенютин с товарыщи десять человек, да Павел Муравьев с товарыщи десяти же человек, обыскав вправду, безовсякие хитрости, по нашему крестному целованью, тех людей казнят по нашему Судебнику; а которого лихого человека излюбленные головы подворьях не изъедут, а учнут которые лихие люди от которого дела бегати или хоронитися, и излюбленным головам тех людей наметывать на тех людей в посадех, кто с кем в одной улице, а в станех и в волостех кто с кем в одной деревни живет , а велети им добывая перед собою ставить, и те излюбленные головы, Илья Фенютин с товарыщи десять человек, да Павел Муравьев с товарыщи десять же человек, тех лихих людей, по обыском и по Судебнику которые дойдут до казни, казнят, а из животов их исцовы иски платят, а что розбойничьих и татиных животов за исцовыми иски останется, и те розбойничьи и татины животы те излюбленные их головы, шенкурские и вельские и становые и волостные, емлют во все посадские люди и в становые и в волостные, в тот наместничь оброк; а которых дел излюбленным головам без нашего ведома кончат немочно, и излюбленные головы Илья Фенютин с товарыщи десять человек, да Павел Муравьев с товарыщи десять же человек в тех делех суда своего списки и обыски во всяких делех присылают на Москву, к казначеем нашим Ивану Петровичу Головину, да Федору Ивановичу Сукину, да ко дияку нашему Истоме Ноугородову, или иному дияку, кому яз царь и великий князь Вагу прикажу, и казначеи наши да дияк наш о тех делех докладывают меня царя и великого князя, и яз велю тому указать учинити; а на суде, и в обыску, и во всяких делех у излюбленных голов у шенкурцов у десяти человек бытии шенкурцом посадским людем и становым и волостным, которые приписаны судом к Шенкурье, а у вельских излюбленных голов у Павла у Муравьева с товарыщи у десяти ж человек бытии вельским посадским людем и становым и волостным лутчим людем, колким будет пригоже, чтобы от них никому ни в чем силы и обиды и продажи безлепичные не было. А которые люди в Шенкурье или в Вельску на посадех, или в станех, или в волостех, учнут корчмы держати, и излюбленные головы в Шенкурье Илья Фенютин с товарыщи десять человек, а в Вельску излюбленные головы Павел Муравьев с товарыщи десять же человек берегут корчем накрепко, чтобы в Шенкурье и в Вельску на посадех и в станех и в волостех посадские люди и становые и волостные хрестьяне, которые живут близко посадов, учнут питье держать на продажу, и излюбленные их головы в Шенкурье на посаде и в станех и в волостех, которые приписаны судом к Шенкурье, илья Фенютин с товарыщи десять человек, а в Вельску на посаде и в станех и в волостех, которые приписаны судом к Вельску к посаду, Павел Муравьев с товарыщи десять же человек, у тех людей питья выймают и заповеди на них емлют на меня царя и великого князя два рубля, а посадским людем два ж рубля, а с питухов емлют по полуполтине с человека; а вперед излюбленным головам говорит тем людем, у которых питья выймут, чтобы они вперед питья на продажу однолично не держали, а которые люди учнут вперед корчмы держать, и тем людем бытии от меня царя и великого князя казненным; да и самим излюбленным головам питья на продажу не держати; а которым людем учится к празднику канун сварити, или родители помянути, или на крестины, или на родины, и те люди докладывают о том излюбленных голов, в Шенкурье Илью Фенютина с товарыщи десяти человек, а в Вельску на посаде Павла Муравьева с товарыщи десяти ж человек, и те излюбленные головы тем людем ослобожают питья варити и питии дня на три, или на четыре, или на пять, а как те урочные дни минут, и излюбленные головы у тех людей питья выймают и заповеди на них емлют по нашему указу. Да и того излюбленным головам шенкурским и вельским и посадским и волостным и становым меж собя беречи накрепко, чтобы от них от самих и от сторонних людей, от кого ни буди, шенкурцом и Вельского стану посадским людем и становым и волостным сил и обид и продаж безлепичных не было, и посулов бы и поминков ни в каких делех на посадских людех и на становых хрестьянех никто не имал ни которыми делы; а учнут шенкурцы и Вельского стану посадские люди на посаде, а становые или волостные хрестьяне учнут держать у собя в деревнях шенкурцов же или Вельского стану посадских людей, или костарей, или становых или волостных хрестьян лихих людей, или за лихих людей учнут стояти, а излюбленным головам, поимав их, не учнут их отдавати, и обыщется то про лихих людей мимо шенкурцов и Вельского стану посадских людей и становых и волостных крестьян, и тем излюбленным головам, и шенкурцом лутчим людем, и Вельскаго стану посадским людем, и становым и волостным хрестьяном лутчим от меня от царя и великого князя бытии кажненым смертною казнью , а животы их и остатки велети мне емлючи отдавати истцом; а учнут излюбленные их головы сами посадским людем или становым или волостным хрестьяном, кому ни буди, силы и обиды и продажи безлепичные чинити и посулы и поминки имати и тем от меня царя и великого князя бытии казненным смертною казнию, а животы их и статки велет имати да отдавати тем людем, кому от них продажи и убытки чинятся. А судные и обыскные и всякие дела у излюбленных голов записывати земскому дияку, которого излюбя выберут себе все шенкурцы посадские люди и становые и волостные, которые приписаны судом к Шенкурье; а другого дияка выберут Вельскаго стану посадские люди и становые и волостные, которые приписаны к Вельскому посаду; а у записки и у всяких дел сидети излюбленным их головам в Шенкурье на посаде Илье Фенютину с товарыщи десяти человеком, а в Вельску на посаде Павлу Муравьеву с товарыщи десяти ж человеком, а с ними лутчим людем посадским и становым и волостным хрестьяном, и велети им всякие дела записывати перед собою, да те записки всяких дел держати за своими печатми, а зескому дияку дел не записывати и у себя не держати никоторыми делы; а учнет земской дияк судные и обыскные и всякие дела записывати один, не при излюбленных головах, или которые дела учнет земской дияк держати у собя, а кто их в том уличит, и излюбленным головам, в Шенкурье Илье Фенютину с товарыщи, а в Вельску на посаде Павлу Муравьеву с товарыщи, и дияку земскому от меня царя и великого князя в том бытии кажненым смертною казнью, а животы их и статки велети мне имати у них да отдавати тому, кто на них в том доведет. А кому будет чего искати опричным людем на шенкурцех и на вельских на посадских людех и на становых хрестьянех, и те опричные люди на шенкурцов и на вельских на посадских людей, и на становых, и на волостных хрестьян приходят о управах на Москву к казначеем нашим Ивану Петровичу Головину, да к Федору Ивановичу Сукину, да к дияку нашему Истоме Ноугородову, и казначеи наши да дияк Истома Ноугородов, докладывая меня царя и великого князя, на шенкурцов и на вельских на посадских людей и на становых и на волостных хрестьян приставов наших дают и управу им на Москве чинят по нашему указу. А на пустые им места дворовые, в Шенкурье и в Вельску на посаде, и в станех, и в волостех, в пустые деревни и пустоши и на старые селища хрестьян называть и старых им своих тяглецов хрестьян из за монастырей выводить назад безсрочно и безпошлинно, и сажати их по старым деревням, где кто в которой деревни жил преже того. А которые посадские люди, или становые, или волостные хрестьяне, перед излюбленными головами учнут искати заемных денег с росты, или заемного хлеба с наспы, по кабалам, а ответчики по тем кабалам скажутся виноваты, а будет в тех кабалах денги обрубные, или хлеб обрубной писан, или на денги рост, или на хлеб насоп понеделно написан, и излюбленные головы по тем кабалам у истцов обрубные денги, или хлеб, и понеделной рост на денги и на хлеб насоп отставливают, а велят им имати по кабалам истину, денги или хлеб, а на денги рост или на хлеб насоп на пять шестой по росчету. А как те излюбленные головы, а с ними посадские люди или становые, или волостные хрестьяне поедут к нам, к Москве, с нашею казною, за наместничь откуп, или поедут от нас с Москвы назад на Вагу, и по городам наши наместники и по волостем волостели и наши приказщики, и их тиуны, и мытчики, и перевозщики, и мостовщики на излюбленных головах и на посадских людех и на становых и на волостных крестьянех мыта, и явки, и мостовщины, и перевозу, и иных пошлин не емлют, а пропущают их везде доброволно по сей нашей грамоте. Писана грамота на Москве, лета 7060, марта в 21 день. – Список списан. У грамоты печать на шелку, на красном воску; а назаде грамоты писано: «Царь и великий князь Иван Васильевичь всея Русии». Припись по ставом дияка Истомы Ноугородова .
Назаде ж грамоты писано: «Лета 7064, марта в 8 день, били челом царю и великому князю Ивану Васильевичу всеа Русии важене, Шенкурского и Вельского посаду крестьяне Гараско Павлов, да Илейка Фенютин, да Ивашка Иевлев и во всех Шенкурского и Вельского посаду и волостных и становых людей место, что по их жаловалной откупной грамоте, перед выборными судьями ищут по кабалам и по записям и безкабално заемного хлеба и денег, и по тем кабалам и по записем ответчики винятся, а исцова иску доправити на них не мочно, и в тех делех они управы чинити без государева ведома и тех людей в исцовых искех исцом их выдавати головою до искупа не смеют, а у них в их грамоте того не написано : к Москве те списки к докладу посылати ли, или по тем списком управа им чинити, к докладу к Москве не посылаючи? И царь и великий князь Важского уезда становым и волостным судьям по сей грамоте указал чинити: которые люди по кабалам и по записем и безкабално, в хлебе и в денгах, исцом своим перед выборными судьями скажутся виноваты, а исцова иску скажут заплатити им не мочно, и выборным судьям на тех людех исцовы иски велети правити после суда шесть недель , да будет в ту шесть недель исцовых исков доправити на них не мочно, и выборным судьям ответчиков в исцовых искех выдавать ищеям их головой до искупа и правые им грамоты на них давати, за своими печатьми и земских дияков руки; а те их кабалы и записи выборным судьям держати у себя в земском ларце, за своими печатьми, докуда которой ответчик, по кабалам и по записем и безкабално, исцом своим искупится; а которой ответчик, по кабалам и по записем и безкабално, выборным судьям в исцовы книги в уплату что привезет, хлеба или денег, и выборным судьям денги и хлеб у тех людей имать без росту, да хлеб и денги выборным судьям держати у собя, докуды которой ответчик исцов иск выплатит сполна; а уплата выборным судьям на кабалах и на записех подписывати, докуды которой ответчик от исцова иску искупится сполна; а которой ответчик исцова иску, безкабалнаго долгу, что принесет в уплату: и выдавати отписи, земских дияков руки; а как которой ответчик, по кабалам и по записем и безкабално, исцев иск выплатит сполна: и выборным судьям хлеб и денги отдавати исцом без росту, а кабалы и записи выдавати ответчиком, а правые грамоты у исцов имати назад да тех людей платеж на правых грамотах подписывати велети тем земским дияком». Список списан. По конце той подписки написано: «Дияк Иван Михайлов».

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.