Государства Двуречья

ХРЕСТОМАТИЯ ПО ИСТОРИИ ДРЕВНЕГО МИРА
ТОМ І. ДРЕВНИЙ ВОСТОК
ГОСУДАРСТВА ДВУРЕЧЬЯ
В отличие от древнего Египта, экономическая, социальная и политическая история государств Двуречья известна нам гораздо лучше благодаря десяткам тысяч глиняных таблеток, найденных в архивах храмов и дворцов. Они содержат летописи, юридические тексты, дипломатическую переписку, деловые документы, договоры, счета, расписки, отчеты надсмотрщиков, свадебные контракты и т. п. Кроме того, от древнего Вавилона дошел единственный в своем роде памятник – свод законов царя Хаммурапп, позволяющий восстановить многие стороны жизни вавилонского общества XVIII в. до н. э.
Для характеристики страны, славившейся в древности своими исключительно богатыми урожаями, которыми она была обязана плодородию почвы и труду человека, следует зачитать отрывки из Геродота.
Надо вызвать к карте одного из учеников, предложить ему найти реки Тигр и Евфрат (с которыми он должен был познакомиться на уроках географии) и объяснить огромное значение этих рек в жизни страны. Обязательно нужно показать рисунки, наглядно иллюстрирующие способы искусственного орошения в древности (например, в атласе «Древний Восток», Л. 1937, табл. 118) и поручить ученикам, умеющим хорошо рисовать, увеличить эти рисунки.
Следует также обратить внимание на значение Тигра и особенно Евфрата как путей сообщения и показать на карте, в какие страны жители Двуречья могли отправляться по водным путям, а заодно показать изображения древневавилонских транспортных судов (табл. 121 в том же «Атласе»).
После ознакомления с природой страны необходимо задать ученикам вопрос: почему в долинах крупных рек возникли государства раньше, чем в соседних горных странах, и привести им указание товарища Сталина (История ВКП(б). Краткий курс, стр. 113) о природных условиях, ускоряющих развитие общества или замедляющих его.
Особое внимание надо обратить на Кодекс Хаммурапи (№40). Целесообразно показать ученикам рисунок, дающий представление о внешнем виде этого памятника, и рассказать об обстоятельствах его находки. Затем следует зячитать несколько строк из «Введения», где царь торжественно заверяет, что он издал законы, чтобы «защищать слабых и угнетенных», и поставить вопрос, являются ли эти слова правдивыми. Для выяснения этого вопроса лучше всего зачитать статьи, в которых особенно ярко подчеркивается бесправие раба (например, ст. 16 Кодекса, карающая смертью человека, давшего приют беглому рабу, или ст. 199, где говорится, что всякий, выбивший глаз рабу, должен уплатить половину его стоимости, тал же как за повреждение глаза вола, в ст. 247).
После разбора этих статей следует поставить вопросы: чьи интересы защищают законы Хаммурапи? Какой класс был в Вавилонии господствующим? Какой класс подвергался эксплоатации?
Далее, учитель должен спросить учеников, мог ли в Вавилонии раб законным путем добиться свободы, и для выяснения этого вопроса зачесть ст. 282, предписывающую отрезать ухо рабу, который станет требовать освобождения.
Следует разъяснить учащимся, что и среди свободных вавилонян не было равенства, и описать положение крупного землевладельца (§§ 45, 60), купца (§§ 101 – 106), ростовщика (§§ 113–117), крестьянина (§§ 48, 257), ремесленника (§ 274), врача (§§ 215–218), архитектора (§§ 228–231). Надо объяснить, что крестьяне не всегда имели свою землю и нередко должны были арендовать поле у богатого соседа (§ 28) или даже наниматься в батраки (§§ 257–258), и в то же время подчеркнуть, что свободный крестьянин или ремесленник находился в лучшем положении, чем раб, что закон кое в чем его защищал (например, в случае неурожая ом получал право не платить ростовщику долг и проценты в течение целого года (§ 48). Таким образом, мелкий собственник хотя и эксплоатировался крупным, но не был таким бесправным и беззащитным, как раб. Требуется объяснить, почему царю было невыгодно отдавать мелкого собственника полностью во власть ростовщика (§§ 115–120), почему обедневший рабовладелец нередко оказывался в цепких лапах последнего (§ 118) и лишался своих рабов. Таким образом, Хаммурапи, ограничивая деятельность ростовщиков, защищал одну группу господствующего класса рабовладельцев от другой.
Особенно следует остановиться на положении воинов (§§ 26–39) и рассказать, какую выгоду получал царь, обеспечивая их земельными наделами. Если ученики спросят, каким образом воин, находясь в походе, мог обрабатывать свою землю, то нужно пояснить, что он мог купить раба и заставить его работать на своем поле, или нанять батрака, или, в крайнем случае, поручить обработку участка жене и детям.
Письма Хаммурапи позволяют уточнить организацию государства и круг деятельности наместника царя в отдельных городах. На основании частноправовых документов можно определить степень развития обмена, в частности работорговли, и охарактеризовать аграрные отношения. Урок, посвященный завоеваниям Ассирии, следует оживить описаниями агрессивных грабительских походов ассирийских царей Салмансара III, Синахериба и Ашшурбанипала (№№ 44–46), взятыми из их летописей, подчеркивая при этом исключительную жестокость поработителей по отношению к завоеванным странам.
Общий ход военных действий лучше пересказать своими словами, однако отдельные фразы из летописей, ярко характеризующие грабительский характер ассирийских походов, надо зачитать.
Говоря об ассирийских завоеваниях, учитель должен все время использовать карту, показывая страны, области и города, упоминаемые в ассирийских летописях. Обязательно нужно указать караванный путь, ведущий из Двуречья в Египет, и объяснить его значение. Тогда станет ясной упорная борьба за лежащий на этом пути Дамаск, начавшаяся при Салманасаре III (см. отрывки из его анналов № 44). Надо объяснить, что успехам ассирийского оружия способствовали не только многочисленность и хорошая организация ассирийской армии, как и презосходство ассирийской военной техники, но не в меньшей степени разногласия между соседями Ассирии. Особенно следует обратить внимание на дипломатические приемы царя Ашшурбанипала (№ 46), который стремился противопоставить царьков Нижнего Египта (особенно Нехо, правившего в Caиce нубийскому царю Тарке, утвердившемуся в Фивах. Таким образом, умело разделяя своих противников, ассирийский царь укреплял свое господство.
В то же время необходимо показать, что это господство не было прочным и длительным, нужно подчеркнуть, что в одни и те же страны ассирийским царим приходилось вторгаться снова и снова, ибо при каждом удобном случае покоренные области восставали. И никакими силами и ухищрениями нельзя было обеспечить их верность. Между стрэнами, покоренными Ассирией, не было внутренней связи, они были объединены лишь силой оружия, и поэтому Ассирийская держава так быстро и легко распалась. Надо поручить одному из учеников измерить по карте расстояние от Ниневии до Фив и сравнить незначительные размеры основной территории Ассирии с огромной площадью подчиненных ей стран (во время Ашшурбанипала). В то же время необходимо осветить внутренние противоречия в ассирийском обществе, ослаблявшие военную мощь страны. Для этого следует использовать текст некоторых ассирийских законов (например, суровые законы о должниках, § 44). Тогда станет понятной неустойчивость Ассирийской державы и внезапность ее падения.
Для внеклассных занятий можно использовать некоторые другие документы из данного раздела. Например, поручить одному из участников исторического кружка проработать тему «Реформы царя Урукагины». В этом документе очень ярко характеризуются уступки, сделанные рядовым крестьянам – общинникам. Ученику, занявшемуся этой темой, нужно объяснить, что он должен критически подходить к первоисточнику, учитывая, что последний является официальным документом, составленным от имени царя, изображающим себя великодушным правителем и защитником народа. На самим деле реформы были вынужденными и половинчатыми. Они лишь частично ограничивали самоуправство знати, чиновников и жрецов. Надо показать на данном примере, что реформы, на которые соглашается господствующий класс, не могут привести к коренному переустройству общества.
Другой темой для внеклассных занятий может послужить «Вторжение киммерийцев и скифов в страны Передней Азии» (по документу № 47). Эта тема дает возможность связать историю стран Древнего Востока с прошлым нашей родины. Можно документально доказать, что уже в VIII–VII вв. до н. э. народы, жившие в причерноморских степях, играли крупную роль в международной политике того времени.
Когда киммерийцы и скифы перешли Кавказский хребет, то они навели страх даже на могущественную Ассирию, цари которой стремились задобрить воинственных кочевников, надвигавшихся с севера, и, по возможности, разъединить различные племена, входившие в их состав.
Геродот. «Природные условия и богатства Двуречья»
(Геродот, I, 193)
Сведения, сообщаемые Геродотом о природе Двуречья, почти полностью подтверждаются клинописными документами. Забота «хороших правителей» о сохранении и расширении оросительной системы нашла яркое отражение в законах Хаммурапи и письмах этого царя. Оросительная система Двуречья поддерживалась в порядке до XIII в н. э., когда она пришла в упадок в резулыате опустошительного нашествия монголов. Данные о баснословных урожаях и огромных размерах различных культурных растений, конечно, преувеличены. Финики созревали только в южной части страны, где они действительно служили одним из основных продуктов питания. В северном Двуречье их насаждали в качестве декоративных растений. Асфальт часто упоминается в вавилонских и ассирийских документах.
193. Земля же ассирийцев орошается дождем мало, и это сперва питает корни хлеба; однако посев вырастает, и хлеб вызревает при помоши орошения из реки, но не так, как в Египте, где сама река разливается на поля, но с помошью орошения руками или насосами . Вся вавилонская земля, так же как и египетская, изрезана каналами; и наибольший из каналов – судоходный, обращенный на юг, тянется от Евфрата к другой реке, к Тигру, у которого был построен город Нин . Страна же эта – много лучше всех стран, которые мы видели, в отношении того, как она приносит плод Деметры , ибо других деревьев она совсем не производит, ни смоковницы, ни винограда, ни маслины . В отношениях же принесения плода Деметры она настолько хороша, что обычно дает сам-двести, когда же бывает наилучший урожай, приносит сам-триста. Листья здесь и пшеницы, и ячменя имеют часто в ширину четыре пальца. А что касается проса и сезама , которые вырастают величиной с дерево, я, хотя и хорошо знаю, не сделаю упоминания, прекрасно понимая, что не бывавшим в вавилонской земле и сказанное о плодах покажется полной неправдой. Оливковым же маслом не пользуются совершенно, но делают масло из сезама. Финиковые пальмы растут у них по всей равнине, большинство их плодоносны, из них [местные жители] приготовляют себе и хлеб, и вино, и мед.
Пер. О.В. Кудрявцева
Реформы царя Урукагины
Надпись на двух глиняных конусах, найденных во время раскопок на холме Телло, где были обнаружены развалины древнего Лагаша. В настоящее время оба конуса хранятся в Париже, в Луврском музее. Текст написан на шумерийском языке и сохранился хорошо.
Урукагина, от имени которого составлен данный документ, вступил на лагашский престол насильственным путем, отстранив своего предшественника Лугальанду. Для упрочения своей власти он стремился опереться на рядовых крестьян-общинников, в интересах которых провел ряд реформ, ограничиваюших засилие знати.
Надпись Урукагины дает возможность ясно представить картину социальной борьбы и попытку восстановления общинного землевладения на землю, скот и т. д. Эта попытка окончилась полной неудачей. Из других документов мы узнаем о том, что Урукагина, процарствовав около 6 лет, погиб в борьбе с соседним городом Уммой.
Перевод сделан по изданию: A. Deimel, Orientalia, ч. II, 1920.
Для Нингрису , воина Энлиля , Урукагина, царь Лагаша, построил дворец тираш . Здание антасурра он ему построил. Храм богини Бау он ей построил Пур-саг (буквально: «Главный сосуд»), дом постоянных приношений он ей построил. Ее дом для стрижки овец в Уруазагга он ей построил. Для богини Нины он вырыл канал, текущий в город Нина, любимый ею канал. Его пруд-резервуар он соединил с морем. Стену города Гирсу он ей построил.
С далеких дней и с начала при корабле был поставлен надзиратель корабля. У ослов был приставлен надзиратель за пастухами, у овец был приставлен надзиратель за овчарями. У рыболовных сетей был приставлен надзиратель за рыбаками. Жрецы должны были сдавать налог на поле перед начальником закрома. Пастухи овец, предназначаемых для получения шерсти, должны были при отсутствии шерсти белых овец отдавать надзирателю соответствующее серебро. Получатели налога, начальник заупокойных жрецов, начальник дома трав, начальник пивоварни, начальники воинов должны были вместо ягненка сдавать соответствующее серебро. Быки богов должны были на огороде патеси выполнять работу. На хорошем поле богов, на огороде совершалось все по желанию патеси. Ослы, тягловые быки жрецов использовались патеси. Зерно жрецов получали воины патеси в качестве награды. Одежды, нитки, бронзовые изделия, козью шерсть, птицу должны были сдавать жрецы в виде налога.
Жрец, заведующий складами, мог в саду рядового воина взять и дерево, и плоды.
Если труп погребался в могиле, то плата за похороны для заупокойного жреца была: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежда, козленок с прорастающими рогами и одно ложе. Плакальщик требовал 36 мер зерна.
Если мертвый погребался в тростнике бога Энки , то заупокойный жрец требовал: 7 кружек пива, 420 хлебов, 72 меры зерна, 1 одежду, 1 ложе, 1 кресло. Плакальщик требовал 36 мер зерна. Ремесленники получали приношение в виде ремесленных орудий. Помощники похоронного жреца получали кружку.
В дворце патеси управлялись поля бога Нингирсу , в доме жены патеси управлялись поля храма богини Бау, а в доме детей патеси управлялись поля храма детей бога Нингирсу.
Начиная с северной границы области Нингирсу до моря , были поставлены надзиратели в качестве судей.
Если воин на высоком поле вырывал себе колодец, то раб патеси брал из него воду для садов патеси. Если он вырывал себе ров, то раб патеси брал оттуда воду.
Прежде порядок (правителей Лагаша) существовал [тогда], когда Нингирсу, мощный воин Энлиля, передал Урукагине царство в Лагаше и среди 36 000 людей установил его власть, он восстановил древние повеления (Нингирсу) и дал силу слову, которое сказал ему его царь Нингирсу.
От корабля удалил он надзирателя за кораблем. От ослов и от овец он удалил надзирателя за пастухами. От рыболовных сетей он удалил надзирателя за рыбаками. От налогового зерна жреца он удалил начальника закрома. От платежа серебром при отсутствии белой овцы или отсутствии ягненка он удалил надзирателя .
От приношений, которые должны были жрецы приносить к дворцу патеси, он удалил надзирателей.
В дворце патеси, на поле патеси он поставил Нингирсу снова как их царя. В доме женского храма, на поле женского храма он снова восстановил богиню Бау как их хозяйку. В доме детей, на поле детей он восстановил сына бога Нингнрсу как их царя. Начиная с северной границы области Нингирсу вплоть до моря не было больше судей-надзирателей.
Если мертвый клался в могилу, то заупокойный жрец получал как свое пиво 3 кружки, как свои хлебы 140 штук. Далее, 1 ложе, 1 козленка, 18 мер зерна получал плакальщик.
Если мертвый хоронился в тростнике бога Энки, то заупокойный жрец получал 4 кружки как свой напиток, 240 (штук) как свои хлебы и 36 мер ячменя.
18 мер была доля плакальщика, 1 особый хлеб, 1 мера мази для богини-госпожи, 420 сухарей как хлеб для хранения, 40 свежеиспеченных хлебов для еды, 10 свежих хлебов как настоянные хлеба, и 5 хлебов для человека, взимающего (поборы). Наконец, два больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Гирсу, 490 хлебов, 2 больших сосуда, 1 меньший сосуд для певца города Лагаша, 406 хлебов, 1 большой сосуд, 1 меньший сосуд пива для певца, 250 хлебов, 1 большой сосуд пива для помощников заупокойного жреца, 180 хлебов, 1 большой сосуд пива для жреца города Нина. Раб, который клал труп на ложе (?), получал к своей еде, к своему ежедневному вознаграждению 1 хлеб, 5 черных хлебов, 1 белый хлеб к своему месячному вознаграждению и 6 черных хлебов как свое ежегодное вознаграждение. 60 хлебов, 1 большой сосуд пива и 18 мер ячменя получал начальник изготовителей гробов (?). Он отменил получение помощниками заупокойного жреца кружки. Он отменил получение ремесленником платежа за ремесленные орудия .
Жрец, заведующий складами, не имел права больше входить, и выходить в сад воина.
Если у воина имелся хороший осел и его начальник ему говорил: «я хочу его у тебя купить», то если он действительно покупает, тот (т. е. воин) должен ему сказать: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то начальник не должен дать ему (т. е. воину) почувствовать свой гнев.
Если дом великого примыкает к дому воина и этот великий ему скажет: «Я хочу его у тебя купить», если дело действительно дойдет до покупки, то воин пусть скажет великому: «уплати мне хорошим серебром». Если же покупка не состоится, то великий не должен дать воину почувствовать свой гнев.
Он издал в городе повеления и освободил граждан Лагаша от опасностей жизни, обмана, кражи зерна и сокровищ, от убийства и взлома. Он установил наказание, чтобы сильный не обижал сироту и вдову.
С богом Нингирсу установил Урукагина этот порядок…
В середине этого года он вырыл заново «Малый канал», который протекает через Гирсу, для Нингирсу. Прежнее имя его он ему снова дал. Канал «бог Нингирсу могучий Ниппура» , это имя дал ему снова Урукагина.
Канал, который течет в город Нина , он очистил. Этот канал священный. Его содержимое чисто. Пусть дает богиня Нина ему текущую воду.
Пер. акад. В.В. Струве
Шумерские законы времени правления династий Исина и Ларсы
До нас дошли фрагменты самого древнего кодекса законов, относящегося ко времени династий Исина (2023–1798) и Ларсы (2023–1961 гг. до н.э.), правивших одновременно. При всей своей отрывочности они сохранили ценные сведения о шумерском рабовладельческом обществе и выработанных им юридических нормах.
Некоторые шумерские законы весьма сходны с соответствующими статьями Кодекса Хаммурапи, что дает основание предполагать известное влияние более древнего шумерского права на вавилонское, чему способствовала близость социально-экономических условий.
Перевод сделан по изданиям: Sheil, Revue d’Assyriologie XVII, 1919, стр. 37. A. Deimel, Sumerische Crammatik, 1924, стр. 226–227.
(О БЕГЛЫХ РАБАХ)
5. Если раб или рабыня убежали от кого-нибудь в пределах города и было установлено, что он в чьем-нибудь доме пребывал в течение месяца, то он (т. е. укрыватель раба) даст раба за раба .
(НАКАЗАНИЕ ЗА ВЫКИДЫШ)
1. Если кто-нибудь толкнул (нечаянно) дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 10 сиклей серебра .
2. Если кто-нибудь ударил дочь мужа и она потеряла плод своего чрева, то он уплатит 1/3 мины серебра.
(НАКАЗАНИЕ СТРОПТИВОГО ПРИЕМЫША)
3. Если приемыш сказал своему отцу и своей матери: «Ты не мой отец, не моя мать», то он оставит дом, поле, сад, рабов, скарб, скот .
Из надписей царей Аккада
Древняя копия надписей со статуй, стоявших в Экуре – общешумерском святилище Энлиля в Ниппуре. Глиняная таблетка, ок. 2000 г. до н. э. Эти тексты доказывают, что объединение Двуречья под властью царей Аккада было весьма непрочным. Преемникам Саргона Аккадского приходилось подавлять бесконечные восстания, главным образом в Шумере.
Перевод дан по публикации текста: A. Poebel, Publications of the Babylonian Section of the University of Pennsylvania, т. IV, стр. 173.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Лакуны частично восполнены по другой надписи:)
Римуш , царь вселенной, в битве Ур и Убме поверг и 8040 мужей уложил; 5460 пленных захватила его рука; и Какуга, царя Ура, захватила его рука: и (всех) его энси (патеси) захватила его рука; и [… ] захватила его рука; и до самого Нижнего моря …, и 5700 мужей из городов Шумера он вывел и на гибель отдал (?), и города их он поверг, и стены их он разрушил.
Когда при возвращении его город Казаллу возмутился, он поверг…
(Конец отбит. Следует еще несколько плохо сохранившихся надписей Римуша. Затем еще одна его же аккадская надпись:)
Римуш, царь вселенной, в битве с Казаллу, 12650 мужей уложил, 5 864 пленных захватила его рука; и [в] области Элама [все] города захватила его рука; и стены их он разрушил.
(Надпись Римуша на аккадском языке. Дополняется по тексту Thureau-Dangin, Revue d’Assyriologie, 1911, p. 136.)
Римуш, царь вселенной, в битве поразил Абалгамаша, царя Барахси , и Сидгау, наместника его, захватила его рука; и… гаву, наместника За[бшали??], захватила его рука. Между Аваном и Сузами на реках… и… на каменные глыбы (?) города их он развалил; и города Элама он поверг и стены их разрушил; и корень Барахси из племени Элама он исторг; так Римуш, царь вселенной, Эламом овладел и [для?] Энлиля его удержал (?), Уту и Забабе … он подарил (??).
Пер. Н.М. Дьяконова
Кодекс законов царя Хаммурапи
Текст на базальтовом столбе, найденном в 1901 г. французской археологической экспедицией в Сузах, куда он был завезен после одного из набегов эламитян на Вавилонию. В настоящее время хранится в Луврском музее (Париж). Памятник датируется XVIII в. до н. э. Язык классический старовавилонский. Лицевая сторона наверху украшена рельефным изображением Хаммурапи, стоящего перед богом солнца Шамашем и получающим из его рук судейский жезл.
По повелению эламского царя, увезшего эту надпись в качестве трофея, несколько строк было стерто, очевидно, с целью поместить имя этого царя. Однако большая часть (247 из 282) статей законов сохранилась. Позднее были обнаружены в библиотеке Ашшурбанипала копии некоторых частей кодекса, с помощью которых поврежденные места были почти полностью восстановлены.
Кодекс 6 царя Вавилонской династии Хаммурапи (1792-1750 гг. до н. э.)- один из самых ценных источников по истории Древнего Востока. В его статьях, а также в введении и заключении четко вырисовываются наиболее характерные черты вавилонского рабовладельческого общества. Это древнейший из сохранившихся в достаточно полном виде свод законов, так как более ранние — шумерийские — законы дошли только в отрывках.
Перевод всего текста дан по изданию: I. Kohler, A. Ungnad und F. Peiser, Hammurabis Gesetze, B-de I-III. Leipzig, 1904-1909. A. Ungnad, Die Keilschrifttexte der Gesetze Hammurabis.
Когда великий бог , царь ануннаков , Энлиль , владыка небес и земли, судящий судьбы страны, вручил Мардуку , первому сыну Эа , господство (буквально: энлильство) над всеми людьми и возвеличил его среди игигов , назвал Вавилон его великим именем, сделал его могущественнейшим среди стран света и утвердил в нем вечное царство, чье основание прочно, подобно небесам и земле, — тогда меня, Хаммурапи, славного, богобоязненного князя, для того, чтобы дать сиять справедливости в стране, чтобы погубить беззаконных и злых, чтобы сильному не притеснять слабого, чтобы я, как Шамаш , восходил над черноголовыми и освещал страну, — призвали Ану и Энлиль для благоденствия людей.
Я, Хаммурапи, пастырь, названный Энлилем, накопивший богатство и изобилие, все свершивший для Ниппура , связи небес и земли, славный покровитель Э-Кура ; победоносный царь, восстановивший Эриду , очистивший обряды Э-Абзу ; покровитель (?) четырех стран света, возвеличивший имя Вавилона, ублаживший сердце Мардука, своего владыки, [все] дни свои ходивший к Э-Сагиле;
семя царственности, созданный Сином , давший обилие Уру и, смиренный богомолец, приносящий плодородие в Э-Кишширгал ;
царь законный, послушный Шамашу, сильный, укрепивший основание Сиппара , одевший зеленью могилу Айи , вознесший храм Э-Барры, подобно жилищу небес;
воитель, пощадивший Ларсу , обновивший Э-Баббар для Шамаша, своего союзника;
владыка, дающий жизнь Уруку , давший воду обилия его людям, возвысивший Э-Ану, накопивший богатство для Ану и Иштар;
сень страны, собравший рассеянных людей Исина , умноживший обилие для храма Э-Галмах; повелитель царей, близнец Забабы , укрепивший жилище города Киш , окруживший блеском Э-Метеурсаг, упрочивший великие обряды Иштар, заботящийся о храме Хурсагкаламы, твердыни против врагов (?);
тот, чьи желанья исполнил друг его, Ирра , укрепивший город Куту , умноживший все для Мезлама;
буйный телец, забодавший врагов, любимец Туту , возвеселивший Борсиппу , непрестанно пекущийся об Э-Зиде;
бог царей, ведающий мудрость, расширивший пашню Дильбата , наполнивший амбары для могучего Ураша ;
владыка, достойный скипетра и тиары, которыми украсила его мудрая [богиня] Мама , установивший границы Кеша (Описа? ), сделавший пышными чистые яства для Нинту ;
несравненно разумный, определивший пастбище и водопои для Лагаша и Гирсу , держащий [в руках] большие жертвенные дары для Э-Нинну;
схвативший врагов, любимец Высокой , исполнивший оракульские предсказания Халлаба , веселящий сердце Иштар;
светлый князь, молитву которого знает Адад , успокоивший сердце Адада-воина в городе Бит-Каркара (?), приведший в надлежащий порядок все в Э-Угалгале;
царь, даровавший жизнь Адабу , покровитель храма Э-Мах; владыка царей, неодолимый боец, тот, что даровал жизнь городу Машкан-шабрим , напоивший обилием Э-Мезлам; мудрый правитель, тот, что достиг исполнения всякого замысла, укрывший людей Малгума во время бедствия, утвердивший их жилища в богатстве, [а] для Эа и Дамгалнунны , возвеличивших его царственность, навеки назначивший чистые жертвы; первейший из царей, покоривший евфратские селенья силой Дагана , своего создателя, тот, что помиловал людей Меры и Тутуля ;
славный князь, просветливший лицо Иштар, установивший чистые яства для Ниназу , помогший (?) людям своим во время беды, утвердивший стопы их среди Вавилона благополучно;
пастырь народа, дела которого Иштар приятны, водворивший Иштар в Э-Ульмаше посреди широкоуличного Аккада;
давший воссиять правде, ведущий прямым путем племена, возвративший городу Ашшуру его милостивую богиню-хранительницу;
усмиряющий (??) пламя (??), царь, в Ниневии , в Э-Мишмише, давший воссиять имени Иштар.
Я — славный, покорный великим богам, потомок Суму-лаилу , могучий наследник Син-мубаллита , вечный царственный отпрыск, могучий царь, солнце Вавилона, озаривший светом страну Шумера и Аккада, царь, приведший к послушанию, четыре страны света, любимец Иштар.
Когда Мардук послал меня управлять народом и доставлять стране благополучие, я вложил правду и справедливость в уста страны, [и] дал благоденствие народу. Отныне:
(§ 1) Если человек, обвинив под клятвой человека, бросит на него [подозрение в] убийстве и не докажет этого, — обвинившего его должно убить.
(§ 2) Если человек бросит на человека [подозрение в] чародействе и не докажет этого, — тот, на кого брошено подозрение в чародействе, должен пойти к Реке и броситься в Реку. Если Река овладеет им, — обвинивший его может забрать его дом; а если Река этого человека очистит [от обвинения] и он останется невредим, — того, кто бросил на него [подозрение в] чародействе, должно убить, а бросавшийся в Реку получает дом своего обвинителя.
(§ 3) Если человек, выступив в судебном деле со свидетельством о преступлении, не докажет сказанных им слов, то, если это — судебное дело о жизни, этого человека должно убить.
(§ 4) Если же он выступил со свидетельством в судебном деле о хлебе или серебре, — он должен понести наказание, определенное в таком судебном деле.
(§ 5) Если судья вынесет приговор, постановит решение, изготовит документ с печатью, а потом свой приговор изменит, — этого судью должно изобличить в изменении приговора, и он должен уплатить в 12-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, а также должен быть в совете свергнут со своего судейского кресла и не должен никогда вновь восседать с судьями на суде.
(§ 6) Если человек украдет имущество бога или дворца, — его должно убить; и того, кто примет из его рук украденное, должно убить.
(§ 7) Если человек купит из руки сына человека или из руки раба человека без свидетелей и договора или возьмет на хранение серебро или золото, или раба, или рабыню, или вола, или овцу, или осла, или что бы то ни было, — этот человек вор, его должно убить.
(§ 8) Если человек украдет вола, или овцу, или осла, или свинью, или лодку, то, если это божье [или] если это дворцовое, он должен отдать это в 30-кратном размере, а если это принадлежит мушкенуму , — он должен возместить в 10-кратном размере; если же вору нечем отдать, то его должно убить.
(§ 9) Если человек, у кого пропало что-либо, найдет свою пропавшую вещь в руках [другого] человека, и тот, у кого в руках найдется пропавшая вещь, скажет: «Мне, мол, продал ее продавец, я купил ее при свидетелях, мол», а хозяин пропавшей вещи скажет: «Я представлю, мол, свидетелей, знающих мою пропавшую вещь», то покупатель должен привести продавца, продавшего вещь, и свидетелей, при ком он купил; также и хозяин пропавшей вещи должен представить свидетелей, знающих его пропавшую вещь. Судьи должны рассмотреть их дело, а свидетели, при которых отдана покупная плата, и свидетели, знающие потерянную вещь, должны рассказать перед богом то, что они знают. Продавец — вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь обратно, покупатель должен взять отвешенное им серебро из дома продавца.
(§ 10) Если покупатель не приведет продавца, продавшего ему, и свидетелей, при которых он купил, а только хозяин пропавшей вещи представит свидетелей, знающих его пропавшую вещь, покупатель — вор, его должно убить; хозяин пропавшей вещи должен получить свою пропавшую вещь.
(§11) Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, — он лжец, возводит клевету, его должно убить.
(§ 12) Если продавец умер, — покупатель получает в 5-кратном размере иск, [предъявленный] в этом судебном деле, из дома продавца.
(§ 13) Если свидетелей этого человека нет близко, — судьи назначают ему срок до 6-го месяца. Если на 6-й месяц своих свидетелей он не приведет, — он лжец, должен понести наказание, [определенное] в таком судебном деле.
(§ 14) Если человек украдет малолетнего сына человека,- его должно убить.
(§ 15) Если человек выведет за ворота раба дворца, или рабыню дворца, или раба мушкенума, или рабыню мушкенума, — его должно убить.
(§ 16) Если человек укроет в своем доме беглого раба, принадлежащего дворцу или мушкенуму, и не выведет его на клич глашатая, — этого домохозяина должно убить.
(§ 17) Если человек поймает в степи беглого раба или рабыню и доставит его хозяину, — хозяин раба должен уплатить ему 2 сикля серебра.
(§ 18) Если этот раб не назовет своего господина, — должно привести его во дворец, затем исследовав обстоятельства его дела, возвратить его хозяину его.
(§ 19) Если же он удержит этого раба в своем доме и потом раб будет найден в его руках, — этого человека должно убить.
(§ 20) Если раб бежит из рук того, кто его задержал, — этот человек должен поклясться богом хозяину раба и быть свободным [от ответственности].
(§ 21) Если человек сделает пролом в доме, — его должно убить и зарыть перед этим проломом.
(§ 22) Если человек совершит грабеж и будет пойман, — его должно убить.
(§ 23) Если грабитель не будет схвачен, — ограбленный должен клятвенно показать перед богом все пропавшее у него, а община и рабианум , на земле или в округе которых произведен грабеж, должны возместить ему, что у него пропало.
(§ 24) Если [при этом загублена] жизнь, — община и рабианум должны отвесить 1 мину серебра его родственникам.
(§ 25) Если в чьем-нибудь доме вспыхнет огонь, [и] человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на имущество домохозяина и возьмет себе [что-нибудь из] имущества домохозяина,- этого человека должно бросить в этот огонь.
(§ 26) Если редум или баирум , которому приказано выступить в царский поход, не пойдет или, наняв наемника, пошлет его своим заместителем, — этого редума или баирума должно убить; нанятый им получает его дом.
(§ 27) Если редум или баирум будет угнан [в плен?], будучи на царской службе, и после него его поле и сад будут отданы другому, который будет нести его [воинскую] повинность, — если тот, вернувшись, достигнет своей общины, должно отдать обратно ему его поле и сад, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 28) Если редум или баирум угнан [в плен?], будучи на царской службе, и его сын может нести повинность, — должно отдать ему поле и сад, и он будет нести повинность своего отца.
(§ 29) Если сын его малолетен и не может нести повинность своего отца, — должно отдать 1/3 поля и сада его матери, и мать его вырастит его.
(§ 30). Если редум или баирум из-за своей повинности бросит свое поле, сад и дом, и будет находиться вдалеке, и после него другой возьмет его поле, сад и дом, и будет нести его повинность в течение 3 лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, — не должно отдавать их ему, и тот, кто взял их и нес его повинность, должен будет нести [ее].
(§ 31) Если же он будет отсутствовать только один год и вернется, — должно отдать ему его поле, сад и дом, и он будет сам нести свою повинность.
(§ 32) [Ес]ли редум или баирум, который угнан [в плен] (?) во время царского похода, будет выкуплен тамкаром и доставлен в свою общину, то если в его доме есть чем выкупиться, он должен выкупить себя сам; если в его доме нечем выкупиться, он должен быть выкуплен от храма своей общины, а если у храма его общины нечем выкупить, его должен выкупить дворец. Его поле, сад и дом не должно отдавать на его выкуп.
(§ 33) Если декум или лубуттум получит себе отряд, изъятый (от военной службы) или во время царского похода, приняв наемника [в качестве] заместителя, пошлет его, — этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 34) Если декум или лубуттум возьмет себе имущество редума, причинит вред редуму, отдаст редума в наем, предаст редума на суде более сильному или возьмет себе подарок, пожалованный редуму царем, — этого декума или лубуттума должно убить.
(§ 35) Если человек купит у редума волов или овец, пожалованных редуму царем, — он теряет свое серебро.
(§ 36) Поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать [или арендную плату] не могут быть отданы за серебро.
(§ 37) Если человек купит поле, сад или дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?), — его документ должно разбить, и он теряет свое серебро, [а] поле, сад и дом возвращаются их [прежнему] хозяину.
(§ 38) Редум, баирум или приносящий подать (арендную плату?) не может отписывать из своих поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 39) Из поля, сада или дома, которые он, купив, приобрел, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.
(§ 40) Божья жена , тамкар, или обязанный другой повинностью, могут отдать свое поле, сад или дом за серебро. Покупатель должен нести повинность, связанную с купленными им полем, садом или домом.
(§ 41) Если человек обменяет [на свои] поле, сад и дом редума, баирума или приносящего подать (арендную плату?) и сделает приплату, то редум, баирум или приносящий подать может вернуться к своему полю, саду и дому и может забрать сделанную ему приплату.
(§ 42) Если человек, взявший поле для обработки, не вырастит на нем хлеба, — (то) изобличенный в том, что он не произвёл на поле работы, и он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи.
(§ 43) Если он, не обработав поля, оставит его под паром, — он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи, и поле, оставленное им под паром, должен вспахать (?), взборонить (?) и вернуть хозяину поля.
(§ 44) Если человек возьмет на 3 года целину для поднятия, но, по лености, не возделает поля, — на 4-й год он должен вспахать, (?) вскопать (?) и взборонить (?) поле и вернуть его хозяину поля (?), а также отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 45) Если человек отдаст свое поле земледельцу за арендную плату и получит арендную плату за свое поле, [а] потом Адад затопит поле или наводнение унесет [жатву], то убыток падает (только) на земледельца.
(§ 46) Если он не получает (определенной) арендной платы, (и) либо отдал поле исполу, либо из третьей доли, (то) находящийся на поле хлеб земледелец и хозяин поля должны делить сообразно соотношению [их частей] (?).
(§ 47) Если земледелец не получит з первый год [пользы от] своих трудов (и) скажет: «Я обработаю поле для себя (т. е. на свой риск?)», — хозяин поля не должен противиться этому; поле его должен обрабатывать только этот его земледелец, и при жатве он получит хлеб сообразно с договором.
(§ 48) Если человек имеет на себе процентный долг, [а] Адад затопит его поле или наводнение унесет [его жатву], или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, — ок может не возвращать в этом году хлеб заимодавцу и смывает свой документ; также и проценты за этот год он может не отдавать.
(§ 49) Если человек, взяв взаймы серебро у тамкара, отдаст тамкару годное для обработки хлебное или сезамное поле, говоря ему: «Возделай поле, собери хлеб или сезам и возьми его себе», если земледелец [тамкар] вырастит на поле хлеб или сезам, — выросший на поле хлеб и сезам должен во время жатвы взять (только) хозяин поля и должен отдать тамкару хлеб за серебро, взятое им у тамкара, с процентами на него, а также за издержки тамкара по обработке.
(§ 50) Если он отдаст [уже] возделанное хлебное или сезамное поле, — находящийся на поле хлеб или сезам должен взять (только) хозяин поля и должен вернуть тамкару серебро с процентами на него.
(§ 51) Если у него нет серебра для уплаты, — он должен отдать тамкару [хлеб или] сезам в размере цены занятого им у тамкара серебра с процентами на него согласно царским постановлениям.
(§ 52) Если земледелец (тамкар) не вырастит на поле хлеба или сезама, — это не меняет его договора.
(§ 53) Если человек поленится укрепить плотину своего поля, и, вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв и водой будет затоплен полевой участок, — человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить погубленный им хлеб.
(§ 54) Если он не может возместить хлеб, — должно отдать его и его имущество за серебро, и [это серебро] должны разделить между собою хозяева полевых участков, хлеб которых унесла вода.
(§ 55) Если человек, открыв свой арык, по небрежности допустит, что водою будет затоплено поле его соседей, — он должен отмерить хлеб, как у его соседей.
(§ 56) Если человек выпустит воду, и водою будет затоплено подготовленное для посева поле его соседа, — он должен отмерить ему 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 57) Если пастух не договорится с хозяином поля о корме мелкого скота травой и без [дозволения] хозяина поля скормит поле мелкому скоту, то хозяин поля должен сжать свое поле; пастух, без [дозволения] хозяина поля скормивший траву мелкому скоту, должен, сверх того, отдать хозяину поля 20 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 58) Если после того, как мелкий скот поднимется с поля [и] все стадо (?) будет заперто в городских воротах, пастух пустит мелкий скот на поле [и] скормит поле мелкому скоту, — пастух должен сторожить поле, которое он скормил [скоту и] во время жатвы отмерить хозяину поля 60 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 59) Если человек срубит в саду человека дерево без [позволения] хозяина сада, — он должен отвесить 1/2 мины серебра.
(§ 60) Если человек предоставит садоводу поле для насаждения сада, [и] садовод разведет сад и будет растить его в течение 4 лет, — на 5-й год садовладелец и садовод делят плоды между собой поровну , садовладелец должен выбрать и взять свою часть [первым].
(§ 61) Если садовод не окончит разведение сада на поле, оставит часть невозделанною, — невозделанная часть входит в его долю.
(§ 62) Если он не превратит данного ему поля в сад, то если это — обработанная земля, садовод обязан отмерить хозяину поля арендную плату, как у соседей, за годы, в которые она находилась в запустении, а также выполнить работу на поле и возвратить его хозяину поля.
(§ 63) Если это — целина, он должен выполнить работу на поле и вернуть хозяину поля, а также отмерить за 1 год 10 курру хлеба за каждые 10 ику.
(§ 64) Если человек предоставит сад садоводу для оплодотворения [пальм] , то садовод, пока он держит сад, должен отдавать 2/3 садового дохода садовладельцу, а 1/3 должен брать себе.
(§ 65) Если сад он не будет оплодотворять и уменьшит доход, то садовод [должен отдать] арендную плату, как у соседей.
(§ 66) Если человек займет серебро у тамкара и его тамкар потребует у него уплаты [долга] (?), а ему нечем будет отдать и он отдаст тамкару свой сад после оплодотворения и скажет: «Все финики, выросшие в саду, возьми за твое серебро», то этот тамкар не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять садовладелец и удовлетворить тамкара серебром, с процентами на него согласно своему документу, а остальные финики, выросшие в саду, должен взять (только) садовладелец.
(§ 71) Если человек отдаст хлеб, серебро или [другое] движимое имущество [в уплату] за связанный с повинностью дом своего соседа, который он хочет купить, — он теряет все, что он отдал; дом должно вернуть его хозяину. Если этот дом не связан с повинностью, то он может купить и дать за него хлеб, серебро или [другое] движимое имущество.
(§ 78) [Если…..], живущий [в доме] человек отдаст домовладельцу полностью годовую наемную плату, но домовладелец заставит жильца уйти до истечения срока, — домовладелец, [за принуждение] жильца [остав]ить его дом до истечения срока, [теряет] серебро, отданное жильцом.
(§ 96) [Если человек, имея на себе долг хлебом] или серебром, не имеет хлеба или серебра [для уплаты], но имеет [другое] движимое имущество, то он может отдать тамкару перед свидетелями сколько взял (?) всем, что бы ни было в его руках, и тамкар не должен отказываться], а должен принять.
(§ 100) [Если там, куда отправится шамаллум , он наживет барыш], — он должен записать доход (буквально: проценты) на все серебро, сколько получил; затем должно сосчитать его дни, и он должен удовлетворить тамкара.
(§ 101) Если он не найдет барыша [там], куда направится, то шамаллум должен отдать тамкару взятое серебро в двойном размере.
(§ 102) Если тамкар ссудит шамаллума серебром для предприятия, а тот потерпит убыток [там], куда отправится, то он должен вернуть тамкару капитал.
(§ 103) Если на пути неприятель отнимет у него все, что он нес, то шамаллум должен поклясться перед богом и быть свободным [от ответственности].
(§ 104) Если тамкар даст шамаллуму хлеб, шерсть, масло или другое имущество для торговли, то шамаллум должен записать серебро и отдать тамкару. Шамаллум должен получить документ с печатью о серебре, отданном купцу.
(§ 105) Если шамаллум будет небрежен, не возьмет документа с печатью о серебре, отданном тамкару, то серебро, на которое не дано документа с печатью, нельзя причислять к счету.
(§ 106) Если шамаллум, взяв у тамкара серебро, отопрется перед своим тамкаром, — тамкар этот должен изобличить шамаллума перед богом и свидетелями в получении серебра; шамаллум должен вернуть тамкару все взятое им в тройном размере.
(§ 107) Если тамкар поручит [что-либо] шамаллуму и шамаллум вернет своему тамкару все, что дал ему тамкар, а тамкар отопрется перед ним [в том], что это уже отдано ему шамаллумом, — этот шамаллум должен изобличить тамкара перед богом и свидетелями; тамкар, за то, что он отпирался перед своим шамаллумом, должен вернуть шамаллуму все полученное им в 6-кратном размере.
(§ 108) Если корчемница не принимает хлеб в уплату за сикеру , принимает серебро по слишком большой гире и эквивалент сикеры уменьшает по отношению к эквиваленту хлеба, — эту корчемницу должно изобличить и бросить в воду.
(§ 109) Если в доме корчемницы соберутся преступники и она не задержит этих преступников и не приведет ко дворцу, — эту корчемницу должно убить.
(§ 110) Если божья жена или божья сестра , не живущая в обители , откроет (дверь в) корчму или войдет в корчму для питья сикеры, то эту [свободную] женщину должно сжечь.
(§ 111) Если корчемница отпустит в долг 60 сила пива (?), — во время жатвы она должна получить 50 сила хлеба.
(§ 112) Если человек, находясь в пути, отдаст другому серебро, золото, [драгоценные] камни или [другое] имеющееся у него движимое имущество, с поручением доставить как посылку, [но] этот человек не доставит того, что должен был доставить, туда, куда должен был доставить, [а] заберет (себе), — хозяин посылки должен изобличить этого человека в том, что он не отдал того, что должно было быть послано, и этот человек должен вернуть хозяину посылки все данное ему в 5-кратном размере.
(§ 113) Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и без [дозволения] хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или с гумна, — этого человека должно изобличить во взятии им хлеба из житницы или с гумна без (дозволения) хозяина хлеба, и он должен вернуть весь взятый им хлеб и теряет все, данное им [взаймы].
(§ 114) Если человек, не имея за человеком долга хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, — за каждое взятое лицо он обязан уплатить 1/3 мины серебра.
(§ 115) Если человек, имея за человеком долг хлебом или серебром, возьмет в залог принадлежащее ему лицо, и взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью, то это судебное дело не ведет к иску.
(§ 116) Если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог от побоев или дурного обращения, — хозяин взятого в залог должен изобличить своего тамкара (заимодавца); если [взятый в залог] — сын человека, должно убить его сына, если он — раб человека, он должен отвесить 1/3 мины серебра и теряет все, данное им взаймы.
(§ 117) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро или отдаст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, — они должны служить в доме их покупателя или заимодавца (только) 3 года; на 4-й год должно отпустить их на свободу.
(§ 118) Если он отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, [и] тамкар передаст [его или ее] дальше, то он [или она] не может быть требуем [или требуема] назад судебным порядком.
(§ 119) Если человек имеет на себе долг и он отдаст за серебро свою рабыню, родившую ему детей, и серебро, какое отвесил тамкар, хозяин рабыни отвесит ему, — свою рабыню он может освободить.
(§ 120) Если человек ссыпает свой хлеб на хранение в доме человека и хлебная кладовая подвергнется взлому, или домохозяин, открыв кладовую, возьмет хлеб, или совершенно отопрется, что хлеб ссыпан в его доме, — хозяин хлеба должен клятвенно указать перед богом свой хлеб; домохозяин должен вернуть хозяину хлеба взятый им хлеб в двойном размере.
(§ 121) Если человек ссыпет свой хлеб в доме человека,- он должен отдать в год 5 сила за каждый курру хлеба.
(§ 122) Если человек отдаст человеку на хранение свое серебро, золото или другую вещь, — он должен предъявить свидетелям все отдаваемое им, заключить договор и может отдавать на хранение.
(§ 123) Если он отдаст на хранение без свидетелей и договора и [там], куда он отдал, станут отпираться, — это судебное дело не ведет к иску.
(§ 124) Если человек отдаст человеку на хранение серебро, золото или другую вещь перед свидетелями и тот отопрется,- этого человека должно изобличить, и он должен вернуть все, от чего отпирался, в двойном размере.
(§ 125) Если человек отдаст что-нибудь на хранение, [и там] куда он отдал, вследствие взлома или лестницы пропадет что-нибудь [из этого] вместе с имуществом домохозяина, то домохозяин, который был небрежен и дал пропасть отданному ему на хранение, должен возместить хозяину имущества все отданное ему на хранение в полном размере. Домохозяин может разыскивать пропавшее у него и взыскивать [пропажу] с вора.
(§ 126) Если человек, у кого ничего не пропало, скажет: «У меня пропало нечто», и клятвенно покажет свой убыток,- так как он клятвенно показал в качестве своего убытка то, что у него не пропадало, он должен, к ущербу для себя, отдать то, на что он предъявил иск, в двойном размере.
(§ 127) Если человек, протянув палец против божьей сестры или жены человека, не докажет [обвинения], то этого человека должно повергнуть перед судьями и обрить ему виски .
(§ 128) Если человек, взяв жену, не заключит с нею договора, — эта женщина не жена.
(§ 129) Если жена человека будет захвачена лежащею с другим мужчиною, то должно их связать и бросить их в воду. Если хозяин жены пощадит жизнь своей жены, то и царь пощадит жизнь своего раба .
(§ 130) Если человек изнасилует жену человека, не познавшую мужчины и живущую в доме своего отца, и будет захвачен лежащим в ее лоне, — этого человека должно убить; эта женщина остается свободною [от ответственности].
(§ 131) Если жена человека будет под клятвою обвинена своим мужем, не быв захвачена лежащею с другим мужчиною, то она должна произнести клятву богом и может вернуться в свой дом.
(§ 132) Если против жены человека будет протянут палец из-за другого мужчины, хотя она не была захвачена лежащею с другим мужчиною, то ради своего мужа она должна броситься в реку.
(§ 133) Если человек будет уведен в плен и в его доме есть [средства для] пропитания, — его [жена] должна […и хранить] свое [имущество, а в дом дру]гого [не должна вхо]дить. Если эта женщина не будет хранить своего имущества и войдет в дом другого, — эту женщину должно изобличить и бросить в воду.
(§ 134) Если человек будет уведен в плен и в его доме нет [средств] для пропитания и его жена войдет в дом другого, — эта женщина не виновна.
(§ 135) Если человек будет уведен в плен, и в его доме нет [средств для] пропитания, и поэтому его жена войдет в дом другого и родит детей, [а] потом ее муж вернется и достигнет своей общины, то эта женщина должна вернуться к своему первому мужу; дети следуют за отцом.
(§ 136) Если человек, бросив свою общину, убежит, и после этого его жена войдет в дом другого, то если этот человек, вернувшись, захочет взять свою жену, — так как он, презрел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу.

Pages: 1 2 3 4

Did you enjoy this post? Why not leave a comment below and continue the conversation, or subscribe to my feed and get articles like this delivered automatically to your feed reader.

Comments

No comments yet.

Sorry, the comment form is closed at this time.